2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКонституционное право — К вопросу об источниках конституционного права



К вопросу об источниках конституционного права


Я вижу, ты думаешь больше, чем можешь передать. Но в таком случае тебе должно быть известно и то, что ты полностью никогда не жил своими мыслями, а это нехорошо. Ценность имеют только те мысли, которыми мы живем. Ты знал, что твой «дозволенный мир»; это лишь половина мира, и попытался спрятать от себя вторую половину, как то делают священники и учителя. Это тебе не удастся! Это не удается никому, раз уж он начал думать.

Г. Гессе. «Демиан»


Проблемы, связанные с источниками конституционного права [1], традиционно считаются в среде ученых-конституционалистов серьезными и важными. Любая отраслевая [2] правовая наука имеет теоретико-правовую базу, и вопросы об источниках, как правило, занимают почетное место в этих разделах. На эту тему ведутся споры, пишутся монографии [3], учебники конституционного права, как отечественного, так и зарубежного, редко обходятся без главы об источниках этой отрасли [4].

Очевидно, что попытки решения таких «классических» вопросов не могут быть вызваны лишь праздным интересом столь большого числа исследователей. Наверняка это весьма значимо практически, а может быть, и жизненно важно. Какие же вопросы подлежат решению при исследовании проблемы источников конституционного права? В чем проблема? Главное: представляется принципиально важным выявить необходимость выделения такой научной категории, как «источник конституционного права», как, впрочем, и «источник права» вообще, то есть понять, для чего в научный обиход вводится такое понятие. От практической значимости ответа на этот вопрос, от ее наличия зависит возможность и практическая значимость постановки всех прочих вопросов, связанных с источниками конституционного права.

На наш взгляд, необходимость эта заключается в определении того, что есть право, но не в философском, возвышенном смысле, а в самом что ни на есть приземленном: нужно определить круг форм, содержащих конституционно-правовые нормы. Тех форм, которыми нужно (либо можно) пользоваться при разрешении юридически значимых ситуаций в сфере конституционного права. То есть, осознав, что такое источник конституционного права, мы, возможно, поймем, что есть конституционное право, но уже не абстрактно, а в конкретном его преломлении. Попросту; на какие правила мы можем (либо должны) опереться в реально существующем конституционном правоотношении [5].

Такая постановка вопроса порождает другие проблемы: определение перечня видов источников конституционного права и отнесение той или иной формы к источникам именно конституционного права. Более внимательный взгляд позволяет видеть, что при попытке осмысления данной проблематики невозможно избавиться от некоторой двойственности. Иными словами, можно очертить два круга вопросов: связанных с категорией «источник права», с одной стороны, и категорией «конституционное право»; с другой. В основе неясностей лежит неопределенность самих понятий «источник права» и «конституционное право». В первом случае главной причиной выступает неопределенность круга источников права и их видов, во втором; туманность предмета этой отрасли. Рассмотрим отдельно вопросы, возникающие в каждом случае, не забывая в то же время о главной проблеме, поставленной выше.

Проблемы, связанные с определением источника права:

Источник права; это та форма, в которой право воплощается, существует. Проще говоря, то, что содержит нормы права. С этим, пожалуй, согласится подавляющее большинство правоведов [6].

Обращаясь к данному вопросу, очертим круг источников права. Поскольку предмет рассмотрения; явление сложное и обладает множеством характеристик, классифицировать можно по нескольким основаниям. В связи с этим целесообразно определить критерии (они же отличительные черты, характеризующие источник права как категорию). Три основных позиции в данном случае; обязательность источника, его нормативность и вид норм, содержащихся в источнике права.

Обязательность; качество источника права, приобретаемое им благодаря готовности государства защищать его, поддерживать его исполнение принудительной силой государственной машины. При этом нужно обратить внимание на то, что не все акты, исходящие от государства, имеют обязательный характер. Государственные органы в пределах своей компетенции могут издавать и акты рекомендательного характера, могут разъяснять свою точку зрения относительно смысла и порядка применения законов, а также иных нормативно-правовых актов высокого уровня. Несмотря на внешнее сходство таких форм с источниками права, главной отличительной чертой их является необязательность для исполнения. Важно понимать, что для защиты таких «источников» Левиафан и пальцем не шевельнет. Во всяком случае, не должен этого делать, как бы ему ни хотелось, поскольку участники общественных отношений, имея мнение, отличное от государственного, вольны не прислушиваться к его рекомендациям.

Нормативность; качество источника, подразумевающее, что он содержит именно нормы, то есть правила поведения. Более подробно этот аспект будет рассмотрен ниже. На данном этапе важно отличить источники права от актов применения права. Последние, несмотря на наличие признака обязательности (для лиц, которые в этих актах указаны), а также на то, что исходят, как и нормативно-правовые акты, от государства, защищаются им, не содержат общих правил; распространяются только на отдельное общественное отношение или конкретное лицо [7].

Наконец, вид нормы, содержащейся в источнике права, подразумевает, что она может быть только правовой. По этому критерию источники права отличаются от источников иных социальных норм.

Очевидно, что в основании двух последних критериев лежит обязательность, а точнее, общеобязательность и государственное принуждение, в качестве обеспечивающей силы. Действительно, правовой акт отличается от акта применения права тем, что обязателен для всех, кто попадает в сферу его регулирования. Это же отличает источник права от источника, скажем, религиозных норм: он обязателен для всех, кто подпадает под юрисдикцию государства, а не только для членов религиозной общины [8].

Основываясь на описанных позициях, попробуем все-таки определиться с видами источников права, поскольку именно этот вопрос вызывает споры. При изучении его становится очевидно, что разные авторы выделяют несколько разных видов источников. Причем перечни этих видов, если представить картину графически, пересекаются, как олимпийские кольца: того, что есть у двух авторов, нет у третьего, но зато у него есть то, чего нет у первых двух [9]. Попытаемся собрать воедино все эти разновидности и получим нормативно-правовой акт, правовой обычай, судебный прецедент, договор, доктрину, акт конституционного контроля. Против такого перечня наверняка уже будут возражения. Такие «нетвердые», неписаные разновидности источников, как доктрина, правовой обычай, прецедент, непременно попадут под огонь критики, поскольку сразу же вызовут вопросы: какой научный труд, высказывание, суждение можно считать доктринальным источником, а не просто частным мнением по частному вопросу? С какого момента обыкновение можно считать настолько общепринятым, что оно становится правовым обычаем, правом? В каких-то странах прецедент; это, бесспорно, источник права, и основной, а где-то юристов с пеленок учат: «Прецедент не является источником права! Имеет для суда рекомендательный характер». К указанным тесно примыкает такой сравнительно новый вид, как акт конституционного контроля, который представляет собой нечто среднее между судебным прецедентом и нормативным актом. Являет ли он собой источник права или нет; вопрос также дискуссионный.



[1] Понятно, что речь в настоящей статье идет лишь об источнике в формальном, юридическом, а не материальном смысле, о «формах права». Не рассматривается вопрос о том, откуда появляется право как социальный феномен, каковы причины, порождающие его. Случаи использования термина «источник права» в материальном смысле будут оговорены особо в ходе изложения.

Нужно отметить, что некоторые авторы проводят границу между терминами «источник права в формальном смысле» и «форма права», а также между последним и понятием «источник права» (См.: Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М., 2002. С. 13; 14). Думается, что в данном случае спор чисто терминологический, а, поскольку использование понятий «источник права в формальном смысле» либо просто «источник права» (имеется в виду, что существует и второе значение этого термина) и «форма права» в качестве синонимов общепринято, мы не будем отступать от сложившейся традиции.

[2] Сразу необходимо оговориться, что использование категории «отрасль права», а особенно применительно к конституционному праву, вызывает у автора определенные сомнения, однако в данной статье она (категория) будет использоваться, дабы не создавать терминологических трудностей для читателя.

[3] См., например, Кутафин О.Е. Указ. соч., Лучин В.О. Источники советского государственного права. Куйбышев, 1976; Колесников Е.В. Источники российского конституционного права. Саратов, 1998.

[4] См., например, Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. Учебник. М., 2002. Гл. I. § 4; Конституционное (государственное) право зарубежных стран. В 4 т. Т. 1; 2. Часть общая. Учебник/Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. М., 1999. Гл. I. § 1. П. 7; Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов/Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М., 2000. Гл. I. § 2.

[5] Понимание автором значения категории «источник права» следует мнению признанных авторитетов в области права. См., в частности, Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 2003. С. 343.

[6] См., например, Конституционное право. Словарь/Отв. ред. В.В. Маклаков. М., 2001. С. 193; Баглай М.В., Лейбо Ю.И., Энтин Л.М. Указ. соч. С. 17; Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах/Под ред. проф. М.Н. Марченко. Том 2. Теория права. М., 1998. С. 133; Общая теория права. Учебник для юридических вузов/Под общ. ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 164; Комаров С.А. Общая теория государства и права. Курс лекций. М., 1995. С. 147.

[7] При этом необходимо помнить, что, несмотря на распространенность такого деления, оно в значительной степени условно, поскольку судебный прецедент, то есть решение суда по конкретному делу, содержит в себе черты и формы права и акта его применения. Кроме того, существует мнение, что в некоторых случаях акты применения права могут быть его источниками, порождая так называемые абсолютные правоотношения и тем самым косвенно распространяясь на неопределенный круг лиц и ситуаций. Примером такого рода источника права может служить решение суда, устанавливающее право собственности определенного субъекта в отношении определенного имущества.

[8] Сказанное относится лишь к странам, в которых церковь отделена от государства и, разумеется, не касается случаев, когда религиозные источники являются источниками права. Например, Коран и Сунна в отдельных мусульманских странах представляют собой фактически формы права, несмотря на религиозный характер текстов, поскольку на страже их соблюдения стоит государство. Подробнее см., например, Давид Р. Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1999. С. 308; 330.

[9] Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 345; 346; Newton C.R. General Principles of Law. London, 1977. P. 101; Алебастрова И.А. Основы конституционного права Великобритании//Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4-х томах. Т. 3/Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1998. С. 2; Бержель Ж.-Л. Общая теория права/Под. общ. ред. В.И. Даниленко. Пер. с фр. М., 2000. С. 102; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 25, 28; 30.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


О некоторых актуальных проблемах организации законодательной деятельности представительных органов власти в субъектах РФ
О соотношении конституционного права на охрану здоровья с иными конституционными правами и свободами человека и гражданина
Формирование структуры органов конституционного контроля и надзора в субъектах Российской Федерации; статус судей и членов органов конституционного надзора.
Права и свободы человека в конституциях стран СНГ
Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США
Вернуться к списку публикаций