2012-01-23 19:02:54
ГлавнаяКонституционное право — Утверждение Третьей республики во Франции



Утверждение Третьей республики во Франции


Итак, Национальное собрание, впервые официально принцип разделения властей в Декрете от 25 марта 1871 г., начало процесс восстановления судебной вертикали власти в Третьей республики.

Импульс процессу укрепления высших органов власти Франции дали дополнительные выборы, прошедшие 2 июля 1871 г. Их результаты свидетельствовали о том, что среди французских избирателей явно возобладали прореспубликанские устремления. Из 118 вакантных мандатов в парламенте 100 заняли сторонники республиканского строя, но и после этого в нем преобладали монархисты. Вскоре перед Национальным собранием встал вопрос о более точном определении власти А. Тьера как главы правительства.

С этой целью 31 августа 1871 г. был принят Закон Риве, согласно которому должность главы исполнительной власти получила наименование Президента республики. Время пребывания Президента у власти ограничивалась сроком деятельности Национального собрания (статья 1). Подчеркивалось, что Президент ответственен только перед Собранием и действует под его руководством (статья 2).

Президент наделялся достаточно обширными полномочиями: утверждал законы и обеспечивал их выполнение, мог выступать в Национальном собрании, известив предварительно председателя Парламента. Президент назначал министров и руководил ими, но министры несли ответственность перед Собранием (статья 2).

Во французской историографии взгляды на данный законодательный акт противоречивы. М. Прело считал, что «Закон Риве» «был неудачным.., так как было лишь сохранено существовавшее ранее положение». М. Ориу утверждал, что данный закон был «первой попыткой разделения исполнительной и законодательной власти на пути восстановления парламентского режима».

Однако, как указывалось, еще 17 февраля 1871 г. было принято постановление Национального собрания о назначении на должность главы исполнительной власти А. Тьера. Таким образом, исполнительная власть Третьей республики уже была определена, а Закон от 31 августа 1871 г. не только конкретизировал место и роль исполнительной власти во Франции, но провозгласил одновременно главу правительства Президентом. Кроме того, монархическое большинство Парламента, пытаясь поставить А. Тьера в зависимое от себя положение, сделало Президента ответственным перед Национальным собранием, и ограничило срок его полномочий легислатурой Национального собрания.

Вряд ли можно согласиться с утвердившимся в отечественной историографии мнением, что с точки зрения А. Тьера и поддержавших его кругов буржуазии Франция должна была стать республикой без республиканцев, республикой с монархическими учреждениями.

А.Тьер, став Президентом, действовал как гарант сохранения республики. В ноябре 1872 г. он заявил, что «республика существует». Президент потребовал, чтобы республиканская система, которая постепенно складывалась во Франции, была упрочена. Вообще, с конца 1872 г. наметились серьезные расхождения между Президентом и монархическим большинством Собрания. Как вспоминал впоследствии легитимист П. Шенелон «шла тяжелая скрытая борьба, которую уже не могла примирить никакая попытка соглашения».

Тем не менее, компромиссный вариант организации взаимоотношений между исполнительной и законодательной властью был найден. В начале 1873 г. Национальное собрание назначает «Комиссию тридцати» для выработки проекта закона об определении функций различных органов государственной власти и о министерской ответственности. 13 марта 1873 г. Собрание принимает «Закон Тридцати». Данный законодательный акт установил, прежде всего, общий принцип (статья 1): «Президент республики сносится с Собранием путем посланий; эти послания, за исключением тех, которыми открываются сессии, прочитываются с трибуны министром». Таким образом, сфера непосредственного воздействия Президента на парламент сужалась. Но после первой статьи следовали различного рода оговорки, смягчающие это антипрезидентское положение. Так при обсуждении законов Президент сохранял право выступать в Собрании. Однако голосование проводилось в его отсутствие. Интерпелляции могли быть адресованы только министрам. Если интерпелляция касалась внутренней политики, министры могли нести персональную ответственность в пределах своей компетенции. Президент мог выступать перед Собранием в случае, если интерпелляция касалась вопросов внешней политики (статья 4).

Президент также мог выступить в парламенте и тогда, когда специальным решением, сообщенным Национальному собранию перед началом прений вице-председателем Совета министров, Совет решит, что вопросы вынесенные на обсуждение, связаны с политикой правительства и требуют ответственности Президента (статья 4). Приняв за образец положение Конституции 1848 г., Собрание предоставило (в статье 4) Президенту право суспенсивного вето, которое давало ему возможность отсрочить принятие некоторых законов на срок до трех месяцев. Закон заканчивался обещанием, данным Парламентом стране: «Национальное собрание не разойдется прежде, чем выработает законы:

1. Об организации и способе передачи законодательной и исполнительной властей;

2. Об учреждении второй палаты, которая будет функционировать после роспуска настоящего собрания;

3. О выборах. Правительству поручается предоставить соответствующие законопроекты».

Следовательно, Закон от 13 марта 1873 г. не только уточнил и отчасти расширил полномочия Президента, но и поставил задачи перед Национальным собранием на ближайшее время.

18 мая 1873 г., в соответствии с положениями «Закона тридцати», министр юстиции Ж. Дюфор от имени Правительства внес на обсуждение Национального собрания проект республиканской Конституции. Однако он был отклонен. Депутаты внесли запрос об общей политике правительства. Президент решил ответить на него лично, согласно Закону от 13 марта 1873 г. Дебаты по этому вопросу закончились отставкой А. Тьера.

А. Тьер оказался неугоден приверженцам монархической формы правления. Монархические группы Национального собрания «испытывали постоянное влияние Тьера, который... неустанно напоминал им, что авторитарный режим в течение последних ста лет кончался революциями и баррикадами». А. Тьер признавал невозможность реставрации монархии в общественных условиях, сложившихся во Франции после крушения Второй империи.

24 мая 187 3 г. Президентом республики был избран монархист маршал Э. Мак-Магон. В отличие от Тьера, Мак-Магон, будучи Президентом, не являлся членом Национального собрания. Тем самым обе ветви власти, законодательная и исполнительная, оказывались в известной мере уравновешенными. Это давало возможность, укрепив законодательную базу республики, принять новую Конституцию.

Однако в период трехмесячного перерыва сессии Национального собрания была предпринята попытка реставрации монархии.

В августе 1873 г. состоялась встреча графа Шамбора с графом Парижским. Было достигнуто соглашение о том, что бездетный граф Шамбор, последний агнат в старшей линии Бурбонов, должен стать королем Франции (под именем Генриха V), а граф Парижский, глава Орлеанской династии, будет его наследником.

Из числа депутатов Национального собрания был выбран комитет из девяти членов для согласования условий принятия короны. Эта комиссия пришла к заключению, что Национальное собрание объявит Генриха V королем Франции. Восстановленная монархия должна стать конституционной. Конституция, по мнению комиссии, будет предложена королем, утверждена Собранием и затем санкционирована королем. Следует отметить, что по предварительным подсчетам, 348 депутатов должны были голосовать за монархию, 344 - против, судьба остальных голосов оставалась неясной. Однако, 27 октября 1873 г. идея реставрации провалилась: граф Шамбор отказался от французского престола. В этой связи Мак-Магон писал: «После того как Национальное собрание свалило Тьера, оно хотело восстановить монархию во главе с графом Шамбором. Суверенное Собрание, оно имело право открыто это сделать... После манифестов графа Шамбора ситуа ция полностью изменилась. В Собрании осталось только слабое меньшинство, желающее призвать его несмотря ни на что. Большинство сочло возвращение невозможным в нынешних условиях».

После возобновления сессии Национального собрания Президент республики обратился к Парламенту с манифестом, где, в частности, подчеркивалась необходимость «организации исполнительной власти, длительной и сильной, для избавления страны от перспективы волнений, беспрестанно возобновляющихся». Но это монархическое по сути заявление привело к дальнейшему укреплению республиканских институтов.

Инициатива принятия нового закона принадлежала главе правительства Франции герцогу де Брольи. Как писал в своих мемуарах виконт де Мо: «Бройль не переставал рассматривать монархию как естественное и нормальное правительство Франции.

Учреждения, которыми он хотел обставить маршала, были, по его мнению, пробными камнями монархического здания». 5 ноября 1870 г. генерал Э. Шангарнье от имени Правительства внес на рассмотрение Собрания следующий законопроект: «Исполнительная власть вручается на десять лет маршалу Мак-Магону с момента обнародования этого закона. Эта власть будет осуществляться в настоящих условиях впредь до тех изменений, которые могут быть внесены учредительными законами. Комиссия из тридцати членов будет назначена безотлагательно на открытом заседании голосованием по списку, для обсуждения учредительных законов». Комиссия, рассматривающая данный законопроект, предложила сократить срок полномочий маршала Мак-Магона, до пяти лет.

В своем ответе Национальному собранию 17 ноября 1873 г. Президент предложил компромиссный вариант, при этом, подчеркнув, что «семилетний срок будет достаточно удовлетворять требованиям общего интереса и более соответствовать силам, которые я могу посвятить моей стране».

Вообще, монархисты связывали большие надежды с принятием данного закона. Так, граф Парижский в период ноябрьских дебатов в парламенте писал: «Не будучи в состоянии установить монархию, надо сделать то, что более всего приближается к ней; надо организовать конституционное правительство с исполнительной властью, находящейся с этого периода над партийной борьбой и случайностями парламентской дискуссии».

18 ноября 1873 г. был принят так называемый Закон «О септеннате», согласно которому «исполнительная власть вручалась на 7 лет маршалу Мак-Магону» и назначалась «комиссия из 30 членов для рассмотрения учредительных законов». Благодаря принятию этого закона была четко определена продолжительность Президентских полномочий и создан рабочий орган для разработки Конституции.

Итак, несмотря на сложную внутри - и внешнеполитическую обстановку, экономическое и социальное положение в стране, на жесткую политическую борьбу в Национальном собрании, на смену главы исполнительной власти, наконец, на попытку монархической реставрации осенью 1873 г., во Франции уже в это время были образованы или формировались многие государственно-правовые институты, получившие окончательное закрепление в Конституции 1875 г. Свое отражение в будущих Конституционных законах нашли, в частности, такие институты, как сильная Президентская власть, ответственное перед парламентом министерство. Многие полномочия Президента, законодательно закрепленные в 1871-1873 гг., также сохранились и нашли свое отражение в Основном законе Третьей республики.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Конституционное право человека на благоприятную окружающую среду в зарубежных странах
Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан
Конституционно-правовые нормы и институты
Комментарий к федеральному закону о политических партиях
О взаимодействии органов государственной власти РФ в сфере исполнения решений, принимаемых Конституционным судом РФ и конституционными судами субъектов РФ
Вернуться к списку публикаций