2012-01-07 15:24:42
ГлавнаяКонституционное право — Судебная система и конституционный надзор в странах СНГ и Балтии



Судебная система и конституционный надзор в странах СНГ и Балтии


В настоящее время в странах СНГ и Балтии действует наряду с конституционными положениями следующее законодательство о конституционном контроле:

Закон Республики Кыргызстан «О Конституционном суде Кыргызской Республики» №1335-ХII 18.12.1993 г.;

Закон Республики Кыргызстан «О Конституционном судопроизводстве Кыргызской Республики « №1337-ХII 18.12.1993 г.;

Закон Республики Беларусь «О Конституционном суде Республики Беларусь» 2914-XII 30.03.1994 г.;

Закон Республики Узбекистан «О Конституционном Суде Республики Узбекистан» № 103-1 30.08.1995 г.

Закон Республики Армении «О конституционном суде» от 6.12.95 г. №3Р-19 ВНСРА №9 за 1995 г.

Указ Президента Республики Казахстан «О Конституционном Совете Республики Казахстан» 2723 29.12.1995 г.;

Закон Республики Молдова «О Конституционном суде» №317-ХIII от 13.12.94 г. (Официальный монитор РМ., 1995, №8)

Закон Республики Молдова «Кодекс конституционной юрисдикции» №502-ХIII от 16.06.95 г. (Официальный монитор РМ., 1995, №53-54)

Закон Эстонской Республики «О судопроизводстве в порядке конституционного надзора» № 96 от 13.05.1993 г.

Закон Республики Кыргызстан «О Конституционном судопроизводстве Кыргызской Республики» №1337-ХII от 18.12.1993 г.


Как видно из самого названия этих актов, в странах, возникших на территории бывшего СССР, применяются две модели законодательного регулирования института конституционного контроля, а именно: одни страны объединяют в одном акте организационный и процессуальные нормы конституционного правосудия (Россия, Узбекистан, Казахстан, Беларусь, Армения, Украина), другие принимают отдельные конституционно-процессуальные кодексы (Кыргызстан, Молдова, Эстония).

Как показывает сравнительный анализ положений конституций и законов о конституционном суде, в их организации и компетенции много общего.

Однако мы хотели бы начать сравнительный анализ с указания на одно интересное различие, за которым стоит глубокий концептуальный спор.

С возникновением европейской модели конституционного контроля в науке конституционного права развернулась дискуссия о месте, занимаемом конституционным правосудием в системе разделения властей, и о природе специализированных органов, его представляющих. Не разбирая подробно различные точки зрения, которые высказываются в зарубежной и отечественной литературе, отметим лишь основные подходы. По мнению одних авторов, конституционное правосудие является частью судебной власти. Так, Ж. И. Овсепян считает, что в свете принципа разделения властей конституционные суды следует отнести к судебной власти независимо от того, где они помещены в текстах конституции. По мнению других, конституционное правосудие стоит над тремя властями, хотя и не является в полной мере «четвертой властью». Как указывает французский конституционалист Л. Фаворо, «сегодня в большинстве стран, принявших кельзеновскую модель, признается, что конституционное правосудие находится вне трех властей, обеспечивая соблюдение ими своих полномочий». Третьи рассматривают конституционный контроль в широком значении этого понятия, охватывающем наряду с судебным конституционным контролем и иные формы (парламентский, контроль главы государства и т.д.), как особую власть - контрольную.

Этот спор имеет не только теоретическое значение. Признание конституционного суда частью контрольной, а не судебной власти предполагает предание конституционному суду права по своей инициативе поднимать вопрос о конституционности тех или иных актов. Опыт России 1993 г. показал возможную опасность такого подхода, лишающего конституционный суд беспристрастности.

Почти все конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, безоговорочно признают конституционный суд частью судебной системы и подчиняют его деятельность общим принципам правосудия. Соответственно, положения о конституционном суде помещаются в главу о судебной власти. Иного подхода придерживаются основные законы Молдовы и Казахстан, воспринявшие французскую концепцию, а также Конституция Литвы. В Конституции Украины положения о конституционном суде также вынесены в отдельную главу, однако в общей главе о судоустройстве конституционный суд упомянут именно как судебный орган.

Весьма интересным и закономерным является то обстоятельство, что все конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, весьма скупо говорящие не только о конкретике судебной системы, но и об устройстве высших судов общей и хозяйственной юрисдикции, чрезвычайно детально и четко определяют численный состав и компетенцию конституционных судов. Это отражает ту исключительную роль, которую отводят конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, этим органам в системе разделения властей. Фактически именно конституционный суд воплощает третью, судебную власть в системе разделения властей, являясь (хотя бы номинально или потенциально) ключевым элементом в системе «сдержек и противовесов». Поэтому конституционный законодатель пытается как бы «застолбить» степень и меру влияния исполнительной и законодательной властей на формирование органа конституционного контроля.

Конституции устанавливают точное число конституционных судей (членов органа конституционного контроля): 19 в России, 18 - на Украине, 12 - в Беларуси, 9 - в Азербайджане, Армении, Грузии, Литве 7 - в Казахстане, Таджикистане, 6 - в Молдове. Не устанавливает численности конституционных судей конституции Кыргызстана, Латвии, Узбекистана.

В формировании органов конституционного контроля могут участвовать одна, две или три ветви власти.

Первый вариант существует только в Латвии, где судьи конституционного суда избираются Сеймом.

Второй вариант предполагает участие исполнительной и законодательной ветвей власти. Президент назначает судей с утверждением парламентом или палатой (Россия) или представляет кандидатуры для избрания (назначения) судей парламентом (Таджикистан, Азербайджан, Кыргызстан). В Армении пятерых из которых назначает Национальное Собрание, четверых - Президент Республики. В Белоруссии Шесть судей Конституционного Суда назначаются Президентом Республики Беларусь, шесть судей избираются Советом Республики. Председатель Конституционного Суда назначается Президентом с согласия Совета Республики.

Наконец, при третьем варианте в комплектовании состава органа конституционного контроля участвует также судебная власть. В Грузии трех членов суда из 9 назначает Президент Грузии, трех членов избирает Парламент большинством не менее трех пятых списочного состава, трех членов назначает Верховный Суд. В Литве на 9 мест по три кандидата в судьи Конституционного суда назначаются Сеймом из числа кандидатов, представляемых Президентом Республики, председателем Сейма и председателем Верховного Суда, а судьями они назначаются Сеймом. В Молдове двое судей из 6 назначаются Парламентом, двое - Президентом Республики Молдова и двое - Высшим советом магистратуры. По Конституции Украины Президент Украины, Верховная Рада Украины и съезд судей Украины назначают по шесть судей Конституционного Суда Украины.

В Казахстане пожизненными членами Конституционного Совета являются также по праву экс-Президенты Республики.

Правом обращение в орган конституционного контроля конституции наделяют обычно главу государства, правительство, парламент в целом или его отдельную палату, группу депутатов (обычно 1/5 от общего числа), высшие суды, прокуратуру, органы власти автономных образований.

Так, согласно ст. 130 Конституции Азербайджана Конституционный Суд решает вопросы на основе запроса Президента Азербайджанской Республики, Милли Меджлиса Азербайджанской Республики, Кабинета Министров Азербайджанской Республики, Верховного Суда Азербайджанской Республики, Прокуратуры Азербайджанской Республики, Али Меджлиса Нахичеванской Автономной Республики.

В ряде государств круг лиц, уполномоченных обращаться с запросом несколько сужен или, наоборот, расширен.

Например, в Армении (ст. 101 Конституции) в Конституционный Суд могут обратиться только:

1) Президент Республики;

2) не менее чем одна треть депутатов;

3) кандидаты в Президенты Республики и в депутаты - по спорам, связанным с результатами выборов;

4) Правительство - в случаях, предусмотренных статьей 59 Конституции (по вопросу о невозможности исполнения Президентом Республики своих полномочий).

Конституционный Суд Грузии рассматривает дела на основании иска или представления Президента Грузии, не менее одной пятой членов Парламента, суда, высших представительных органов Абхазии и Аджарии, Народного Защитника и граждан (ст. 89 Конституции).

Не установлен перечень лиц, имеющих право запроса в конституциях Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана.

Полномочия органов контроля в странах СНГ и Балтии можно разделить на несколько основных групп:

1) проверка конституционности законов, указов и др. актов, а также международных договоров; проверка законности подзаконных актов.

2) решение вопросов о конституционности (о запрещении) политических партий и иных общественных объединений (Азербайджан, Грузии, Молдова);

3) разрешение споров, связанных с разграничением полномочий между законодательной, исполнительной и судебной властями (Азербайджан, Грузия, Россия).

4) дача заключений (предложений) о поправках к конституции (Кыргызстан, Молдова);

5) толкование конституции и законов (Азербайджан, Казахстан, Молдова, Россия, Украина);

6) дача заключений по вопросам, связанным с отрешением главы государства от должности (Армения, Россия, Украина).

7) дача заключений о невозможности исполнения Президентом Республики своих полномочий (Армения, Литва)

8) решение споров, связанных с результатами референдумов выборов Президента Республики и депутатов (Армения, Грузия, Казахстан, Литва), подтверждение их результатов (Молдова);

9) принятие решений о конституционности правоприменительной практики, затрагивающей конституционные права граждан (Россия, Кыргызстан).


В отдельных странах органы конституционного контроля выносят решения и дают заключения и по другим вопросам.

Например, в Беларуси в случаях, предусмотренных Конституцией, Конституционный Суд по предложению Президента дает заключение о наличии фактов систематического или грубого нарушения палатами Парламента Конституции Республики Беларусь.

Целым рядом нестандартных полномочий наделяет конституционный суд Конституция Кыргызстана. Он дает заключение по вопросу об отстранении от должности не только Президента Кыргызской Республики, но также и судей Конституционного суда, Верховного суда, Высшего Арбитражного суда Кыргызской Республики; дает согласие на привлечение судей местных судов к уголовной ответственности; дает заключение по вопросу об изменениях и дополнениях Конституции Кыргызской Республики.

Литовский конституционный суд наделен правом решать, противоречат ли Конституции конкретные действия членов Сейма и государственных должностных лиц, в отношении которых возбуждено дело об импичменте.

В России специфическим полномочием конституционного суда является решение споров о компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, кроме Казахстана (опять-таки следующего французскому образцу) в отношении законов применяется последующий конституционный контроль, т.е. конституционность законов рассматривается после их подписания главой государства. В Казахстане с 1995 г. воспринят предварительный конституционный контроль, имеющий, как известно, весьма ограниченные возможности.

Безусловно, общим правилом для конституционного контроля во всех государствах, возникших на территории бывшего СССР, является абстрактный контроль, т.е. проверка конституционности законов и иных актов вне связи с конкретным судебным разбирательством, в котором данный закон или акт должен быть применен. Исключение составляет случай п.4 ст. 125 Конституции РФ, согласно которому «Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом».

По общему правилу, решения органов конституционного контроля являются окончательными и обжалованию не подлежат (ст. 89 Конституции Таджикистана, ст. 109 Конституции Узбекистана). Законы, иные правовые акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, теряют силу со дня постановления решения об их неконституционности (п. 4 ст. 125 Конституции России, ст. 152 Конституции Украины, п. VII ст. 130 Конституции Азербайджана).

Беспрецедентным (для стран, возникших на территории бывшего СССР) является положение п. 4. Ст. 73 Конституции Казахстан, согласно которому «на решение Конституционного Совета в целом или в его части могут быть внесены возражения Президента Республики, которые преодолеваются двумя третями голосов от общего числа членов Конституционного Совета. При непреодолении возражений Президента решение Конституционного Совета считается непринятым». Таким образом, в этой республике в 1995 г. «рационализировали» не только парламентаризм, но и конституционный надзор.


Додонов Вячеслав Николаевич



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Защита конституции (устава) от неправомерных актов и действий должностных лиц органами конституционного контроля и надзора
Теория и практика Конституционного судопроизводства в органах конституционного контроля и надзора субъектов Российской Федерации
Конституционное развитие США в 1861-1877 годах
Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения
Толкование конституций (уставов) субъектов Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций