2012-01-07 15:24:42
ГлавнаяКонституционное право — Судебная система и конституционный надзор в странах СНГ и Балтии



Судебная система и конституционный надзор в странах СНГ и Балтии


Полностью отсутствуют контуры судебной системы (не считая, конечно, высших судов) в Конституции России.

Гораздо более подробные положения о структуре и принципах построения судебной системы содержит Конституция Украины. В соответствии со ст.ст. 124 и 125 судопроизводство осуществляется Конституционным Судом Украины и судами общей юрисдикции. Народ непосредственно принимает участие в осуществлении правосудия через народных заседателей и присяжных. Система судов общей юрисдикции в Украине строится по принципам территориальности и специализации. Наивысшим судебным органом в системе судов общей юрисдикции является Верховный Суд Украины. Высшими судебными органами специализированных судов являются соответствующие высшие суды. В соответствии с законом действуют апелляционные и местные суды.

Достаточно конкретно определяет судебную систему Конституция Эстонии (148), согласно которой в систему судопроизводства входят:

1) уездные, городские и административные суды;

2) окружные суды;

3) Государственный суд.

Так же жестко зафиксирована судебная система в Конституции Узбекистан (ст. 107): «Судебная система в Республики Узбекистан состоит из Конституционного суда Республики Узбекистан, Верховного суда Республики Узбекистан, Высшего хозяйственного суда Республики Узбекистан, Верховного суда Республики Каракалпакстан, Хозяйственного суда Республики Каракалпакстан избираемых сроком на пять лет, областных, Ташкентского городского, районных, городских и хозяйственных судов, назначаемых на этот же срок» и Конституции Таджикистана (ст. 84): «Судебную власть осуществляет Конституционный суд, Верховный Суд, Высший экономический суд, Военный суд, суд Горно-Бадахшанской автономной области, областные, города Душанбе, городские и районные суды».

Конституции стран, возникших на территории бывшего СССР, содержат также сходные перечни и других основных принципов организации и деятельности судебной власти:

а) провозглашение независимости судебной власти (суда, судей);

б) неприкосновенность судей (ст. 122 Конституции России);

в) равноправие граждан перед законом и судом (п. IV ст. 127 Конституции Азербайджана);

г) публичность (гласность, открытость и доступность) судебных слушаний (п.1 ст. 123 Конституции России, ст. 117 Конституции Молдовы);

д) состязательности и равноправия сторон (ст. 88 Конституции Таджикистана, ст. 127 Конституции Азербайджана, п.3 ст. 123 Конституции РФ);

е) право выступать в суде на родном языке (ст. 106 Конституции Туркменистана, ст. 115 Конституции Узбекистана);

ж) презумпция невиновности (п. IX ст. 127 Конституции Азербайджана);

з) право на защиту (ст. 88 Конституции Кыргызстана).


Следует отметить, что многие важнейшие принципы правосудия (такие, как презумпция невиновности, право на защиту) новые конституции помещают не в раздел о судебной власти, а в раздел о правах человека и гражданина.

Самый полный перечень демократических принципов и правил правосудия содержит п.3 ст. 77 Конституции Грузии: «При применении закона судья должен руководствоваться следующими принципами:

1) лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда;

2) никто не может быть подвергнут повторно уголовной или административной ответственности за одно и то же правонарушение;

3) никому не может быть без его согласия изменена подсудность, предусмотренная для него законом;

4) в суде каждый имеет право быть выслушанным;

5) законы, устанавливающие или усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие их положение обратной силы не имеют. Если после совершения правонарушения ответственность за него законом отменена или смягчена, применяется новый закон;

6) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

7) никто не обязан давать показания против самого себя, супруга (супруги) и близких родственников, круг которых определяется законом. Священнослужители не обязаны свидетельствовать против доверившихся им на исповеди;

8) любые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого;

9) не имеют юридической силы доказательства, полученные незаконным способом. Никто не может быть осужден лишь на основе его собственного признания;

10) применение уголовного закона по аналогии не допускается».


Принцип независимости, несомненно, является отправным, определяющим положение суда в современном государстве. Рассматриваемый принцип приобретает особое значение, так как именно в нем концентрируется, применительно к исследуемой сфере государственной деятельности, идея разделения властей. Осуществление независимой судебной власти как центрального механизма, обеспечивающего существование реальной конституции и проведение в жизнь идеи верховенства права, является, по мнению большинства зарубежных исследователей, одним из «краеугольных камней», лежащих в фундаменте любого демократического государства. Принцип независимости судебной власти (хотя и в различных формах) закреплен в конституциях большинства государств, возникших на территории бывшего СССР (ст. 110 конституции Республики Беларусь, ст. 101 конституции Казахстана).

Одним из наиболее характерных правил, обеспечивающих независимость и беспристрастность судей, является конституционный запрет на их членство в политических партиях (ст. 98 Конституции Армении, п.3 ст. 86 Конституции Грузии, ст. 90 Конституции Таджикистан, ст. 103 Конституции Туркменистана).

В наиболее полном виде требования, обеспечивающие независимость и беспристрастность судей выражены в ст. 126 Конституции Азербайджана: «Судьи не могут занимать никакую другую выборную или назначаемую должность, не могут заниматься предпринимательской, коммерческой и иной оплачиваемой деятельностью, кроме научной, педагогической и творческой деятельности, не могут заниматься политической деятельностью и состоять в политических партиях, не могут получать иное вознаграждение, кроме должностного оклада, и средств, полученных за научную, педагогическую и творческую деятельность».

Не содержит положения о департизации судей Конституция России.

Существенной гарантией независимости является также наличие демократической процедуры формирования судейского корпуса, освобождающей судей от давления и зависимости от других ветвей власти.

Дополнительной гарантией независимости судей выступает и закрепленный в некоторых конституциях принцип личной неприкосновенности судьи, предопределяющий усиленный режим государственной защищенности по сравнению с иными гражданами государства и выражающийся в установлении особого порядка привлечения судьи к уголовной, административной и гражданско-правовой ответственности (ст. 79 конституции Казахстана, ст. 114 конституции Литвы), ст. 122 Конституции РФ). В наиболее полном виде среди государств, возникших на территории бывшего СССР, гарантии неприкосновенности изложены в Конституции Грузии (ст. 87):

«1. Судья неприкосновенен. Недопустимы привлечение его к уголовной ответственности, задержание и арест, личный обыск, обыск рабочего места, машины, жилища без согласия Председателя Верховного Суда Грузии. Исключение составляет задержание на месте преступления, о чем незамедлительно сообщается Председателю Верховного Суда Грузии. Если Председатель не даст своего согласия, задержанный или арестованный судья должен быть немедленно освобожден.

2. Государство обеспечивает безопасность судьи и его семьи».


Отдельные государства, возникших на территории бывшего СССР, по примеру США и некоторых других развитых стран установили на конституционном уровне материальные гарантии независимости судей. В наиболее четкой форме это сделано в ст. 80 Конституции Казахстана: «Финансирование судов, обеспечение судей жильем производится за счет средств республиканского бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия».

Как одно из основополагающих начал организации и деятельности суда, с одной стороны, и конституционного статуса гражданина - с другой, выступает и принцип публичности правосудия. Публичность отправления правосудия может означать либо гласность и устность судебного процесса, либо открытость и доступность суда для публики или заинтересованных в силу различных (непосредственно к процессу не относящихся) причин лиц. Демократическая конституция также должна четко и ясно указывать случаи (пределы) ограничения этого принципа. Так, согласно п. V ст. 127 Конституции Азербайджана «Судопроизводство во всех судах проводится гласно. Слушание дела в закрытом заседании разрешается только в случае, если суд полагает, что открытое производство может стать причиной раскрытия государственной, профессиональной или коммерческой тайны, либо устанавливает необходимость сохранения тайны личной или семейной жизни». Российская же Конституция (п.1 ст. 123) ограничивается лишь установлением общего принципа, исключения из которого допускаются в случаях, установленных федеральным законом.

Есть также и специфические принципы, характерные лишь для некоторых из бывших советских республик. Так, напр., согласно ст. 124 финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом. Этот специфический принцип обусловлен федеративной природой российского государства в котором существует единая система федеральных судов.

Не является также общепризнанным на постсоветском пространстве принцип несменяемости судей. Он провозглашен в конституциях России (ст. 121), Латвии (ст. 84), Молдовы (п. 1 ст. 116), Эстонии (ст. 147), Армении (ст. 96). В Азербайджане, согласно п.1 ст. 126 Конституции, судьи «несменяемы в течение срока своих полномочий».

Не получил однозначного подтверждения советский принцип коллегиальности рассмотрения дел судом. Практически во всех странах определенные категории дел (включая уголовные) могут рассматриваться теперь судьей единолично. Так, в России судьи единолично рассматривают практически все административные дела, а также дела о незначительных имущественных преступлениях, незначительных преступлениях против личности, большую часть преступлений против порядка управления и т. д., а также подавляющее число гражданских дел. Это обстоятельство нашло отражение, напр., в Конституции Таджикистана (ст. 88), где записано, что «судьи рассматривают дела коллегиально или единолично». Конституция Беларуси (ст. 113) все же устанавливает коллегиальность как общее правило: «Дела в судах рассматриваются коллегиально, а в предусмотренных законом случаях - единолично судьями». Дословно такую же формулировку содержит ст. 104 Конституции Туркменистана.

Весьма слабое отражение в конституциях стран, возникших на территории бывшего СССР, нашел старейший, обоснованный еще Аристотелем, демократический принцип участия народа в осуществлении правосудия, столь «популярный» в бывшем Союзе ССР. Новой (т.е. хорошо забытой старой) для постсоветского пространства интерпретацией этого принципа явилось возрождение идеи суда присяжных. Однако в прямой форме этот принцип выражен только в Конституции Украины (ст. 124): «Народ непосредственно принимает участие в осуществлении правосудия через народных заседателей и присяжных». Другие конституции умалчивают об участии народа в правосудии. Ни одна конституция, кроме украинской, не содержит упоминания также и о народных заседателях.

Такое сдержанное отношение к самому демократическому судебному институту в конституциях стран, возникших на территории бывшего СССР, объясняется во многом тем, что в развитых странах, на которые равняется конституционный законодатель, институт суда присяжных в настоящее время переживает период упадка. Особенно это заметно в Западной Европе, где в последние десятилетий неоднократно принимались акты, последовательно сужающие компетенцию суда присяжных. Сказывается дороговизна, громоздкость и медлительность процесса с участием представителей народа. В качестве «священной коровы» суд присяжных сохраняется в прежнем виде.

Поэтому адепты суда присяжных на территории бывшего СССР стараются максимально сузить его компетенцию, превратив его по сути дела в исключительную инстанцию. Так, по законодательству Беларуси суд присяжных предусмотрен только для уголовных дел, в которых обвиняемому грозит смертная казнь. Конституция России также гарантирует право на рассмотрение дела судом присяжных только тем обвиняемым, которым грозит смертная казнь (п.2ст. 20), хотя законодательство предусматривает и другие случаи.

Есть также и специфические принципы, характерные лишь для некоторых из бывших советских республик. Так, напр., согласно ст. 124 финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом. Этот специфический принцип обусловлен федеративной природой российского государства в котором существует единая система федеральных судов.

Не является также общепризнанным на постсоветском пространстве принцип несменяемости судей. Он провозглашен в конституциях России (ст. 121), Латвии (ст. 84), Молдовы (п. 1 ст. 116), Эстонии (ст. 147), Армении (ст. 96). В Азербайджане, согласно п.1 ст. 126 Конституции, судьи «несменяемы в течение срока своих полномочий».

Не получил однозначного подтверждения советский принцип коллегиальности рассмотрения дел судом. Практически во всех странах определенные категории дел (включая уголовные) могут рассматриваться теперь судьей единолично. Так, в России судьи единолично рассматривают практически все административные дела, а также дела о незначительных имущественных преступлениях, незначительных преступлениях против личности, большую часть преступлений против порядка управления и т. д., а также подавляющее число гражданских дел. Это обстоятельство нашло отражение, напр., в Конституции Таджикистана (ст. 88), где записано, что «судьи рассматривают дела коллегиально или единолично». Конституция Беларуси (ст. 113) все же устанавливает коллегиальность как общее правило: «Дела в судах рассматриваются коллегиально, а в предусмотренных законом случаях - единолично судьями». Дословно такую же формулировку содержит ст. 104 Конституции Туркменистана.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Виды органов конституционного контроля и надзора в субъектах Российской Федерации.
Международно-правовые стандарты в области охраны здоровья человека и их реализация в конституциях современных государств
Конституционно-правовой статус главы исполнительной власти субъекта федераци
Предварительные итоги функционирования новых конституционных строев в странах бывшего СССР
Гарантии суверенитета Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций