2012-01-07 21:05:29
ГлавнаяКонституционное право — Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан



Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан


Однако с этим мнением сложно согласиться. Несмотря на всю важность и ответственность принимаемых Конституционным Судом РФ решений, на сложность процедуры принятия таких решений - принятие окончательного решения по жалобе граждан не ранее чем через год после ее подачи явно является завышенным сроком для рассмотрения жалоб. Для сравнения можно привести деятельность других судов, которые подчас также вынуждены определять соответствие того или иного закона Конституции РФ и выносить решения в соответствии с Конституцией, а не с законом противоречащим ей. В соответствии со ст. 154 ГПК РФ максимальный срок со дня подачи заявления до вынесения решения составляет два месяца. При этом судьи гражданских судов загружены не менее судей Конституционного Суда РФ, а в большинстве случаев намного больше. Кроме того, нельзя не отметить, что по некоторым делам, особенно это проявилось при рассмотрении в период избирательной компании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ в 2003 году (Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»), конституционности некоторых положений Закона о СМИ Конституционный Суд РФ выносил решение с большой оперативностью, в том числе и в течение месяца со дня подачи заинтересованными сторонами необходимого заявления.

Поэтому, несмотря на всю важность, принимаемых Конституционным Судом РФ решений, время с момента подачи жалобы гражданином до принятия по ней окончательного решения является слишком продолжительным, что существенно снижает эффективность решения для конкретного гражданина, подавшего жалобу, хотя и является важным для приведения действующего законодательства в соответствие с Конституцией РФ и предотвращения нарушения прав и свобод иных граждан в дальнейшем.

При рассмотрении эффективности защиты Конституционным Судом РФ прав и свобод граждан нельзя не остановиться на вопросе, являющемся одним из наиболее дискуссионных - невозможность пересмотра вынесенных судом решений. Данная проблема, очевидно, вызывает значительные разногласия в научной среде и требует серьезных и глубоких научных исследований. Такие исследования тем более необходимы, в связи с тем, что по многим решениям Конституционного Суда РФ ведутся постоянные дискуссии об их конституционности, а по некоторым из них возникают значительные разногласия в среде самих судей Конституционного Суда РФ.

Несмотря на то, что необходимость и целесообразность установления в законе положений о возможности пересмотра решений находится в фокусе постоянного внимания и научного изучения правоведами, до настоящего времени так и не проведены глубокие научные исследования по данной проблеме, основанные на системном изучении действующего законодательства. Большинство появляющихся работ по данной проблеме основаны не на изучении действующего законодательства, в том числе мирового, а, в большинстве случаев, на личном мнении правоведов. По данному вопросу отсутствуют также и диссертационные исследования, что говорит о явной неизученности проблемы. Поэтому предпринятая попытка рассмотрения поставленного вопроса на основании последовательного изучения действующего законодательства и решений Конституционного Суда РФ, особенно в контексте дискуссионности некоторых решений как нельзя актуальна и необходима. Введение в Закон о Конституционном Суде РФ института пересмотра решений (пусть и значительно ограниченного) думается не вызывает сомнений. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на следующие обстоятельства.

Так, например, нормы гражданского и уголовного судопроизводства содержат ряд процессуальных и иных нарушений, влекущих безусловную отмену решения суда. В частности, доказательства, полученные с нарушением процессуальной формы, ничтожны для правоприменителя. Категорическое суждение на этот счет закреплено в Конституции РФ, которая определяет, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Однако в Законе о Конституционном Суде такая норма вообще не отражена.

Согласно статьям 75, 79 Закона о Конституционном Суде решение Конституционного Суда РФ является окончательным и обжалованию не подлежит. Закон обходит молчанием вопросы обжалования нарушений установленного порядка судопроизводства, в том числе и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Большинство законов о конституционных судах стран СНГ также не предусматривают возможности пересмотра их решений. В то же время она наличествует в Молдове, Беларуси, Кыргызстане, а также ряде европейских государств.

Хотелось бы отметить, что риск судебной ошибки существует всегда, и ее вероятность в решении Конституционного Суда нельзя полностью исключить. Кроме того, впоследствии могут открыться новые обстоятельства, свидетельствующие о его ошибочности. При этом, по отдельным решениям голоса судей Конституционного Суда РФ вообще распределялись за противоположные решения почти в равных пропорциях (как, в частности, по делу от 28.01.1997), что, безусловно, свидетельствует о возможности принятия с минимальной разницей голосов неконституционного решения.

Конечно, отсутствие возможности обжалования и пересмотра дел, разрешенных Конституционным Судом РФ, объясняется степенью подготовки к рассмотрению дел и их качеством. Вместе с тем, невозможность пересмотра решений, по мнению автора, является ни чем иным, как ограничением права граждан на судебную защиту.

Аналогичной же точки зрения придерживается и сам Конституционный Суд РФ, который в своем Постановлении от 03 февраля 1998 года по поводу статей 180, 181, пункт 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 АПК РФ признал неконституционным положение части 1 статьи 192 АПК РФ «постольку, поскольку она служит основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (далее - Президиум ВАС РФ) в тех случаях, когда судебный акт принят в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее».

Конституционный Суд пришел к выводу, что в рамках института пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам Президиум ВАС РФ обязан исправлять собственные ошибки, допущенные им при проверке законности и обоснованности судебных актов в порядке надзора. Председатель ВАС РФ В.Ф. Яковлев по этому поводу заметил: «Арбитражный Суд рассматривает гражданский спор на очень большие суммы и выносит решение в пользу одной стороны. Проигравшая сторона почти всегда считает, что суд ошибся. Всегда в делах кто- то проигрывает. Если мы пересматриваем дело, то оно пересматривается в пользу одной стороны, но против другой. Возникает вопрос: сколько же времени будет продолжаться правосудие, если в Президиум можно будет обращаться с просьбой об устранении ошибки, допущенной Президиумом? Не получится ли так, что по всем постановлениям появятся заявления с просьбой исправить ошибку? Правосудие где-то должно заканчиваться. Это мировая практика. Придется подумать, как выполнять это постановление Конституционного Суда РФ, которое, во всяком случае, для нас обязательно».

Кроме факта подтверждения Конституционным Судом РФ позиции о неконституционности произвольного ограничения права на судебную защиту, указанное постановление еще раз подтверждает необходимость существования возможности пересмотра решений самого Конституционного Суда РФ.

Более того, на взгляд автора, Конституционный Суд РФ в своем постановлении вышел за пределы толкования закона с точки зрения института пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам. Нигде в мире процессуальное право не расценивает судебную ошибку в качестве вновь открывшегося обстоятельства. В процессуальных кодексах различных государств содержатся различные перечни оснований, по которым возможно возобновление дела, однако в отличие от кассационного производства и производства в порядке надзора институт пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам применяется, когда пороки судебного решения связаны с выявлением: существенных для дела фактов, которые не были и не могли быть известны заявителю; недоброкачественности доказательств: заведомой ложности показаний свидетеля, заключения эксперта; подложности документов либо вещественных доказательств, повлекших за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления; преступных действий лиц, участвующих в деле; отмены акта суда, послужившего основанием к принятию решения.

Несмотря на спорность вынесенного решения, главное в нем то, что Конституционный Суд РФ признает, что, несмотря на высочайшую квалифицированность судей Высшего Арбитражного Суда РФ, тем более, входящих в его президиум, существует вероятность судебной ошибки и исключение возможности пересмотра решений - неконституционно.

Рассмотрение вопроса о необходимости установления в законе положений о возможности пересмотра решений Конституционного Суда РФ назрело еще и потому, что практика деятельности Конституционного Суда РФ позволяет выделить решения, конституционность которых подвергается сомнению в среде правоведов. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на некоторые дискуссионные решения Конституционного Суда РФ.

Самым ярким примером таких решений может служить Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 года № 2-П «По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, P.Л. Гитиса и С.В. Абрамова», которое существенно отразилось на принятии нового уголовно-процессуального законодательства.

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан на нарушение их конституционных прав положением части четвертой статьи 47 действовавшего на тот момент УПК РСФСР, согласно которой в качестве защитников при производстве по уголовным делам допускались лишь адвокаты и представители профессиональных союзов и других общественных объединений. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли указанное положение Конституции РФ.

Конституционным Судом РФ было постановлено решение, в котором признано, что положения УПК РСФСР, согласно которому в качестве защитника допускается адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, не противоречат Конституции РФ.

Основаниями для постановления такого решения явились следующие обстоятельства: гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные требования и критерии. Участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь.

С данным постановлением Конституционного Суда РФ не согласились многие ведущие юристы Российской Федерации, включая и некоторых судей Конституционного Суда РФ. Так, судья Конституционного суда РФ - Лучин В.О, в своем особом мнении, не оспаривая вывод Конституционного Суда РФ о конституционности допуска в качестве защитника адвоката, заметил, что, во-первых, формулировка «признать положение... не противоречащим Конституции РФ» не предусмотрена статьей 100 Закона о Конституционном Суде РФ, а во-вторых, он не дает по существу ответа на вопрос, поставленный заявителями. Судьи Конституционного Суда РФ - Э.М. Аметистов, В.И. Олейник, Н.Т. Ведерников вообще не согласились с выводом Конституционного Суда РФ о том, что в качестве защитника на предварительном следствии может выступать только адвокат.

На взгляд автора, противоречивость постановления Конституционного Суда РФ, непоследовательность выводов, изложенных в решении, вследствие чего было постановлено решение не соответствующее ни Закону о Конституционном Суде РФ, ни Конституции РФ, ни требованиям заявителей - очевидна.

Никто из обратившихся в Конституционный Суд РФ граждан не просил признать неконституционным возможность допуска в качестве защитников адвокатов и не возражал против того, что адвокат, вступая в процесс, должен предъявить ордер юридической консультации.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Акты толкования правовых норм, издаваемые Конституционным судом РФ и Конституционными судами субъектов РФ
К вопросу о конституционно-правовых основах самостоятельности местного самоуправления
Конституционно-правовые нормы и институты
Органы конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации в системе конституционной юстиции.
Общая характеристика новых основных законов стран СНГ и Балтии
Вернуться к списку публикаций