2009-07-07 14:26:07
ГлавнаяКонституционное право — Акты толкования правовых норм, издаваемые Конституционным судом РФ и Конституционными судами субъектов РФ



Акты толкования правовых норм, издаваемые Конституционным судом РФ и Конституционными судами субъектов РФ


Существует еще одна точка зрения, согласно которой для оценки юридического значения решений Конституционного Суда используется понятие «преюдиция», под которым понимается неоспоримое значение для других судов первоначального судебного установления фактов. По мнению Т.Г. Морщаковой, Конституционный Суд устанавливает факт соответствия или несоответствия какого-либо закона Конституции, и хотя это явление чисто правового порядка, в определенном смысле оно может рассматриваться как особый факт, который имеет преюдициальное значение не только для других судов, но и для законодательных органов, что подтверждается запретом повторного принятия закона, признанного неконституционным, а аналогичное содержание других актов не имеет права на существование с момента вынесения решения о признании неконституционной нормы.

Подводя итог изложенному выше, хотелось бы высказать некоторые соображения относительно юридической природы постановлений Конституционного Суда РФ по вопросам, перечисленным в п. 2-4 ст. 125 Конституции РФ.

Согласно действующему законодательству и сложившейся в России практике конституционного правосудия эти постановления признаются актами официального судебного казуального толкования. Думается, таковыми безусловно являются постановления Конституционного Суда РФ, предусмотренные п.п. а,в,г, п.2, п.3 ст. 125 Конституции РФ. Что же касается постановлений Конституционного Суда РФ, связанных с разрешением дел о соответствии Конституции РФ конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ (п.п.б п.2 ст. 125) и по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов (п.4 ст.125), то содержащимся в данных актах разъяснениям следовало бы придать значение прецедента толкования правовых норм, с тем, чтобы они распространялись на неопределенный круг схожих случаев и субъектов и были бы обязательными не только для участников данного конкретного конституционного спора. Нет сомнений, что это существенно повлияло бы на практику укрепления законности, совершенствования федерального и регионального законодательства и его изменения, способствовало бы профилактике и пресечению сепаратистских проявлений в субъектах федерации.

Однако для реализации изложенного положения на практике требуется внесение Государственной Думой Федерального Собрания РФ соответствующего дополнения в федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ». С законодательной инициативой по данному вопросу мог бы выступить сообразно представленным ему полномочиям Конституционный Суд РФ.

Важной особенностью всех рассмотренных постановлений Конституционного суда РФ состоит в том, что они влекут за собой утрату юридической силы нормативных актов или их отдельных положений, признанных Конституционным Судом несоответствующими Конституции РФ, тем самым они привносят элемент нормотворчества в деятельность Конституционного Суда, что позволяет допустить с известными оговорками его характеристику как «негативного законодателя». При этом Постановления Конституционного Суда не содержат в себе новых правовых норм, а следовательно, не являются источником (формой) права.

К сказанному следует добавить, что Конституционный Суд может отказать в нормативном толковании конституционной нормы, интерпретация которой была ранее дана им в акте казуального толкования.

Особого внимания заслуживает такая разновидность постановлений Конституционного Суда, как постановления по делам о толковании Конституции РФ.

Конституция РФ 1993г. впервые закрепила специальное право толкования Конституции за Конституционным Судом РФ. Данная проблема уже нашла свое отражение в юридической литературе. Одна из целей настоящей работы - анализ и характеристика результатов деятельности Конституционного Суда по толкованию Основного закона государства, т.е. актов толкования Конституции РФ.

Особенность постановлений Конституционного Суда по делам о толковании Конституции заключается в том, что их издание возможно только по запросам специально уполномоченных на то Конституцией РФ субъектов: Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов РФ.

Ст. 106 Федерального конституционного закона « О Конституционном Суде РФ» закрепила обязательность актов официального толкования Конституции, издаваемых Конституционным Судом РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

То обстоятельство, что Конституционный Суд обладает присущей только ему функцией давать официальное общеобязательное нормативное толкование Основного закона, возвышает данный орган над остальными, в том числе высшими органами других ветвей государственной власти, что придает особую значимость и компетентность актам, которые он издает.

Как уже отмечалось, в оценках юридической природы актов толкования Конституции РФ мнения ученых разделились. Краеугольным камнем дискуссии, на наш взгляд, остается вопрос о соотношении действительного содержания Основного закона с содержанием и смыслом, придаваемым конституционным нормам интерпретатором. Ученые задаются вопросом, что именно: смысл закона (Конституции) или воля законодателя является объектом толкования Конституционного Суда.

Известно, что в литературе аналогичный спор относительно актов толкования вообще является традиционным, и однозначного ответа на него нет и по сегодняшний день.

В советский период общепринятой являлась точка зрения, согласно которой в процессе толкования устанавливается смысл нормативного предписания.

По мнению А.С. Пиголкина, задача толкования заключается в том, чтобы выяснить смысл того, что законодатель сформулировал, а не то, что законодатель думал при издании нормативного акта. Аналогичная точка зрения высказывалась П.Е. Недбайло. который отмечал, что юридическое толкование означает установление точного смысла закона в соответствии с требованиями социалистической законности и существующим в стране социально-правовым режимом; Б. Спасовым, полагавшим, что посредством толкования уясняется содержание правовых норм, вложенное в них законодателем, а именно: объективированное в них нормативное волеизъявление.

Приведенные точки зрения противопоставлялись суждениям «буржуазных» теоретиков, которые считали, что выяснение воли законодателя есть процесс установления духа закона, намерений и целей, имеющихся в виду законодателем, а также некоторых советских ученых, например М.Д. Шаргородского, по мнению которого «в своей деятельности, толкуя законы, применяя действующее законодательство, суд должен установить не волю закона, что пропагандирует нормативная теория права, не волю законодателя времени издания закона, что никогда не может привести к правильному решению вопроса, а то, что фактически всегда имело и имеет место: закон толкуется и должен толковаться в соответствии с волей законодателя времени применения закона. Это единственное решение вопроса, которое фактически имеет место в жизни».

Применительно к актам толкования Конституционного Суда РФ выяснение вопроса о содержащейся в них воле усложняется в связи с тем, что в роли законодателя выступает народ, фактически принявший конституцию РФ. Насколько достоверно и объективно можно установить действительную волю законодателя - многонационального российского народа на момент принятия им Основного закона?

В статье «Толкование Конституции Конституционным Судом РФ: теоретические и практические проблемы» Б.С. Эбзеев отмечает, что анализ решений Конституционного Суда РФ также не позволяет дать однозначного ответа, который свидетельствовал бы о наличии достаточно определенной позиции, по вопросу - воля закона или воля законодателя должны быть положены в основу интерпретации конституционных положений. В качестве примера им приводится ряд постановлений: Постановление по делу о толковании ст. ст. 103 (ч. 3), 105 (ч. 2 и 5), 107 (ч. 3), 108 (ч. 2), 117 (ч. 3) и 135 (ч. 2) Конституции РФ от 12.04.95 г., в котором Конституционный Суд отдал предпочтение смыслу самой Конституции, признав, что положение об «общем числе депутатов» Государственной Думы, содержащееся в указанных статьях Конституции следует понимать как число депутатов, установленное для депутатов Государственной Думы ч. 3 ст. 95 Конституции, - 450 депутатов. В тоже время в Постановлении по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона от 08.05.94 г. «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственное Думы Федерального Собрания РФ» от 20.02.96 г. предпочтение было отдано изначальному введению объема депутатских иммунитетов, из которого исходили создатели проекта Конституции.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Новые региональные законы о выборах - проблемы введения смешанной избирательной системы
Судебная система и конституционный надзор в странах СНГ и Балтии
О некоторых актуальных проблемах организации законодательной деятельности представительных органов власти в субъектах РФ
Место Конституционного Суда Российской Федерации в системе органов государственной власти (в контексте его функций и полномочий)
Акты толкования правовых норм, издаваемые Конституционным судом РФ и Конституционными судами субъектов РФ
Вернуться к списку публикаций