2012-01-07 16:19:54
ГлавнаяКонституционное право — Предварительные итоги функционирования новых конституционных строев в странах бывшего СССР



Предварительные итоги функционирования новых конституционных строев в странах бывшего СССР


В настоящее время, когда уже приняты новые основные законы во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, уже можно подвести первые итоги такой общей для этих стран конституционной реформы.

Конституционная реформа проходила в сложнейших условиях экономического спада и национальных конфликтов. Политическое и государственно-правовое развитие большинства стран СНГ носило кризисный характер. В Таджикистане (в 1992-1993) и Грузии (1992-93) имела место гражданская война, причем в первом случае столкновения проходили на кланово-этнической и религиозной почве, а во втором - на клановой, национальной и политической. В Азербайджане имело место несколько государственных переворотов и еще более их безуспешных попыток, два законных президента были свергнуты законным путем. В Молдове помимо ряда гражданских беспорядков имели место вооруженные столкновения на границе с Молдавской Приднестровской Республикой.

В России (1992-1993) и на Украине (1994-1995) имели место острые конституционные кризисы, развивавшиеся между законодательной и исполнительной ветвями власти по поводу компетенции и проекта новой конституции. В России конституционный кризис закончился государственным переворотом 21 сентября 1993 г. вылился в октябре того же года в вооруженную борьбу на улицах столицы. В обеих странах конституционный конфликт развивался также по линии Центр - Регионы. Из состава Российской Федерации фактически сецессионировала Чечня, ряд республик (Татарстан, Якутия, Тува) до сих пор не вполне подчиняются требованиям федеральных органов власти. На Украине в 1994-1995 гг. центральное правительство подавило административными мерами движения народа Крыма за воссоединение с Россией.

В Беларуси конституционный кризис возник в начале 1996 г. между авторитарным президентом и Верховным Советом, сопротивлявшимся экспансии главы государства. Этот кризис был разрешен в ноябре 1996 г. плебисцитарным путем в пользу президента, однако гражданские беспорядки в республике не утихают. Также в плебисцитарном порядке были разрешены противоречия между ветвями власти в Казахстане в августе 1995 г.

В Армении совсем недавно возникшие после президентских выборов беспорядки со штурмом парламента демонстрантами едва не привели к гражданской войне.

В таких условиях, как уже отмечалось выше, во всех странах СНГ и Балтии, кроме Латвии, в течение 1992-1996 гг. были приняты новые конституции. Одни из них стали результатом общенационального консенсуса, другие, родившись в ожесточенной политической борьбе, ознаменовали победу одной части общества над другой. Наконец, третьи были созданы правящим режимом келейно, без сколько-нибудь значительного влияния общественности.

В результате конституционных реформ 1990-1996 гг. установились самые различные политические режимы и уже сформировалась определенная конституционная практика.

В целом демократический, хотя и резко национально окрашенный, политический режим установился в странах Балтии и в Молдове. Неустойчивая, неразвитая демократия характеризует политическую жизнь Украины, Армении и Грузии. Политический режим в России, по мнению автора, можно охарактеризовать как либерально-авторитарный (примерно такой, какой существовал во Франции при де Голле в 1958-1969 гг.). Для России характерно сочетание резкого дисбаланса властей с формальным соблюдением демократических процедур и основных свобод, прежде всего, свободы прессы. Оценка современного российского политического режима не только в политической прессе, но и в научных кругах на сей день дается едва ли не диаметрально противоположная.

Широкими правами исполнительной власти характеризуется политическая жизнь в Беларуси, Азербайджане, Казахстане, Таджикистане, Кыргызстане. Здесь сплетаются воедино консервативный настрой населения, сохранение советско-партийных традиций руководства, а также элементы вождизма (популизма). Конечно, и в этих странах существуют определенные демократические права и свободы, во всяком случае, в том виде, как их принято понимать в промышленно развитых странах Запада.

Наиболее жесткий политический режим сложился в Узбекистане и особенно в Туркменистане. Здесь вся политическая жизнь полностью контролируется правительством, в стране действует единственная партия - переименованная бывшая республиканская компартия. В Туркменистане можно говорить о законченном варианте постсоветского тоталитаризма с извращенным культом личности президента - «отца нации». К сожалению, российские ученые-конституционалисты всячески уклоняются от принципиальной оценки политических режимов в ряде бывших «братских» республик.

Наиболее ярко характер политических режимов раскрывается в таких важнейших составляющих конституционной практики как выборы и референдум.

К настоящему времени во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, прошли первые выборы на многопартийной основе, а в отдельных государствах (Россия, Эстония, Казахстан) такие выборы прошли дважды. В большинстве случаев на выборах присутствовали иностранные наблюдатели.

Большинство бывших советских республик придерживается мажоритарной избирательной системы. Смешанная (мажоритарно-пропорциональная) система применяется в России, Литве.

Первые постсоветские выборы прошли в Эстонии уже 20 сентября 1992 г. Это были также первые на территории бывшего СССР выборы по пропорциональной системе.

В Латвии первые постсоветские выборы прошли в июне 1993 г. В них не смогло принять участие более трети населения, лишенного дискриминационными законами прав гражданства. Поэтому эти выборы нельзя считать демократическими.

В России первые многопартийные выборы прошли одновременно с референдумом о новой Конституции 12 декабря 1993 г. Особенностью этих выборов было то, что депутаты избирались в Государственную Думу и Совет Федерации - палаты парламента, который еще только предстояло учредить. Половина депутатов нижней палаты избирались по мажоритарным округам, другая - по пропорциональной системе с 5% барьером.

В соответствии с результатами голосования по общефедеральному избирательному округу и по одномандатным избирательным округам места в Государственной Думе получили кандидаты от восьми крупнейших партий и объединений: «Выбор России», Либерально-демократическая партия России, Аграрная партия России, Блок «ЯБЛоко», Демократическая партия России, Партия российского единства и согласия, Коммунистическая партия Российской Федерации, политическое движение «Женщины России». Впоследствии на их базе в Думе было создано еще четыре фракции. 171 депутат от 86 двухмандатных избирательных округов был избран в Совет Федерации. Это были первые демократические выборы в России, они способствовали установлению новой структуры конституционной власти.

Парламентские выборы 1994 г. в Молдове были оценены наблюдателями как одни из самых демократических выборов в пределах бывшего советского пространства. Выборам предшествовал самороспуск парламента в 1993 г. в результате политического кризиса. При равных возможностях преодолеть четырехпроцентный избирательный рубеж удалось лишь четырем партиям, общественно-политическим организациям и избирательным блокам: аграрно-демократической партии, получившей 56 мандатов из 104 (или 52 % голосов избирателей), социалистической партии и движению «Унитате-Единство» - 28 мандатов (26 %), блоку крестьян и интеллигенции - 11 мандатов (9 %), альянсу Христианско-демократического народного фронта - 9 мандатов (7 % от общего количества голосовавших). Большинство в Парламенте составляют представители аграрно-демократической партии.

На Украине первые постсоветские многопартийные выборы в однопалатный Верховный Совет прошли в марте и апреле 1994 г. по мажоритарной системе. Эти выборы принесли победу коммунистической и социалистической партиям, а также их союзникам. Из-за низкой активности избирателей и сложной двухтуровой системы пришлось проводить третий тур 24 июля 1994 г. Всего в 1994 г. состоялось 11 (!) повторных голосований, но и после ноябрьских довыборов оставалось еще 47 незанятых мест.

В Таджикистане после принятия новой Конституции и избрания Президента Республики Таджикистан 26 февраля 1995 г. состоялись выборы в Маджлиси Оли и местные Маджлисы народных депутатов. Избирательная кампания в республике прошла в соответствии с требованиями Конституции и законов Республики Таджикистан «О выборах в Маджлиси Оли Республики Таджикистан» и «О выборах депутатов в местные Маджлисы народных депутатов». В результате голосования, проходившего 26 февраля и 12 марта 1995 г., в Маджлиси Оли было избрано 179 депутатов.

В Беларуси первые постсоветские выборы состоялись в 1995 г. и дали весьма печальные результаты. Состоявшийся в мае 1995 г. первый тур выборов позволил заполнить только 120 из 260 мест. 10 декабря 1995 г. второй тур также не дал новому Верховному Совету кворума. Во многих округах явка избирателей достигла небывало низкого уровня.

Для многих государств, возникших на территории бывшего СССР, особенно тех, где реальная власть перешла в руки главы государства, решающим экзаменом на прочность демократических институтов явились не парламентские, а президентские выборы.

Первые прямые выборы президента состоялись 27 октября 1990 г. в Туркменистане, за единственного кандидата Ниязова высказалось 98,3% голосовавших. 21 июня 1992 г. состоялись новые выборы Президента Туркменистана. 99.5% голосов было отдано действовавшему Президенту. Результаты этих выборов говорят сами за себя о степени их демократизма.

В феврале 1993 г. прямые президентские выборы прошли в Литве. В окончательном туре они дали следующие результаты: А. Бразаускас - 60,03%, С. Лазоратис - 38,28 %.

В Беларуси первые прямые выборы главы государства прошли в июне 1994 г. По мнению зарубежных наблюдателей, несмотря на многочисленные злоупотребления, президентские выборы 23 июня были самыми свободными за всю недолгую историю белорусской демократии. Открытая поддержка телевидением премьер-министра дала прямо противоположный эффект. Почти для всех избирателей ключевым вопросом являлась экономика, которая из-за полного отсутствия реформ катилась в пропасть. В Беларуси был реализован классический вариант «голосования против»: избиратели, по горло сытые правлением «старой гвардии», отбросили «человека системы» Кебича (он получил 17,4% голосов), отдав явное предпочтение Александру Лукашенко (45,1% голосов). За лидерами следовали Зенон Позьняк (12,9%), Станислав Шушкевич (9,9%), Александр Дубко (6%) и Василь Новиков (4,6%). 10 июля, во втором туре голосования Лукашенко получил подавляющее большинство голосов - 80,1%; у Кебича же результаты оказались даже хуже, чем в первом туре - он набрал лишь 14,2% голосов.

На Украине несмотря на попытки Леонида Кравчука отложить президентские выборы, парламент 2 июня принял решение о проведении их в ранее намеченные сроки. В первом туре за пост президента боролись семь кандидатов. В выборах приняли участие 68% избирателей. Их голоса распределились следующим образом: Леонид Кравчук - 37,7%; Леонид Кучма - 31,3%; Александр Мороз (лидер социалистической партии и новый спикер парламента) - 13%; Владимир Лановой (экономист-реформатор, смещенный с поста заместителя премьер-министра в 1992 г.) - 9,3%; Валерий Бабич (консервативно настроенный бизнесмен) - 2,4%; Валерий Плющ (бывший спикер парламента) - 1,3% и Петр Таланчук (министр образования) - 0,5%. В ходе избирательной кампании Кравчук делал упор на защиту национальной независимости Украины и обещал относительно безболезненно провести экономические реформы, а Кучма подчеркивал экономические неудачи нынешнего Президента и необходимость укреплять связи с Россией. Опросы общественного мнения демонстрировали взаимосвязь между отношением людей к независимости и экономическим реформам и поддержкой того или другого кандидата. Поэтому предполагалось, что во втором туре голоса тех, кто поддерживал Ланового, отойдут к Кравчуку, а голоса, отданные за Мороза, - к Кучме и преимущество будет на стороне первого. Однако 10 июля Кучма получил 52,2% голосов (рост на 20,6 пункта), а Кравчук - 45,1% (рост на 7,4 пункта). Президентские выборы были голосованием не столько за Кучму и его программу, сколько против Кравчука.

Выборы показали глубокий раскол между националистическим Западом и пророссийским Востоком и Югом Украины. Разные регионы отдали предпочтение разным кандидатам: Кравчука поддержали на западе, Кучму - на индустриальном востоке и юге. Так, в Тернопольской области Кравчук получил 94,8% голосов, в Ивано-Франковской - 94,5%, в Львовской - 92,8%, а Кучма, в свою очередь, в Крыму -89,7% голосов, в Луганске - 88%, в Днепропетровске - 79%.

Пожалуй самый драматический характер приобрели президентские выборы в России, где многие вплоть до самого начала голосования сомневались, что выборы вообще состоятся. Ряд влиятельных политических сил действительно предпринимали попытки перенести выборы, назначенные на 16 июня 1996 г., на неопределенное время, опасаясь повторения белорусско-украинского варианта голосования «против». В первом туре выборов приняло участие 11 кандидатов, представлявших весь политический спектр России. Во второй тур (3 июля) вышел действующий Президент и лидер коммунистической оппозиции Г.А. Зюганов, получившие в итоге соответственно 58 и 40 % голосов.

Серьезнейшим испытанием оказались президентские выборы и для молодой демократии в Армении. Здесь сторонники проигравшего лидера оппозиции едва не совершили переворот, организовав массовые беспорядки в столице республики. Для стабилизации обстановки пришлось задействовать армию.

Наиболее сложным и неоднозначным инструментом в конституционной практике стран, возникших на территории бывшего СССР, (как и во всем мире) является институт референдума. В основе института референдума (иначе - плебисцита) лежит идея народного суверенитета, согласно которой народ может осуществлять государственную власть не только через своих выборных представителей, но и непосредственно, с 1990 г. референдум применялся почти во всех бывших республиках СССР, в некоторых два и более раза.

На референдум выносились вопросы независимости (23 сентября в Армении, 26 октября 1991 г. в Туркменистане, 8 декабря 1991 г. на Украине), о принятии новой конституции (в России, Армении, Казахстане, Эстонии, Литве, Азербайджане) или ее изменении (Беларусь, Кыргызстан).

В Туркменистане, Узбекистане и Кыргызстане прошли референдумы о продлении полномочий президентов на очередной срок без выборов.

В России на референдум 25 апреля 1993 г. был вынесен вопрос о доверии президенту, одобрении его социально-экономической политики, о необходимости досрочных выборов президента и парламента.

В Беларуси в 1996 г. на референдум выносились также вопросы о восстановлении советской символики, о переносе национального праздника, о более тесной интеграции с Россией, о государственном статусе русского языка, о сохранении смертной казни, о возможности купли-продажи земли.

Практика показывает, что референдум служит безотказным средством легитимации авторитарных режимов. Можно установить твердую пропорцию: чем авторитарнее режим, тем более «единодушно» голосует население за тот вариант, который нужен власти.

Рекордное единодушие на референдуме, как и на выборах, проявляют туркменские избиратели.

26 октября 1991 г. за независимость Туркменистана высказались 1 707 725 чел., т.е. более 94% голосовавших.

15 января 1994 г., согласно решению Халк маслахаты Туркменистана от 28 декабря 1993 г., проведен референдум по вопросу о продлении полномочий Президента Туркменистана еще на 5 лет без проведения выборов. Во всенародном голосовании приняли участие 1 959 637 чел., что составляет 99,9% состава населения, пользующегося избирательными правами, 1 959 409 чел., или 99,99% высказались положительно за указанное решение. Это всего на 0,01% хуже результатов, получаемых на выборах в Северной Корее.

В Таджикистан на референдуме в ноябре 1994 г. за новую Конституцию Республики Таджикистан проголосовали 87,6% избирателей.

Почти единогласно за новую Конституцию, предложенную президентом, проголосовало население Казахстана в августе 1995 г., также единодушно поддержана реформа Конституции населением Кыргызстана на референдуме в феврале 1996 г.

В случае конфликта властей (Россия, Беларусь) избиратели неизменно высказывались в поддержку исполнительной власти.

В Беларуси на референдуме 24 ноября парламентский проект конституции получил только 7,9 % голосов, в то время как проект конституции Президента Лукашенко получил 70.5 % голосов. 88.5 % голосовавших высказались в пользу изменения национального праздника с 17 июля, когда республика провозгласила суверенитет, на 3 июля, когда Красная Армия освободила Минск от гитлеровцев.

Наиболее независимо на референдумах (как и на выборах) голосуют российские избиратели.

В России в референдуме по новой Конституции участвовали по официальным данным (оспариваемым оппозицией) 54,8 % избирателей. Из которых за принятие Конституции проголосовало 58,4%.

Независимо от политического режима избиратели в странах СНГ и Балтии голосовали единодушно по вопросу о независимости.

9 февраля 1991 г. на референдум в Литве по вопросу о независимости за «независимую демократическую республику» проголосовало 90,5% принявших участие в референдуме.

23 сентября на референдуме в Армении за независимость высказалось 99% избирателей.

26 октября 1991 г. за независимость Туркменистана высказались более 94% голосовавших

Относительно низкие результаты дали только референдумы во вопросу независимости Латвии («за» проголосовало 73,6%) и Эстонии («за» - 79%), состоявшиеся 3 марта 1991 г., что объяснялось позицией русскоязычного населения, не желавшего становиться людьми третьего сорта в чужом «национальном отечестве».


Додонов Вячеслав Николаевич







Интересное:


Конституционное регулирование социально-экономических отношений
Комментарий к федеральному закону о политических партиях
Конституционно-правовые институты Третьей республики Франции (1875-1884 гг.)
Роль Конституционного Суда Российской Федерации в формировании правового пространства России
Конституционно-правовые нормы и институты
Вернуться к списку публикаций