2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКонституционное право — Конституционно-правовые нормы и институты



Конституционно-правовые нормы и институты


Конституционное право, как и любая иная отрасль права, представляет собой совокупность норм и институтов, посредством которых регулируется предмет конституционного права.

Конституционные нормы имеют:

а) черты, общие для всех социальных норм; б) признаки, общие для всех правовых норм, отличающих их от иных социальных норм (морали, традиций, обычаев, партийных норм и др.); в) признаки, отличающие конституционно-правовые нормы от норм иных отраслей права (гражданского, уголовного, административного, финансового, трудового и т.д.). С учетом названного триединого методического подхода перечень признаков норм конституционного права выглядит следующим образом.

1. Как и иные правовые нормы, в отличие от других социальных норм (морали, обычаев, традиций и др.), нормы конституционного права – это продукт правотворческой деятельности государства. Государство создает либо (если исходить из концепции естественного права) «открывает» и признает (легализует) нормы права. «Признаются» конституционные нормы о правах и свободах, о принципах общественного строя; а «создаются» государством в процессе его правотворческой деятельности нормы, касающиеся механизма государственной власти, компетенции государственных органов и должностных лиц, государственной принадлежности индивида и др.).

2. Конституционно-правовые нормы, как и нормы иных отраслей права, – это государственно-властные предписания. Особенность же конституционно-правовых норм по этому параметру состоит в том, что они представляют собой, прежде всего, веления высшей государственной власти – органов (должностных лиц), избранных народом, либо самого народа, выражающего свою волю посредством форм непосредственной демократии.

3. Аналогично иным нормам права, в отличие от норм морали, обычаев, традиций и др., конституционно-правовые нормы являются формально-определенными, т.е. выраженными в письменной форме. Однако в сравнении с нормами иных отраслей права конституционно-правовые нормы имеют специфические формальные источники своего размещения. Значительная их часть содержится прежде всего в Конституции РФ – основном источнике российского права, обладающем высшей юридической силой во всей системе российского законодательства. Кроме того, нормы конституционного права закреплены в конституционных законах, законах и иных нормативных актах - источниках конституционного права. Важным источником, формирующим нормы конституционного права, являются постановления Конституционного Суда.

4. В сравнении с иными отраслевыми правовыми нормами нормы конституционного права являются исходными либо часто (по крайней мере, так должно быть) первичными во всей конструкции системы внутригосударственного права. Согласно Г. Кельзену, конституционные нормы – это основополагающие нормы, лежащие в основе всей правовой системы, обладающие особой, высшей юридической силой. Это качество конституционной нормы вытекает из высшей юридической силы Конституции, где, как указывалось, содержится основная часть норм конституционного права, и из иерархии актов, в соответствии с которой «при коллизии, а то и противоречии норм права, находящихся в разных нормативно-правовых актах, но направленных на регулирование одного и того же вида общественных отношений, большую юридическую силу имеет норма права вышестоящего нормативного акта» [1, с. 433].

5. Конституционно-правовые нормы, как и нормы иных отраслей права, имеют обязательный характер, т.е. они обязательны для исполнения всеми гражданами, их организациями и объединениями, физическими и юридическими лицами и органами государства. В связи с анализом характера обязательности конституционных норм заметим, что методологически несостоятельны утверждения, что «конституционное регулирование обладает самой высокой степенью обязательности» [2, с. 22]. Нельзя говорить, что одни нормативные акты более обязательны, а другие – менее. Все нормативные акты одинаково обязательны для их исполнения и соблюдения. Нет факультативных правовых актов [3, с. 45], обязательность – это абсолютное свойство каждого правового акта, если он принят в порядке надлежащей правовой процедуры. Этим обязательность «отличается от юридической силы, которая представляет
собой релятивное свойство правового акта» [4].

Обязательность конституционно-правовых норм, как и норм иных отраслей права, обусловлена их государственно-властным характером.

6. В отличие от иных правовых норм, нормы конституционного права имеют специфический предмет регулирования - фактические конституционные отношения. Как уже отмечалось, конституционное право посредством своих норм и институтов регулирует общественные отношения, которые составляют фактическую конституцию общества, «основу всего устройства общества и государства и непосредственно связаны с осуществлением публичной, главным образом государственной, власти. Это отношения между человеком, обществом и государством и основополагающие отношения, определяющие устройство государства и его функционирование» [5, с. 34]. Предмет конституционного права характеризуется «системой отношений, связанных с установлением и закреплением основ конституционного строя, правового статуса человека и гражданина, суверенитета народа, институтов государственной власти, их разделением и взаимодействием, а также с местным самоуправлением» [6, с. 19].

7. Подобно иным нормам права и иным социальным нормам, конституционно-правовые нормы - это правила общего характера. Они рассчитаны на все сходные ситуации, а не на конкретную жизненную ситуацию. Вместе с тем конституционные нормы, в отличие от иных социальных норм, в том числе правовых, характеризуются повышенной степенью обобщенности по сравнению с нормами других отраслей права. В конституционно-правовых нормах процессы общественной жизни могут отражаться в наиболее абстрактном и общем виде. Эти нормы предназначены не только для установления конкретных прав, свобод, обязанностей, компетенции, полномочий и предметов ведения, но и для определения наиболее общих принципов правового регулирования. Среди конституционных норм много норм-целей, норм-определений, норм программного характера, бланкетных (отсылочных) норм.

8. Как и другим нормам права конституционно-правовым нормам присуща их неперсонофицированность [1, с. 433]. То есть они адресованы не конкретным субъектам, а всем субъектам права либо отдельным категориям (видам) субъектов. Однако к «неперсонофицированным» адресатам конституционно-правовых норм, в отличие от иных отраслевых норм, относятся специфические категории (классы) субъектов: не только каждый гражданин, юридическое лицо, но и народ, нация, избирательный корпус, местные территориальные сообщества муниципальных образований, Федерация в целом, каждый из субъектов РФ, каждое из муниципальных образований, выборные государственные органы и должностные лица уровня РФ, субъектов РФ и местного самоуправления (Президент РФ, президенты, губернаторы и иные главы субъектов РФ, главы муниципальных образований; Федеральное Собрание России, парламенты субъектов РФ, представительные органы местного самоуправления и т.д.).

9. Конституционные нормы, как и иные отраслевые и правовые нормы, имеют поведенческий характер. Некоторые специалисты считают, что часть конституционных норм (нормы-принципы, нормы-цели, нормы-определения) не имеет поведенческого характера и не устанавливает правил поведения [7]. В этой связи высказывается подчас мнение, что общие положения, принципы и дефиниции, содержащиеся в Конституции, не только не имеют поведенческого характера, но и не являются нормами права [8]. Однако более убедительна позиция специалистов, которые считают, что, хотя «не все конституционные положения устанавливают точно определенные права и обязанности участников регулируемых отношений», это вовсе не означает, «что они не обладают качеством нормативности» [19, с. 8]. Следует согласиться с выводом, что «даже выраженные в самой общей форме нормы-принципы, нормы-определения носят поведенческий характер, ибо с содержащимися в них установлениями должны соотносить свое поведение, свою деятельность любые социальные субъекты» [3, с. 16].

10. Конституционно-правовые нормы, в отличие от иных правовых норм, имеют специфическую структуру. Согласно распространенным представлениям, правовые нормы состоят из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции. Под гипотезой понимаются условия, при которых норма подлежит применению; диспозиция – это само правило поведения (т.е., собственно, право, обязанность, полномочия, компетенция); а санкция – это неблагоприятные последствия, лишения, которые наступают в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения требований диспозиции [10, с. 186]. В научной литературе сложилось два подхода к характеристике особенностей структуры конституционно-правовых норм.

Одни специалисты (их большинство) считают, что нормы конституционного права имеют усеченную структуру. Многие из названных норм содержат в себе гипотезы. Хотя для большинства конституционно-правовых норм характерно наличие диспозиции, но, значительное число конституционно-правовых норм не содержит в себе четких указаний на права и обязанности участников правоотношений, т.е. в них отсутствует диспозиция в традиционном ее понимании. Наконец, по мнению большинства авторов, особенность конституционно-правовых норм заключается и в том, что в их структуре отсутствуют санкции [11]. В этой связи некоторые ученые, хотя и весьма косвенно, в завуалированных формулировках, ставят под сомнение нормативность конституционных положений и эффективность конституционного регулирования, поскольку, по их мнению, только наличие всех элементов структуры сообщает норме права «свойство особого регулятора общественных отношений, обеспечивает ее регулирующие возможности» [12]. Однако с этой позицией, конечно же, нельзя согласиться.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Конституционное регулирование социально-экономических отношений
Конституционно-правовые нормы и институты
Назначение председателя правительства
О соотношении конституционного права на охрану здоровья с иными конституционными правами и свободами человека и гражданина
Органы конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации в системе конституционной юстиции.
Вернуться к списку публикаций