2012-01-07 15:52:50
ГлавнаяКонституционное право — Права и свободы человека в конституциях стран СНГ



Права и свободы человека в конституциях стран СНГ


Политические права и свободы.

Политические и права и свободы в современном мире (его демократической части) основываются на единых стандартах, нашедших отражение в международно-правовых актах. Поэтому соответствующие положения конституций стран, возникших на территории бывшего СССР, имеют наибольшее сходство.

Все постсоветские основные законы устанавливают, что граждане данной страны имеют право:

избирать и быть избранными, участвовать в референдумах;

собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование:

участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей;

на равный доступ к государственной службе;

обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (право петиций).


Там, где существует институт народных заседателей или присяжных, граждане имеют право участвовать в отправлении правосудия (напр., ст. 32 Конституции РФ).

Активное избирательное право предоставляется во всех рассматриваемых странах с 18 лет и предполагает общепринятые исключения (осужденные, недееспособные). Пассивное избирательное право имеет разный ценз: от 18 лет при выборах в органы местного самоуправления, до 40 лет при выборах на должность главы государства (напр., в Эстонии).

Реализация политических прав в конкретной постсоветской республике напрямую зависит от существующего там политического режима.

Социально-экономические и культурные права.

Провозглашение самого широкого в мире перечня социально-экономических прав всегда считалось преимуществом советских конституций, их отличительным признаком. Советские конституции ставили эти права на первое место, в тексте основного закона они предшествовали личным и политическим правам.

Особенностью закрепления социально-экономических прав в советских основных законах также были их весьма конкретное (на бумаге) содержание и указание на т.н. «материальные гарантии» реализации прав, представлявшие собой (мнимые или действительные) экономические реалии советской жизни.

Например, согласно ст. 40 Конституции СССР 1977 г. «Граждане СССР имеют право на труд, - то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, - включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и с учетом общественных потребностей.

Это право обеспечивается социалистической системой хозяйства, неуклонным ростом производительных сил, бесплатным профессиональным обучением, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием систем профессиональной ориентации и трудоустройства».

Конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, номинально сохранив практически все известные их предшественницам социально-экономические и культурные права, придали им новое содержание. Произошла т.н. «юридизация» этих прав за счет исключения указаний на «материальные гарантии» и вообще уменьшения их декларативности. Сильные традиции советского конституционализма, а также весьма сильное воздействие левых политических сил на конституционный процесс предотвратили возможное превращение социально-экономических прав в нормы-принципы и нормы-цели по западному образцу, на чем настаивали некоторые либеральные правоведы и политики.

Конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, демонстрируют различный подход к вопросу о субъектах социально-экономических прав. Конституция России и большинства стран СНГ не связывают обладание правами на социальное обеспечение, бесплатное образование и бесплатную юридическую помощь с наличием гражданства данного государства (хотя в самой России на практике существует совсем другой подход). Конституции стран Балтии, напротив, предоставляют как общее правило вышеуказанные права лишь гражданам, допуская их распространение на неграждан по закону.

Все или почти все конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, предусматривают следующие социально-экономические и культурные права:

право на труд;

право на забастовку;

право на отдых;

социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца;

на жилище;

на охрану здоровья и медицинскую помощь, в т.ч. бесплатную в установленных законом случаях;

на образование;

на пользование достижениями культуры.


В разных странах, однако, в перечисленные права вкладывается разное (более широкое или узкое) содержание.

В Азербайджане ст. 35 Конституции «Право на труд» включает в себя целый ряд разнообразных прав и свобод: свободу каждого выбирать себе на основе своей способности к труду вид деятельности, профессию, занятие и место работы, свободу заключать трудовой договор, право трудиться в безопасных и здоровых условиях, получать вознаграждение за свой труд без какой-либо дискриминации не меньше минимального размера заработной платы, установленного государством, право на получение социального пособия по безработице от государства. Кроме того, праву на труд корреспондирует конституционная обязанность государства использовать все свои возможности для устранения безработицы.

Ст. 43 Конституции Молдовы «Право на труд и защиту труда» также включает в себя набор разнообразных положений, включая положение о 40-часовой рабочей неделе, в т.ч. собственно право на труд, содержание которого никак не раскрывается.

Ст. 35 Конституции Таджикистан гласит: «Каждый имеет право на труд, выбор профессии, работы, охрану труда и социальную защиту от безработицы. Заработная плата не должна быть ниже минимальной оплаты труда.

Всякие ограничения в трудовых отношениях запрещаются. За равный труд выдается равная оплата.

Никто не может быть привлечен к принудительному труду, за исключением случаев, определенных законом.

Использование труда женщин и несовершеннолетних на тяжелых и подземных работах, а также на работах с вредными условиями труда запрещается».

Из всего этого можно сделать следующий вывод: в современных конституциях стран, возникших на территории бывшего СССР, понятие «право на труд» охватывает целый комплекс различных прав, свобод и обязанностей, объединенных общим предметом - трудовыми отношениями, включая право на труд в узком смысле, давно потерявшее старый юридический смысл (гарантированное предоставление работы) и воспроизводящееся в некоторых конституциях только в силу традиции. У российского конституционного законодателя хватило твердости не воспроизводить в новом основном законе эту юридическую фикцию.

Конституция РФ (п. 3 ст. 37) содержит совершенно корректную формулировку: «Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также права на защиту от безработицы». В одну статью с этим положением включены принцип свободы труда и выбора профессии, запрет принудительного труда, право на забастовку, право на отдых и др.

Со сложной проблемой столкнулись авторы новых основных законов с формулированием права на жилище. Как известно, даже в относительно благополучное советское время государство не могло обеспечить всех нуждающихся нормальным жильем. В период экономической разрухи, появления миллионов беженцев и вынужденных переселенцев об этом и вовсе стало невозможным говорить. Поэтому конституционный законодатель оказался перед дилеммой: вводить в конституцию очередную фикцию или вовсе отказаться от такого права, лишив последней надежды миллионы людей. В большинстве стран, возникших на территории бывшего СССР, решили пойти по третьему пути - превратив право на жилище в классическую норму- цель. Эти нормы не содержат никаких конкретных обязательств со стороны государства. В таком виде право на жилище в конституциях Армении, Азербайджана, Таджикистана, Туркменистана.

Напр., ст. 36 Конституции Таджикистана: «Каждый имеет право на жилище. Это право обеспечивается путем осуществления государственного, общественного, кооперативного и индивидуального жилищного строительства» или ст. 43 Конституции Азербайджана: «I. Никто не может быть незаконно лишен своего жилища. Государство содействует строительству жилья, принимает специальные меры для реализации права на жилище».

Право на «содействие» или «поддержку» в получении жилища имеют также граждане Туркменистана (ст. 22), Армении (ст. 31), Кыргызстан (ст. 33).

Исключение составляют отдельные государства, где авторы конституции взяли таки на себя ответственность определенно заявить о юридическом праве малоимущих на получение бесплатного или льготного жилья (Россия, Украина, Беларусь, Казахстан). Так, согласно п. 3 ст. 40 Конституции РФ «Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами». Одновременно, в п.2 той же статьи, можно найти и норму цель: « Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище».

Конституция Беларуси (ст. 48) говорит примерно тоже «Гражданам, нуждающимся в социальной защите, жилище предоставляется государством и местным самоуправлением бесплатно или по доступной для них плате в соответствии с законодательством». Есть подобная норма и в Конституции Казахстана (п.2 ст. 25) и Украины (ст. 47).

Конституции России, Беларуси, Азербайджана включают в содержание права на жилище также запрет произвольного лишения жилья.

Нет положений о праве на жилище в конституциях Эстонии, Литвы.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Конституционно-правовые нормы и институты
Конституционное право человека на благоприятную окружающую среду в зарубежных странах
Виды органов конституционного контроля и надзора в субъектах Российской Федерации.
Общая характеристика новых основных законов стран СНГ и Балтии
Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения
Вернуться к списку публикаций