2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКонституционное право — Ограничения конституционного права на жизнь



Ограничения конституционного права на жизнь


Кроме того, ст. 20 Федерального закона «Об обороне» [1] устанавливает предназначение мобилизации, когда обязательному призыву подлежат и другие категории граждан. Порядок проведения призыва устанавливается Федеральным законом «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» [2]. За уклонение от исполнения воинской обязанности устанавливается уголовная ответственность, которая характеризуется серьезной степенью репрессивности. Ранее Закон СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» [3] предусматривал в большинстве случаев смертную казнь за совершение воинских преступлений в военное время. Уголовный кодекс РСФСР повторил установленные санкции. Согласно ст. 81 Уголовного кодекса РСФСР, уклонение от призыва по мобилизации в ряды Вооруженных Сил СССР, совершенное в военное время, наказывалось лишением свободы на срок от пяти до десяти лет или смертной казнью [4]. Дезертирство [5], совершенное в военное время, как и самовольное оставление части или места службы в боевой обстановке, независимо от продолжительности [6] также наказывалось смертной казнью или лишением свободы на определенные сроки. Это объяснялось тем, что если государство требует от своих граждан добровольно жертвовать собственной жизнью, то неисполнение такого долга должно наказываться равноценно по отношению к тому благу, которым жертвуют лица, добросовестно его выполняющие. В настоящее время данные составы преступлений новым Уголовным кодексом РФ сохранены, но в нем исключена возможность применения за них смертной казни.

Таким образом, представляется, что государство не имеет права требовать верной жертвы собственной жизнью от служащих особо опасных профессий для защиты каких-то относительных ценностей, как бы велики они ни были. Ведь, приобретая ту или иную профессию, человек не отказывается от своей жизни. Это возможно только для спасения угрожаемой жизни. При этом нельзя требовать, чтобы он бросился в опасность, которая значительно больше угрожает его жизни, чем для той, которую он должен спасти [7].

Уместно рассмотреть и следующий вопрос: может ли государство от своего имени, используя собственные средства власти, сознательно, целенаправленно и в большом количестве потребовать жертвы жизнью с вероятностью ее полного уничтожения от своих военных и даже гражданских лиц во время войны? Конституционно ли это? В отношении Конституции РФ подобные требования государства оправдываются тем, что это необходимо для отражения несправедливого покушения на жизненные права людей, образующих данное государство.

Поднимаемые вопросы выглядят еще более остро на фоне того количества попраний права на жизнь, которое может наблюдать человек, оглядываясь на всемирную историю войн. На современном этапе развития права это сложно понять, но вплоть до XX века она считалась нормальным способом взаимодействия государств, формой разрешения международных проблем. Трудно даже приблизительно подсчитать жертвы, принесенные на алтарь бога войны. Например, во время политических преследований 1937 – 1939 годов в Советском Союзе, по данным Д. Волкогонова, «репрессиям подверглись порядка 3,5 – 4 млн. человек. Из них получили смертные приговоры около 600 – 650 тыс. человек... Очень многие сгинули в лагерях и тюрьмах, не будучи приговоренными “судом” к смерти» [8].

Дорого обошлась стране и война между СССР и Финляндией (1939 – 1940 гг.): безвозвратные потери вооруженных сил в ходе этой войны составили 127 тыс. человек [9].

Что касается числа погибших в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов, то в 1946 г. И. Сталиным было сказано, что «в результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу – около семи миллионов человек» [10]. Исследования военных историков, ставшие возможными лишь несколько десятилетий спустя, показали, что только безвозвратные потери вооруженных сил составили 8,7 миллиона человек [11]. Общая же оценка потерь с учетом мирных жителей вначале была повышена до 20 миллионов человек в одном из выступлений Хрущева, а затем до 26,6 миллионов в решении официальной комиссии Госкомстата СССР [12].

Голод 1947 года, ставший результатом засухи, разразившейся в 1946 году, по некоторым оценкам, унес жизни около 1 миллиона человек [13]. В конце войны вновь усилились массовые репрессии, которые продолжались до 1953 года. Сплошные депортации народов: немцев, финнов, греков, а в конце войны карачаевцев, чеченцев, ингушей, балкарцев, крымских татар, турков-месхетинцев – затронули более 3 миллионов человек. Оказались в советских лагерях сотни тысяч советских граждан, вернувшихся на родину после плена или принудительных работ в Германии [14]. Продолжались и «обычные» репрессии. Общее число заключенных в тюрьмах, колониях и лагерях в начале 50-х годов приблизилось к 2,8 миллионам [15].

Точно оценить демографические последствия массовых репрессий этого периода едва ли возможно. Но хорошо известно, что смертность в лагерях была ужасающе высокой, что тысячи депортированных погибали в дороге и местах поселений. По приближенной оценке, людские потери в результате репрессий в этот период составляют около 1 миллиона человек [16].

Если суммировать все эти оценки, то получится, что многочисленные политические и военные потрясения советских времен были оплачены 55 миллионами жизней [17].

Людские потери СССР

События

Людские потери

Первая мировая война 1914 – 1918 годов

2 млн.

Гражданская война 1918 – 1920 годов

10 млн.

Голод 1921 – 1922 годов

5 млн.

Голод 1933 года и репрессии периода коллективизации и раскулачивания

7,2 млн.

Репрессии 1937 – 1939 годов

2 млн.

Война между СССР и Финляндией 1939 – 1940 годов

0,2 млн.

Отечественная война 1941 – 1945 годов

26,6 млн.

Голод 1947 года

1 млн.

Репрессии 1946 – 1953 годов

1 млн.

Всего:

55 млн.


По сути, война, как общественное явление, является средством разрешения противоречий между государствами, классами, народами, племенами, которые складываются вокруг ресурсов, контролируемых сторонами. Это явление носит естественный характер, и политики без ущерба для своей страны не могут его отменить, они способны лишь смягчить или, наоборот, стимулировать процесс ее протекания [18].

Война не является пространством, свободным от права на жизнь. Право на жизнь на войне полностью сохраняется и для своих, и для чужих солдат.

Р.А. Мюллерсон отмечает, что было бы по меньшей мере странно, если бы люди боролись за жизнь десятков или даже сотен людей в разных странах, забывая в то же время, что любой вооруженный конфликт уносит тысячи, если не миллионы жизней [19]. Безусловно, парадоксально то, что при стремлении к миру человечество всю свою историю провело в войнах, хотя война является противоестественным состоянием общества. Как сказал И. Кант, «удивительно, что при всей порочности человеческой природы, которая неприкрыто проявляется в свободных отношениях государств, слово “право” все же не изгнано еще полностью из военной политики как педантичное и что ни одно из государств еще не решилось предложить это публично» [20]. Однако существует целая отрасль международного права – международное гуманитарное право, в рамках которого существует система правовых предписаний, известных как право войны [21], призванных ограничить военный произвол в отношении человеческой жизни посредством соблюдения некоторых мер гуманности (хотя нельзя не заметить явного диссонанса самих понятий «война» и «гуманность»).

Впервые общие принципы права войны были сформулированы в Санкт-Петербургской декларации от 29 ноября 1868 г. «Об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль», ограничившей «потребности» войны требованиями человеколюбия. Декларация запрещает употребление тех видов оружия, которые, нанося противнику раны, без пользы увеличивают страдания людей, выведенных из строя, или делают их смерть неизбежной [22]. Гаагские конвенции 1899 и 1907 годов закрепили положение, направленное на защиту гражданского населения от бедствий войны, смысл которого заключается в запрете применения оружия, действующего не избирательно, т.е. против и военных, и гражданских объектов [23].

Несмотря на закрепленные в международном законодательстве нормы, оружие, в том числе примененное против мирного населения, используют, к сожалению, и сейчас: например, в бывшей Югославии, Руанде, Чечне, Ираке, – что является открытым нарушением не только права человека на жизнь, но и общепризнанных принципов международного права.

В международном праве существует понятие «жертвы войны» – т.е. лица, которые не принимают непосредственного участия в военных действиях или прекратили участие в них с определенного момента: раненые и больные в действующих армиях, военнопленные, гражданское население, в том числе население оккупированных территорий. В соответствии с Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. государства должны обращаться с ними гуманно, а любой незаконный акт или бездействие со стороны держащей их в плену державы, приводящие к смерти военнопленного, находящегося в ее власти, рассматриваются как серьезные нарушения Конвенции [24]. Женевской конвенцией о защите гражданского населения во время войны 1949 г. предусмотрен также прямой запрет посягательства на жизнь и физическую неприкосновенность человека, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязание [25]. В качестве примера нарушения права на жизнь в ходе вооруженных конфликтов в современном мире можно привести информацию специального докладчика Комиссии ООН по правам человека о получении им множества сообщений, касающихся многочисленных нарушений права на жизнь в отношении захваченных в плен комбатантов даже после того, как они сдались в плен, и, в частности, в отношении гражданских лиц. Эти сообщения касались Анголы, Азербайджана, Камбоджи, Судана, Таджикистана, Турции и районов конфликтов бывшей Югославии: тысячи человек были убиты либо непосредственно в ходе боевых действий в результате прицельных и бесприцельных артиллерийских обстрелов жилых районов, зачастую с использованием тяжелых орудий, либо косвенно, в результате осады, лишения доступа к воде, питанию и медикаментам [26]. Как видно, бесценная жизнь человека ничего не стоит, раз гибнет так много ни в чем не повинных людей.

В 1945 г. Уставом ООН был зафиксирован принцип, по которому государства «воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН» [27]. Такое положение было принято после второй мировой войны, когда ни народы, ни руководители государств не хотели больше воевать, т. к. видели воочию ужасы войны и ее последствия и впечатления от этого были свежи.

Система международного права, являясь отражением постоянно развивающихся международных отношений, сама постоянно развивается. Международно-правовое запрещение войн само еще не ведет к искоренению из общественной жизни причин, порождающих вооруженные конфликты. Несмотря на запрет обращаться к вооруженной силе в международных отношениях, государства нередко прибегают к ней для разрешения возникающих между ними споров и конфликтных ситуаций. Это обусловливает необходимость правового регулирования общественных отношений, возникающих в ходе вооруженного конфликта, в целях его максимально возможной гуманизации.

Поэтому уже в 1970 г. государствами была принята Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между странами в соответствии с Уставом ООН. Среди прочих провозглашался принцип, согласно которому государства в своих международных отношениях воздерживаются от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН [28].

Агрессивная война является преступлением против мира и влечет ответственность по международному праву. Каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы, о которых говорится в конкретизации принципов равноправия и самоопределения, их права на самоопределение, свободу и независимость [29].

В 1974 г. было дано определение агрессии. Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом [30]. Данное определение потребовалось, поскольку агрессия является наиболее серьезной и опасной формой незаконного применения силы, таящей в себе в условиях существования различных видов оружия массового уничтожения возможную угрозу мирового конфликта со всеми его катастрофическими последствиями, особенно в то время, когда нарастала политическая напряженность во всем мире (например, во время «холодной войны»).

Государства были обязаны не использовать вооруженную силу в целях лишения народов их права на самоопределение, свободу и независимость или нарушения территориальной неприкосновенности, т. к. территория государства является неприкосновенной и она не должна быть объектом, даже временно, военной оккупации или других мер применения силы, предпринимаемых другим государством [31].

Несмотря на принятие данных международных актов, запретивших проведение военных действий, наносимых невосполнимый ущерб, в мире по-прежнему сохраняются конфликтные ситуации, очаги напряженности, влияние, продолжающее нарушать принцип отказа от угрозы силой или ее применения на поддержание международного мира и безопасности, а также гибель людей, материальный ущерб в затрагиваемых странах, развитие которых, может быть, таким образом, отброшено назад.

Чтобы устранить опасность новых вооруженных конфликтов между государствами путем обеспечения поворота в международной обстановке от конфронтации к мирным отношениям и сотрудничеству и принятия других надлежащих мер укрепления международного мира и безопасности, в 1987 г. была принята Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях. Закрепив данный принцип, Декларация назвала его универсальным по характеру и обязательным, независимо от политической, экономической, социальной или культурной системы или союзнических отношений каждого государства. Государства, в свою очередь, обязались воздерживаться от вооруженного вмешательства и всех других форм вмешательства или попыток угрозы, направленных против правосубъектности государства или против его политических, экономических и культурных основ [32].

Запрещение и отказ от военных действий содержится не только в международных документах, но и в конституциях стран. Например, в Конституции США от 17 сентября 1787 г. в разделе 10 части 3 сказано: «Ни один штат не может без согласия Конгресса устанавливать какие-либо тоннажные сборы, содержать в мирное время войска или военные корабли, входить в соглашения или заключать договоры с другим штатом или с иностранным государством, а также вступать в войну, если только он не подвергся нападению или не находится в такой непосредственной опасности, при которой не допустимо промедление» [33]. В Конституции Японии от 3 мая 1947 г. выделена целая глава «Отказ от войны», где закрепляется принцип, по которому «японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается» [34]. Конституция ФРГ от 23 мая 1949 г. в ст. 26 провозглашает: «Действия, способные нарушить мирное сосуществование народов и предпринимаемые с этой целью, в частности для подготовки к ведению агрессивной войны, являются антиконституционными. Они должны быть наказуемы» [35]. Что касается закрепления данного принципа Конституцией России, то его просто нет. В Конституции говорится лишь об агрессии против России и, вследствие этого, о введении чрезвычайного положения. Иными словами, если объявление войны входит в компетенцию высших органов государственной власти и определяется конституцией каждой страны, то о Конституции РФ можно сказать, что этот вопрос прямо не урегулирован. Статья 87 в п. 2 Основного Закона определяет, что «в случае агрессии против Российской Федерации или непосредственной угрозы агрессии Президент Российской Федерации вводит на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе». Получается, что об объявлении и о начале войны, а также о том, кому принадлежит данная компетенция, Конституция РФ не сообщает.

Представляется, что, во избежание произвола и укрепления стабильности в международных отношениях, такие положения должны быть в конституции каждой цивилизованной демократической страны. Наличие этих положений позволит контролировать те посты, которые будут обладать полномочиями на начало военных действий как всенародно, с помощью выборов, референдума, так и с помощью непосредственных властных отношений. Думается, что только таким образом можно будет исправить несправедливое положение, господствующее испокон веков, при котором за начало войны ответственен не народ страны, а лишь несколько человек, представляющих верхушку власти, а обычные люди расплачиваются жизнью и порой даже не представляют, за что они воюют, а чаще всего вообще находятся в заблуждении. Исходя из вышеизложенного, а также из того, что на современном этапе развития мировой цивилизации любой вооруженный конфликт может привести к непредсказуемым последствиям вплоть до гибели всей живого на земле, автор полагает, что жизненно необходимо внести соответствующие дополнения в конституции всех без исключения стран мира, в частности в Конституцию России.

Итак, несмотря на то, что нормы, регулирующие военные действия, закреплены в национальном и международном праве большинства государств, право вооруженных конфликтов (право войны) далеко не совершенная отрасль международного права. И не потому, что содержит определенные пробелы (такая проблема присуща практически каждой отрасли права), а в силу того, что имеет слабый механизм регулирования. Организация Объединенных Наций недостаточно сильна, чтобы диктовать свою волю могущественным державам. И прецеденты, когда не исполняются решения Совета Безопасности ООН, были.

Также довольно сложен вопрос о защите прав личности во время вооруженного конфликта. Не секрет, что права личности сильно ущемляются во время ведения военных действий, что происходит благодаря не внутригосударственному законодательству, которое справедливо ограничивает права личности в период военных действий и чрезвычайного положения, учитывая сложность и нестандартность складывающейся ситуации. Права граждан зачастую нарушаются рядовыми солдатами, которые сами находятся в экстремальных условиях и иногда просто не знают норм международного права, регламентирующих отношения в возникшей ситуации.

Учитывая сказанное, автор считает, что право вооруженных конфликтов требует серьезных доработок, которые должны проводиться на основе межгосударственных соглашений и закрепления их в соответствующих международных актах.

Серьезную угрозу праву на жизнь представляет собой разработка, испытание и развертывание ядерного и другого оружия массового уничтожения. Достаточно вспомнить и Карибский кризис 1962 г., когда лишь чудом не вспыхнула третья мировая война, которая привела бы весь мир к краю гибели, и весь период «холодной войны» [36], отмеченный гонкой вооружений, производством и испытанием всех видов оружия, в том числе ядерного.

Но уже в то время и руководители государств, и народы начинали понимать, что дальнейшее развитие ядерной промышленности, особенно такими бурными темпами, может привести к массовому уничтожению жизни на земле. В результате был заключен ряд договоров, ограничивающих накопление вооружений. В 1963 г. в г. Москве был заключен Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, который постановил «предотвращать и не производить любые испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы в любом месте, находящемся под его юрисдикцией или контролем» [37]. Целью данного Договора, заключенного между СССР, Великобританией, Северной Ирландией и США, являлось скорейшее достижение соглашения о всеобщем и полном разоружении под строгим международным контролем в соответствии с целями ООН, которое положило бы конец гонке вооружений и устранило бы стимул к производству и испытаниям всех видов оружия, в том числе ядерного. Страны, заключившие договор, решили стремиться достичь полного прекращения всех испытательных взрывов ядерного оружия, были исполнены решимости продолжать переговоры с этой целью и желали положить конец заражению окружающей человека среды радиоактивными веществами[38].



[1] См.: Федеральный закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне». Ст. 20//СЗ РФ. 1996. № 23. Ст. 2750.

[2] См.: Федеральный закон от 26 февраля 1997 г. № 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1014.

[3] См.: Закон СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления»//Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 547.

[4] Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. Ст. 81. М., 1925.

[5] Там же. Ст. 247.

[6] Там же. Ст. 248.

[7] См.: Линик Л.Н. Конституционное право на жизнь: введение в теорию. Монография. Чебоксары, 1995. С. 47.

[8] См.: Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Октябрь. Москва, 1988. С. 129.

[9] См.: Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Москва, 1933. С. 407.

[10] См.: Интервью И. Сталина с корреспондентом «Правды» относительно речи г. Черчилля//Большевик. № 5. 1946.

[11] См.: Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Москва, 1993. С. 131.

[12] См.: Безвременно погибшие: сколько десятков миллионов?//Население и общество. 2001. № 4. 22 – 28 января.

[13] См.: Александров Е. Жертвою пали... (Конспект по истории российского голода)//Независимая газета. 1992. 16 апреля.

[14] См.: Полян П.М. Жертвы двух диктатур. Остарбайтеры и военнопленные в Третьем Рейхе и их репатриация. Москва, 1996.

[15] См.: Земсков В.Н. Демография заключенных, спецпоселенцев и ссыльных (30-е – 50-е годы)//Мир России. 1999. № 4. С. 115.

[16] См.: Безвременно погибшие: сколько десятков миллионов?//Население и общество. 2001. № 4. 22 – 28 января.

[17] Там же.

[18] См.: Потехин В. Современные войны и национальная безопасность России//Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке? Приложение к журналу Россия. 2010. 1996.

[19] См.: Акименко К. К вопросу международно-правовой регламентации права на жизнь//Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998. № 5. С. 65.

[20] См.: Кант И. К вечному миру. М., 1989. С. 35.

[21] Термин «право войны» синонимичен используемому в документах ООН понятию «право вооруженных конфликтов».

[22] Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль от 29 ноября 1868 года. Санкт-Петербург//Официальный сайт «Международное право и права человека». http://www.memo.ru/prawo/index.htm; Материалы международного симпозиума, посвященного праву войны//Государство и право. 1994. № 4. С. 147.

[23] См.: Материалы международного симпозиума, посвященного праву войны//Государство и право. 1994. № 4. С. 148.

[24] Женевская конвенция об обращении с военнопленными 1949 г.//Международное право в документах. Учеб. пособие/Сост. Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. 2-е издание, перераб. и доп. М., 1997.

[25] Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949 г.//Международное право в документах. Учеб. пособие/Сост. Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. 2-е издание, перераб. и доп. М., 1997.

[26] См.: Акименко К. Указ. соч. С. 66.

[27] Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.). Ч. 4. С. 2. Текст устава официально опубликован не был.

[28] Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 г.//ООН. Резолюции Генеральной Ассамблеи на XXV сессии. Нью-Йорк, 1970. С. 151 – 155.

[29] Там же.

[30] Резолюция, принятая XXIX сессией Генеральной Ассамблеи ООН, «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 г. Ч. 1. Ст. 1//Действующее международное право. Т. 2.

[31] Там же. Преамбула.

[32] Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях (18 ноября 1987 г.)//Действующее международное право. Т. 1.

[33] Конституция США от 17 сентября 1787 г. Ч. 3. Раздел 10//Конституции зарубежных государств. Учебное пособие/Сост. проф. В.В. Маклаков. 2-е изд., исправ. и доп. М., 584 с.

[34] Конституция Японии от 3 мая 1947 г. Гл. 2. Ст. 9//Конституции зарубежных государств. Учебное пособие/Сост. проф. В.В. Маклаков. 2-е изд., исправ. и доп. М., 584 с.

[35] Конституция ФРГ от 23 мая 1949 г. Ст. 26//Федеративная Республика Германия. Конституция и законодательные акты. Пер. с нем./Под ред. Ю.П. Урьяса. М., 1991.

[36] Термин «холодная война» был введен в обращение Черчиллем во время его выступления в Фултоне (США) 5 марта 1946 года.

[37] Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (Москва, 5 августа 1963 г.). Договор ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 25 сентября 1963 г. Ч. 1. Ст. 1//Ведомости ВС СССР. 1963. № 42. Ст. 431.

[38] Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (Москва, 5 августа 1963 г.). Договор ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 25 сентября 1963 г., преамбула//Ведомости ВС СССР. 1963. № 42. Ст. 431.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Защита права частной собственности при ее изъятии
Основы конституционного строя в странах бывшего СССР
Юридическое содержание суверенитета Российской Федерации
Кодификация законодательства о местном самоуправлении - понятие, содержание, применение
Законодательная инициатива органов конституционного контроля и надзора
Вернуться к списку публикаций