2012-01-07 15:48:05
ГлавнаяКонституционное право — Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР



Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР


Так, по мнению туркменского ученого М.О. Хаитова, «при учреждении президентской формы в Туркменистане в 1990 г. еще не было вполне ясно, какой тип республики будет создан: парламентская, президентская или смешанная (типа Пятой республики во Франции). Если исходить из того, что глава государства был избран народом, можно говорить о президентской республике. Однако по содержанию в тот момент республика таковой не являлась. В последующем высшие государственные социально-политические структуры Туркменистана максимально приблизились к президентской республике. В рамках реформы политической системы 1990-1992 гг. некоторые традиционные полномочия законодательного органа (награждение, амнистия, формирование Кабинета министров и др.) были переданы в компетенцию высшей исполнительной власти, легализовалось также квазизаконодательное нормотворчество Президента и правительства в одном лице. Исходя из этого, Конституция 1992 г. в ст. 1 четко определила Туркменистан как президентскую республику со всеми присущими ей государственно-правовыми свойствами».

Эти рассуждения имеют один существенный недостаток: они рассматривают форму правления с чисто формальной точки зрения, в то время как ее неотъемлемыми компонентами являются фактические отношения, складывающиеся между различными ветвями и органами власти. Если же исследовать эти фактические отношения в Туркменистане, то окажется, что они не имеют ровным счетом ничего общего с тем, что в классическом конституционализме понимается под термином «президентская республика».

В президентской республике осуществляется жесткое разделение властей: президент не вправе досрочно распускать парламент, но и последний не вправе смещать министров путем вотума недоверия (разумеется, это всегда относится и к главе правительства - президенту). Правительство (министры) ответственно только перед президентом, но не перед парламентом - главный признак президентской республики.

В современном Туркменистане существует режим всевластия президента, который можно было бы при определенных условиях охарактеризовать даже как тоталитарный, и при котором ни о каком балансе властей не может быть и речи. Кроме того, Конституция закрепляет невиданную в демократических республиках систему организации власти: высшим представительным органом народной власти является Халк маслахаты (Народный совет) Туркменистана, стоящий как бы над всеми ветвями власти. В состав Халк маслахаты входят: Президент; депутаты Меджлиса; халк векиллери, избираемые народом по одному от каждого этрапа; Председатель Верховного суда, Председатель Высшего хозяйственного суда, Генеральный прокурор, члены Кабинета министров, главы администрации велаятов, арчыны (мэры муниципальных советов) шахеров, а также поселков, являющихся административными центрами этрапов. С учетом вышеизложенного Туркменистан можно отнести к разряду суперпрезидентских республик.

К суперпрезидентским также можно отнести республики в Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане, Беларуси. Конституции этих государств устанавливают для президентов небывало широкие полномочия, превышающие полномочия классических президентских и полупрезидентских республик. При этом в трех последних государствах формально существует институт парламентской ответственности правительства, что отдает им отдаленное внешнее сходство с полупрезидентскими республиками. Однако фактическое соотношение властей в четырех вышеперечисленных странах, характеризующееся абсолютной, безраздельной властью президента, не оставляет ни малейшего сомнения в обманчивости такого сходства. Институт парламентской ответственности является юридической фикцией, уловкой, позволяющей обосновать с опорой на «мировой конституционный опыт» полномочие главы государства распускать парламент. В Узбекистане, формально больше походящем на президентскую республику, право распускать парламент дано президенту и без института парламентской ответственности правительства.

К полупрезидентским республикам на территории бывшего СССР, на наш взгляд, можно отнести Армению, Литву, Молдову. Российские исследователи почему-то относят Молдову к парламентарному типу, хотя она, как и Армения, заимствовала конституционное устройство Французской республики в наиболее чистом виде, доходящем до прямого текстуального и терминологического подражания. К тому же политическая жизнь Молдовы свидетельствует о том, что всенародно избираемый Президент играет роль национального лидера отнюдь не формально, хотя его власть существенно ограничена полномочиями парламента и правительства.

Литовская республика представляет собой наиболее мягкий тип полупрезидентской формы правления, который с учетом реальной политической практики может вплотную приближаться к типу парламентской республики. Однако пока что роль литовского президента далеко выходит за рамки представления об «английской королеве». Литовская модель в отличие от Молдовы и Армении больше походит на финскую или португальскую.

Президентский тип республики представлен в СНГ также тремя государствами: Грузией, Азербайджаном и Таджикистаном. В этих странах новые основные законы, выработанные в условиях острейших политических кризисов и гражданско-этнических войн номинально устанавливают достаточно четкий баланс между законодательной и исполнительной властью. Президент является по конституции не только главой государства, но и непосредственно главой исполнительной власти, он формирует не ответственное перед парламентом правительство и, соответственно, не имеет права роспуска законодательного органа. В отличие от классической модели президентской республики, правительство существует как отдельный коллективный орган, существует также пост «административного» премьера. Это так называемый «восточный» тип президентской республики. Конечно, фактическое соотношение власти президента и парламента отличается от юридического, поскольку в Азербайджане и Таджикистане в силу одних только национальных традиций государственно-политической жизни существует авторитарный режим. Однако этот авторитаризм не имеет такого законченного и устойчивого характера, как напр., в Казахстане или Узбекистане, что вкупе с умеренностью конституционной нормы не позволяет отнести Азербайджан и Таджикистан к суперпрезидентским республикам. В Грузии режим более демократичен (или, точнее, менее авторитарен).

Совершенно не поддается классификации форма правления, установленная на Украине по Конституции 1996 г. Эта конституция, выработанная чисто парламентским путем в результате длительной борьбы и сложного компромисса законодательной и президентской властей несет на себе наибольший во всем бывшем СССР отпечаток советской системы правления. Согласно ст. 87 Конституции, Кабинет Министров Украины ответственен перед Президентом Украины, подконтролен и подотчетен Верховной Раде Украины. Принятие Верховной Радой Украины резолюции недоверия Кабинету Министров Украины влечет отставку Кабинета Министров Украины. Однако при вотуме недоверия Президент не имеет права распускать Верховную Раду, что не позволяет назвать Украину полупрезидентской республикой в типичном виде. Можно говорить об особой модификации полупрезидентской республики.

Для нас, безусловно, особый интерес представляет вопрос о форме правления, закрепленной в российской конституции.

В отечественной литературе высказываются разные токи зрения на форму правления, установленную в России по Конституции 1993 г. Так, авторы цитировавшегося уже «Сравнительного конституционного права» называют ее «полупрезидентской» (стр. 467). В качестве обоснования такой оценки проводятся аналогии между основным законом России и Конституцией Франции 1958 г., явившейся как бы эталоном полупрезидентского типа республики. Действительно, концептуальное влияние французской модели на нашу конституцию чрезвычайно велико, это касается, прежде всего концепции «президента-арбитра», стоящего над ветвями власти. Как и для Французской республики, для российского конституционного строя характерно сочетание сверхсильной президентской власти с институтом парламентской ответственности правительства, что резко отличает эту систему как от классической президентской, так и от парламентской модели.

Однако даже с формальной точки зрения полномочия российского президента превосходят на порядок полномочия его французского коллеги.

Президент Франции может распустить Национальное собрание только в том случае, если депутаты выразили недоверие правительству. Президент Российской Федерации распускает Государственную Думу также в том случае, если она троекратно отвергает предложенную им кандидатуру главы правительства.

Президент Франции может сформировать правительство только в том случае, если оно пользуется поддержкой большинства депутатов Национального собрания. Президент Российской Федерации благодаря угрозе роспуска Государственной Думы может сформировать любое правительство.

Президент Франции может отправить в отставку правительство только в том случае, если оно утрачивает доверие большинства депутатов. Президент Российской Федерации может беспрепятственно отправить правительство в отставку даже в том случае, если его поддержит большинство депутатов Государственной Думы.

Президент Франции не имеет права законодательной инициативы. Президент Российской Федерации этим правом наделен.

Президент Франции принимает решения после обсуждения в Совете министров, (подчеркнем - пользующемся доверием парламента). Президент Российской Федерации ни с кем свои решения обсуждать не должен.

Акты президента Франции подлежат контрасигнатуре. Без подписи премьер- министра и соответствующих министров в силу они не вступают (за исключением таких актов, как назначение премьер-министра, проведение референдума, введение чрезвычайного положения, послания парламенту, обращения к Конституционному совету, назначение трети состава Конституционного совета, передача законопроектов в Конституционный совет).

Акты Президента Российской Федерации, по Конституции, принимаются им единолично.

Перечень подобных расхождений в вопросе того, что позволено Президенту Российской Федерации и не позволено Президенту Франции можно продолжить.

С учетом, как конституционного статуса президента, так и реальностей современной российской политической жизни можно охарактеризовать форму правления в России как «суперпрезидентскую» республику. С точки зрения буквы основного закона, конституционный режим в Российской Федерации вполне сопоставим со среднеазиатскими конституционными моделями.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США
Второй цикл поправок к конституции США и конституционное законодательство федерации периода реконструкции
Конституционный контроль и надзор в сфере правотворчества и при заключении международных и внутригосударственных договоров
К вопросу о конституционно-правовых основах самостоятельности местного самоуправления
Конституционное разрешение споров о компетенции
Вернуться к списку публикаций