2013-11-19 15:25:54
ГлавнаяКонституционное право — Гарантии суверенитета Российской Федерации



Гарантии суверенитета Российской Федерации


С юридической экспертизой неразрывно связано и ведение федерального Регистра нормативно-правовых актов субъектов РФ. Необходимость его ведения установлена Указом Президента РФ от 10.08.2000 г. № 1486 «О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации» [27]. Порядок ведения Регистра закреплен в Положении, утвержденном постановлением Правительства РФ от 29.11.2000 г. № 904 [28]. Федеральный регистр ведется в целях контроля за обеспечением законности нормативно-правовых актов государственных, а в дальнейшем и муниципальных органов [29].

Как показывает практика, значительную позитивную роль в деле обеспечения верховенства федерального права способны играть также специализированные экспертно-исследовательские учреждения при органах государственной власти субъектов РФ. Такие учреждения в настоящее время созданы, в частности, в Воронеже, Иркутске, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. Например, в рамках Уральского института регионального законодательства действует экспертный совет, который проводит экспертизу проектов законов Свердловской области [30].

Помимо этого, в литературе в целях обеспечения единства правового пространства России предлагается выработать единую систему базовых принципов, категорий и понятий, используемых при создании как федеральных, так и региональных законов [31]. Такое предложение представляется вполне обоснованным, поскольку единство категориального аппарата и базовых принципов регулирования тех или иных областей общественных отношений способствовало бы поддержанию интегративных свойств правового пространства государства. Возможно, данный вопрос мог бы быть разрешен в Федеральном законе «О правовых актах в Российской Федерации», который, однако, до настоящего времени так и не принят.

О.В. Анциферова в качестве мер обеспечения единства правового пространства Российской Федерации предлагает также рассматривать совершенствование института федерального вмешательства, работы полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах [32].

О необходимости совершенствования системы гарантий единства правового пространства и верховенства федерального права в настоящее время свидетельствует и правоприменительная практика в отдельных субъектах федерации.

Например, даже сегодня в конституциях некоторых республик в составе Российской Федерации сохранены положения об их суверенитете. Более того, вопреки положениям Конституции РФ и решениям Конституционного Суда РФ тезис о наличии у внутрироссийских республик суверенитета получает легализацию в решениях конституционных судов этих республик. Так, в частности, Конституционными судами Башкортостана и Татарстана уже после 2000 г. были приняты решения, отстаивающие концепцию суверенитета данных субъектов РФ [33]. То есть посредством, толкования положений конституций указанных республик делается попытка преодолеть те принципы государственного устройства, которые заложены в федеральной Конституции.

Гарантии единства экономического пространства. В силу того, что Россия является федеративным государством, то субъекты федерации обладают определенной экономической самостоятельностью, а некоторые из них даже самодостаточностью, о чем особенно громко заявлялось в 1990-е годы. Характеризуя тот период, B.C. Нерсесянц писал: «...места сами претендуют на роль независимых центров. С этим и связана тенденция к формированию множества самостоятельных центров власти-собственности, по своей сути запрограммированных и ориентированных на утверждение, в меру возможности, своего суверенитета, на отрицание или хотя бы максимальное ограничение суверенитета объединяющего их государственного целого» [34]. В этих условиях вопрос о сохранении единого Экономического пространства, включая обеспечение равной возможности по осуществлению предпринимательской деятельности и свободы перемещения товаров, для Российской Федерации приобрел особую актуальность.

В настоящее время в литературе сформулировано понятие юридических (правовых) гарантий единства экономического пространства. Под последними Д.В. Кузовкин предлагает понимать установление правовых норм, регулирующих поведение хозяйствующих субъектов, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов федерации, органов местного самоуправления и их должностных лиц, направленных на обеспечение свободного перемещения товаров, работ, услуг, финансовых средств и трудовых ресурсов на территории Российской Федерации. Причем сам автор в качестве юридических (правовых) гарантий единства экономического пространства рассматривает наличие единого гражданского, хозяйственного, финансового законодательства [35].

В.И. Червонюк к гарантиям данной категории относит: закрепленный в Конституции запрет на установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств; введение единых правил лицензирования видов предпринимательской деятельности; введение единых государственных стандартов правового регулирования порядка создания и деятельности предприятий; введение единых стандартов сертификации товаров и услуг [36].

Кроме того, о некоторых гарантиях данной категории указывал в своих решениях Конституционный Суд РФ. В частности, указывалось на то, что существуют так называемые стратегические и невозобновляемые природные ресурсы, и право на распоряжение ими есть неотъемлемый элемент защиты государственного суверенитета [37]. Так, в Постановлении от 09.01.1998 г. № 1-П по делу о проверке конституционности. Лесного кодекса РФ Конституционный Суд РФ указал, что лесной фонд ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития и рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов представляет собой публичное достояние многонационального народа России, как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим [38].

В Постановлении от 07.06.2000 г. № 10-П Конституционный Суд РФ также рассмотрел вопрос о правовом режиме природных ресурсов, и указал, что положения основных законов субъектов Российской Федерации, согласно которым земля, недра, леса, растительный и животный мир, водные и другие природные ресурсы являются достоянием (собственностью) субъектов, ограничивают суверенитет Российской Федерации и нарушают установленное Конституцией РФ разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов.

Вопрос о юридических гарантиях единства экономического пространства рассматривался Конституционным Судом РФ и в Постановлении от 15.12.2006 г. № 10-П [39]. В качестве указанных гарантий Суд назвал установление правовых основ единого рынка, осуществление финансового, в том числе бюджетного, регулирования, а также запрет на установление каких-либо препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств.

Как утверждает В.Г. Анненкова, одной из основных задач в сфере обеспечения единства экономического пространства в настоящее время является согласованное формирование и осуществление единой экономической политики Российской Федерации и ее субъектов, а также создание равных условий экономического развитая территорий и снижение дифференциации уровней социально-экономического развития регионов [40].

Среди мер, направленных на поддержание равных условий экономического развития субъектов РФ, можно назвать временную финансовую администрацию, которая предполагает временное осуществление федеральными органами государственной власти отдельных полномочий органов государственной власти субъекта РФ. Основанием введения названной меры в соответствии с подп. «б» п. 1 ст. 26.9 Федерального закона от 06.10.1999 г. № 184-ФЗ является возникшая вследствие решений, действий или бездействия органов государственной власти субъекта РФ просроченная задолженность субъекта РФ по исполнению долговых и (или) бюджетных обязательств, определенная в порядке, установленном Бюджетным кодексом РФ, превышает 30 процентов собственных доходов бюджета субъекта РФ в последнем отчетном году.

На практике данная мера еще ни разу не применялась, однако, уже можно предполагать, что ее применение может вызвать определенные трудности. В частности, арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено специальной процедуры рассмотрения такого рода дел. В то же время существующие нормы главы 28 АПК РФ не могут распространяться на отношения, связанные с неплатежеспособностью субъектов РФ [41]. В АПК РФ необходимо определить процедуру рассмотрения данных дел.

Гарантии осуществления государственной власти в соответствии с интересами народа [42]. Как верно отмечается государствоведами, осознание народом чужеродности его интересам наличной формы государственности может повлечь за собой отказ защищать существующий государственный срой [43]. В связи с этим подчинение деятельности управляющего аппарата государства интересам управляемых является условием устойчивого функционирования государства.

Помимо этого, необходимость гарантий рассматриваемой категории напрямую связана с таким признаком государственного суверенитета, как. его производность от суверенитета народа. И при анализе признаков государственного суверенитета мы указывали, что государство может быть суверенным, только если оно реализует волю своего народа. Итак, какие же гарантии установлены в современном российском законодательстве?

Во-первых, как установлено в п. 3 ст. 30 Федерального закона от 11.07.2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» [44], не допускаются пожертвования политической партии и ее региональным отделениям от иностранных государств, иностранных юридических лиц и граждан. Учитывая, что одной из целей любой политической партии является участие в выборах, данный запрет призван исключить возможность избрания в органы государственной власти лиц, лоббирующих интересы других государств.

Во-вторых, подп. «г» п. 1 ст. 4 Федерального закона от 08.05.1994 г. № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» [45] предусматривает в качестве основания досрочного прекращения полномочий члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы утрату гражданства Российской Федерации либо приобретение гражданства иностранного государства. Если вышеупомянутое положение Федерального закона «О политических партиях» направлено на недопущение проникновения лиц, потенциально могущих лоббировать интересы иностранного государства, в органы государственной власти Российской Федерации, то данная норма призвана не допустить нахождение таких лиц в указанных органах.

Кроме того, согласно дополнениям, внесенным в Федеральный закон «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» Федеральным законом от 25.07.2006 г. № 128-ФЗ [46], членом Совета Федерации, депутатом Государственной Думы не может быть гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства.

В-третьих, согласно п.п. 6 п. 1 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» [47] гражданин не может быть принят на государственную службу и находиться на государственной службе в случае выхода из гражданства Российской Федерации или приобретения гражданства другого государства. Таким образом, не допускается нахождение в государственном аппарате лиц с двойным гражданством.

В-четвертых, подп. «и» п. 1 ст. 19 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусматривает в качестве основания досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица субъекта (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) утрату им гражданства Российской Федерации, приобретения им гражданства иностранного государства либо получения им вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства.

Аналогичное положение закреплено и в п. 1 ст. 20.1 Федерального закона от 08.01.1998 г. № 8-ФЗ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» [48]. Правда, согласно названной норме муниципальный служащий в случае прекращения гражданства Российской Федерации не обязательно увольняется, а только может быть уволен по инициативе руководителя органа местного самоуправления, т.е. норма эта диспозитивная.

Вообще, следует отметить, возможность нахождения на государственной должности лица с двойным гражданством далеко не всегда учитывается российским законодательством. Так, до недавнего времени не исключалось даже избрание на должность Президента РФ лица, имеющего двойное гражданство (ст. 81 Конституции РФ требует от кандидата на эту должность лишь наличия российского гражданства, но не говорит о том, что кандидат не может иметь также иного гражданства). Более того, Федеральный закон от 31.12.1999 г. № 228-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» прямо допускал такую возможность [49]. И только совсем недавно Федеральным законом от 25.07.2006 г. № 128-ФЗ в ст. 3 Федерального закона от 10.01.2003 г. № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» [50] были внесены дополнения, в соответствии с которыми не имеет права быть избранным Президентом РФ (равно как и претендовать на иные выборные государственные должности) гражданин Российской Федерации, имеющий гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание указанного гражданина на территории иностранного государства.

Между тем об опасностях подобных ситуаций еще во второй половине XIX века обоснованно обращал внимание А.Д. Градовский. «Действуя исключительно под влиянием национальных интересов, - писал он, - верховная власть страны естественно может прийти в столкновение с интересами других народностей. В силу этого различия верховная власть определенной страны должна быть поставлена совершенно независимо от отношений своих подданных ко всем верховным властям других государств. Отсюда прямо следует, что политические права могут принадлежать в данном государстве только таким лицам, которые по своим интересам, по своему миросозерцанию способны руководствоваться в управлении интересами своего отечества» [51].

Как представляется, эти слова совершенно справедливы и в сегодняшних условиях, тем более что, как отмечается в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, на территории России активизируется деятельность иностранных спецслужб и используемых ими организаций. Кстати сказать, С.А. Авакьян в одной из своих книг приводит красноречивый пример негативных последствий допуска к государственной должности лиц с двойным гражданством. Так, Б.А. Березовский, имея, помимо российского, израильское гражданство, являлся заместителем секретаря Совета Безопасности РФ, т.е. органа, ведающего самыми важными вопросами безопасности Российского государства [52]. В связи с этим примечательно, что согласно дополнениям, внесенным Федеральным законом от 25.07.2006 г. № 128-ФЗ в Закон РФ «О безопасности», секретарем, постоянными членами и членами Совета безопасности могут быть граждане Российской Федерации, не имеющие гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства.

На ограничение участия иностранцев в политической деятельности в целом направлен и широко обсуждавшийся в прессе Федеральный закон от 10.01.2006 г. № 18-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» [53]. Так, в частности, согласно положениями названного закона иностранной некоммерческой неправительственной организации может быть отказано в осуществлении деятельности на территории России, если цели и задачи создания филиала или представительства такой организации создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности, национальному единству и самобытности, культурному наследию и национальным интересам Российской Федерации. Данное ограничение является существенным, особенно если учесть, что некоммерческие организации и общественные объединения могут оказывать значительное влияние на формирование общественного мнения, следовательно, влиять на политические процессы в обществе.

Вообще можно заметить, что запрет на участие в политической деятельности лиц, имеющих иностранное гражданство, является широко распространенной практикой во многих государствах мира. Более того, в ст. 16 Конвенции о защите прав и основных свобод даже закреплена норма, согласно которой ничто в статьях 10, 11 и 14, устанавливающих гарантии реализации политических прав, не может рассматриваться как препятствие для государств-участников Конвенции вводить ограничения на политическую деятельность иностранцев [54].

Выше были проанализированы основные юридические гарантии государственного суверенитета Российской Федерации, а именно те, которые, на наш взгляд, имеют принципиальное значение на современном этапе развития Российского государства. При этом следует признать, что ввиду своей важности проблема юридических гарантий требует серьезной самостоятельной проработки, особенно с учетом интенсивного развития законодательства.

Кроме того, следует учитывать, что юридическая конструкция суверенитета служит обеспечению нормального функционирования государства. В свою очередь государство в процессе своей деятельности объективно оказывается ввергнутым в противостояние различных политических сил, религиозных течений, этнических групп. Иными словами, государство постоянно испытывает на себе влияние разнонаправленных политических и иных факторов, которые угрожают единству государства. В связи с этим полагаем, что исследование гарантий суверенитета было бы неполным, если бы оно ограничилось рассмотрением только тех из них, которые нашли опосредование в нормах права. Задача обеспечения суверенитета не может быть эффективно решена без учета политических, духовных и иных факторов, которые оказывают существенное влияние на самостоятельное и независимое выполнение государством его функций.



[1] Вихарев С.Р. Указ. соч. С. 176; Равин С.М. Указ. соч. С. 30.

[2] Перевалов В.Д., Югов АЛ. Проблемы формирования правовой системы в свете Конституции РФ 1993 г. // Рос. юрид. журнал. 1998. № 1. С. 11.

[3] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 31.07.1995 г. № 10-П // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3424.

[4] Анненкова В.Г. Указ. соч. С. 10.

[5] Енгибарян Р.В., Тадевосян Э.В. Указ. соч. С. 207.

[6] Шевцов В.С. Национальный суверенитет (проблемы теории и методологии). М.: Юрид. лит., 1978. С. 131.

[7] Подробнее см.: Международное право: Учебник для вузов / Отв. ред. Г.В. Игнатенко и О.И, Тиунов. -3-е изд., перераб. и доп. - М.: Норма, 2003. С. 134-135.

[8] Бабурин С.И. Указ. соч. С. 126.

[9] Рос. газ. 2002. 2 февраля.

[10] Рос. газ. 2001. 2 июня.

[11] Утвержден постановлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 30.01.2002 г. № 33-СФ // СЗ РФ. 2002. №7. Ст. 635.

[12] Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). М.: Изд-во «Юрист», 1994. С. 97.

[13] Червонюк В.И. Указ. соч. С. 41.

[14] Авакъян С,А., Арбузкин А.М., Аринин А.Н. Федеральное вмешательство: концепция и проект федерального закона // Вестник МГУ. Серия 11, «Право». 2000. № 6.

[15] Анненкова В.Г. Указ. соч. С. 10.

[16] Рос. газ. 1992.23 мая.

[17] Анциферова О.В. Обеспечение единства законодательной системы Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 10-12.

[18] Конституционное право субъектов Российской Федерации. С. 85-114.

[19] СЗ РФ. 1994. №13. Ст. 1447.

[20] Конституционное право зарубежных стран. С. 475.

[21] СЗ РФ. 2003. №30. Ст. 3101.

[22] СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

[23] СЗ РФ. 1998. №25. Ст. 3004.

[24] СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878.

[25] Рос. газ. 2001.4 апреля.

[26] СЗ РФ. 1995. № 24. Ст. 2281.

[27] СЗ РФ. 2000. №33. Ст. 3356.

[28] СЗ РФ. 2000. №40. Ст. 4826.

[29] Шавейникова О.Э. Интервью // Областная газета. 2000.13 марта.

[30] См.: Штей Н.А. Категория «обеспечение соответствия» в конституционном праве России. Екатеринбург: ИД «УралЮрИздат», 2006. С. 82, 83.

[31] См.: Анненкова В.Г. указ. соч. С. 11.

[32] Анциферова О.В. Указ. соч. С. 13.

[33] См.: Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 28.12.2001 г. № 17-П // Республика Башкортостан. 2002. 17 января; Постановление Конституционного Суда Республики Татарстан от 07.02.2003 г. № 8-П// Республика Татарстан. 2003.14 февраля.

[34] Нерсесянц B.C. Философия права. Учебник для вузов. - М.: Издат. группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. С. 393.

[35] Кузовкин Д.В. Обеспечение единства экономического пространства Российской Федерации (конституционно-правовое исследование): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Омск, 2005. С. 17,18.

[36] Червонюк В.И. Указ. соч. С. 93.

[37] Умнова И.А. Указ. соч. С. 106.

[38] Рос. газ. 1998. 22 янв.

[39] Рос. газ. 2006. 21 дек.

[40] Анненкова В.Г. Указ. соч. С. 11.

[41] Правовое обеспечение безопасности Российской Федерации. С. 161.

[42] Интересно отметить, что Б.С. Эбзеев пишет о правовом обеспечении и гарантиях конституционного государства. При этом социальное назначение указанных гарантий, по мнению ученого, состоит в обеспечении фактического функционирования институтов и учреждений государства в соответствии с принципами народовластия и свободы личности. См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд: Учебное пособие для вузов. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1997. С. 96, 97. Представляется, что назначение гарантий, о которых пишет Б.С. Эбзеев, в определенном смысле схоже с назначением гарантий осуществления государственной власти в соответствии с интересами народа.

[43] Кокотов А.Н. Русская нация и Российская государственность. С. 100.

[44] Рос. газ. 2001.14 июля.

[45] СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 74; 1999. № 28. Ст. 3466; 2001. № 7. Ст. 614.

[46] Рос. газ. 2006. 27 июля.

[47] Рос. газ. 2004. 31 июля.

[48] СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 224; 1999. № 16. Ст. 1933.

[49] Рос. газ. 2000. 5 января.

[50] СЗ РФ. 2003. №2. Ст. 171.

[51] Градовский А.Д. Начала русского государственного права. С. 194.

[52] Авакьян С.А. Россия: Гражданство, иностранцы, внешняя миграция. СПб.: Изд-во «Юридический центр-Пресс», 2003. С. 42.

[53] СЗ РФ. 2006. №3. Ст. 282.

[54] СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


О взаимодействии органов государственной власти РФ в сфере исполнения решений, принимаемых Конституционным судом РФ и конституционными судами субъектов РФ
Конституционный контроль и надзор в сфере правотворчества и при заключении международных и внутригосударственных договоров
Исследование содержания конституционных реформ в странах, возникших на территории бывшего СССР, с 1989 года как направление в сравнительном правоведении
Государственный суверенитет и государственная власть субъектов Российской Федерации
Защита конституционных прав и свобод граждан органами конституционного контроля и надзора
Вернуться к списку публикаций