2013-11-19 15:25:54
ГлавнаяКонституционное право — Гарантии суверенитета Российской Федерации



Гарантии суверенитета Российской Федерации


Политические, духовные, экономические гарантии суверенитета Российской Федерации

Посредством правовых средств государство может наиболее оперативно и непосредственно воздействовать на среду, в которой оно существует. В условиях примата общепризнанных прав человека, а также возрастающей роли международных организаций наиболее естественным и приоритетным для Российского государства является применение именно правовых инструментов в целях устранения внешних и внутренних угроз.

Однако весь потенциал мер, могущих способствовать укреплению социальной и геополитической устойчивости государства, не исчерпывается только правовыми средствами. Представляется обоснованным вести речь также о политических, духовных, экономических гарантиях суверенитета Российской Федерации. Данные гарантии, в отличие от юридических, являются не средствами, а, скорее, условиями, создающими предпосылки для реализации государством суверенной власти. На данные условия государство не может воздействовать непосредственно, и правовое регулирование здесь имеет нелинейный характер. В то же время Российское государство не может безучастно относиться к указанной стороне своего бытия и в рамках проводимой государственной политики принимает определенные меры, способствующие поддержанию тех социальных условий и факторов, играющих позитивную роль при реализации государственной власти. Принимаемые в этих целях со стороны Российского государства меры носят, главным образом, организационный характер с определенным участием правового инструментария. В то же время правовые средства в данном случае играют далеко не ведущую роль и выступают лишь как один из способов воздействия государства на различные участки социальной действительности.

Политические гарантии. О необходимости обеспечения политических гарантий государственного суверенитета отмечалось еще в п. 5 Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Однако ни до принятия указанной Декларации, ни после этого в юридической литературе вопросу о гарантиях суверенитета государства вообще и о политических гарантиях в частности не уделялось достаточного внимания и не было посвящено ни одного отдельного научного исследования.

Являясь центральным субъектом политической системы, государство взаимодействует с другими ее субъектами, а также иными неотъемлемыми элементами указанной системы. Возникающие в процессе взаимодействия с этими элементами сложные социальные связи обуславливают возможность поддержания суверенных свойств государственной власти либо, наоборот, ослабляют эти свойства. Какие же факторы и отношения играют в данном случае первостепенную роль?

В первую очередь следует учитывать то, что в качестве политической основы государства выступает его народ. Как писал Д. Локк, «всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа» [1]. Само государство создается народом для решения общих дел. В связи с этим между государством и народом постоянно должна поддерживаться политическая связь. Наличие обозначенной связи позволяет вести речь о таком свойстве государственной власти, как легитимность, которая означает принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться [2]. Именно воля народа придает качество легитимности государственной власти, всем ее формам [3]. Народ посредством различных форм легитимации выражает свое доверие государственной власти, а значит - государству. Важнейший показатель отношения граждан к государству - выборы в органы власти. В Российской Федерации выборы являются свободными (ч. 3 ст. 3 Конституции РФ), и участие большинства населения в них, конечно, говорит о признании народом власти государства. Наличие такого критерия признания выборов состоявшимися, как участие в них определенного минимума избирателей, направлено именно на обеспечение того, чтобы результаты выборов воспринимались как общенародное решение, а формируемые путем выборов органы государственной власти были легитимны.

Соответственно, добровольный и массовый отказ граждан от участия в выборах (абсентеизм) может повлечь отчуждение властного аппарата от народа [4]. В случае крайнего неприятия населением проводимой данным государством политики народ даже может отказаться от защиты этого государства, что, как правило, чревато скорым падением последнего [5].

Легитимность государственного строя современной Российской Федерации подтверждается тем, что он установлен в соответствии с Конституцией РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. Как верно замечает В.Д. Зорькин, «именно Конституция стала главным средством безусловной и универсальной юридической легитимации Российского государства, как единства территории, проживающего на ней общества и механизмов исторического воспроизводства и развития» [6].

Таким образом, поддержка народом государственной политики является одной из наиболее значимых гарантий государственного суверенитета [7].

Выше говорилось о том, что государственная власть - это власть народа через своих представителей для решения общенародных задач, поэтому государственный суверенитет как бы «вырастает» из суверенитета народного, или, как пишет Э.В. Тадевосян, народный! суверенитет является основой суверенитета государства [8]. Чтобы государство какого-то народа было независимым, суверенным, необходимо, чтобы сам народ был независим, являлся единственным сувереном на своей земле. С таких же позиций исходит и Конституция РФ, в ст. 3 которой закреплен суверенитет многонационального российского народа. Отсюда следует, что суверенитет народа Российской Федерации является важнейшей гарантией ее суверенитета как государства.

Необходимо отметить, что народный суверенитет становится государственным при условии легитимации государственной власти [9]. Т.е. последняя должна быть не только законной (что, по сути, является вторичным), но главное - социально обоснованной. В связи с этим интересен вопрос о том, как народный суверенитет переходит в форму государственного.

В настоящее время исследователям доступна лишь довольно приблизительная информация о том, как создавались (учреждались) государства в древние времена, но известно, как это происходило уже в Новое время. Так, учреждение государства, которое теперь носит наименование Соединенных Штатов Америки, состоялось на Третьем Континентальном конгрессе в 1776 г., утвердившем Декларацию независимости. В ней было объявлено появление на Атлантическом побережье Северной Америки тринадцати суверенных государств [10].

Нам также достоверно не известно, как происходило образование «пращура» современного Российского государства - Киевской Руси, но зато мы имеем информацию об учреждении Российского Царства в 1613 г. Поясним, что к тому моменту российская государственность оказалась настолько попранной, что, надо откровенно сказать, в период с конца 1611 г. по сентябрь 1612 г. Российского государства как такового просто не существовало [11]. В 1611 г. русским царем был провозглашен польский королевич Владислав, но фактически Русским государством он не правил. Так называемая семибоярщина не могла удержать в своих руках даже Москву. В то же время польско-шведские войска оккупировали значительную часть территории страны. Только к сентябрю 1612 г. народные ополчения под руководством К. Минина и Д. Пожарского сумели освободить центральные районы России. Но всем стал очевиден вакуум власти, который надо было срочно заполнить. Так для учреждения новой власти, а по сути - и нового Российского государства в начале 1613 г. собрался Земский Собор. О том, как происходил его созыв, свидетельствует «приговор» Собора, в котором говорится о приглашении духовенства, бояр, дворян, гостей, посадских «изо всех городов великого Российского царствия ... к Москве, для земского совета и для государственного опирания, лучших и разумных людей» [12]. Именно на этом форуме российский народ определил, что Российскому государству быть, и определил форму правления - на Соборе был избран царь Михаил Федорович Романов. Таким образом, Земский Собор 1613 г. можно по праву назвать Всероссийским Учредительным Собором; этот Собор выполнил роль своеобразного механизма реализации народного суверенитета и перехода его в форму суверенитета государства [13].

В 1721 г. Российское государство стало именоваться Российской Империей, которая в сентябре 1917 г. была переименована в Российскую республику. С октября 1917 г. по 25 декабря 1991 г. наше государство носило название Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, а с 25 декабря 1991 г. мы живем в Российской Федерации (России). Как видим, за четырехвековой период наше государство меняло свои формы, наименования, но всегда оно оставалось Российским государством, которому российский народ в 1613 г. дал мандат на существование. Причем этот мандат на протяжении четырех столетий косвенно продлялся российским народом посредством: подчинения законам государства, участия в работе его органов, участия в различных выборах и референдумах, в защите государства от захватчиков и т.д. Поэтому суверенитет народа уже, по крайней мере, четыре века выступает гарантией суверенитета Российского государства, и это очень знаменательно. Иначе говоря, «вверяя всю полноту суверенной власти государству, народ остается гарантом государственного суверенитета» [14].

Среди политических гарантией суверенитета Российской Федерации нельзя не назвать и развитое (зрелое) гражданское общество. Под гражданским обществом в современной юридической литературе понимается свободное демократическое правовое общество, ориентированное на конкретного человека, создающего атмосферу уважения к правовым традициям и законам, общегуманистическим идеалам, обеспечивающее свободу творческой и предпринимательской деятельности, создающее возможность достижения благополучия и реализации прав человека и гражданина, органично вырабатывающее механизмы ограничения и контроля за деятельностью государства [15].

Гражданское общество составляет центральную, созидательную часть общества. Оно состоит из сознательных деятельных членов общества, которые строят свои отношения друг с другом, обществом и государством на основе закона и действующих прогрессивных социальных норм [16]. В связи с этим необходимо отметить два обстоятельства. Во-первых, гражданское общество - это составная часть общественного механизма, ограничивающая всевластие государства. Благодаря ему государство из всемогущего господина общества превращается в подконтрольного обществу исполнителя его воли [17]. Посредством деятельности различных институтов гражданского общества (в частности, политических партий, средств массовой информации) народ имеет дополнительную возможность контроля за осуществлением государственной власти с тем, чтобы государство в своей деятельности руководствовалось именно интересами народа. Во-вторых, для подлинного демократического государства развитое гражданское общество может рассматриваться как своеобразный союзник при решении глобальных задач, стоящих перед обществом. Более того, в некоторых случаях решение гражданским обществом общих дел является более эффективным и предпочтительным, в то время как вмешательство государства в отдельные социальные процессы вообще может оказаться нежелательным.

Таким образом, в условиях зрелого гражданского общества государство является более устойчивым и способно наиболее успешно отвечать на новые угрозы своей безопасности. Данная позиция поддерживается также Н.Б. Пастуховой, которая считает гражданское общество одной из политических основ государственного суверенитета [18].

Духовные гарантии. Действенность и защищенность государственного суверенитета во многом зависит от отношения народа к своему государству, а также от состояния сплоченности самого народа. Ввиду этого государству и обществу необходимо постоянно проводить определенные организационные мероприятия и принимать пропагандистские меры, направленные на укрепление духовного единства народа и на формирование и поддержание перманентной убежденности у граждан в необходимости существования и укрепления Российского государства [19].

В настоящей работе хотелось бы обратить внимание на роль организационно-правовых механизмов в обеспечении духовных основ суверенитета Российской Федерации, а также попытаться раскрыть потенциал данных механизмов и пути их совершенствования. Разработка и внедрение соответствующих организационно-правовых механизмов является основным каналом деятельности государства по укреплению духовных основ своего суверенитета. Наиболее эффективно данные механизмы могут действовать, будучи объединенными в единый комплекс, в частности, в рамках определенных государственных программ.

Следует отметить, что современное Российское государство принимает меры, направленные на укрепление духовных основ его суверенитета. В большинстве своем данные меры обозначены в Государственной программе «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы», утвержденной постановлением Правительства РФ от 11.07.2005 г. № 422 [20] (далее - Программа 2005 года). Данная программа принята в связи с истечением срока действия аналогичной государственной программы, рассчитанной на 2001-2005 годы (далее - Программа 2001 года) [21]. Как указано во введении Программы 2005 года, она представляет собой «объединенный замыслом и целью комплекс нормативно-правовых, организационных, научно-исследовательских и методических мероприятий, призванных обеспечить решение основных задач в области патриотического воспитания. При этом в разделе II Программы 2001 года более точно говорилось о комплексе мероприятий по формированию патриотических чувств и сознания граждан Российской Федерации.

Первое, что существенно отличает Программу 2005 года от своей предшественницы, это развернутый перечень мероприятий, посредством проведения которых предполагается решить закрепленные в данной программе задачи. Довольно объемный перечень данных мероприятий включает в себя: проведение конференций, фестивалей, семинаров-совещаний, вахт памяти, слетов, спартакиад, спортивных игр, организацию концертов, выставок, конкурсов, эстафет, автопробегов, создание кинофильмов, теле- и радиопередач, учреждение наград, принятие новых и внесение изменений в действующие нормативные акты, издание сборников нормативных актов, учебно-методической литературы, выпуск видео и аудиопродукции и др.

В Программе 2005 года подводятся итоги политики государства в сфере патриотического воспитания в 2002-2004 годах. При этом следует обратить внимание на то, что из предусмотренных Программой 2001 года 130,78 млн. руб. бюджетных средств на начало 2005 года было освоено 115 млн. руб. Объем бюджетного финансирования мероприятий, предусмотренных Программой 2005 года, увеличен почти в три раза.

На основе анализа итогов реализации Программы 2001 года в новой программе излагаются основные направления совершенствования процесса патриотического воспитания, определены параметры оценки эффективности реализации программы (нравственно-духовные и количественные). Обращает на себя внимание то, что в качестве важнейших нравственно-духовных критериев названы повышение толерантности, снижение степени идеологического противостояния в обществе, а также снижение социальной напряженности в обществе. Таким образом, Программа 2005 года проникнута идеей необходимости сплочения различных слоев российского общества и укрепление социально-политического базиса Российского государства. Иными словами, государственная политика в сфере патриотического воспитания направлена на расширение такой категории граждан, которая идентифицирует себя с российской государственностью именно в ее современном виде, т.е. на расширение категории собственно россиян (а не русских, татар, бурятов, якутов и т.д.).

В то же время не может не обратить на себя внимание и то, что данная политика осуществляется по большей своей части в рамках военной сферы. Большинство мероприятий, составляющих основное содержание Программы 2005 года, сосредоточено именно на военной тематике. Названная черта напрямую унаследована указанным документом от своего предшественника. Например, обе программы в плане совершенствования нормативно-правовой базы патриотического воспитания в качестве основного мероприятия предусматривают внесение изменений в Федеральный закон от 13.03.1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы (победных днях) России» [22]. Организационное обеспечение программы по-прежнему возлагается на Российский государственный военный историко-культурный центр при Правительстве РФ.

В этом смысле наиболее милитаризованной выглядит Областная государственная целевая программа «Патриотическое воспитание граждан в Свердловской области» на 2006 год, утвержденная постановлением Правительства Свердловской области от 30.06.2005 г. № 529-ПП [23]. Первейшей своей задачей указанная программа называет создание механизма подготовки подростков и молодежи к военной службе.

В то же время надо признать оправданным внимание разработчиков рассматриваемых программ к военной тематике. Обращение к богатым в духовном смысле образам героев-защитников Отечества имеет неоспоримый морально-психологический эффект. Как отмечено в преамбуле Федерального закона «О днях воинской славы (победных днях) России», во все века героизм, мужество воинов России, мощь и слава русского оружия были неотъемлемой частью величия Российского государства. Поэтому память о воинах-героях остается и долго еще будет оставаться важнейшим морально-психологическим фактором, определяющим общественно-политическое поведение граждан.

Необходимо также признать, что в сегодняшних условиях наиболее общей идеей для большинства россиян является идея о том, что Россия должна занимать достойное место в мировом сообществе [24]. Многим представляется, что этот тезис (который сам в свою очередь имеет корни в памяти россиян о великих военных победах) является чуть ли не единственным стержневым, на котором основано государственное единство многонационального российского народа. Однако далее мы постараемся показать, что серьезный потенциал в деле укрепления духовных основ суверенитета Российского государства имеют и другие факторы.

Итак, на современном этапе основные материальные и организационные ресурсы государства в деле повышения его авторитета в глазах населения, т.е. укрепления духовных основ его суверенитета, сосредотачиваются в рамках программы патриотического воспитания. Причем в последнее время осуществлен переход от программы как сугубо идеологического документа к варианту, когда на определенные тезисы накладываются совершенно конкретные мероприятия.

Таким образом, во-первых, программа патриотического воспитания - документ, являющийся основой государственной политики в сфере духовной жизни общества по поддержанию и укреплению внутреннего авторитета государства. Во-вторых, программа - это конкретный план-график мероприятий, осуществляемых как государственными органами, так и представителями различных институтов гражданского общества. Иными словами, рассматриваемый документ - это перечень государственно-значимых мероприятий (имеющих государственный статус в силу своей важности), основанный на культивируемой государством идеологии. Сказанное позволяет заключить, что программа патриотического воспитания граждан представляет собой планово-идеологический документ.

Причем имеются основания полагать, что практика принятия подобных программ будет развиваться. Если Программа 2001 года предусматривала принятие в перспективе Федерального закона «О патриотическом воспитании граждан Российской Федерации», то Программа 2005 года о таком законе уже умалчивает. Очевидно, при этом подразумевается, что, с одной стороны, программа сама способна справиться с задачами патриотического воспитания, с другой, что формат федерального закона (т.е. нормативного правового акта) не совсем подходит для осуществления гибкой государственной политики в данной сфере.

Учитывая изложенное, попытаемся абстрагироваться от конкретных обстоятельств Программы 2005 года с целью выяснения, от каких же все-таки посылок следует отталкиваться разработчиками программ патриотического воспитания при наполнении этих программ конкретным содержанием.

Первейшая посылка здесь довольно простая: государство может укрепить свое единство путем укрепления единства народа, ассоциирующего себя с данным государством. Как писал российский государствовед Ф.Ф. Кокошкин, «подданные, в тесном смысле слова, участвуют в образовании и сохранении той общественной психической силы, на которую опирается государственная власть» [25]. В связи с этим единый духовный настрой большинства граждан, переведенный в плоскость политико-правового поля, делает единой саму личность государства. Если в обществе имеется устойчивое доверие между людьми, властью и населением, значит, люди готовы воспринимать общественный порядок как справедливый (условно, безусловно), готовы ему следовать и его поддерживать [26].

Однако такой настрой (режим доверия) может быть тогда, когда для населения свойственно понимание и отражение (в частности, в форме поощрения, культивирования) тех единых ценностей, которые является частью духовного мира большинства граждан.

Следует иметь в виду, что такие всеобщие ценности «не могут быть выработаны профессиональными идеологами или механически заимствоваться из иноцивилизационного опыта, они - следствие исторического и социокультурного развития данного государства и его народа» [27]. Обозначенные искомые ценности как устойчивые духовные модусы могут быть порождены только в результате длительного активного взаимодействия (а не просто сосуществования) различных социальных (этических, конфессиональных и др.) общностей, населяющих территорию государства, т.е. должны быть выстраданы.

Об этом пишет и А.Н. Кокотов, используя категорию индивидуального акта самоопределения общности. Как отмечает ученый, идеальный акт самоопределения общности - акт содеятельности составляющих ее индивидов, организованных групп, общерезультирующая которого в той или иной мере принимается всеми субъектами взаимодействия [28]. Иными словами, речь должна идти о результате общих действий, который принимается всеми представителями общности как свой собственный. Именно этот общий результат является основой формирования единого сознания, основой самоидентификации отдельного индивида как части некоего сообщества.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Взаимодействие органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации с Конституционным Судом Российской Федерации
Конституционно-правовой статус главы исполнительной власти субъекта федераци
Комментарий к федеральному закону о политических партиях
Место Конституционного Суда Российской Федерации в системе органов государственной власти (в контексте его функций и полномочий)
Общая характеристика новых основных законов стран СНГ и Балтии
Вернуться к списку публикаций