2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКонституционное право — Культура прав человека - понятие и содержание



Культура прав человека - понятие и содержание


Права человека в современном мире – мощный пласт общечеловеческой культуры. Без его освоения невозможно оценивать всю систему сложных политических, социальных, экономических, правовых, международных отношений. Права человека в XXI веке стали общепризнанной нормой жизни во всем цивилизованном мире; как универсальная ценность, они имеют всеобъемлющее значение.

Высокий уровень культуры прав человека – одна из гарантий их реализации. Многие вопросы культуры прав человека до сих пор теоретически не обоснованы, поэтому детальное изучение и разработка основных понятий, категорий имеет важное теоретико-методологическое и практическое значение.

Необходимо определить содержание понятия «культура», что позволит выявить закономерности существования и развития таких ее подсистем, как правовая и политическая культура, культура прав человека и пр. Однако если юридические понятия, например категория «право», имеют относительно устоявшееся, определенное содержание, то этого нельзя сказать о категории «культура», научное понимание которой далеко не однозначно в связи с тем, что отражает необыкновенно широкое, сложное и многогранное общественное явление, характеризующее личность, социальную группу, общество. По словам В.М. Межуева, «ни одно понятие общественной науки не вызывает такого расхождения во взглядах, такого многообразия суждений и определений, как понятие “культура”» [1]. Многочисленность не сходящихся, а даже исключающих друг друга определений культуры отмечают и другие авторы [2]. По подсчетам исследователей, в начале XX века таких определений было немного, около десяти, в середине века их стало более ста пятидесяти, а в наши дни – более пятисот. При этом совершенно ясно, что ни понятие «культура», ни ее суть и оттенки не могут быть исчерпывающим образом выражены в одном определении. Безусловно, с методологической точки зрения важно не количество определений, а принципиальные различия в подходах, которых, конечно, меньше, чем дефиниций. От взятого за основу подхода во многом зависит решение различных вопросов, связанных с изучением феномена культуры прав человека: выделение существенных признаков в определении понятия, вычленение структурных элементов, анализ основных направлений и форм деятельности по ее формированию.

Термин «культура» (от латинского cultura – возделывание, выращивание) обозначал вначале функцию, связанную с приобретением знаний, опыта. В средние века появилось понятие духовной, умственной культуры (по Цицерону – культура души). XIV – XVI вв. положили начало «гуманитарной» культуры, не только обращенной к человеку, но и исходящей от него. В России этот термин был впервые обнаружен в «Карманном словаре иностранных слов» Н. Кириллова в 1846 г. и характеризовал деятельность для побуждения дремлющих в человеке сил [3].

По словам профессора Д.А. Силичева, «обобщая существующие точки зрения на культуру, можно сказать, что слово “культура” имеет три основных значения: 1) возделывание, творчество и производство, обрабатывание, включая обработку земли; 2) образование, воспитание, развитие; 3) поклонение, почитание, имея в виду поклонение религиозному культу» [4]. Автора данной статьи, безусловно, интересует вторая смысловая нагрузка понятия.

Методологическое значение категории «культура» заключается в том, что она, во-первых, отражает всеобщее в явлениях культуры во всех ее разновидностях и служит отправной точкой движения научной мысли от абстрактного к конкретному. Во-вторых, является ориентиром при анализе эмпирического материала от теории наиболее философского уровня обобщений к теории правовой культуры и культуры прав человека и позволяет поэтому исследователю проводить в конкретной области знаний анализ юридической разновидности явления не с рассмотрения культуры в целом, а с выявления непосредственной специфики объектов именно в правовой сфере жизнедеятельности общества. В-третьих, указывает на важнейшие направления развития правовой культуры и культуры прав человека.

Профессор А.П. Семитко выделяет несколько важнейших для юридической науки подходов к определению данной категории [5]. Первым является интерпретация культуры как всего того, что создано человеком, в отличие от того, что дано природой. Такого взгляда, в частности, придерживаются А.А. Зворыкин, Э.С. Маркарян и др. [6]

Второй, и наиболее распространенный подход заключается в определении культуры как совокупности всех материальных и духовных ценностей, созданных и развитых человечеством в ходе его истории; его сторонниками являются А.Ф. Гранин, В.М. Чхиквадзе, Л.С. Явич и др.[7] Так, например, Е.А. Аграновская пишет: «При многообразных подходах к понятию культуры в научной литературе в целом к ней относят, во-первых, комплекс ценностей, направляющих и координирующих поведение и сознание людей, в том числе образцы и эталоны человеческого поведения; во-вторых, совокупность институтов, посредством которых эти ценности сохраняются и распространяются, включая систему, осуществляющую контроль над ценностями, их отбор, распространение, внедрение в общественное сознание» [8].

Третий подход, деятельностный, составляют определения культуры, в которых акцентируется внимание на какой-либо одной стороне или характеристике человеческой деятельности. Например, культура понимается «как исторически изменяющаяся и исторически конкретная совокупность тех приемов, процедур, норм, которые характеризуют уровень и направленность человеческой деятельности» [9], или «как социально значимая творческая деятельность, в диалектической взаимосвязи ее результативного… выражения и ее процессуальности, предполагающей освоение (распредмечивание) людьми уже имеющихся результатов творчества, то есть превращение богатства и опыта человеческой истории во внутреннее богатство индивидов…» [10].

Четвертый подход ориентирован на выделение в культуре прежде всего субъективных элементов общественной системы; отмечается и момент их объективации в тех или иных продуктах человеческой жизнедеятельности. Так, культура рассматривается как исторически обусловленная совокупность навыков, знаний, идей и чувств людей, а также их закрепление и материализация в различного рода общественных явлениях (в образовательном уровне населения и общественных институтах, в достижениях науки и техники, произведениях литературы и искусства) [11].

И, наконец, в пятом подходе к определению культуры данное понятие связывается со степенью развитости, духовного совершенства субъекта (человека, группы, общества). Культура – это в конечном счете производство самого человека во всем богатстве его общественных связей и отношений, «самосозидание, самопроизводство человека в конкретных формах его общественно-преобразовательной (материальной или духовной) деятельности» [12]. Так, например, В.М. Межуев пишет: «Культура – процесс формирования человека; ее содержанием выступает развитие самого человека, его творческих сил, способностей, форм общения, культурных потребностей. Вся общественная история обнаруживает себя в культуре со стороны развития самого человека» [13].

Итак, на основе анализа данных подходов можно признать, что культура трактуется как достаточно широко, так и с точки зрения той или иной стороны человеческой жизнедеятельности: результатов (опредмеченной деятельности, отвечающей тем или иным требованиям), самой деятельности либо отдельных ее сторон, способов, механизмов, общественного сознания, самого субъекта, уровня его развития. Все перечисленные подходы к пониманию культуры имеют большое значение для юридической науки, так как в рамках данных основных подходов было разработано, например, понятие «правовая культура», о котором далее пойдет речь.

Философский энциклопедический словарь содержит широкое определение понятия культуры: «Специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе» [14].

Как уже было сказано выше, в самом широком смысле под культурой нередко понимают все достижения человечества, все созданное человеком. Культура в таком случае предстает как «вторая природа», сотворенная человеком, образующая человеческий мир, в отличие от дикой природы. Сторонники данного подхода обычно подразделяют культуру на материальную и духовную. Такая классификация восходит еще к Цицерону, который первым отметил, что наряду с культурой, означающей возделывание земли, есть также культура, означающая «возделывание души» [15].

Материальная культура охватывает прежде всего сферу материального производства и его продукты: технику, технологию, средства коммуникации, здания и сооружения, транспорт и дороги, жилища, предметы быта, одежду и т.п. Духовная культура включает в себя сферу духовного производства и его результаты: религию, философию, мораль, искусство, науку и т.д. Между материальной и духовной культурой имеется глубокое единство, поскольку обе они являются результатом человеческой деятельности, у истоков которой в конечном счете находится духовное начало – идеи, проекты и замыслы человека, которые он воплощает в материальную форму.

Духовная культура включает в себя различные элементы: нравственную культуру, художественную, религиозную, политическую, правовую и, безусловно, культуру прав человека. Особый интерес для нас представляет понятие «правовая культура», так как существует точка зрения об идентичности данной категории и категории «культура прав человека».

Понятие «правовая культура» достаточно хорошо изучено в науке, впервые к нему обратились правоведы в 60-е гг. XX века. Существует несколько подходов к определению данной категории. В юридической литературе в нее включают право, правосознание, правовые отношения, законность, правопорядок, правомерное поведение. Правовую культуру рассматривают так же, как деятельность, направленную на достижение конечных результатов правовой культуры, деятельность по производству, распределению, потреблению ценностей правового характера. Правовая культура трактуется иногда через понятие уровня развития ее компонентов; в ней выделяются уровни правосознания, законности, совершенства законодательства и юридической практики. В числе показателей правовой культуры называются и развитость правовых знаний, широта и гарантированность прав, уровень правоприменительной деятельности, юридического образования и воспитания. Наконец, существует и другая тенденция – характеристика правовой культуры в качестве идейно-правового состояния общества, ее определение через категории «правовая жизнь», «правовая организация», «правовой прогресс» и подобные правовые явления.

В качестве иллюстрации некоторых из перечисленных подходов приведем определения, данные различными исследователями. Так, Е.А. Лукашева в то время определяла социалистическую правовую культуру как духовную атмосферу общества, «которая пронизывает весь строй его правовых отношений, провозглашает святость и незыблемость социалистического правопорядка» [16].

По словам Г.А. Голубевой, «это совокупность явлений материального и духовного порядка, в которой находит выражение обусловленная экономическим развитием… степень гарантированности правопорядка на основах установленной Конституцией социальной справедливости. Правовая культура общества включает систему прав, свобод и обязанностей граждан, уровень общественного правосознания, состояние законности, степень социально-правовой активности граждан в управлении государственными и общественными делами, культуру правосудия, развитость законодательства, методы и способы достижения правовых гарантий» [17].



[1] Межуев В.М. Культура и история: проблемы культуры в философско-исторической теории марксизма. М., 1977. С. 3.

[2] См.: Маркарян Э.С. О генезисе человеческой деятельности и культуры. Ереван, 1973; Соколов Э.В. Культурология. Очерки теорий культуры. М., 1994; Уайт Лесли А. Понятие культуры//Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретации культуры. СПб., 1997; Культурология/Под ред. А.И. Шаповалова. М., 2003; Kluckhohn C. Culture and Behavior. N.Y., 1962, и др.

[3] См.: Аграновская Е.В. Правовая культура и обеспечение прав личности. М., 1988. С. 8.

[4] Силичев Д.А. Культурология. М., 2001. С. 7.

[5] См.: Семитко А.П. Правовая культура социалистического общества: сущность, противоречия, прогресс. Свердловск, 1990. С. 14 – 19.

[6] См.: Зворыкин А.А. Определение культуры и место материальной культуры в общей культуре. М., 1964; Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. М., 1983.

[7] См.: Гранин А.Ф. Социалистическая правовая культура и правовой прогресс // Административно-правовые аспекты правового воспитания личного состава органов внутренних дел. Киев, 1984. С. 15; Чхиквадзе В.М. Законность и правовая культура на современном этапе коммунистического строительства//Коммунист. 1970. № 14. С. 51; Явич Л.С. Сущность права. Социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. Л., 1985. С. 183, и др.

[8] Аграновская Е.В. Указ. соч. С. 12.

[9] Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. Р.-на-Д., 1979. С. 88.

[10] Злобин Н.С. Проблемы теории культуры. М., 1977. С. 35.

[11] См., например, Моль А. Социодинамика культуры. М., 1973. С. 83.

[12] Культура – человек – философия. К проблеме интеграции и развития//Вопросы философии. 1982. № 1. С. 38.

[13] Межуев В.М. Культура – человек – общество//Общественные науки. 1984. № 4. С. 109.

[14] Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 293.

[15] См.: Силичев Д.А. Указ. соч. С. 7.

[16] Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 257.

[17] Голубева Г.А. Взаимодействие нравственного и правового воспитания в социалистическом обществе (социально-философский анализ). М., 1989. С. 85 – 86.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Кодификация законодательства о местном самоуправлении - понятие, содержание, применение
Место и роль категории «государственный суверенитет» в науке конституционного права России: история и современность
Критерии конституционной ответственности
Защита конституции (устава) от неправомерных актов и действий должностных лиц органами конституционного контроля и надзора
Защита права частной собственности при ее изъятии
Вернуться к списку публикаций