2013-11-19 15:25:54
ГлавнаяКонституционное право — Гарантии суверенитета Российской Федерации



Гарантии суверенитета Российской Федерации


Применительно к России, как отмечалось выше, сильным интеграционным фактором в течение веков была защита страны от внешних посягательств. Однако со временем данный фактор в значительной степени ослаб в связи с растущими интеграционными процессами во всем мире и вступлением ведущих мировых держав на путь взаимовыгодного сотрудничества на правовых началах. Таким образом, потенциал военной тематики заметно истощается. В немалой степени это связано и с падением престижа российской армии.

В связи с этим необходимо обратиться к иным обстоятельствам, могущим послужить делу сплочения народов России в действительно единый многонациональный российский народ. Как представляется, в орбиту внимания программы патриотического воспитания граждан должны входить наиболее устойчивые (константные) факторы, явления, обстоятельства, сопровождающие значительный период жизни большинства российских граждан. Думается, приоритетное значение в данном аспекте имеют природно-климатические условия, географические объекты, памятники природы и истории, которыми российский гражданин кровно привязан к российской земле. Иначе говоря, усилиями составителей и воплотителей программы патриотического воспитания взоры россиян должны быть обращены на неотъемлемые элементы нашей внутренней жизни. Таким образом, «движение народа не вширь, а вглубь, по пути интенсивного освоения занятого пространства, должно стать определяющим историю России фактом» [29].

Исходя из этого, перечень мероприятий программы могли бы наполнить, в частности, научно-исследовательские экспедиции, разработка и реализация патриотических проектов в кино, литературе, музыке, живописи, театре, архитектуре, других отраслях искусства (с использованием государственных заказов), широкая их пропаганда в средствах массовой информации.

Отдельно следует отметить в деле интеграции и создания «единой психической силы» (в терминологии Ф.Ф. Кокошкина) потенциал мирных «войн» — спортивных соревнований, прежде всего, международного уровня. Болея за национальную сборную, любой гражданин непременно начинает себя ассоциировать со своей Родиной, которую эта сборная и представляет. Иначе говоря, под воздействием таких мероприятий активируется внутренний зрительный фокус, разделяющий всех на «россиян» и «нероссиян», т.е. в конечном итоге на «своих» и «иных». Причем можно отметить, что в последнее время Российское государство стало использовать данный ресурс. Так, с 2003 года начал функционировать всероссийский государственный телевизионный канал «Спорт», который сразу обрел большую популярность в стране.

Велика здесь и роль государственных символов. Дело в том, что обзор и использование государственных символов, как правило, сопровождаются определенными ритуальными действиями, т.е. предполагают атмосферу торжественности. Сами государственные (кратологические) символы, как отмечают отдельные авторы, представляют особые отличительные признаки власти, которые отражают и выражают ее социально-психологическую сущность и глубинное политическое содержание [30]. Таким образом, отношение к государственным символам в известной степени определяет отношение и к действующему правящему аппарату и ко всему государству в целом. Поэтому представляется, что государственные символы должны сопровождать гражданина России с момента начала его социализации. Т.е. речь идет об опосредованном (через символы) отношении к государству.

Однако Федеральные конституционные законы от 25.12.2000 г. «О Государственном флаге Российской Федерации», «О Государственном гербе Российской Федерации» и «О Государственном гимне Российской Федерации» [31], определяющие порядок официального использования государственных символов, не предусматривают конкретных мер в обозначенном направлении. Законодатель определил лишь правила официального использования государственных символов, под которыми, главным образом, понимается их нахождение в определенных государственных и муниципальных органах и на зданиях, где эти органы располагаются (касательно флага и герба), либо исполнение в указанных в законе государственно-значимых случаях (касательно гимна). Иными словами, государственные символы сегодня довольно слабо используются для формирования патриотических чувств у граждан.

С учетом этого нельзя не отметить наличие в Программе 2005 года отдельного раздела (раздел IV), посвященного использованию государственных символов России в патриотическом воспитании. Таким образом, названная программа в определенной степени восполняет пробел, имеющийся в текущем законодательстве. Однако она опять же не расширяет поля публичного использования государственной символики (которое не обязательно могло бы быть официальным). В частности, следует поддержать высказанное в литературе мнение о целесообразности законодательного определения порядка использования Государственного флага Российской Федерации на исторически значимых объектах (например, над зданиями Зимнего дворца и Адмиралтейства в Санкт-Петербурге). Подобная практика играла бы весьма важную роль в деле патриотического воспитания граждан [32].

Подводя предварительный итог, можно обобщить, что исторические подвиги, природно-географические объекты, массово-резонансные спортивные мероприятия, государственные символы могли бы стать эффективными объектами программы патриотического воспитания.

В то же время хотелось бы обратить внимание и на те факторы, которые еще не имеют материального воплощения, но направлены в будущее. Управление социальными общностями, тем более в масштабах целого государства, предполагает выработку сколько-нибудь определенных планов развития (краткосрочных, среднесрочных, долгосрочных), сосредоточения материальных и интеллектуальных ресурсов государства для их эффективного использования. Как замечает В.О. Лучин, само достижение целей, заложенных в Конституции РФ, рассчитано на длительный исторический период и требует консолидации общественных сил и резервов [33]. На решение обозначенной проблемы в настоящее время в значительной степени направлены крупные национальные проекты.

Интересно отметить, что после принятия Программы 2001 года тема национальных проектов стала звучать в ежегодных посланиях Президента РФ Федеральному Собранию. Так в Послании 2002 года упоминаются инфраструктурные, транспортные, энергетические, гуманитарные проекты [34]. В Послании 2003 года говорится об актуальности разработки и реализации масштабных национальных проектов, а сами такие проекты рассматриваются как ответственный выбор, способный быстро и качественно продвинуться нам вперед [35]. В Послании 2005 года Президент РФ подчеркнул, что самые актуальные национальные проекты были названы им в Послании 2004 года [36].

Нельзя упускать из виду и то, что российской экономике нужны последовательные и решительные шаги вперед. Российский народ как субъект истории должен иметь возможность видеть себя в будущем, искать и выбирать себя в будущем. В свою очередь уже сделанный общий выбор способен объединить и духовные и материальные усилия граждан и придать им вполне определенный вектор. При этом необходимо стремиться к тому, чтобы выбор пути развития рассматривался как всенародное достояние. Особенно актуальной данная проблема является в настоящий период, когда российское общество, находящееся на социально-историческом переломе, испытывает острую потребность в конкретном знании целей экономических и политических преобразований, а также в идеях, способных сплотить его для реализации этих целей [37].

Следует признать и то, что национальные проекты призваны возродить в российском обществе общую атмосферу стремления к успешному развитию, практически полностью развеянную чередой провалов социальных и экономических реформ 1990-х годов. Как отмечает В. Сурков, «нет ни одного крупного экономического или социального достижения, которое совершило бы наше поколение. Здесь требуются нелинейные подходы и долгосрочные усилия по созданию в России атмосферы сотрудничества и стремления к успеху» [38].

Учитывая особую роль национальных проектов в консолидации общества и развитии государства, логично полагать, что представителям основных социальных групп России должна быть предоставлена возможность анализа и изучения данных проектов, как, очевидно, и само их инициирование. Это позволяет задуматься о необходимости обеспечения участия представительных органов в процессе формирования концепции национальных проектов, а также контроля за деятельностью органов исполнительной власти при реализации указанных проектов.

В первую очередь, такой контроль осуществляется Федеральным Собранием РФ. Во-вторых, с недавнего времени начал функционировать такой орган, как Общественная палата РФ. По смыслу Федерального закона от 04.04.2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» [39] данный орган являет собой представительный общегосударственный форум, включающий граждан, которые имеют особые заслуги перед государством и обществом. В связи с этим на данный орган вполне обоснованно было бы возложить функцию проведения общественной экспертизы национальных проектов. Возможно, следовало бы подумать и над определением правового статуса национальных проектов, особого порядка их разработки и реализации. В этом случае программа патриотического воспитания могла бы «взять на себя» конкретные мероприятия по широкому освещению различных стадий прохождения национальных проектов и особенно их реализации.

Таким образом, в целях совершенствования концепции патриотического воспитания на современном этапе развития российской государственности представляется целесообразным назвать такие основные направления деятельности государства, как: пропаганда крупных общенациональных мероприятий и проектов и участия населения в их реализации; широкое информационное освещение истории и порядка использования государственных символов; пропаганда участия населения в выборах и референдумах; проведение праздничных мероприятий, посвященных памятным датам, которые имеют судьбоносное значение для всех народов Российской Федерации; пропаганда спортивных, культурных мероприятий с участием представителей России; организация экологических акций (сочетающих возможность отдыха и мероприятия по очистки рекреационной территории).

В качестве отдельного направления деятельности Российского государства по расширению слоев населения, что называется кровно заинтересованных в его существовании, является «собирание» соотечественников, неизменно ассоциирующих себя с Россией и оказавшихся за ее пределами после распада СССР. Зачастую не имеющие возможности получить гражданство по месту проживания, данные категории лиц осознают, что не имеют реальной возможности самореализоваться в другом государстве. Россия для многих из них является той страной, которой бы они хотели отдать свои способности и таланты и в которой они готовы строить свое будущее. Поэтому мероприятия, направленные на решение этой проблемы, хотелось бы видеть в программе патриотического воспитания либо в отдельной ее подпрограмме.

Несколько слов необходимо сказать и о дезинтегрирующих факторах, которых при формировании программы патриотического воспитания, на наш взгляд, следовало бы избегать. В частности, как показывает опыт стран бывшего «социалистического лагеря» (и самой нашей страны), политическая идеология является наименее пригодным объектом для трансляции через поколения и потому в наименьшей степени способна обеспечить национальный континуитет (единство предыдущих и последующих поколений, которое позволяет сохранять единство народа во всем своем объеме). Человеку более свойственно отстаивать доброе имя своих предков и свою землю, а не партийные лозунги, которые, как правило, используются не для общего блага, а для пользы отдельных лиц.

Максимальный нейтралитет государства в деле патриотического воспитания граждан по отношению к различным политическим идеологиям и движениям должен сочетаться с поддержкой неполитических ценностей, о которых говорилось выше. Реализация данной установки, по нашему мнению, в последующем действительно могло бы обеспечить формирование сплоченной социальной общности, осознанно выбравших себя в качестве россиян.

При этом следует отметить, что усиление и максимально эффективное использование интегративных факторов сегодня может защитить Российское государство от распада в последующем. Ведь духовное и социально-экономическое единство предыдущих поколений обеспечивает связку и между представителями поколений потомков, которые оказываются предварительно связанными общими интересами, переданными предками. В этом контексте фраза преамбулы Конституции РФ о том, что многонациональный народ возрождает свою суверенную государственность, чтя память предков, обретает конкретное содержание и утрачивает кажущуюся фиктивность.

Кроме того, на некоторые дезинтегрирующие факторы обращает внимание Конституционный Суд РФ. Так, в частности, обозначенная проблематика была объектом внимания Конституционного Суда РФ в Постановлении от 15.12.2004 г. № 18-П, где отмечено, что «такие понятия, как «христианский», «православный», «мусульманский», «русский», «татарский» и т.п., ассоциируются в общественном сознании скорее с конкретными конфессиями и отдельными нациями, чем с общей системой ценностей российского народа в целом... Конкуренция партий, образованных по национальному или религиозному признаку, которая особенно остро проявляется в предвыборной борьбе за голоса избирателей, способна привести вместо консолидации общества к расслоению многонационального народа России... и в конечном счете - к приданию доминирующего значения не общенациональным ценностям, а какой-либо этнической идеологии или религии, что противоречило бы Конституции РФ» [40]. В связи с этим был сделан вывод о недопустимости присвоения организациям, легально борющимся за власть (т.е. политическим партиям), наименований национального и религиозного характера.

Отталкиваясь от данного вывода в плоскость настоящей работы, можно заключить, что программа патриотического воспитания не должна быть ни националистической, ни религиозной. Она должна отражать общероссийские ценности. С данным тезисом перекликаются и положения Концепции национальной безопасности Российской Федерации, где отмечается, что сближение интересов населяющих страну народов, налаживание их всестороннего сотрудничества, проведение ответственной и взвешенной государственной национальной и региональной политики позволит обеспечить в России внутриполитическую стабильность.

Действительно, без единого сплоченного российского народа невозможно говорить о становлении и развитии единого государства, обеспечении его нормального функционирования [41]. И поэтому неслучайно законодатель в ст. 3 Федерального закона от 10.01.2006 г. № 18-ФЗ в один ряд поставил угрозы суверенитету и национальному единству Российской Федерации [42].

Необходимо учитывать, что любая программа (концепция) патриотического воспитания граждан будет профанацией и не достигнет своих целей, если не будет обеспечена реальная возможность народа по управлению своим государством и по самостоятельной выработке (или точнее сказать, выявлению, нахождению) своих ценностей. В связи с этим духовные гарантии суверенитета тесно переплетаются с гарантиями юридическими, особенно наглядна их связь с гарантиями осуществления публичной власти в соответствии с интересами народа.

В литературе среди гарантий государственного суверенитета, как правило, называют и экономические гарантии. Думается, что под таковыми следует понимать экономические факторы, которые способствуют реализации суверенных свойств власти государства. При установлении данных гарантий значительную роль играют нормы права, посредством которых государство определяет основы хозяйственных отношений в обществе.

При этом экономические гарантии суверенитета следует отличать от гарантий единства экономического пространства Российской Федерации как разновидности юридических гарантий. Напомним, что последние представляют собой специально-правовые средства (с особым порядком применения и механизмом осуществления), в то время как при установлении экономических гарантий государство стремится, главным образом, способствовать созданию наиболее благоприятных условий для осуществления своей деятельности.

Н.Б. Пастухова, в частности, под экономическими гарантиями (основами) суверенитета Российского государства понимает «обладание территорией, включая все природные ресурсы. Уровень экономического развития, характер и совершенство производительных сил и производственных отношений, военно-промышленный и научный потенциал, людские ресурсы выступают в качестве важнейшей основы государственного суверенитета» [43].

Кроме того, на наш взгляд, в современных условиях, следует обратить внимание на гарантированную ч. 1 ст. 8 Конституции РФ поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности. Данная конституционная норма находится в системной связи с ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. В основу этой нормы положен принцип диспозитивности, характеризующий самостоятельность, свободу частных субъектов в распоряжении своими правами. Они, исходя из своих способностей и интересов, по общему правилу, самостоятельно определяют направления и способы использования принадлежащих им материальных средств, устанавливают хозяйственные связи и приемлемые условия их осуществления [44].

Чрезвычайно важное значение имеет также закрепленный ч. 2 ст. 8 Конституции РФ принцип равноправия частной, государственной, муниципальной и иной форм собственности, поскольку он является нормативной основой обеспечения экономической стабильности. Тем самым Российское государство всеми своими силами обязалось защищать право частной собственности, по крайней мере, не менее, чем право государственной и иной собственности. Такой правовой режим осуществления экономической деятельности частными субъектами способствует наиболее полной реализации индивидуальных способностей граждан, наиболее рациональному использованию материальных ресурсов, а также созданию атмосферы доверия в отношении государственной власти.

В целом данные установления обеспечивают поддержание наиболее благоприятных экономических условий, при которых обеспечивается баланс частных и публичных интересов и наиболее эффективное осуществление государством его функций. Создание реальных условий для свободного осуществления частной хозяйственной инициативы является одним из условий политической и экономической стабильности в государстве и в конечном итоге, укрепляет его экономические основы.


Горюнов Виталий Владимирович



[1] История политических и правовых учений. Учебник для вузов. Под общ. ред. B.C. Нерсесянца. С. 271.

[2] Теория государства и права / Отв. ред. В.Д. Перевалов. С. 63.

[3] Научно-практический комментарий к Конституции РФ / Отв. ред. В.В. Лазарев. С. 30.

[4] Подробнее об этом см.: Кукушкин М.И., Югов А.А. Выборы - конституционный институт прямого народовластия в Российской Федерации // Рос. юрид журнал. 1996. № 2.

[5] См.: Кокотов А.Н. Русская нация и Российская государственность. С. 100.

[6] Конституция Российской Федерации: стабильность и развитие общества / Отв. ред. академик РАН Б.Н. Топорнин. - М.: Юристь, 2004. С. 11.

[7] Головко А.А. Указ. соч.. 2000. № 1.

[8] Енгибарян Р.В., Тадевосян Э.В. Указ. соч. С. 201-202,

[9] Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М.: Юрайт, 1999. С. 79.

[10] См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. 2. Учебник для вузов. Под общ. ред. Крашенинниковой Н.А. и Жидкова О.А. - М.: Издат. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 27-34.

[11] К такому же выводу пришла, например, группа уральских историков. См.: История России. Теория изучения. Книга первая. С древнейших времен до конца XIX века / Под ред. Б.В. Личмана. Екатеринбург: Изд-во «СВ-96», 2001. С. 168-170.

[12] История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.: Гардарика, 1999. С. 95.

[13] Представляется вполне закономерным, что события того времени в настоящее время возвращаются в памяти российского народа. Так, в ознаменование освобождения осенью 1612 г. русским ополчением Московского Кремля от польско-литовских захватчиков в настоящее время учрежден праздничный день - День народного единства (4 ноября). И думается, что по своему значению в истории России данный день имеет не меньшее значение, чем День Победы.

[14] Конституционное право государств Европы: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов (отв. ред. Д.А: Ковачев). - М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 114.

[15] Теория государства и права / Отв. ред. В.Д. Перевалов. С. 346, 347.

[16] Проблемы науки конституционного права: Монография. - Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998. С. 95.

[17] Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., 2005. С. 108.

[18] Пастухова Н.Б. Указ. соч. С. 282.

[19] Интересное исследование духовных основ и в целом культурологического аспекта суверенитета проведено Е.О. Шенкаревой. В своей работе автор в контексте конкретных исторических процессов рассматривает вопрос о тех культурных факторах, которые выступают в качестве значимых для становления и поддержания суверенитета. В истории Черногории Е.О. Шенкарева усматривает уникальную возможность проследить особенности влияния культурных факторов на становление суверенитета в условиях почти полного отсутствия иных значимых ресурсов для обеспечения и поддержания независимости. Итоги проведенного в мае 2006 года референдума по вопросу о независимости Черногории еще более рельефно показали действие указанных факторов. И, несмотря на неоднозначность оценки политических процессов, происходящих сегодня на территории бывшей Югославии, обращение Е.О. Шенкаревой к культурологическому аспекту суверенитета представляется весьма актуальным. См.: Шенкарева Е.О. Социокультурные факторы поддержания суверенитета (на примере истории Черногории XV-XVIII вв.): Дис канд. истор. наук. М., 2003.

[20] СЗ РФ. 2005. №29. Ст. 3064.

[21] Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001 -2005 годы», утвержденная постановлением Правительства РФ от 16.02.2001 г. № 122 // Рос. газ. 2001. 12 марта.

[22] СЗ РФ. 1995. № п. Ст. 943.

[23] Областная газета. 2005. 23 августа.

[24] Хабибулин А.Г., Рахимов Р.А. Государственная идеология: к вопросу о правомерности категории И Государство и право. 1999. № 3. С. 17.

[25] Кокошкин Ф.Ф. Указ. соч. С. 156.

[26] Кокотов А.И. Доверие. Недоверие. Право. С. 51.

[27] Хабибулин А.Г., Рахимов Р.А. Указ. соч. С. 15.

[28] Вопросы теории и практики публичной власти. С. 38-39.

[29] Конституционное право субъектов Российской Федерации. С. 34.

[30] Югов АЛ. Правовые основы публичной власти в Российской Федерации. С. 79.

[31] Рос. газ, 2000.27 дек.

[32] Гречнев М.В., Ескина Л.Б. Законодательное оформление института государственных символов Российской Федерации // Проблемы развития российской Конституции: Сб. статей / Под ред. Л.Б. Ескиной. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. С. 225.

[33] Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С. 71.

[34] Рос. газ. 2002. 19 апреля.

[35] Рос. газ. 2003. 17 мая.

[36] Рос. газ. 2005. 26 апреля.

[37] Анненкова В.Г Указ. соч. С. 36.

[38] Сурков В. Суверенитет - это политический синоним конкурентоспособности. Постоянный адрес документа http://www.edinros.ru/news.html?id=l11148.

[39] Рос. газ. 2005. 7 апреля.

[40] СЗ РФ. 2004. №51. Ст. 5260.

[41] Анненкова В.Г. Указ. соч. С. 34.

[42] Интересно отметить, что, по мнению Н.Б. Пастуховой, разрешение проблемы сохранения национально-государственного единства на современном этапе развития России может состоять в государственной политике, направленной на формирование единой российской нации, цементирующей основой которой является не национальность, а гражданство. См.: Пастухова Н.Б. Указ. соч. С. 153.

[43] Пастухова Н.Б. Указ. соч. С. 282.

[44] Научно-практический комментарий к Конституции РФ / Отв. ред. В.В. Лазарев. С. 164.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


О взаимодействии органов государственной власти РФ в сфере исполнения решений, принимаемых Конституционным судом РФ и конституционными судами субъектов РФ
Защита права частной собственности при ее изъятии
Конституционно-правовой статус главы исполнительной власти субъекта федераци
Комментарий к федеральному закону о политических партиях
Органы конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации в системе конституционной юстиции.
Вернуться к списку публикаций