2012-01-23 18:41:11
ГлавнаяКонституционное право — Конституционно-правовые институты Третьей республики Франции (1875-1884 гг.)



Конституционно-правовые институты Третьей республики Франции (1875-1884 гг.)


Несмотря на то, что в первые годы существования Третьей республики, по мнению М. Тропе, «формировалась современная концепция разделения властей», сами Конституционные законы 1875 г. и система органов государственной власти, установленная ими, нарушала данный принцип. Так, оценка правомочности выборов согласно статья 10 Конституционного закона от 16 июля 1875 г. не принадлежит суду: «Каждая из палат сама решает вопрос о праве ее членов быть депутатами или сенаторами и о правильности их избрания». Таким образом, Сенат и Палата депутатов сами принимают решения по поводу законности выборов своих членов. Такое положение вело к злоупотреблениям, поскольку, как отмечал Ж. Бартелеми, «партийные и личные симпатии играли здесь большую роль».

Депутаты обеих палат обладали парламентским иммунитетом, закрепленным Конституционным законом от 16 июля 1875 г. в статьях 13 и 14. Члены Парламента не несли юридической ответственности без санкции соответствующей Палаты. Согласно статье 14: «Никто из членов той и другой Палаты не может быть в течение сессии подвергнут преследованию или аресту по уголовным или исправительным делам иначе, как с разрешения Палаты в состав которой он входит, за исключением случаев задержания на месте преступления.

Задержание или преследование членов той и другой Палаты приостанавливается на время сессии по требованию Палаты».

Санкцией при нарушении применения данных конституционных норм является статья 121 Уголовного кодекса Франции (в редакции 1810 г.), согласно которой все должностные лица, виновные в привлечении к ответственности народного представителя без соответствующего разрешения, караются гражданской деградацией.

Следует отметить, что статьи 13 и 14 Конституционного закона от 16 июля 1875 г. почти буквально совпадают со статьями 44 и 45 Конституции Бельгии 1831 г. Вероятно, законодатели 1875 г. реципировали эти две статьи чисто механически. Как отмечалось в докладе Э. Лабуле, который представлял законопроект «О взаимоотношениях государственных властей»: «Большинство статей, которые мы предлагаем вам вотировать взято из наших прежних конституций. Это - правила, которые вам давно известны и которые, до известной степени, составляют общее право всех свободных народов».

В то же время, во внутреннем устройстве обеих палат французского парламента содержится ряд характерных черт, придающих своеобразие его работе.

Каждая палата избирала свое бюро, выделяя несколько своих членов, которым поручалось руководство Сенатом или Палатой депутатов. В бюро входили председатель, вице- председатель, секретари и квесторы (по хозяйственным вопросам и для поддержания порядка). Бюро выбиралось на один год. Председатель палаты избирался парламентским большинством и не должен был рассматривать себя как представителя своей партии.

Причем, как отмечал Ж.Бартелеми «его беспристрастие стало обычаем, принявшим силу закона во французском государственном праве». Председатели палат играли большую роль в политической жизни страны. Без консультации с ними не формировалось ни одно правительство Третьей республики.

Каждая из палат могла принимать постановления, в частности, по вопросам внутреннего распорядка (регламент) или по вопросам, касающимся деятельности правительства (резолюция о переходе повестки дня).

Регламент, как свод правил, регулирующий внутреннюю организацию и формы деятельности каждой из Палат французского парламента устанавливал:

1. Порядок голосования. Как правило, по всем вопросам голосование было открытым, за исключением выборов.

2. Распорядок работы палаты. Согласно установленному правилу, при созыве сессии Сенат делился на 9 бюро, Палата депутатов - на 11. Каждое бюро любой из палат имело одинаковое в число членов, и каждый депутат или сенатор мог входить только в одно бюро. Бюро имело три функции: предварительно проверяло полномочия избранных членов; обсуждало законопроекты до передачи их в комиссии; избирало членов парламентских комиссий, что являлось самой важной их функцией. Причем, по регламенту комиссии состояли не только из представителей парламентского большинства, а из парламентариев, представлявших различные политические группы. Хотя распределение мест в важнейших комиссиях было основано на реальном соотношении сил в парламенте. Комиссиям были предоставлены большие права: они могли производить расследования по различным вопросам; имели право приглашать для разъяснений любых должностных лиц, включая министров; после изучения. Комиссии предварительно изучали законопроекты и вносили в них поправки, а при обсуждении законопроектов в парламенте мнение докладчика комиссии имело большое влияние. Таким образом, система комиссий давала возможность представителям, победивших на парламентских выборах политических групп контролировать правительство и активно участвовать в управлении государством.

3. Регламентом также устанавливались различные дисциплинарные взыскания на депутатов.

Постановления, касающиеся деятельности правительства, использовались, как способ контроля за Советом министров. При этом применялись запросы и интерпелляции, схожие друг с другом по форме. Однако запрос мог быть предложен министру только с его согласия, а интерпелляция - право каждого депутата независимо от желания или нежелания члена правительства задавать ему тот или иной вопрос. При запросе только его автор мог отвечать министру после получения от него объяснений, а за интерпелляцией всегда следовали общие дебаты, заканчивающиеся, как правило, резолюцией о переходе к повестке дня, сопровождающейся выражением доверия или недоверия правительству, что приводило к частым отставкам кабинета министров.

Помимо постановлений французский парламент принимал законы при вотировании которых требовалось согласие обеих палат. Вообще, согласно Конституционному закону от 25 февраля 1875 г., палаты собирались вместе только в двух случаях:

1. При пересмотре Конституции. Это право давало Парламенту большую власть, так как, за исключением статьи, закрепляющей республиканскую форму правления, не существовало, практически, никаких ограничений его полномочий.

2. При выборах президента члены обеих палат образовывали конгресс, который являлся в данном случае избирательной коллегией.

Многие исследователи Конституции Третьей республики подчеркивали, что обе палаты «имели практически равноценные и очень широкие полномочия».

Действительно, в области законодательства у Сената и Палаты депутатов было неограниченное право законодательной инициативы, право принятия законов. Причем, принятый закон требовал идентичных формулировок обеих палат: если была разница в тексте, прибегали к повторному голосованию до их полного единообразия (процедура «челнока»).

В то же время и Палата депутатов, и Сенат имели особые полномочия, входящие в их исключительную компетенцию.

Так, согласно статье 8 Конституционного закона от 16 июля 1875 г.: «Все финансовые законы должны быть сначала представлены Палате депутатов и ею утверждены». Однако на практике оказывалось, что подчиненное положение Сената в финансовых вопросах выражалось лишь во времени рассмотрения бюджета.

С другой стороны, Сенат, согласно Конституции 1875 г. располагал также некоторыми особыми правами и атрибутами, причем полномочия верхней Палаты французского Парламента распространялись отчасти на судебную и исполнительную власть.

Во-первых, Палата депутатов могла быть распущена по предложению Президента республики лишь с согласия Сената. Сам же Сенат роспуску не подлежал (статья 5 Закона от 25 февраля 1875 г.). Такое ограничение права исполнительной власти распускать представительное собрание в республиканской Конституции Франции появилось впервые именно в 1875 г.

Во-вторых, Сенат в качестве Верховного Суда разбирал дела по обвинению Президента республики в государственной измене. Он также разбирал факультативно дела по обвинению министров в совершении ими должностных преступлений. Причем, в этих случаях Палата депутатов возбуждала обвинение.

Такие полномочия Сената вполне естественны, поскольку депутаты Национального собрания, вотировавшие в 1875 г. Конституцию, надеялись сделать из Сената «опору режима» в надежде в будущем восстановить монархическую форм управления. Однако, заметной чертой парламентаризма во Франции последней четверти XIX в. являлось преобладающее влияние Палаты депутатов на всю политическую жизнь страны при относительной малоактивности Сената. Действительно, те исключительные полномочия, которые получил Сенат по Конституции, были почти не использованы. К тому же, к концу XIX в. существенно изменился состав Сената: все больше мест в Верхней палате завоевывали республиканцы.

Еще одной характерной чертой французского парламентаризма последней четверти XIX в. являлось наличие многопартийной системы. Именно в рассматриваемый период окончательно оформилось деление партий на левые и правые, или как еще их называют французские исследователи «партии движения» и «партии установленного порядка». Раскол страны на два лагеря и относительное размежевание сил между ними свойственны французской политической системе. Речь идет, прежде всего, о сторонниках монархической формы правления и республиканской, поскольку вопрос о форме правления оставался центральным до 1884 г., когда был осуществлен последний в XIX в. пересмотр Конституции, окончательно закрепившей республиканский строй. Поэтому неверно было бы говорить, что политическая борьба между партиями в это время велась «вокруг вопроса об отношениях между церковью и государством, церковью и школой».

К тому же, во Франции никаких оформленных партий в современном понимании вообще не существовало. Первой организационно оформленной партией Франции была партия радикалов, созданная в начале XX в. (21 июня 1901 г.). По мнению Д. Кальдерон, данная партия «играла центральную роль во всей длительной истории Третьей республики». В последней четверти XIX в. существовали лишь различные политические течения, устойчивых же политических организаций с руководящими центрами и местными филиалами, с программами и уставами, - то есть со всем тем, что позволяет говорить об организованном оформлении партии - не было. По существу большинство «партий» состояли из штатов, выполнявших, в основном, функцию комитетов по выборам. Низовые подразделения или вообще отсутствовали, или появлялись лишь на период избирательных кампаний. Причем руководство той или иной «партии» опиралось в предвыборной борьбе на местных «нотаблей», то есть лиц, пользующихся влиянием в данном избирательном округе.

Более того, часто только после парламентских выборов, тот, кто прошел под общим именем и знаменем, только в Палате самоопределялся к какой группе он принадлежит. Например, в составе Палаты депутатов, избранной в 1876 г., насчитывалось 4 группы республиканцев (Республиканский союз, Республиканская левая, Левый центр, группа Валлона-Лаверня) и 4 группы монархистов (Правый центр, Правая умеренная, Легитимисты, бонапартисты). Такое деление весьма условно, поскольку состав и политическая ориентация близких по взглядам групп достаточно часто изменялся. Правые группы представляли собой простое соединение различных монархических группировок, из которых одни оставались преданными какой-то из правящих ранее династий во Франции, другие предпочитали республике любой монархический режим, третьи - постепенно склонялись к принятию республиканских учреждений, защищая лишь консервативные идеи. Левые группы, отстаивая либеральные ценности, объединялись по общему признаку приверженности республике. Причем даже в радикальной левой «оттенков насчитывалось много, и можно было видеть радикалов правительственных, радикалов без названия, радикалов социалистов и просто социалистов, и между всеми ими не было настоящего различия принципов». Такое положение мало изменилось и в начале XX в., что дало возможность французским юристам утверждать: «Во Франции нет больших партий с организацией и дисциплиной».

Это неизбежно отрицательно сказывалось на устойчивости правительств. Они составлялись из представителей, но не всегда лидеров, различных политических групп. Такие правительства были подвержены быстрому распаду из-за независимости отдельных депутатов, критики со стороны других группировок и трений в самом Совете министров.

В тоже время существование множества политических групп в Парламенте, как в Палате депутатов, так и в Сенате, обеспечивало представительство интересов различных социальных слоев населения Франции. Ряд исследователей Третьей республики отмечают, что, начиная с 1880-х гг., начал меняться состав парламента: депутатские мандаты стали получать уже не крупные банкиры, землевладельцы, духовенство и высокопоставленные чиновники, а, в основном, юристы, университетские преподаватели, врачи, мелкие чиновники.

Итак, Конституционные законы 1875 г. установили во Франции двухпалатную систему Парламента: верхняя палата - Сенат, нижняя - Палата депутатов, наделив их достаточно обширными и примерно одинаковыми полномочиями. Однако практика государственно-правового строительства Третьей республики оказалась во многих отношениях довольно далекой от конституционных установлений. По мере укрепления республиканцев в стране и завоеванию ими парламентского большинства, на главенствующее место в парламенте выдвинулась Палата депутатов, которая формировала из своего состава правительство и, фактически, контролировала его. К тому же в связи с принятием ряда поправок в конце 1870 - 1880-х гг. к Конституционным законам, приход монархистов к власти конституционным путем стал невозможен.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


О некоторых актуальных проблемах организации законодательной деятельности представительных органов власти в субъектах РФ
Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан
Ограничения конституционного права на жизнь
Конституционные основы системы законодательства в странах СНГ и Балтии.
О взаимодействии органов государственной власти РФ в сфере исполнения решений, принимаемых Конституционным судом РФ и конституционными судами субъектов РФ
Вернуться к списку публикаций