2012-01-07 21:05:29
ГлавнаяКонституционное право — Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан



Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан


Так, еще в 1996 году Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 13 июня 1996 года № 14-П, в связи с затягиванием приведения уголовно­-процессуального закона в соответствие с Конституцией, указал Федеральному Собранию на необходимость в течение шести месяцев с момента провозглашения постановления решить вопрос об изменении уголовно - процессуального закона в части обеспечения гарантии закрепленного в статье 22 Конституции РФ права каждого на свободу при применении ареста и содержании под стражей в качестве меры пресечения. Однако вплоть до принятия в конце 2001 года нового Уголовно Процессуального кодекса соответствующие изменения в неконституционные нормы уголовно - процессуального закона Федеральным Собранием так внесены и не были.

Аналогичные примеры можно привести и по некоторым другим Постановлениям Конституционного Суда РФ, в резолютивной части которых он указывал Федеральному Собранию РФ на необходимость в шестимесячный срок внесения изменений в законодательство с целью приведения его в соответствие с Конституцией, однако необходимые изменения или до сих пор не приняты или приняты с опозданием.

Так, 24 февраля 1998 года Конституционный Суд РФ принял Постановление о неконституционности некоторых положений Закона о тарифах и указал Федеральному Собранию на необходимость в шестимесячный срок приведения неконституционных положений в соответствие с Конституцией РФ. Однако изменения были внесены в закон не до 24.08.1998, а в конце 1998 года, в связи с чем Конституционный Суд был вынужден самостоятельно регулировать сложившуюся ситуацию.

Таких примеров ненадлежащего исполнения органами государственной власти постановлений Конституционного Суда РФ большое количество. К ним могут быть отнесены также и Постановление Конституционного Суда РФ от 01 декабря 1997 года № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона РФ от 24.11.1995 «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и Постановление Конституционного Суда РФ от 18 февраля 1997 года № 3-П по делу о проверке конституционности Постановления Правительства РФ от 28.02.1995 «О введении платы за выдачу лицензии на производство, разлив ... алкогольной продукции», в резолютивных частях которых, Конституционный Суд РФ указывал Правительству РФ и Федеральному Собранию РФ на необходимость принятия мер в течение шести месяцев для приведения нормативных актов, признанных Конституционным Судом РФ неконституционными в соответствие с Конституцией РФ. Однако, по данным постановлениям так ничего государственными органами сделано и не было и все закончилось тем, что по истечении шести месяцев неконституционные акты утратили силу.

Нельзя не отметить, что меры по исправлению возникшей ситуации постоянно предпринимались, в том числе и Администрацией Президента РФ совместно с судебными и некоторыми иными государственными органами.

Так, еще в феврале-марте 2001 года состоялось всероссийское совещание представителей конституционного правосудия, проведение которого видимо во многом способствовало принятию изменений и дополнений в действующий Закон о Конституционном Суде РФ.

По результатам этого совещания вышла статья под названием «За неисполнение решений Конституционного Суда РФ будут строго наказывать», опубликованная в интернете на ленте новостей 23.03.2001. В данной статье приведены основные моменты совещания и речи некоторых выступающих.

На совещании представителем Администрации Президента РФ - Медведевым было отмечено, что в аппарате Президента РФ давно озабочены недостаточной эффективностью работы Конституционного - Суда РФ. По его словам, ряд судебных постановлений исполняются несвоевременно либо просто игнорируются «было бы правильным создать постоянно действующий гармоничный механизм участия Президента, Правительства, судов общей юрисдикции, арбитражного суда, органов прокуратуры и Минюста в реализации решений Конституционного Суда РФ».

Бывший председатель Конституционного Суда РФ М.В. Баглай поддержал инициативу президентской администрации. Он привел ряд конкретных примеров неоправданно длительного рассмотрения органами законодательной власти ряда важнейших правовых и нормативных актов. К их числу Баглай отнес проблемы с Уголовно-процессуальным кодексом РФ, мораторий на смертную казнь, затянутое обсуждение нового Трудового кодекса, волокиту вокруг положения о пострадавших в чернобыльской катастрофе. По его мнению, политика в нашей стране перевешивала право, а должно было быть наоборот.

15 декабря 2001 года был принят Федеральный конституционный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», который призван снять проблему неисполнения решений Конституционного Суда РФ. В данном законе прописана обязанность соответствующих государственных органов, принявших неконституционный нормативный документ или его часть в установленный данным законом срок отменить его или внести в него соответствующие изменения. Предполагается, что изменения призваны повысить ответственность должностных лиц за надлежащее исполнение решений Конституционного Суда, могут повлиять на осуществление надлежащего контроля за своевременным исполнением соответствующими органами решений Конституционного Суда РФ и применения к органам, ненадлежаще исполняющим решения Суда предусмотренной законодательством ответственности. Так, по мнению В.А. Виноградова «неисполнение органами государственной власти и должностными лицами субъектов Российской Федерации решений Конституционного Суда дает основания для вынесения Президентом РФ предупреждения соответствующему органу власти (должностному лицу) субъекта Российской Федерации и возможного последующего досрочного прекращения их полномочий».

Однако изученная в процессе настоящего исследования практика работы Конституционного Суда РФ, несвоевременное исполнение решений, в том числе принятых после вступления в силу вышеназванных изменений, в которых те или иные нормы федерального законодательства были признаны несоответствующими Конституции РФ, в совокупности с отсутствием конкретных изменений, внесенных федеральными органами законодательной и исполнительной власти, а также государственными органами субъектов России в действующее законодательство позволяют сделать вывод о том, что меры по неукоснительному исполнению решений Конституционного Суда РФ в части исключения из правового поля неконституционных норм как не предпринимались, так и до настоящего времени надлежащим образом не предпринимаются.

Для примера можно привести несколько решений Конституционного Суда РФ, в которых содержались рекомендации законодателю внести необходимые изменения в действующее законодательство, так и не исполненные до настоящего времени. К ним можно отнести и Постановление от 25 января 2001 года по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ, в котором законодателю было предложено урегулировать основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями суда (судьи), и Постановление от 30 января 2001 года по вопросу о налоге с продаж, и Постановление от 27 апреля 2001 года, в котором содержится предписание законодателю установить сроки, в пределах которых допустимо наложение взысканий в виде конфискации товаров.

Член Конституционного Суда РФ Витрук Н.В. видит причиной подобного неисполнения решений Конституционного Суда РФ в политической, социально- экономической, организационно-управленческой проблеме, а также в отсутствии у государства соответствующих материальных, финансовых, в том числе бюджетных средств. По мнению Лазарева Л. причиной неисполнения являются «...сохраняющийся в обществе, властных структурах правовой нигилизм, неуважение к закону и правопорядку, противоречивые процессы во взаимоотношениях федерального центра и регионов, и ущербность процессуального механизма исполнения актов конституционной юрисдикции, а порой и несовершенство самих этих актов - усложненное изложение их содержания, приводящее к недопониманию исполнителями».

На наш взгляд, принятые изменения в закон являются недостаточной базой для создания четкой работающей системы исполнения вышеуказанных решений, а некоторые пункты приведенных изменений (в частности положение о необходимости внесения соответствующим государственным органом изменений в нормативный документ, признанный Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции, что в свою очередь ставит под сомнение положение о юридической силе решений Конституционного Суда РФ) вообще вводят в законодательство о Конституционном Суде двусмысленные положения. Аналогичной точки зрения придерживается и Витрук Н.В., который указал, что «положения Закона (изменения в Закон от 2001 года - авт.) могут привести к восприятию юридической силы решений Конституционного Суда как зависимой от юридической силы последующих актов тех органов, в отношении которых вынесено решение Конституционного Суда. На практике это может стать фактором, препятствующим или блокирующим действие решений Суда» и «в федеральном законодательстве отсутствуют достаточно эффективные процедуры привлечения к ответственности за неисполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда. Слабо используется потенциал юридических ведомств, в частности Министерства юстиции Российской Федерации, судов общей юрисдикции, органов прокуратуры». Новые положения, введенные в содержание статей 79 и 80 Закона о Конституционном Суде РФ, игнорируют и положения части 6 статьи 125 Конституции РФ, в которой записано, что акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Здесь особо хотелось бы подчеркнуть, что в случае, если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признается не соответствующим Конституции, он не просто «не действует» (то есть сохраняется, хотя и не подлежит применению), а «утрачивает силу», в связи с этим «повторное объявление утратившим силу нормативного акта, признанного по решению Конституционного Суда неконституционным, не только является избыточным («информационным шумом»), но и ставит под сомнение юридическую силу постановлений Конституционного Суда, а именно - переводит неконституционные акты ... из разряда «утративших силу» в разряд «недействующих» в течение весьма неопределенного времени». А потому, несмотря на принимаемые законодателем меры, направленные на повышение эффективности решений Конституционного Суда, проблемы их исполнения до настоящего времени остаются. Как заметил Витрук Н.В. «слабость, неэффективность исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации ... во многих случаях обусловлена не столько всеобщей недооценкой роли и значения конституционного правосудия в обеспечении правовой стабильности, в упрочнении конституционного строя, ... но и незавершенностью законодательной регламентации этой стадии конституционного судопроизводства, механизма доведения решений Конституционного Суда РФ до логического конца».

Вместе с тем, нельзя не отметить и то, что надлежащее исполнение решений Конституционного Суда РФ во многом зависит и от самого Суда, от надлежащего осуществления им контроля за исполнением. В частности, от определенного им порядка и сроков исполнения, от официального разъяснения, особенно в случаях неясности некоторых решений (как, например, разъяснение своей позиции по вопросу очередности списания банком денежных средств при их недостаточности для удовлетворения всех требований, обращенных к владельцу счета, отраженной в Постановлении от 23 декабря 1997 года). Более того, Регламентом Конституционного Суда РФ непосредственное осуществление функции контроля за исполнением решений возложено на Секретариат Конституционного Суда, который, к сожалению, использует данную функцию недостаточно активно. Несмотря на то, что Конституционный Суд РФ не имеет «собственного принудительного механизма», контроль за своевременным исполнением решений мог бы производится разными путями, в том числе непосредственным обращением Суда к Президенту России.

В то же время, нельзя не отметить и положительный момент изменений 2001 года - новую редакцию статьи 87 Закона о Конституционном Суде РФ, предусматривающую обязанность отмены всех нормативных положений, аналогичных той норме, которая признана неконституционной. Несмотря на то, что аналогичная норма существовала и в прежней редакции, она была сформулирована в общей форме, что препятствовало, а исходя из практики работы суда, практически не применялось, полноценной ее реализации.

Решение проблемы ненадлежащего исполнения решений Конституционного суда РФ органами государственной власти возможно разными путями. Как представляется, основная возможность решения проблемы возможна, в частности, законодательным наделением конкретного органа, обладающего правом законодательной инициативы вносить изменения и устранять пробелы в законах, признанных Конституционным Судом полностью или в части не соответствующим Конституции РФ. По мнению В.В. Лазарева, такие функции мог бы исполнять сам Президент РФ - «согласно части 2 статьи 80 Конституции, Президент РФ является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Отсюда вытекает прямая обязанность Президента не просто проявить инициативу, но и принять все необходимые и возможные в рамках закона меры для обеспечения действия конституционных положений в соответствии с тем содержанием, какое вкладывает в них Конституционный Суд в каждом конкретном случае вынесения решения...».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Назначение председателя правительства
Исследование содержания конституционных реформ в странах, возникших на территории бывшего СССР, с 1989 года как направление в сравнительном правоведении
Конституционное развитие США в 1861-1877 годах
Роль конституционного суда РФ в обеспечении надлежащего соблюдения органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан
Понятие права собственности и его закрепление в Конституции Российской Федерации и других нормативных правовых актах
Вернуться к списку публикаций