2012-01-07 22:07:08
ГлавнаяКонституционное право — Роль Конституционного Суда Российской Федерации в формировании правового пространства России



Роль Конституционного Суда Российской Федерации в формировании правового пространства России


Конституционный Суд РФ, изучив поступившие жалобы, принял Определение от 01 апреля 1999 года № 29-О по жалобам граждан А.И. Байдиной, В.Н. Басова и др. на нарушение их конституционных прав положениями статьи 7 Закона о контрольно-кассовых машинах, в котором разъяснил, что упомянутые положения, по сути, являются разновидностями положений закона, рассмотренных Конституционным Судом РФ в Постановлении от 12.05.1998. Это означает, что при выборе санкции за то или иное правонарушение законодатель обязан учитывать такие конституционные критерии, как дифференцированность, соразмерность и справедливость.

Но далее в своем Определении Конституционный Суд РФ не только разъяснил порядок действующих норм Закона о ККМ, но и установил новый размер санкций. Суд отметил в Определении, что разумный срок, в течение которого Федеральное Собрание должно было урегулировать данный вопрос, истек, но необходимых изменений до того времени внесено не было. Поэтому Конституционный Суд РФ предложил такую схему расчетов для определения размеров штрафов за неисправную кассовую машину и невывешивание ценника: штраф за использование неисправной ККМ должен быть в 1,75 процента меньше, а штраф за невывешивание ценника - в 3,5 меньше, чем за неиспользование ККМ вообще. Такая пропорция была предложена законодателем при принятии Закона о ККМ, она не оспаривалась заявителями, и следовательно, является действующей. Поскольку размер штрафных санкций за неприменение ККМ определяется в соответствии со ст.146.5 КоАП и составляет от 50 до 100 МРОТ, то соответственно штраф за использование неисправной ККМ был установлен КС РФ от 28,6 до 57,1, а за невывешенный ценник - от 14,3 до 28,6 МРОТ.

Данный пример наглядно иллюстрирует все разнообразия формирования Конституционным Судом РФ правового пространства РФ, важность деятельности Конституционного Суда РФ по защите прав и свобод граждан с целью становления Российской Федерации как правового государства.

Более того, развитие общественных отношений и опережение их темпа по сравнению с развитием экономических отношений, приводит к тому, что судебное право опережает в своем развитии законодательный процесс. Оно более подвижно и поэтому оперативнее учитывает изменяющуюся правовую действительность. Судье при рассмотрении конкретных дел зачастую приходится разрешать возникающие в правовой действительности казусы, которые законодатель не всегда успевает урегулировать. В связи с пробелом в праве у судьи часто не оказывается под рукой необходимого закона. Отказать же в правосудии он не может и обязан разрешить спор, основываясь на общих принципах права. При этом судья не «изобретает» общих принципов права, а лишь выводит их из правовой системы.

Конституционный Суд РФ в своей деятельности постоянно проводит ревизию действующего законодательства, отменяет положения нормативных документов, противоречащих Конституции РФ, тем самым создавая пробелы в законодательстве, которые законодатель по объективным причинам (в связи с продолжительностью времени от выдвижения законодательной инициативы до принятия закона) не может своевременно устранить.

Кроме того, своевременное непринятие законов законодательным органом обусловлено не только объективными обстоятельствами, но и лоббированием многими законодателями (особенно это было заметно в первых трех современных Думах) интересов каких-либо определенных групп, что существенно мешало и мешает принятию правовых законов и зачастую вообще делает принятие того или иного закона или поправок к нему, с целью приведения законодательства РФ в соответствие с Конституцией РФ, невозможным. В связи с этим, нельзя согласиться с мнением В.В. Лазарева, который утверждает, что Конституционный Суд не имеет право вмешиваться в работу законодателя, так как «... законодатель таков, каков он есть, какого избиратель заслуживает. Иногда он осознанно (под воздействием лобби) идет на неконституционный вариант правового регулирования, иногда допускает ошибки, пренебрегая юридической техникой». Принятие законодателем неправовых законов, нарушает важнейший принцип существования правового демократического государства - надлежащую защиту государством основных прав и свобод граждан, а потому, несмотря на существование представительного органа государственной власти, необходимость корректировки его решений, исключение из законодательства неправовых законов не вызывает сомнения.

Характерным примером опережения Конституционным Судом РФ в своей деятельности законодательного процесса в России является Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 года № 14-П по делу о проверке конституционности части 5 статьи 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина.

Данным постановлением Конституционного Суда РФ была проведена ревизия норм действовавшего тогда УПК, касающихся процедуры ареста и содержания под стражей и которым часть 5 статьи 97 УПК РСФСР была признана неконституционной.

Кроме признания неконституционным положения УПК о возможности содержания под стражей подозреваемого более полутора лет, Конституционный Суд РФ дал свою оценку «Заключительным и переходным положениям» Конституции РФ, согласно которым «до приведения уголовно-процессуального законодательства РФ в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления». Это предписание связывало с принятием нового УПК применение предусмотренного в Конституции РФ судебного порядка ареста и задержания, временно сохраняя прежнюю форму санкционирования ареста прокурором.

При исследовании вышеуказанных переходных положений Конституции, Конституционный Суд отметил и указал законодателю на следующие моменты:

Решение вопросов, связанных с арестом и задержанием, требует от законодателя использования системы правовых средств, что должно быть осуществлено в разрабатываемом уголовно - процессуальном законодательстве.

Внесение законодателем в действующий уголовно - процессуальный порядок необходимых изменений либо введение им новых правовых институтов представляется наиболее эффективным средством обеспечения конституционно-правового содержания уголовно­-процессуальных процедур. Возможная их корректировка судами на основе непосредственного применения закрепленного в Конституции РФ права на судебную защиту не исключает трудности в обеспечении правоприменительной практикой равенства граждан перед законом и судом. Однако принятие соответствующих законодательных решений, учитывающих, в том числе позицию Конституционного Суда РФ, требует определенного времени.

В связи с реальными перспективами нового законодательного регулирования, признавая возможность непосредственного применения положений статьи 46 Конституции РФ о праве на судебное обжалование любых нарушений прав и свобод, включая необоснованность ареста, а также имея в виду, что пробельность в урегулировании института содержания под стражей, возникающая в результате признания оспариваемой нормы неконституционной, может иметь определенные отрицательные социальные последствия, Конституционный Суд РФ посчитал необходимым использовать процедуру отсрочки исполнения решения по делу, с тем чтобы законодатель в надлежащий срок принял меры, обеспечивающие баланс интересов правосудия и прав граждан на свободу и личную неприкосновенность.

В пункте 2 резолютивной части своего решения Конституционный Суд РФ постановил, что Федеральному Собранию РФ в течение шести месяцев с момента провозглашения настоящего Постановления надлежит решить вопрос об изменении уголовно - процессуального закона в части обеспечения гарантий закрепленного в статье 22 Конституции РФ права каждого на свободу при применении ареста и содержании под стражей в качестве меры пресечения.

Вышеуказанным постановлением Конституционный Суд РФ прямо указал законодателю на необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальном законодательстве. Более того законодателю было указано, какие именно изменения необходимо внести в будущее законодательство, для приведения уголовно процессуального закона в соответствие с Конституцией РФ. Законодателю был указан срок, в течение которого должны быть внесены изменения в закон - шесть месяцев. Данное решение суда, безусловно, ускорило принятие нового уголовно-процессуального законодательства, что подтверждает существенное влияние деятельности Конституционного Суда РФ на совершенствование действующего законодательства особенно в части защиты основных прав и свобод граждан.

Еще одним показательным примером опережения Конституционным Судом РФ в своей деятельности законодательного процесса в РФ может служить работа Конституционного Суда РФ по ревизии Федерального закона РФ «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ ...» (далее - Закон о тарифах). Конституционный Суд РФ не только указал законодателю на необходимость внесения в Закон соответствующих изменений, с целью приведения его в соответствие с Конституцией, указал срок - шесть месяцев, в течении которого эти изменения должны были быть внесены, но и другим постановлением по аналогичному вопросу в связи с просрочкой принятия законодателем изменений в Закон о тарифах, урегулировал возникшие противоречия между Конституцией РФ и вышеуказанным Законом.

Так, Постановлением от 24 февраля 1998 года № 7-П Конституционный Суд РФ признал положения Закона о тарифах в размере 28 процентов от суммы заработка несоответствующими Конституции РФ. Пунктом 4 резолютивной части постановления Федеральному Собранию РФ в течение шестимесячного срока надлежало внести изменения в Закон о тарифах, вытекающие из данного Постановления. Однако соответствующий Закон был принят только 30.03.1999 года.

23 декабря 1999 года Конституционный Суд РФ принял новое Постановление № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона о тарифах», в котором указал следующее: «Положения Закона о тарифах утратили силу 24 августа 1998 года. Поскольку законодатель в 1998 году не осуществил необходимое правовое регулирование, то не должно было осуществляться и не имеющее законных оснований взимание страховых взносов, полученных с 25 августа 1998 года по 31 декабря 1998 года. Поэтому вся сумма взысканных или добровольно уплаченных платежей за этот период страховых взносов подлежит зачету в счет будущих платежей.

Поскольку по вине законодателя, вопреки Постановлению Конституционного Суда РФ от 24.02.1998, новое правовое регулирование не было осуществлено своевременно, то период с 25.08.1998 по 3 1.12.1998 не может быть исключен из страхового стажа плательщиков, а, следовательно, из их трудового стажа, дающего право на пенсию».

Приведенные примеры деятельности Конституционного Суда РФ по защите конституционных прав и свобод граждан, принятые по ним постановления, безусловно, показывают и доказывают тот факт, что нередко решения Конституционного Суда РФ опережают развитие законодательного процесса в РФ, часто восполняя пробелы в несовершенном российском законодательстве и, учитывая изменения, вносимые Конституционным Судом РФ в систему законодательства России, общеобязательность решений и их непосредственное действие на всей территории Российской Федерации, бесспорно, являются источниками права.

Указанными решениями Конституционный Суд РФ не только вносит конкретные изменения в действующее законодательство, но и, предварительно выявив необходимость урегулирования возникших противоречий в законе и Конституции РФ, ускорил введение в действие норм, принятие которых по тем или иным причинам затягивалось законодателем, направил законодательный процесс в РФ в конституционное поле, прямо урегулировав при этом вопросы, возникшие в связи с несвоевременным принятием законодателем необходимых изменений в законодательство.

Хотелось бы отметить, что деятельность Конституционного Суда РФ, его решения, выносимые по самым различным вопросам его деятельности, практика его работы по формированию правового пространства Российской Федерации подтверждают обоснованность создания и функционирования самостоятельного органа конституционного контроля, важность и необходимость его деятельности для надлежащей защиты конституционных прав и свобод граждан.

В связи с этим нельзя не отметить, что законодательство многих стран прямо определяет юридическую природу актов конституционной юрисдикции. Так, в частности, законодательство ФРГ официально квалифицирует такие акты как имеющие силу закона, как нормативно-правовые акты квалифицируются подобные решения в Армении, Казахстане, как прецеденты - в Испании.

Несмотря на дискуссионность вопроса о юридической природе его решений, практика его работы, безусловно, показывает то, что его решения все больше и больше входят в правовую систему России как равновесный с другими источниками права документ, регулирующий основные стороны жизни граждан, непосредственно влияющий на становление, развитие и совершенствование правовой системы Российской Федерации, очерчивающий пределы «правового поля», в рамках которого уже законодательными органами формируется сама правовая база. Кроме того, нередко в практике Конституционного Суда перед ним возникала необходимость непосредственного участия в формировании законодательства страны, а во многих случаях он брал на себя прямые функции законодателя, что, несмотря на закономерные сомнения в правомерности выхода за пределы своих полномочий, способствовало скорейшей защите конституционных прав и интересов граждан России.

То, что решения Конституционного Суда РФ являются источниками права, общеобязательны на всей территории Российской Федерации, подтверждается и статьей 6 Закона о Конституционном Суде РФ, в которой указано, что «Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений». Аналогичные положения, относящие те или иные акты к нормативным документам отражены в Конституции РФ для Указов и Распоряжений Президента РФ и Постановлений Правительства РФ. Однако, в отличие от этих актов, обязательность решений Конституционного Суда РФ указана не в Конституции РФ, а в законе, что и создает дискуссионность их юридической природы.

В связи с этим, с целью единообразного понимания юридической природы решений Конституционного Суда РФ назрела необходимость внесения соответствующих дополнений в Конституцию РФ.

Рекомендации:

Пункт 6 статьи 125 Конституции РФ дополнить абзацем следующего содержания: «Решения Конституционного Суда Российской Федерации, признающие неконституционными акты или их отдельные положения обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации».


Шульцев Владимир Александрович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Утверждение Третьей республики во Франции
Предварительные итоги функционирования новых конституционных строев в странах бывшего СССР
Роль конституционного суда РФ в обеспечении надлежащего соблюдения органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан
Взаимодействие органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации с судами общей юрисдикции, органами государственной власти и средствами массовой информации.
Толкование конституций (уставов) субъектов Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций