2013-09-27 21:35:15
ГлавнаяКонституционное право — Защита права частной собственности при ее ограничении



Защита права частной собственности при ее ограничении


История развития ограничения права частной собственности

Право собственности пользуется защитой Конституции РФ, нормы которой имеют прямое действие.

Это положение является принципиально важным для характеристики института частной собственности в России. Право собственности закреплено в Конституции РФ 1993 г., ст. 35 которой устанавливает: «1. Право частной собственности охраняется законом. 2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. 3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. 4. Право наследования гарантируется». Таким образом, теперь защита частной собственности может осуществляться не только с использованием норм гражданского и других отраслей права (например, уголовного или административного), но и с помощью норм конституционного права, что является новеллой по сравнению с законодательством советского периода. Включение права собственности в раздел Конституции, посвященный правам и основным свободам человека, позволяет более надежно защитить его от неправомерного вмешательства государства.

Свои права и свободы человек реализует в обществе. Поэтому далеко не все права, в том числе и право собственности, могут быть абсолютными: неизбежно их ограничение, прежде всего, в тех случаях, когда реализация свободы одних сводит на нет реализацию свободы других.

Однако к пониманию необходимости ограничения права собственности общество пришло не сразу.

Развитие права собственности определяется закономерностями распределения материальных благ в обществе. Институт права собственности был предназначен для разрешения существовавших в обществе конфликтов интересов и установить справедливый баланс между различными индивидами и социальными группами в условиях ограниченности материальных ресурсов через отношения «присвоенности» материальных благ за конкретными субъектами, принимая во внимание ту или иную историческую обстановку. С эволюцией социальных отношений, с появлением новых материальных благ экономическая и юридическая категории права собственности постепенно видоизменялись с точки зрения выполняемой социальной роли и содержания. [1]

По мере приближения к эпохе Нового Времени происходили кардинальные изменения в области представлений о человеке, его человеческой сущности, что повлияло на дальнейшее развитие института собственности. В трудах Б. Спинозы, Д. Локка, Ш. Монтескье, Т. Джефферсона была разработана концепция естественного права, которая заключалась в том, что человек по закону природы имеет право на определенное внутреннее пространство, свободное от вмешательства других людей, государства. Это внутреннее пространство составляют жизнь, свобода, совесть и имущество человека. Вследствие этого, естественными являются права, которые направлены на защиту этого внутреннего пространства человека. Эти права определяются как неотъемлемые и неотчуждаемые без воли самого индивида, как находящиеся вне зависимости от государственного установления. Эти права в силу их естественного характера принадлежат всем членам общества.

Право частной собственности признается «естественным» правом человека и занимает в иерархии субъективных прав одно из главенствующих мест, оно становится гуманитарной ценностью. [2]

Так собственность, согласно ст. 2 Декларации прав человека и гражданина 1789 г., - одно из естественных и неотъемлемых прав человека; согласно ст. 17, - право неприкосновенное и священное. Именно так собственность воспринимается человеком. Не случайно данные юридические формулировки были выработаны с учетом ожиданий народных масс и несут в себе то, что люди хотели бы видеть - абсолютно полноценное право собственности.

К середине XIX в. под влиянием многочисленных социально-философских доктрин [3], направленных на поиск наилучшей модели социальных взаимоотношений, получает распространение теория о том, что право собственности представляет собой отношение между людьми, а не только отношение лица к вещи. Право собственности дополняется необходимой социальной функцией, которую несет собственник во благо общей пользы. [4]

Так писатель-просветитель И.П. Пнин еще в 1804 г. писал, что важнейшая задача законодателя «...предписать законы..., могущие защитить собственность от насилия - словом сделать оную неприкосновенною» [5].

Однако, «признавая в принципе право собственности полной властью над вещью, государство в то же самое время резервирует для себя право налагать на нее те или другие ограничения, какие оно найдет необходимым, вплоть до полной экспроприации в интересах общего блага». [6]

Крупнейшим русским философом B.C. Соловьевым особое внимание было уделено пределам «свободного распоряжения предметом собственности». B.C. Соловьев подчеркивал необходимость препятствовать человеку «злоупотреблять своим имуществом в ущерб общему благу, или общественной правде» [7].

Правовед и философ П.И. Новгородцев исследовал не только нравственную, но и юридическую связь между правом на человеческое существование, правосознанием и неотчуждаемостью права собственности. Он подчеркивал, что «...правосознание нашего времени выше права собственности... и во имя свободы устраняет идею неотчуждаемой собственности, заменяя ее принципом публично-правового регулирования приобретенных прав с необходимым вознаграждением их обладателей в случае отчуждения» [8].

Такой подход привел к осознанию необходимости ограничения абсолютного права собственности в общих интересах. Случаи вмешательства в право собственности и его ограничения постоянно расширяются за счет публично-правового регулирования. Так, например, в отношении недвижимых вещей вводится принцип публичности всех вещно-правовых актов на недвижимость в целях охраны третьих лиц и стабильности гражданского оборота [9]. Затем принцип эластичности права собственности, в соответствии с которым право собственности «уподобляется некоторой пружине, которая стремится выровняться во весь свой рост, но никогда этого в полной мере не достигает» [10], так как государство налагает те или иные ограничения. Цель контроля за использованием собственности преследовали и активно развивавшиеся отрасли права: налоговое, таможенное, валютное, антимонопольное право. [11]

Наметившаяся тенденция сужения права частной собственности и введения многочисленных ограничений в общих интересах в XX в. значительно усиливается. Радикальная попытка изменить суть права собственности — полностью отказаться от частной собственности в интересах общества была предпринята в СССР. Была создана социалистическая модель права собственности, доминирующее положение в которой занимала государственная собственность.

Согласно законодательству и правовой доктрине СССР основу экономической системы СССР составляла социалистическая собственность па средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Отсутствие частной собственности объявлялось фундаментальным фактом социально- экономического развития советского общества, которое не допускало эксплуатацию человека человеком. В отношении частных лиц предусматривалась «производная» от социалистической собственности категория личной собственности, ограниченной пределами накопления. В такой конструкции собственность лишалась своего «частного» ядра, так как подавляющее количество ограниченных материальных ресурсов концентрировалось у государства, публичное практически полностью подавляло частное [12].

Однако западные страны избрали иной путь разрешения социальных противоречий в сфере собственности, основу которого составлял принцип баланса публичных и частных интересов. В нормативные акты стали включаться формулировки «использование права собственности в общественных целях и под контролем государства», «социализация собственности». Законодательно закрепляется, что право на недра не принадлежит собственнику земельного участка, затем было признано, что право на воздушное пространство, право пользования водной энергией также не принадлежат собственнику. Значительно упростился порядок изъятия земельной собственности для нужд железнодорожного и всякого промышленного строительства вообще, для военных баз, аэродромов, в целях планирования городской инфраструктуры [13].

Ф. Дюнн в 1928 г. отметил, говоря о праве собственности: «Действительно, в некоторых районах мира сегодня наблюдается явная тенденция отхода от мнения, что право на частную собственность является абсолютным правом и не подлежащим модификации, а собственность - экспроприируется правительством без выплаты компенсации, к социальной теории собственности, которая признает собственность лишь в той степени, в которой она приносит пользу социальному устройству» [14].

По мысли профессора Л. Оппенгейма, право собственности стало «квалифицированным правом» и эта «квалификация сделана в ущерб ее качествам абсолютного, исключительного и вечного права». [15]

Мюллерсон Р.А., рассматривая данный вопрос, писал: «Обеспечение прав и свобод индивида возможно лишь через расцвет свобод общностей, к которым принадлежит этот индивид. ... Однако не всегда права и свободы индивида гармонично сочетаются с интересами общества. ... Однозначного ответа на все времена и обстоятельства на вопрос: чему отдать предпочтение - интересу общественному или свободе индивидуального, вряд ли можно дать» [16]. Далее он пишет: «Нельзя жертвовать правами и свободами отдельного человека ради осуществления прав общности, изъяны в средствах достижения цели лишают безупречности саму цель» [17].

Таким образом, для права собственности уже нехарактерен признак абсолютности в той мере, в какой он признавался в классической либеральной модели, а «понятия и конструкции, разработанные и закрепленные в законодательстве XVIII—XIX вв. все откровеннее превращаются в абстракции» [18]. Была сформирована новая (современная) концепция права собственности, воплотившая в себе основные положения либеральной концепции, дополненные необходимостью соблюдения принципа баланса публичных и частных интересов. Ее можно обозначить как социально-ориентированную модель. [19]

Следовательно, право частной собственности изначально носило абсолютный характер, а затем под влиянием социальных факторов все более подвергалось ограничениям в общественных интересах.

Этот факт объясняет комплексный характер современного права собственности, которое сочетает в себе элементы частного и публичного права, однако остается институтом, прежде всего частного права [20].

Вся сложность исследуемого вопроса заключается в том, что выполнение условий об абсолютном праве по отношению к собственности нереально. Право обладания вещью не дастся от природы, - оно приобретается, преобразуется и может быть утрачено. Тем более что право собственности является отчуждаемым. Поэтому представляется возможным сделать вывод, что этот лозунг представляет собой не право собственности, а право на собственность, обязательно предполагающее наличие субъекта. [21]

Таким образом, право на собственность необходимо закрепить как абсолютное право. Что касается права собственности, то оно по своей природе абсолютно, однако встречает юридические ограничения в правах, относящихся к другим лицам, а также в правах, принадлежащих государству, поскольку согласно позитивному праву собственность заключается в праве пользования и распоряжения вещами наиболее абсолютным образом, если иное не предусмотрено законами. И такой подход на современном этапе развития общества оправдан.

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

Право частной собственности изначально носило абсолютный характер, а затем под влиянием социальных факторов все более подвергалось ограничениям в общественных интересах.

Право на собственность необходимо закрепить как абсолютное право.

Собственность, как право неприкосновенное и священное, подразумевает право владельца на распоряжение своим имуществом. И с этой точки зрения право собственности по своей природе не может являться абсолютным. Таким образом, право собственности ограничено.



[1] Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы: право собственности. М.: ОАО «Издательский дом «Городец»», 2004, с. 8.

[2] Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы: право собственности. М.: ОАО «Издательский дом «Городец»», 2004, с. 12.

[3] Социалистические и коммунистические (Сен-Симон, Р. Оуэн, А.И. Герцен, Н.Е. Чернышевский), социологические (Г. Спенсер, С.А. Муромцев, Н.М. Коркунов, Р. Паунд), социально-демократические (Ф. Лассаль, К. Каутский, Л. Блюм) учения, марксизм (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ульянов), солидаризм (Дюги).

[4] Старженецкий В В. Россия и Совет Европы: право собственности. М.: ОАО «Издательский дом «Городец»«, 2004, с. 16.

[5] Русская философия собственности XVIII-XX // К. Исупов, И. Савкин СПб.: Изд-во СП «Ганза», 1993, С. 172.

[6] Там же. С. 202.

[7] Там же. С. 172.

[8] Там же. С. 189.

[9] Покровский И.Л. Проблема собственности // Основные проблемы гражданского права. – М., 1998. С. 198-201.

[10] Там же. С 202.

[11] Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы, право собственности. М.: ОАО «Издательский дом «Городец»», 2004, с. 17.

[12] Там же. С. 17.

[13] Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. С. 528-529.

[14] Dunn F.S International Law and Private Rights - London, 1928. - P. 175.

[15] Oppenheim L. International law – London, 1948 (I). – P. 318.

[16] Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. - М.. Юридическая литература, 1991. - С. 37.

[17] Там же. С. 42.

[18] Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. – С. 243.

[19] Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы: право собственности. М.: ОАО «Издательский дом «Городец»», 2004, с. 18.

[20] Там же. С. 19.

[21] Гукасова Н.Ю. Государство и собственность: конституционная защита прав человека // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1998. С. 5.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США
Место и роль категории «государственный суверенитет» в науке конституционного права России: история и современность
Содержание и основные этапы конституционных реформ в странах СНГ
Взаимодействие органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации с судами общей юрисдикции, органами государственной власти и средствами массовой информации.
Конституционное регулирование социально-экономических отношений
Вернуться к списку публикаций