2012-01-07 21:05:29
ГлавнаяКонституционное право — Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан



Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан


Анализ предыдущих постановлений Конституционного Суда РФ дает основания утверждать, что Конституционный Суд РФ отступает здесь от своей же собственной правовой позиции, неоднократно высказанной им в других решениях (например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 03 мая 1995 года № 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна), где четко указано, что право на судебную защиту ни в каком случае не может вступать в противоречие с целями, указанными в части 3 статьи 55 Конституции РФ, и, следовательно, не подлежит ограничению.

Кроме того, вряд ли допустимо связывать наличие или отсутствие судебной гарантии, предусмотренной частью 3 статьи 35 Конституции РФ, только с волеизъявлением лица, подавшего соответствующую жалобу. В противном случае лицо, своевременно не извещенное о принятии административного решения или в силу иных причин не имеющее возможности или желания подать жалобу в суд, автоматически лишается конституционной гарантии защиты собственности. Не имеет их вовсе и собственник, не являвшийся участником административного процесса, поскольку, как указано выше, закон не обязывает таможенные органы устанавливать принадлежность имущества.

Конституционный Суд РФ обходит эти вопросы умолчанием.

Расходится позиция Конституционного Суда РФ по данному вопросу и с Постановлением самого Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 года № 20- П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона РФ от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции». Конституционный Суд РФ признал тогда то, что в случае несогласия налогоплательщика с взысканием, а также в случаях, когда взыскание носит характер гражданско-правовых, административно-правовых или уголовно-правовых санкций в силу части 3 статьи 35 Конституции РФ, вопрос может быть разрешен лишь посредством судебного разбирательства.

Спорные решения принимаются Конституционным Судом РФ при рассмотрении жалоб граждан на нарушение их конституционных прав не только в итоговых решениях по существу вопроса, но также и в определениях Конституционного Суда РФ.

Примером тому может служить Определение Конституционного Суда РФ от 16 января 2001 года № 1-0 «По делу о проверке конституционности примечания 2 к статье 158 Уголовного кодекса РФ в связи с жалобой гражданина Скородумова». Поводом к рассмотрению дела явилась следующие обстоятельства:

Приговором суда гражданин был осужден к пяти годам лишения свободы за присвоение вверенного ему чужого имущества в крупном размере. Основанием для квалификации преступления как совершенного в крупном размере послужило примечание 2 к статье 158 УК РФ, согласно которому хищение признается совершенным в крупном размере, если стоимость похищенного имущества в пятьсот раз превышает минимальный размер оплаты труда (далее - МРОТ), установленный законодательством РФ на момент преступления. По мнению заявителя, это предписание уголовного закона не позволило суду при рассмотрении его дела учесть происшедшее с момента совершения преступления повышение МРОТ с 20500 неденоминированных рублей до 83,49 рублей в новом масштабе цен и тем самым воспрепятствовало применению положения части 1 статьи 10 УК РФ, согласно которому уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших преступление до вступления такого закона в силу.

Конституционный Суд РФ своим определением прекратил производство по делу, в связи с тем, что жалоба гражданина не отвечает требованиям Закона о Конституционном суде РФ. Основанием для прекращения производства по делу явилось то, что МРОТ устанавливается не уголовным законом, а законом иной отраслевой принадлежности. Его изменение не влечет изменения нормы уголовного закона, действовавшей на момент совершения преступления и не может рассматриваться как издание закона, устраняющего или смягчающего уголовную ответственность за хищение, а примечание 2 к статье 158 УК РФ, примененное в деле заявителя, не может быть отнесено к числу правовых норм, нарушающих его конституционные права, вытекающие из закрепленного в статье 54 Конституции РФ принципа применения законов, устраняющих или смягчающих ответственность.

С таким определением Конституционного Суда РФ не согласились судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононов и Т.Г. Морщакова посчитав, что оспариваемое положение уголовного закона должно быть признано неконституционным.

Полагаем, что Определение Конституционного Суда РФ создает коллизию в применении права.

Оспариваемая заявителем норма устанавливает критерий крупного размера хищения чужого имущества – 400 МРОТ. Отсылка к законодательству, устанавливающему МРОТ, прямо указывает на то, что законодатель однозначно связывает возможное изменение в будущем крупного размера хищения, а, следовательно и оценку его общественной опасности, с изменением в законодательном порядке МРОТ.

Элементарная математическая логика подсказывает, что размер хищения, установленный в уголовном законе как крупный, исчисляется из произведения постоянной величины кратности и изменяемой иным законодательством величины МРОТ, а потому не только кратность, но, по смыслу законодателя и МРОТ в одинаковой степени определяют квалификацию преступления. Следовательно, МРОТ в контексте данной нормы является не некой условной единицей расчета, а реальным и конкретным критерием для применения уголовного закона, определяющим квалифицирующий признак преступления, его тяжесть и иные последствия.

Об этом свидетельствует оговорка, что этот размер учитывается «на момент совершения преступления». В противном случае такая оговорка не имела бы смысла. Увеличение МРОТ может означать, что конкретный размер совершенного хищения после принятия соответствующего закона уже не будет являться крупным, и согласно принятому критерию квалификация такого деяния должна измениться.

Удивительным выглядит и утверждение суда о том, что данное положение якобы не затрагивает и тем более не нарушает конституционные права заявителя. Применение нового закона о МРОТ с очевидностью и, безусловно, повлекло бы изменение квалификации преступления, совершенного заявителем, а значит, и существенное изменение для него меры наказания и смягчения других уголовно - правовых последствий.

По мнению автора, неприменение к заявителю обратной силы закона не может быть объяснено и тем, что законы, устанавливающие и изменяющие МРОТ, формально не являются уголовными. Отсылка именно к этому законодательству содержится в самом тексте - в диспозиции уголовного закона, и он тем самым включает эти законы в сферу своего действия, то есть в регулирование уголовно-правовых отношений. Это в свою очередь обязывает правоприменителя учитывать данное обстоятельство при определении конкретного состава преступления. Поэтому примечание 2 к статье 158 УК РФ о применении действующего законодательства лишь на момент совершения преступления прямо противоречит положению статьи 54 Конституции РФ, предусматривающей, что, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что судьи Конституционного Суда РФ в своей деятельности по защите конституционных прав и свобод граждан при вынесении ими решений по наиболее важным вопросам жизни граждан РФ нередко сталкиваются со сложнейшими задачами толкования Конституции РФ, в результате чего некоторые его решения содержат неопределенности, непоследовательность и противоречивость. Принятие таких решений нельзя связывать с некомпетентностью судей Конституционного Суда РФ. В их числе опытнейшие профессионалы, а некоторые из них являются судьями Конституционного Суда РФ с самого момента образования Конституционного Суда, большинство судей имеют ученые степени, все имеют огромный опыт практической работы, поэтому их квалификация и компетентность в вопросах права, главным образом конституционного, не может подвергаться сомнению.

Однако, при всем уважении к судьям Конституционного Суда РФ, нельзя не отметить, что некоторые вопросы права понимаются и толкуются судьями Конституционного Суда РФ по-разному. Некоторые решения, в том числе приведенное Постановление от 28.01.1997, дают основание сомневаться в беспристрастности судей при вынесении данного конкретного решения и лоббировании ими интересов определенных групп граждан (в частности - адвокатов), что явно снижает воздействие Конституционного Суда РФ на надлежащую защиту прав граждан и понижает его авторитет в глазах населения. Справедливости ради нельзя не заметить, что такие решения являются редким исключением, а в большинстве случаев решения Конституционного Суда не вызывают никакого сомнения в своем полном соответствии Конституции РФ.

Именно в связи с наличием спорных решений как нельзя актуальным становиться вопрос о законодательном закреплении возможности пересмотра решений Конституционного суда РФ. Порядок пересмотра может быть определен на основании глубокого и последовательного изучения действующего законодательства, опыта государств, в которых данный институт существует продолжительное время, с обязательным учетом необходимости ограничения оснований для пересмотра решений, так как в противном случае Конституционный Суд РФ будет не в состоянии надлежаще осуществлять свои непосредственные обязанности по рассмотрению дел в соответствии с со своими основными полномочиями. Такой пересмотр мог бы быть возможен, в частности, например по инициативе не менее 5 судей Конституционного Суда РФ, Президента РФ, председателя Верховного Суда РФ, председателя Арбитражного Суда РФ.

Несмотря на принимаемые государством меры, в том числе и законодательные, актуальным до настоящего времени остается и вопрос о ненадлежащем исполнении органами государственной власти решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Согласно статьям 79, 80 и 81 Закона о Конституционном Суде РФ решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно, не требует подтверждения другими органами, подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста.

Неисполнение, ненадлежащее исполнение решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом.

Приведенные статьи Закона о Конституционном Суде РФ указывают всем государственным органам и должностным лицам на обязательность исполнения решений Конституционного Суда РФ, неукоснительность всех его предписаний, изложенных в резолютивной части решений, ответственность за неисполнение решений Конституционного Суда РФ.

Вместе с тем, несмотря на все принимаемые меры, особенно это проявлялось до 2001 (до принятия изменений и дополнений в Закон о Конституционном Суде РФ), органы государственной власти ненадлежаще исполняли и исполняют многие решения Конституционного Суда РФ.

Особенно необходимо отметить, ненадлежащее исполнение решений Конституционного Суда РФ Федеральным Собранием РФ, которое, практически, не исполнило своевременно ни одного предписания Конституционного Суда РФ.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Роль конституционного суда РФ в обеспечении надлежащего соблюдения органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан
Формирование структуры органов конституционного контроля и надзора в субъектах Российской Федерации; статус судей и членов органов конституционного надзора.
Государственный суверенитет и государственная власть субъектов Российской Федерации
К вопросу об источниках конституционного права
Общие правовые принципы организации судебного контроля норм
Вернуться к списку публикаций