2012-01-07 22:14:00
ГлавнаяКонституционное право — Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и их влияние на законодательный процесс в России



Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и их влияние на законодательный процесс в России

Правовые позиции Конституционного Суда РФ значительно шире решений Конституционного Суда РФ не только по своему объему и содержанию, но также и по количеству актов законодателя, в которых воплощена его правовая позиция по рассматриваемому вопросу. Это обстоятельство позволяет судам осуществлять защиту конституционных прав граждан не только в связи с применением конкретной (обжалованной) и признанной неконституционной нормы, но и при использовании других норм.

Отмечая положительные моменты, необходимость и важность формулирования Конституционным Судом РФ правовых позиций для приведения в порядок правовых актов, касающихся соблюдения и защиты прав и свобод граждан, нельзя не отметить и правовые позиции, законность и правомерность которых вызывает серьезные дискуссии в среде ученых-правоведов.

По нашему мнению, вызывает сомнение в своей конституционности правовая позиция Конституционного Суда РФ, нередко встречающаяся, к сожалению, в решениях Конституционного Суда РФ, которая касается отлагательного момента вступления решения Конституционного Суда РФ в законную силу.

Так, еще Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 года № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно Процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина», положение статьи 97 УПК РСФСР о том, что время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитывается - признано не соответствующим Конституции РФ. Однако в резолютивной части постановления было указано, что неконституционные положения утрачивают силу только по истечении шести месяцев с момента провозглашения настоящего Постановления. То есть Конституционный Суд РФ признал, что некоторые положения УПК неконституционны, но в течение шести месяцев нормы закона, нарушающие права и свободы граждан, будут действовать. Более того, Конституционным Судом РФ в данном, как впрочем, и в остальных аналогичных решениях, было предписано Федеральному Собранию РФ в течение указанного срока внести в уголовно-процессуальное законодательство соответствующие изменения. Такая постановка вопроса уже сама по себе не может не вызывать удивления, так как вменение законодателю в обязанность принять закон является явным вмешательством в его работу - работу представительного и законодательного органа. Согласен с этим и В.В. Лазарев - «Только закон принимается самым представительным органом и с соблюдением самой демократической процедуры».

Вместе с тем, М.В. Баглай, несмотря на частичное признание неконституционности такой позиции, на своей интернет-конференции, состоявшейся 29 января 2003 года, говоря о вынесенных Конституционным Судом РФ решениях по вопросам налогообложения, в которых установлен отлагательный срок вступления их в силу, указал, что «... если немедленно признать, что взимание того или иного налога не конституционно и прекратить эту практику, значит поставить под угрозу выполнение государством своих социальных обязательств перед гражданами. Поэтому, чтобы дать возможность, ну если хотите, подготовиться нашим властям к новому правовому регулированию, мы отсрочиваем вступление в силу нашего решения. Только с этой целью. По прошествии какого-то времени, обычно, не более полугода, никак не более, бывает и меньше, наше решение, безусловно, вступает в силу». Поддерживает его и Н.В. Витрук, который придерживается аналогичной точки зрения, ссылаясь на то, что установление конкретного срока «...позволяет компетентным органам принять необходимые меры правового, финансового, организационного и иного характера, предупреждающие возможное наступление негативных последствий».

Позволим не согласиться с приведенными мнениями, так как в соответствии действующим законодательством Конституционный Суд РФ ни при каких условиях не должен руководствоваться принципом целесообразности. Кстати, такой же позиции придерживался и сам М.В. Баглай, который в своем выступлении по случаю 10-летия Конституционного Суда РФ сказал, что «Конституционный Суд не подменяет собой законодателя, не вторгается в нормотворческую сферу исполнительной власти и вообще не руководствуется целесообразностью ...». В связи с этим, нельзя также и согласится с мнением А. Бланкенагеля, который указал, что при выборе форм конституционного контроля или рассмотрении процессуальных особенностей необходимо в полной мере учесть как правоприменительную практику, так и последствия принимаемого решения.

Еще одним примером применения Конституционным Судом РФ отлагательного срока вступления решения Конституционного Суда РФ в силу, о котором можно уже говорить, что это - правовая позиция Суда и которое грубо нарушает права и свободы граждан, может служить Постановление от 01 декабря 1997 года № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на чернобыльской АЭС» от 24.1 1.1995 (далее Закон о чернобыльцах)».

Согласно данному постановлению, признаны нарушающими конституционно-правовую обязанность государства по возмещению вреда, причиненного чернобыльской катастрофой следующие положения Закона о чернобыльцах:

а) условие о сдаче жилой площади по прежнему месту жительства при внеочередном обеспечении жильем граждан, пострадавших от катастрофы;

б) лишение граждан, прибывших для постоянного проживания на территорию зоны с льготным статусом в период с 01 января 1991 года до вступления в силу оспариваемых положений Закона, ежемесячных денежных компенсаций и доплат к пенсиям и пособиям, уменьшение им отпусков, лишение дополнительного оплачиваемого отпуска и т.д.

Однако пунктом 3 резолютивной части Постановления установлено, что признанные не соответствующими Конституции РФ положения утрачивают силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения Постановления, что означает, что правовые нормы, признанные Конституционным Судом РФ неконституционным будут действовать еще в течение шести месяцев. Такой подход к защите конституционных прав и свобод граждан более чем нелогичен.

Кроме того, в своем постановлении Конституционный Суд РФ указал, что Федеральному Собранию РФ в течение шести месяцев следует внести изменения в редакцию Закона о чернобыльцах от 24.11.1995. Следовательно, действие закона в отношении лиц, чьи права были ущемлены, не восстановлено, а действие неконституционных положений продлено вплоть до принятия по данному вопросу какого - либо нового акта, то есть на неопределенный срок.

Таким образом, из Постановления Конституционного Суда РФ вытекает, что предусмотренные законом 1992 года компенсации гражданам, сокращенные в 1995 году, не могут выплачиваться в прежних размерах не только в настоящее время, но и через шесть месяцев, по истечении которых решение Суда вступает в силу, с чем согласиться нельзя.

Решение Конституционного Суда РФ не обеспечивает безусловного восстановления нарушенных прав, а именно восстановления ранее признанного государством объема возмещения причиненного вреда, поскольку возвращение к прежнему объему возмещения зависит от нового решения законодателя.

И, наконец, самое главное в этом вопросе: реальная защита прав предполагает доступ к правосудию в судах общей юрисдикции. Однако такой доступ в соответствии с пунктом 3 Постановления Конституционного Суда РФ фактически ограничивается, причем не только во время формальной отсрочки исполнения Постановления, но и весь последующий период впредь до появления нового Закона. Создавалась коллизия, в соответствии с которой положения Закона о чернобыльцах по истечении шести месяцев с момента их признания неконституционными не могли применяться, а новые не были введены, что привело к уменьшению объема возмещения ущерба после вступления в силу Постановления Конституционного Суда РФ, что также является незаконным и нарушает конституционные права и свободы граждан.

Ярким примером применения правовой позиции Конституционного Суда РФ о возможности действия некоторое время закона, признанного неконституционным может служить и Постановление Конституционного Суда РФ от 30 января 2001 года № 2-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 2 0 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ (далее - Закон о налоговой системе)».

Указанным постановлением Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения частей первой, второй, третьей и четвертой пункта 3 статьи 20 Закона о налоговой системе, а также основанные на них и воспроизводящие их положения некоторых других законов, как не обеспечивающие необходимую полноту и определенность регулирования налога с продаж, что порождает возможность его произвольного истолкования законодателями субъектов РФ и правоприменительной практикой. Однако в части 2 пункта 2 резолютивной части постановления Конституционный Суд РФ указал, что названные положения должны быть приведены в соответствие с Конституцией и во всяком случае утрачивают силу не позднее 1 января 2002 г. То есть Конституционный Суд РФ опять же продлил действие неконституционных норм почти на год.

Юридическая обоснованность существования такой позиции подвергается сомнению и В.В. Лазаревым, который вообще сомневается в законности указания в решениях Конституционного Суда РФ законодателя в качестве адресата - «кому в реальности адресовано решение Конституционного Суда о принятии нового закона, об изменении старого и т.п.? Парламент РФ состоит, как известно, из двух палат и никаких законопроектов совместно они не замышляют, не обсуждают, и не принимают. Можно предположить, что Конституционный Суд обращается к Совету Федерации, поскольку эта палата, в отличие от Государственной Думы наделена правом законодательной инициативы. Но такое предположение не имеет не юридических, ни фактических оснований. Совет Федерации если и выступает с законодательной инициативой, то крайне редко и, скорее всего, по тем вопросам, которые так или иначе затрагивают интересы регионов».

Несмотря на дискуссионность некоторых правовых позиций Конституционного Суда РФ, важность и необходимость их существования и формулирования для надлежащего формирования и совершенствования правового пространства России, для установления более понятных гражданам и судам правил поведения, основывающихся на важнейшем принципе демократического государства - надлежащей защите конституционных прав и свобод граждан трудно переоценить.

В связи с этим представляется необходимым наладить систематизированный учет правовых позиций Конституционного Суда РФ, официальное их опубликование с целью более полного учета законодательными органами правовых позиций Конституционного Суда РФ при принятии новых законов, что в значительной мере способствовало бы конституционализации правоприменительной практики в условиях пробельности и противоречивости действующего законодательства.


Шульцев Владимир Александрович



← предыдущая страница    следующая страница →
12


Интересное:


Понятие и признаки суверенитета Российской Федерации
Общая характеристика новых основных законов стран СНГ и Балтии
Исследование содержания конституционных реформ в странах, возникших на территории бывшего СССР, с 1989 года как направление в сравнительном правоведении
Понятие и природа компетенции органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации
Права и свободы человека в конституциях стран СНГ
Вернуться к списку публикаций