2012-01-07 15:48:05
ГлавнаяКонституционное право — Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР



Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР

Институт президентства (главы государства)

Конституции всех стран СНГ и Балтии устанавливают пост единоличного главы государства. В настоящее время пост вице-президента предусматривает только Конституция Абхазии 1994 г. Интересно, что пост вице-президента существовал ранее в России (в 1991-1993 г.), Армении (до 1995), Казахстане (до 1995 г.), однако был устранен в новых основных законах как не соответствующий линии на консолидацию президентской власти.

Различия в формах правления предопределяют разный порядок замещения поста главы государства. В конституциях стран, возникших на территории бывшего СССР, определены два способа избрания главы государства - прямым народным голосованием и парламентом. Первый способ является господствующим, второй принят только в Латвии и Эстонии.

Конституции стран СНГ и Балтии в соответствии с мировым опытом предусматривают определенные квалификации (цензы), которым обязан соответствовать кандидат на пост президента. К таким квалификациям обычно относятся: гражданство соответствующей страны (как правило, по рождению, в Армении - 10 лет); проживание на ее территории в течение определенного срока (не менее 15 лет - в Казахстане не менее 10 лет - в России, Молдове, Армении и Узбекистане), предшествующего выборам; полное обладание гражданскими и политическими правами. Общераспространенными являются и возрастные ограничения. Обычно устанавливается только минимальный возраст (в России, Армении, Беларуси, Кыргызстане, Казахстане, Молдове, Узбекистане - 35 лет, в Литве, Латвии, Эстонии, Туркменистане - 40 лет), реже устанавливается максимально допустимый возраст кандидата на пост президента (65 лет в Казахстане (п. 2 ст. 41) Кыргызстане (п.3 ст.43), Таджикистане, Абхазии). В России верхний возрастной ценз (65 лет) предусматривался во всех проектах Конституции и был исключен из последнего проекта за несколько дней до его официального опубликования.

Специфическим цензом для стран СНГ и Балтии является требование владения государственным языком (Молдова, Таджикистан, Кыргызстан, Украина) или даже свободного владения государственным языком (Казахстан, Узбекистан). Как правило, этот ценз направлен против представителей русскоязычного населения. Такого ценза нет там, где нет больших русскоязычных общин - в Армении, Грузии.

Наиболее откровенным цензом, прямо отражающим национальный характер государства, является ценз национальности. Конституция Абхазии устанавливает, что президентом республики избирается «лицо абхазской национальности». Согласно ст. 55 Конституции Туркменистана «Президентом может быть гражданин Туркменистан из числа туркмен...».

Для функционирования механизма исполнительной власти немаловажное значение имеет срок полномочий главы государства, порядок его переизбрания и прекращения полномочий. Наиболее распространен срок полномочий в 4 года (Молдова, Россия) и 5 лет (Беларусь, Казахстан, Украина, Литва, Кыргызстан, Эстония, Таджикистан). Исключение составляет Латвия, где срок полномочий только 3 года.

Во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, установлено ограничение на переизбрание главы государства двумя сроками подряд (Россия, Казахстан, Армения, Грузия, Туркменистан, Украина, Кыргызстан, Литва, Эстония) или просто двумя сроками (Беларусь). Этот принцип имеет, несомненно, определенный демократическое содержание, поскольку он служит своеобразным противовесом всевластию президента, противодействующим трансформации конституционного правления главы государства в режим личной диктатуры. Вместе с тем, практика показала, что это ограничение легко обходится в авторитарных государствах Средней Азии (Туркменистане, Узбекистане, Кыргызстане), где проведены референдумы о продлении полномочий президентов на новый срок без выборов. Население высказалось «за» почти единогласно.

В случае вакансии поста президента его обычно занимает одно из следующих лиц: председатель верхней палаты, а за ним - премьер-министр (ст. 48 Конституции Казахстана), либо председатель однопалатного парламента (ст. 60 Конституции Армении, ст. 76 Конституции Грузии). В Кыргызстане президента замещает премьер- министр (ст. 52 Конституции). В России пост президента также замещает председатель Правительства (ст. 92 Конституции), При постоянной вакантности поста президента во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, (кроме парламентарных) предусмотрено проведение досрочных выборов в срок 2-3 месяца.

С замещением поста главы государства тесно связан вопрос о его ответственности. При советской форме правления этот вопрос не мог стоять уже в силу отсутствия единоличного главы государства. Конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, заимствовали с большей или меньшей модификацией институт импичмента.

Говоря об ответственности главы государства, следует помнить, что во всех случаях речь идет не о политической, а о юридической ответственности, при том только за совершение самых тяжких преступлений. Это в целом соответствует мировой практике. Так, В Италии президент ответствен за государственную измену или посягательство на конституцию (ст. 90), в США - за измену, взяточничество или же иные тяжкие преступления и проступки (разд. 4 ст. 2 конституции), в Германии - за умышленное нарушение основного закона или другого федерального закона (п. 1 ст. 61), в Мексике - за измену родине и тяжкие уголовные преступления (ст. 108).

Как общее правило, чем демократичнее конституция, тем шире перечень деяний, за которые президент может лишиться должности.

Суперавторитарная Конституция Казахстана устанавливает ответственность президента только за измену (ст. 47).

Согласно ст. 93 Конституции РФ Президент может быть отрешен от должности только на основании обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Идентичные основания предусматривает Конституция Беларуси (ст.88) и Конституция Кыргызстана (ст. 51), Конституция Армении (ст. 57). Украинский президент отвечает за измену или любое другое преступление.

В демократической Грузии глава государства может быть смещен в случае государственной измены, совершения других преступлений или нарушения Президентом Конституции (ст. 75 Конституции).

Ни за что не отвечает только президент Узбекистана, поскольку Конституция этого государства не содержит положений об ответственности главы государства.

Предусматриваемая конституциями государств, возникших на территории бывшего СССР, процедура привлечения президента к ответственности, часто обозначаемая термином «импичмент», неодинакова в различных странах.

Почти во всех случаях решение об отрешении президента от должности выносится парламентом (в Казахстане, Беларуси) или его верхней палатой, как в США (в России). Такое решение требует большинства (от общего числа членов соответствующего органа) в 3/4 голосов в Казахстане, 2/3 в России, Армении, Кыргызстане, Беларуси. Требуется также положительное заключение Конституционного суда (в Армении, Кыргызстане) или одновременно Верховного суда (по существу обвинения) и Конституционного суда (по соблюдению процедуры) (в России, Казахстане).

Весьма сложная процедура привлечения президента к ответственности предусмотрена Конституцией РФ: «Президент Российской Федерации может быть отрешен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда Российской Федерации о наличии в действиях Президента Российской Федерации признаков преступления и заключением Конституционного суда Российской Федерации о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения» (п. 1 ст. 93).

Наиболее оригинальный (и безопасный для главы государства) путь смещения президента предусмотрен Конституцией Туркменистана (ст. 60). В случае нарушения Президентом Конституции и законов Халк маслахаты может выразить недоверие Президенту и вынести вопрос о его смещении на народное голосование. Вопрос о недоверии Президенту может быть рассмотрен по требованию не менее одной трети установленного числа членов Халк маслахаты. Решение о недоверии Президенту принимается не менее чем двумя третями голосов установленного числа членов Халк маслахаты. Впрочем, почти такой же порядок ответственности существует в демократических Австрии и Исландии. Там, правда, никогда не знали культа личности.

С тем, чтобы еще более обезопасить главу государства наиболее авторитарные из конституций стран, возникших на территории бывшего СССР, предусматривают роспуск парламента или его отдельной палаты в случае отклонения обвинения против президента на любой стадии (ст. 47 Конституции Казахстана). Согласно п.3 ст.51 Конституции Кыргызстана отрицательное заключение Конституционного суда Кыргызской Республики по выдвинутому Законодательным собранием обвинению влечет за собой роспуск Законодательного собрания.

В случае признания президента виновным глава государства отстраняется от должности, в результате чего он может быть передан суду общей юрисдикции.

Конституционная практика показывает, что при таких драконовских условиях реализовать процедуру юридической ответственности просто невозможно. Одна из немногих попыток импичмента президента, чуть было не увенчавшаяся успехом, состоялась в марте 1993 г. в России. В Азербайджане на референдум был вынесен вопрос о смещении с поста президента уже фактически свергнутого Эльчибея. Результат здесь был, естественно, предрешен. Между тем в дальнем зарубежье этот институт вполне работоспособен. Импичменту были подвергнуты президент Бразилии Ф. Колор и президент Венесуэлы К. Перес в 1993 г.

Для смещения президента с занимаемого поста в последние годы использовался также референдум избирателей, на который выносился, по существу, вопрос о политической ответственности президента.

Конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, воплощают в себе как минимум три концепции института главы государства и его роли в системе разделения властей, а также в реальной политической жизни.

Первую концепцию можно назвать концепцией «ночного сторожа». Эта концепция, широко распространенная в парламентских республиках дальнего зарубежья на территории бывшего СССР существует ныне только в двух странах - Латвии и Эстонии. Президент в этих странах номинально возглавляя государство на самом деле играет достаточно скромную роль в политической жизни, поскольку реальная власть принадлежит не ему, а правительству во главе с премьер-министром. Свои полномочия такой президент по логике парламентского правления должен осуществлять не самостоятельно, а по инициативе правительства. Инициативу президент должен проявлять только в период парламентских кризисов, когда он может своей властью уволить правительство в отставку или объявить досрочные выборы парламента.

Конституции Латвии и Эстонии ограничиваются сухим перечислением полномочий президента, никак не раскрывая его роль в системе разделения властей. Основной закон Эстонии (ст. 77) ограничивается констатацией того, что «Президент Республики является главой Эстонского государства». В Конституции Латвии нет даже такого положения.

Вторая концепция существует в тех странах СНГ, где президент признается не только главой государства, но и главой исполнительной власти - Азербайджане, Грузии, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане. В этих странах президент четко ассоциируется с исполнительной ветвью власти. Он возглавляет правительство, даже если существует пост «административного» премьера (такой пост есть в Азербайджане, Узбекистане).


Третья концепция президентства существует в постсоветских полупрезидентских и суперпрезидентских республиках, в которых президент является только главой государства, но не главой исполнительной власти, высшим органом которой является правительство. Прообразом для такой схемы послужила французская модель, созданная Конституцией де Голля 1958 г.

Французская конституция (ст. 5) дала необычное для западного конституционализма определение роли президента в конституционном строе: «Президент Республики следит за соблюдением Конституции. Он обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование публичных властей, а также преемственность государства.

Он является гарантом национальной независимости, целостности территории, соблюдения соглашений Сообщества и международных договоров».

Впоследствии, анализирую статус французского президента некоторые ученые- конституционалисты стали говорить о возникновении в лице президента четвертой, т.н. «арбитражной» власти, поскольку сам основной закон совершенно ясно и недвусмысленно выносит президента за рамки разделения властей. Вопрос этот так и остается открытым в теории конституционного права.

Французская концепция, воплощавшая идею о президенте как о «вожде нации», общенациональном лидере, стоящим над схваткой разных ветвей власти и различных политических партий, отвечающего за всю страну сразу и ни за что конкретно, была воспринята с величайшим энтузиазмом в большинстве стран СНГ.

Разработчики «президентского» проекта Конституции РФ (весна-осень 1993 г.) не скрывали, что берут за основу французскую модель организации власти, особенно в части статуса главы государства.

Согласно ст.80 Конституции РФ:

«1. Президент Российской Федерации является главой государства.

2. Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

3. Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства.

4. Президент Российской Федерации как глава государства представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567


Интересное:


Понятие и природа компетенции органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации
Конституционно-правовой статус главы исполнительной власти субъекта федераци
Предварительные итоги функционирования новых конституционных строев в странах бывшего СССР
Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США
Основные направления повышения эффективности воздействия Конституционного Суда Российской Федерации на надлежащее соблюдение органами государственной власти конституционных прав и свобод граждан
Вернуться к списку публикаций