2012-02-22 23:16:11
ГлавнаяРазное по праву — Методологические аспекты использования литературно-художественного материала при анализе вопросов формирования правосознания



Методологические аспекты использования литературно-художественного материала при анализе вопросов формирования правосознания


Проблема правосознания и его взаимосвязи с другими формами сознания в работах российских ученых.

Интерес отечественных юристов к проблеме правосознания, по-видимому, не случаен. Дело в том, что буквально с первых дней существования нового советского права (к которому тогда еще даже не применялся эпитет «советское») правосознанию была отведена особая роль. С одной стороны, «революционное правосознание» выполняло роль непосредственного источника права в тот период, когда старые законы были уже отвергнуты, а новые еще не созданы (что и было закреплено в первых же законодательных актах новой власти), с другой - именно правосознанию предстояло сыграть особую роль в будущем (в тот момент оно представлялось весьма недалеким), когда окончательно исчезнет обреченное на «отмирание» право. В связи с этим проблема правосознания поднималась практически во всех работах (по общей теории права и отраслевым дисциплинам, посвященных и теоретическим, и чисто практическим вопросам), которые вышли в свет в первое десятилетие существования советского государства. Эта проблема затрагивалась в работах таких именитых теоретиков и практиков, как П.И. Стучка, М.А. Рейснер, Е.Б. Пашуканис, Д.И. Курский, Н.В. Крыленко. Такие ученые как А.А. Пионтковский, А.Я. Эстрин, М.М. Исаев и др. писали о правосознании в связи с уголовным правом; выходили и отдельные монографии, посвященные этой проблеме. Все эти работы содержат немало ценной информации, необходимой для понимания того, какая роль отводилась правосознанию в период создания советского права. О них, поэтому, будет сказано подробнее в соответствующем разделе, пока же необходимо отметить, что, несмотря на то, что проблема правосознания обсуждалась в первые послереволюционные годы достаточно широко, а сам термин фигурировал в законодательных актах, четкого понимания того, что этот термин обозначает, ни у законодателя, ни у теоретиков не было. Недаром, даже разъясняя термин «правосознание» в «Энциклопедии государства и права» (соответствующий том появился в 1926 г.), П.И. Стучка вынужден был констатировать: «Может быть, ни одно слово из всего словаря права у нас не получило столь широкого распространения после Октябрьской революции, как слово правосознание. Революционное, социалистическое и даже коммунистическое правосознание мы встречали на каждом шагу, но нельзя сказать, чтобы все или хотя бы большинство товарищей понимали его».

Новая волна интереса к проблемам теории права в целом, и, в частности, к проблеме правосознания, поднялась в 60-70-е годы, в связи с принятием новой Конституции, кодексов и общим повышением внимания к проблемам законности в период «развитого социализма». Именно в этот период выходят ставшие уже «хрестоматийными» работы о правосознании Е.А. Лукашевой, И.Е. Фарбера, Г.С. Остроумова, Е.В. Назаренко, В.А. Сырцева, И.Ф. Рябко и др.

В последующие годы появилось также немало работ, посвященных различным аспектам изучаемой темы. Вновь был поставлен вопрос о функциях правосознания; вышли работы, посвященные анализу состояния и процесса формирования правового сознания отдельных групп населения; рассматривалась проблема методологии исследования правосознания, в частности, с использованием конкретно-социологического метода и т.д.

Отдельные работы, посвященные проблемам правосознания, появлялись и в последние годы, хотя, как уже отмечалось, современное российское правоведение могло бы, по-видимому, уделять больше внимания этой весьма важной проблеме.

В целом же можно заметить, что теоретические и практические вопросы, связанные с проблемой правосознания, изучались в нашей стране достаточно подробно, и потому представляется целесообразным кратко остановиться на том, что уже сделано в указанной области. С одной стороны, это позволит избежать очередного подробного рассмотрения тех вопросов, которые детально освещались в литературе и использовать в данной работе разработанные ведущими российскими учеными концепции, с другой - даст возможность сконцентрировать внимание на некоторых пробелах теории, спорных вопросах, а также проблемах, которые, хотя и затрагивались учеными, не получили достаточно глубокого освещения. Последнее касается, в первую очередь, проблемы формирования правосознания, которая и будет рассмотрена ниже более подробно в соответствии с задачами настоящего исследования.

Как правило, при изучении правосознания затрагиваются следующие основные проблемы, блоки вопросов: общее понятие, представление о сущности правосознания; содержание и структура этой формы сознания; функции правосознания; проблемы формирования правового сознания; методология изучения этого явления. Далее, в зависимости от конкретных задач исследования, авторы концентрируют внимание на тех аспектах темы, которые в наибольшей степени соответствуют направленности работы. Так, к примеру, одних исследователей больше интересует проблема формирования правосознания в связи с теорией правового воспитания и правовой культуры, правовой информации; других - роль правосознания в процессе правового регулирования, связь между правосознанием и различными криминологическими проблемами; третьих - соотношение общественного и индивидуального правосознания, четвертых - состояние правосознания различных групп населения и методы его исследования и т.п.

Но, так или иначе, большинство исследователей не могут обойти вниманием принципиальный и для настоящей работы вопрос о сущности, природе правосознания, содержании этого понятия. В правовой и философской литературе обозначились два основных подхода к пониманию природы правового сознания - условно говоря, в зависимости от того, какое из понятий, составляющих семантическую структуру термина «правосознание», представляется первичным: право или сознание. Соответственно, одна группа ученых рассматривает правосознание как продукт прежде всего правовых явлений, полагая, что общественные отношения отражаются в сознании лишь после того, как опосредуются правом. Другие же исходят из того, что правосознание берет начало в общественном бытии и является источником права. Можно заметить, что первый из указанных подходов не раз критиковали с точки зрения представлений ортодоксального марксизма о соотношении бытия и сознания, базиса и надстройки: «Искать основание правосознания в праве, правовой сфере жизни, в других идеологических отношениях, неправильно, так как любая форма сознания есть прежде всего отражение общественного бытия, а уже потом можно говорить об отношении сознания к правовым и другим идеологическим явлениям», - писал Т.К. Бельский. Он же подчеркивал, что представление о том, что свое содержание правосознание черпает не из социально-экономических отношений, а из правовых явлений, приводит к недооценке регулятивной функции правосознания, а между тем «правовое сознание есть не просто то или иное понимание права, отношение к нему, но и орудие преобразования социально-экономической действительности».

Два указанных подхода, однако, не так полярны, как может показаться на первый взгляд. Вернее всего, существование двух подобных точек зрения лишь еще раз указывает на то, с каким сложным и многогранным явлением мы имеем дело. Представляется, что каждый из подходов описывает как раз одну из граней, или стадий процесса: с одной стороны, нельзя отрицать, что правосознание не только отражает общественные отношения, объективные процессы общественного развития, но и «требует установления определенных общеобязательных масштабов поведения..., обосновывает необходимость установления определенного круга юридических прав и обязанностей участников общественных отношений», то есть - является своего рода «источником» права. С другой стороны, странно было бы отрицать, что общественные отношения, уже «опосредованные правом», правовые явления, также составляют объект отражения - иначе, правосознание отчасти потеряло бы свою специфику как особая форма сознания.

Несмотря на упомянутые различия в понимании природы правосознания, большинство ученых, пытаясь дать определение понятию правосознание и раскрыть содержание этого явления, вольно или невольно отразили в своих исследованиях подобную двойственность процесса.

Так, Т.К. Бельский полагает, что правовое сознание - это «форма общественного сознания, обусловленная общественным бытием и представляющая собой осознание права и правовых отношений в системе теоретических идей, практических норм, обыденных взглядов и психологических форм (чувств, настроений и т.п.) через призму классовых интересов». Нетрудно заметить, что, несмотря на критику, которой Вельский подвергает в своем исследовании представление о правосознании как отражении собственно правовых явлений, в его определении именно такой подход гармонично сочетается с бесспорной идеей о том, что правосознание, как одна из форм сознания, обусловлено общественным бытием. И это лишь подтверждает мысль о том, что только сочетание двух упомянутых подходов к вопросу о сущности правосознания может способствовать пониманию природы этого явления.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Международное право и опыт мирового регулирования вопросов беженцев и вынужденных переселенцев
Интернет и право - проблема юрисдикции
Идеология правового экстремизма как отражение кризиса государственности
Акты судебного толкования как особая разновидность юридических актов
О зарубежном опыте оказания бесплатной квалифицированной юридической помощи
Вернуться к списку публикаций