2012-01-08 17:04:27
ГлавнаяКонституционное право — Взаимодействие органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации с Конституционным Судом Российской Федерации



Взаимодействие органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации с Конституционным Судом Российской Федерации


Консультативный Совет для решения стоящих перед ним задач:

— вносит рекомендации и предложения, затрагивающие общие вопросы конституционного (уставного) контроля, в государственные органы;

— организует проведение научно-практических конференций, семинаров, круглых столов, а также соответствующих научных исследований и обобщений;

— развивает связи и осуществляет контакты с органами конституционного контроля и юридическими объединениями других стран;

— способствует ознакомлению общественности с деятельностью и решениями органов конституционного (уставного) контроля.

Что же касается правового аспекта, то в основе взаимоотношений между Конституционным Судом Российской Федерации и органами конституционного контроля ее субъектов в сфере конституционного судопроизводства лежит принцип независимости и самостоятельности участников этих отношений. Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации не вправе вторгаться в компетенцию федерального Конституционного Суда, рассматривать подведомственные ему дела, а Конституционный Суд Российской Федерации не вправе рассматривать дела, находящиеся в юрисдикции конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, проверять конституционность актов, принятых по вопросам исключительной компетенции субъекта. Данный вывод о том, что региональные законы и иные нормативные акты без каких- либо исключений находятся под контролем конституционных (уставных) судов субъекта Федерации, полностью подтверждается Федеральными конституционными законами «О Конституционном Суде Российской Федерации» и «О судебной системе Российской Федерации».

Тем не менее, определенные правовые связи, характерные для взаимоотношений между Конституционным Судом Российской Федерации и судами субъектов, все же прослеживаются. Характер этих связей прежде всего обусловлен самим статусом Федерального Конституционного Суда, в соответствии с которым он как бы выступает в качестве «вышестоящей инстанции». Это проявляется в следующем:

а) решения Федерального Конституционного Суда обязательны на всей территории Российской Федерации и для всех органов государственной власти (ст.6, 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Следовательно, они обязательны и для органов конституционного контроля субъектов Федерации.

Конституционные (уставные) суды при рассмотрении конкретных дел не могут игнорировать правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, так как, действуя вопреки им, они могут создать предпосылки для правовых конфликтов;

б) Конституционный Суд Российской Федерации может в порядке статей 49, 50 упомянутого Федерального конституционного закона истребовать у органов конституционного контроля субъектов Федерации нужные акты, документы, разъяснения и т.д.;

в) решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных Федеральным Конституционным Судом неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ч.3 ст. 79 того же закона). Иначе говоря, если органы конституционного контроля субъекта Федерации, вынося решение, руководствовались нормой Конституции, устава субъекта Федерации или двустороннего договора между органами Российской Федерации и субъектом Федерации, которая в последующем признана Конституционным Судом не соответствующей Конституции Российской Федерации, то акты данных органов фактически утрачивают силу и должны быть ими пересмотрены;

г) на органы конституционного контроля субъектов Федерации распространяются требования части 2 статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», из которых вытекает, что признание федеральным Конституционным Судом соответствующих нормативных актов и договоров неконституционными, на которых основывались названные органы при рассмотрении дел, ведет к тому, что они, во-первых, должны отменить соответствующие решения и, во-вторых, не могут применять такие акты и договоры в своей деятельности;

д) конституционные (уставные) суды не могут применять законы, включая конституцию и устав субъекта Федерации, противоречащие Конституции Российской Федерации. Именно поэтому названные суды должны действовать по нормам статьи 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»: если суд при рассмотрении дела приходит к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, то он обращается в федеральный Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности данного закона. Именно так поступил, например, Конституционный Суд Республики Коми в связи с рассмотрением дела о неконституционности Закона Республики Коми «О налоге на реализацию спиртоводочной продукции», приостановив производство, направил запрос в федеральный Конституционный Суд о проверке конституционности Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации». Однако такая практика не стала общепринятой. Так, Конституционный Суд Республики Бурятия, осуществляя проверку конституционности Закона «О выборах Президента Республики Бурятия», пришел к выводу, что положения данного Закона о цензе оседлости не противоречат Конституции Республики, но нормы последней в указанном отношении нуждаются в проверке с позиции Конституции Российской Федерации. Суд, констатируя подобную ситуацию, не обратился в федеральный Конституционный Суд, а заведомо неконституционную, с точки зрения Конституции России, норму признал соответствующей Конституции Республики Бурятия.

Правовые связи между Конституционным Судом Российской Федерации и судами субъектов Федерации возникают и в сфере совместной компетенции конституционных (уставных) судов и федерального Конституционного Суда. Это касается проверки конституционности законов и иных нормативных актов, изданных по вопросам, относящимся к совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также в случаях, предусмотренных п. «в» ч.2 и п. «в» ч.3 статьи 125 Конституции Российской Федерации.

В указанной сфере судебные органы конституционного контроля призваны действовать как партнеры в разрешении конституционных споров. Здесь просматриваются следующие варианты отношений:

а) свобода усмотрения при направлении запросов о проверке конституционности законов и иных нормативных актов субъекта Федерации;

б) по соответствующему делу Конституционный Суд Российской Федерации вправе запросить мнение конституционного (уставного) суда субъекта Федерации;

в) Конституционный Суд Российской Федерации может отложить рассмотрение вопроса о назначении дела к слушанию либо перенести дату рассмотрения назначенного дела до окончания производства по аналогичному или связанному с ним вопросу в конституционном (уставном) суде субъекта Федерации. Подобным образом, например, поступил Конституционный Суд Республики Карелия, осуществляя проверку конституционности республиканского закона «О порядке направления сотрудников органов внутренних дел Республики Карелия для временной работы в районах действия чрезвычайного положения и вооруженных конфликтов», первоначально в апреле 1995 года приостановил рассмотрение дела в части одного из вопросов до вынесения соответствующего решения Федеральным Конституционным Судом по «Чеченскому делу», и окончательно сформулировал свои выводы уже после этого решения, причем с применением последнего;

г) при возникновении спора о компетенции между высшими органами государственной власти субъектов Федерации целесообразно исходить из идеи, что он первично подведомственен конституционному (уставному) суду субъекта Федерации. Если спорящие стороны непосредственно обратились в Конституционный Суд Федерации, то последний вправе, основываясь на ч,1 п. 3 статьи 93 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», отказать в рассмотрении ходатайства;

д) наконец, особый характер отношений в сфере совместной компетенции конституционных (уставных) судов и федерального Конституционного Суда обнаруживается при рассмотрении ими дел, касающихся основных прав и свобод граждан.

Но отношения между судебными органами конституционного контроля по поводу жалоб граждан пока юридически не урегулированы. Вместе с тем, в рамках действующего законодательства, они могли бы развиваться следующим образом:

гражданин по собственному усмотрению направляет жалобу либо в Конституционный Суд Российской Федерации, либо в конституционный суд субъекта Федерации;

гражданин обращается в Конституционный Суд Российской Федерации, а в случае отказа в рассмотрении его жалобы, вправе обратиться в конституционный (уставной) суд субъекта Федерации;

если федеральный Конституционный Суд по результатам рассмотрения жалобы аннулирует нормативный акт, то утрачивается повод обращаться с тем же вопросом в конституционный (уставной) суд субъекта Федерации.


Гатауллин Анас Газизович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Конституционно-правовые институты Третьей республики Франции (1875-1884 гг.)
Предварительные итоги функционирования новых конституционных строев в странах бывшего СССР
Исследование содержания конституционных реформ в странах, возникших на территории бывшего СССР, с 1989 года как направление в сравнительном правоведении
Защита конституции (устава) от неправомерных актов и действий должностных лиц органами конституционного контроля и надзора
Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения
Вернуться к списку публикаций