2012-01-07 15:48:05
ГлавнаяКонституционное право — Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР



Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР


Форма правления

Форма правления является, пожалуй, центральным вопросом конституционного (государственного) строительства для всех стран СНГ и Балтии. Именно она является предметом наиболее ожесточенной политической борьбы и научных споров.

Авторы «Сравнительного конституционного права» дают следующее определение формы правления (стр. 457-459): «В широком смысле форма правления - это институт, складывающийся на основе структуры и взаимоотношений основных органов государства, осуществляющих государственную власть. Сюда относится и судебная власть (органы местного самоуправления, как традиционно считается, не осуществляют государственную власть), поскольку нельзя отрицать, что роль суда, в том числе конституционного - важнейший элемент управления в государстве (понимая термин «управление» не только как администрирование)».

Анализ конституционных норм, конвенциональных соглашений, устойчивой политической практики свидетельствует, что конституционно-правовой институт формы правления состоит из следующих слагаемых:

1) нормы и практика, относящиеся к разновидностям, структуре, правовому положению органов законодательной, исполнительной, судебной и контрольной власти. По нашему мнению, без учета реальной роли судебной власти в стране и деятельности контрольных органов (например, конституционного контроля, избирательных трибуналов в некоторых странах Латинской Америки, прокуратуры, омбудсменов, генеральных контролеров и других аналогичных органов, которые, как устанавливают некоторые конституции, независимы от всякой другой власти) трудно составить подлинное представление о форме правления в той или иной стране.

Органы, названные выше - это центральные органы государства. Однако в ряде случаев для более полной характеристики следует, видимо, учитывать и роль местных органов. Система управления в странах, где из центра на места назначаются в качестве представителей государственной власти губернаторы, префекты и др., отличается от системы, где таких представителей нет. Что же касается стран, где принята концепция единства государственной власти и считается, что ее олицетворяет система органов типа советов сверху донизу, то в данном случае учет конституционных норм и фактической роли этих органов особенно необходим;

2) нормы и практика, характеризующие отношения между названными выше органами государства. По существу, эти отношения свидетельствуют о роли тех или иных органов в механизме государственного властвования, управления обществом. Во многих конституциях (например, во французской и следующих ее модели ряда франкоязычных африканских стран) есть специальные главы (разделы) об отношениях между парламентом и правительством: отношения между другими органами регулируются и иных главах. Они выражают внутренние связи в системе управляющих звеньев. Речь идет, например, о праве президента распустить парламент при соблюдении определенных условий, о праве парламента уволить правительство в отставку в парламентарной республике или парламентарной монархии, и напротив, о невозможности таких действий в президентской республике, о праве конституционного суда (совета) лишить юридической силы закон парламента или акт правительства в случае их неконституционности, о полномочиях избираемого парламентом генерального контролера (аудитора) проверять любые учреждения и предприятия государственного сектора, не подчиняясь никакой другой власти:

3) нормы и практика прямой и обратной связи управляемых с основными органами управления (в данном случае термин «управление» понимается в широком смысле, как соответствующая деятельность органов государства). Подобного рода нормы, регулирующие «внешнее воздействие», имеют очень важное значение в институте формы правления, ибо речь идет именно об управлении поведением лиц, коллективов, объединений. Роль таких норм при классификации форм правления может быть более весомой, чем значение норм «внутреннего действия», определяющих отношения органов государства между собой».


Общепринята классификация формы правления на монархическую и республиканскую. Конкретизацией республиканской формы правления является ее деление на несколько видов. Поскольку все страны СНГ и Балтии безоговорочно закрепили в своих конституциях принцип республики, мы будем говорить ниже о форме правления именно как о конкретном виде республики. Общепризнанно разделение республик на президентские и парламентские. Большинство российских (ранее - советских) ученых-конституционалистов выделяют в отдельный вид также полупрезидентскую республику (республику смешанного типа), классическим образцом которого с 1958 г. является Франция, и т.н. «суперпрезидентскую республику», характерную для многих стран Латинской Америки, Африки и Азии. Вне этой классификации стоят республики советского образца. В последние годы некоторые отечественные ученые говорят также о наличии «нетипичных» («гибридных») форм правления, в т.ч. республиканского.

Пожалуй, ни один аспект конституционного развития стран СНГ и Балтии не дает нам такого многообразия решений, как институт формы правления. Имея в качестве отправной точки номинальную советскую форму правления, республики бывшего СССР оказались перед выбором, который должен был определить механизм государственной власти на годы и десятилетия вперед. Одни государства (республики Балтии и Средней Азии) сделали этот выбор быстро и уверенно, для других (Россия, Казахстан, Украина, Белоруссия, Закавказье) он стал результатом проб и ошибок, а иногда и ожесточенной политической борьбы.

Анализ конституций и политической практики позволяет обнаружить на постсоветском пространстве практически все возможные виды республиканских форм правления: парламентарную, полупрезидентскую, президентскую, суперпрезидентскую. В единичных случаях (Украина) форма правления вообще не может быть отнесена ни к одному из известных науке типов.

Парламентскую республику в качестве формы правления выбрали только две страны - Латвия и Эстония. Собственно говоря, они лишь восстановили форму правления, существовавшую в них до советского вторжения в 1940 г. Предпосылками для восстановления именно парламентской формы правления в этих государствах стали такие факторы как довольно высокий уровень политической культуры местного населения, внутренняя социально-политическая консолидация «коренной» национальности, компактность территории. Главным признаком чисто парламентской формы правления в Латвии и Эстонии служит установленный их конституциями парламентский путь избрания президента, лишающий последнего самостоятельной легитимации.

Способ выборов президента не является, однако, решающим критерием отличия парламентарной республики от президентской. Главное состоит в порядке назначения правительства и способе его политической ответственности. В парламентарной республике, как и в президентской, правительство назначает президент. Но в отличие от президентской республики это, как правило, формальный акт. В парламентарной республике президент не свободен в выборе премьер-министра (который затем составляет совет министров). Ему приходится назначать главой правительства лицо, которое пользуется доверием парламента (нижней палаты), иначе правительство не будет утверждено парламентом. Поэтому пост премьер-министра занимает лидер партии, имеющей большинство депутатов в парламенте, или кандидат, предложенный блоком объединившихся партий (коалиционное правительство), совместно располагающих таким большинством.

В парламентарной республике правительство несет ответственность только перед парламентом, но не перед президентом. Вотум недоверия обязывает правительство подать в отставку. Правда, есть вариант: президент может не принять отставку и распустить парламент с обязательным «назначением новых выборов, и если их результат будет не в пользу правительственной партии, совет министров обязан уйти в отставку. Требования к вотуму недоверия в парламентарной республике также ужесточаются.

Конституционная практика Латвии и Эстонии 1992-1996 гг. показала, что парламентарная форма для них является не только юридической, но и фактической моделью власти, она оказалась вполне адекватной для задач государственного строительства в этих странах.

Если вопрос о парламентарном характере латвийской и эстонской республик не вызывает сомнений, то научная идентификация формы правления в других бывших советских республик представляется достаточно непростой задачей. Мы не случайно говорим именно о «научной» идентификации, поскольку юридическое определение формы правления, содержащееся в той или иной конституции, может далеко не соответствовать практическому положению дел с точки зрения господствующих в современной отечественной науке конституционного права представлений.

Ряд основных законов стран СНГ прямо определяет форму правления. Так п.1 ст.2 Конституции Казахстана гласит «Республика Казахстан является унитарным государством с президентской формой правления». Согласно ст.1 Конституции Туркменистана «Туркменистан - демократическое, правовое и светское государство, в котором государственное правление осуществляется в форме президентской республики». Эти формулировки, однако, свидетельствуют лишь о том, что таковыми стараются представить свои государства авторы основных законов, а также единодушные с ними местные ученые-конституционалисты.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Международно-правовые стандарты в области охраны здоровья человека и их реализация в конституциях современных государств
Защита права частной собственности при ее ограничении
Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США
Взаимодействие органов конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации с Конституционным Судом Российской Федерации
Понятие и признаки суверенитета Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций