2012-01-06 22:32:03
ГлавнаяКонституционное право — Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения



Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения


Выполняя обязательства, взятые в предварительной Прокламации об освобождении рабов от 22 сентября 1862 г., Президент А. Линкольн в новой, окончательной Прокламации об эмансипации, обнародованной 1 января 1863 г., конкретно распространил ее действие на «Штаты и части Штатов, население которых находится в состоянии мятежа против Соединенных Штатов». Для подавления «существующего ныне вооруженного мятежа против власти и правительства Соединенных Штатов» А. Линкольн объявил, что «все лица, содержащиеся как рабы в указанных Штатах и частях Штатов, отныне и навсегда свободны...». Подтверждались и гарантированные Прокламацией от 22 сентября 1862 г. признание и охрана свободы упомянутых лиц исполнительной властью Соединенных Штатов, включая военные и морские силы Федерации.

Политика освобождения рабов в целом проводилась, как подчеркивалось выше, в качестве военного мероприятия для изменения хода войны в пользу Федерации. Не являлась в этом плане исключением, в частности, и окончательная Прокламация об освобождении от 1 января 1863 г. В тексте самой прокламации А. Линкольн квалифицировал ее лишь «как справедливую и необходимую военную меру».

Эмансипация изначально представлялась «справедливой», «необходимой» в первую очередь с точки зрения военной целесообразности и была мерой не «humanitar», а мерой именно военной («military»). Сознавая обязательность обеспечения своего решения юридической мерой. А. Линкольн специально оговорил, что он действует «властью Главнокомандующего армией и флотом Соединенных Штатов во время вооруженного мятежа против власти и правительства Соединенных Штатов»: конституционно-правовой статус Президента как Главнокомандующего армией и флотом стал одним из основных источников легитимного расширения власти главы исполнительной власти США. В период Гражданской войны было осуществлено усиление исполнительной власти за счет полномочий Конгресса и путем расширительного толкования Конституции Президентом, в том числе в процессе реализации им полномочий Главнокомандующего вооруженными силами страны. В этом свете, думается и надо рассматривать следующее утверждение: «Уничтожение рабства было осуществлено революционным, а не конституционным путем», - имея в виду, что не «уничтожение» рабства как сохраненного в свое время конституционного института, отмена которого была возможна исключительно после ратификации в установленном порядке поправки к Конституции, но «освобождение» части рабов было осуществлено законным путем.

Далее А. Линкольн довел до всеобщего сведения, что бывшие рабы, которых касалась Прокламация, годные по состоянию здоровья, «будут приниматься на военную службу Соединенных Штатов в состав гарнизонов, фортов.., других подразделений и на корабли всех видов в качестве команды».

В заключительной части Прокламации А. Линкольн еще раз провозгласил свое искреннее убеждение, что Акт эмансипации - это «акт справедливости, оправданный перед Конституцией военной необходимостью».

В целом Прокламация носила достаточно ограниченный характер. Акт эмансипации не имел всеобщего применения - он распространялся только на территории мятежников, а там он не вызывал реальных последствий, пока мятеж не был подавлен. Акт не распространялся на пограничные штаты.

А. Линкольн не экспроприировал плантации рабовладельцев, которые не лишались и остальной собственности; в значительной мере сохранялись их экономическое могущество и политическое влияние.

Негры были освобождены без земли - им рекомендовалось «добросовестно работать за разумную плату». Бывшие рабы не получали политических прав, они не становились полноправными гражданами США.

Многочисленные оговорки, включенные в Акт от 1 января 1863 г., проистекали из того, что эмансипация задумывалась вследствие военной необходимости и реализовывалась как военная мера. Президент Линкольн, разъясняя содержание Прокламации и комментируя решение о рекрутировании негров в армию Союза, пояснял: «Я утверждаю, что не имел власти над событиями и откровенно признаюсь, что события управляли мною».

Прокламация об эмансипации от 1 января 1863 г. явилась актом огромного значения: по рабовладельческой системе был нанесен сокрушающий удар. Еще после того как Конституционный Конвент 1787 г. «оставил в силе систему рабовладения... отмена рабства объективно стояла в повестке дня. Решение этой проблемы осуществилось лишь в результате Гражданской войны 1861-1865 гг., которая устранила рабовладельческую систему революционным путем».

Революционность Акта об эмансипации заключалась в том, что освобождение провозглашалось сразу, единовременно и без всякого выкупа. А. Линкольн не включил пункт о компенсации в текст Прокламации об освобождении. В результате в течение трех лет были освобождены почти 4 млн. негров-рабов без выплаты возмещения их хозяевам, потерявшим около 2 млрд. долларов. Буржуазия Севера пошла на революционный шаг - освобождение рабов на основе конфискации: Прокламация стала великой победой радикалов и аболиционистов. Это наглядно продемонстрировали принесшие им грандиозный успех выборы 1864 г., когда не осталось сомнений, сколь большое значение имеет освобождение негров от рабства.

Акт освобождения «взрывал» Конфедерацию изнутри, постепенно «снимал» проблему пограничных штатов. С января 1863 г. массовый характер приняла миграция на территорию Конфедерации рабовладельцев из пограничных штатов, бежавших на Юг, спасая уцелевшую собственность (в том числе рабов). Рабовладельцы, оставшиеся в пограничных штатах, сначала продавали своих рабов за бесценок, а затем и вовсе добровольно освобождали их (ввиду падения спроса). Конфедерация теряла в пограничных штатах всякую опору, их связь с Югом и экономически, и политически утрачивалась.

Эмансипация еще более усилила бегство к границам Союза рабов от своих господ. Закономерным результатом Прокламаций Линкольна от 22 сентября 1861 г. и от 1 января 1863 г. явилась «война рабов», «...прокламация об освобождении... ознаменовала собой поворотный пункт в войне, ибо она превратила войну армий в войну двух обществ». Хотя закон от 17 июля 1862 г. разрешил службу негров в армии, лишь после 1 января 1863 г. их привлечение в армию и во флот действительно стало государственной политикой. В январе Т. Стивенс представил билль о вооружении 150 тыс. негров; в Сенате Ч. Самнер выступил с предложением вооружить 300 тыс. негров. 5 февраля 1863 г. Конгресс одобрил закон о вооружении 150 тыс. негров.

Вступление в силу в январе 1863 г. Акта эмансипации и вооружение негров оформили наступление политического перелома в Гражданской войне: с принятием и проведением этих мероприятий становилось ясно, что любой компромиссный мир с мятежниками на старой основе уже невозможен, какие-либо компромиссные варианты в восстановлении Союза исключались; Север от обороны перешел к решительному наступлению. Резкий переход правительства от стремления сохранить Федерацию и ограничить рабство определенной территорией к отмене рабства кардинально изменил характер войны. Трудно разделить выводы о том, что в уничтожении рабства «главную роль сыграли народный подъем и давление общественного мнения на правящие круги в критический период гражданской воины», а «решающей причиной, заставившей федеральное правительство пойти на освобождение рабов, было все возраставшее давление народных масс» (хотя не стоит и умалять роль этих факторов). Думается, на самом деле федеральные власти, длительное время пытавшиеся ограничиться одной единственной целью - восстановлением Союза, пришли к выводу о том, что крайне тяжело спасти Союз, не искоренив рабства. Как сохранение и расширение института рабства было целью Конфедерации, так его уничтожение было объективной задачей Севера.

Эмансипация негров усилила симпатии к Северу в Европе, вызвала волну манифестаций в поддержку демократической республики, против сторонников сецессии и против оказания помощи мятежникам. После освобождения рабов дипломатия США приняла более решительный, наступательный характер. 3 марта 1863 г. в Конгрессе США большинством в 103 голоса против 28 в Палате Представителей и 31 голос против 6 в Сенате прошла резолюция по поводу иностранного вмешательства (посредничества). Резолюция решительно осуждала вмешательство в какой бы то ни было форме во внутренние дела Соединенных Штатов, неизменной задачей которых подтверждалось решительное продолжение войны до подавления мятежа. Конгресс, говорилось в резолюции, будет «рассматривать всякое предложение иностранного вмешательства в происходящую ныне борьбу как необоснованное и неприемлемое», поощряющее мятеж, который всегда (даже на стадии заговора) ободрялся надеждой на помощь иностранных держав. «Без этой вдохновляющей поддержки, - констатировал Конгресс, - мятеж должен был бы уступить перед справедливой и отеческой властью Национального Правительства».

После 1 января 1863 г. федеральные органы гораздо последовательнее употребляли «отеческую власть Национального Правительства» как на внешнеполитической арене, так и внутри страны. 1 января 1863 г. А Линкольн отказал в праве на Habeas Corpus всем лицам, агитировавшим за уклонение от призыва на военную службу. Положение Администрации Линкольна упрочилось, когда, после ожесточенной борьбы, Конгресс 3 марта 1863 г. принял Акт о конституционных гарантиях неприкосновенности личности. Конгресс уполномочил Президента временно приостанавливать действие привилегии Habeas Corpus (данное право Президента - во время мятежа - подтвердил Акт от 3 марта 1863 г.) «на всей территории Соединенных Штатов или любой их части». Акт поручал Президенту определение политики, касающейся арестов и заключений в тюрьмы. Дела лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности, рассматривались военными трибуналами в порядке особой процедуры. На основании соответствующего приказа А. Линкольна от 15 сентября 1863 г. многие северяне-оппозиционеры были арестованы, а их газеты запрещены. Главный Судья США Р. Тэйни объявил, что Президент, по Конституции, не имеет права на такие меры, но «Линкольн положил «в долгий ящик» определение ученого судьи». Решительные действия правительства привели к провалу заговора в Иллинойсе (легислатура штата 7 января 1863 г. осудила Прокламацию Линкольна об эмансипации; такую же позицию заняла Индиана).

Антисоюзные силы, среди прочего, играли на недовольстве многих слоев населения вновь принятым законом о воинской повинности. В течение первых двух лет войны армия Севера укомплектовывалась на добровольной основе. Но колоссальные масштабы войны неминуемо вели к введению обязательной воинской повинности, что и было сделано 3 марта 1863 г. В текст закона (Conscription Act) - об обязательной военной службе мужчин в возрасте от 20 до 45 лет был включен особый параграф о праве откупа рекрутом от призыва в армию, внеся 300 долларов для найма себе замены. Повинность носила в известной мере классовый характер - обязательная мобилизация затронула бедных, а не богатых. В результате дискриминационного характера закона о всеобщей воинской повинности рекрутский набор в различных частях Севера встречал недовольство и сопротивление; дело дошло до «рекрутских бунтов». В связи с критической ситуацией на фронте и волнениями в тылу была проведена «чистка» армии от сомнительных элементов. В офицерском корпусе возросло число аболиционистов. В 1864 г. пресловутое право откупа было уничтожено. Согласно принятому в 1864 г. Акту о призыве в армию негров (Enrolment Act) рабы, после того как поступали на военную службу, получали свободу. Реорганизованная армия Севера превратилась в мощную военную машину.

Освобождение рабов, усиление репрессий против мятежников, перестройка армии, в особенности допущение в нее негров фактически завершили переход от войны «по-конституционному» к войне «по-революционному», начало которому было положено принятием Гомстед-Акта и решением таким образом аграрной проблемы в пользу фермеров. На этом вопрос е следует остановиться особо, тем более что в правовом отношении он в нашей литературе исследован еще недостаточно.

Южная Конфедерация стремилась захватить земли на Западе и организовать там рабовладельческие штаты. Еще в 50-е гг. вопрос о земле стал главным поводом для столкновений фермеров Севера и Запада с плантаторами Юга. Фермеры боролись за систему свободного земледелия, против системы рабского труда. Если фермеры выступали за распределение незанятых западных земель между поселенцами, то рабовладельцы надеялись разместить на них свои плантационные хозяйства. Поддерживаемые фермерами законопроекты о земельных наделах систематически проваливались представителями рабовладельцев. Президент Дж. Бьюкенен в 1860 г. даже воспользовался правом вето в отношении такого законопроекта, уже прошедшего в 1859 г. обе палаты Конгресса. Недовольство подобной земельной политикой широко охватило и пограничные штаты и явилось одним из факторов, удержавших их от вступления в Конфедерацию. Решающий перелом наступил после принятия под давлением широких народных масс и радикальных республиканцев в мае 1862 г. Гомстед-Акта (Homestead Act, 1862). Этот, на первый взгляд, далекий от военных операций закон имел очень большое значение для исхода войны и ревизии Конституции: он был с удовлетворением и воодушевлением встречен фермерами и рабочими, составлявшими, собственно говоря, армию.

Гомстед-Акт, («Акт для обеспечения земельными участками лиц, действительно селящихся на общественных землях»), был подписан Президентом Линкольном 20 мая 1862 г. Раздел 1 Гомстед-Акта постановил, что «всякое лицо, являющееся главой семьи, или достигшее двадцати одного года.., никогда не поднимавшее оружия против... Соединенных Штатов и не оказывавшее помощи и поддержки их врагам», имело право с 1 января 1863 г. «вступить в законное владение» 160 акрами (62,4 га) или меньшим количеством «никем не занятой общественной земли». При этом все лица, владевшие землей и проживавшие на ней к моменту обнародования Акта, могли в установленном порядке занимать смежные земли так, чтобы общая площадь участка не превышала 160 акров. Введенная льгота носила разовый, однократный характер; никто не имел права приобрести согласно его положениям (разд. 6) более 160 акров.

Раздел 2 Акта устанавливал процедуру оформления прав на гомстед. Прежде чем получить статус «введенного во владение землей», претендент должен был пройти несколько этапов и соблюсти ряд процессуальных формальностей. Лицо, желавшее оформить приобретение гомстеда, после подачи заявления в земельную контору должно было представить письменное показание под присягой перед регистратором в том, что лицо (он или она):

— с одной стороны, «является главой семьи», или «достигло возраста 21 года или более», или «служило в Армии или Флоте Соединенных Штатов»;

— с другой стороны, «никогда не поднимало оружия против... Соединенных Штатов», «никогда не оказывало помощи и поддержки их врагам».

Кроме того, указывалось, что «заявление подается для... исключительного пользования» землей «им или ею» и земля «приобретается с целью действительного поселения на ней и обработки ее данным лицом, а не для... пользы или выгоды какого-либо другого лица или лиц».

Только после принесения присяги и уплаты 10 долларов регистрационного сбора, разрешалось «вступить во владение обусловленным количеством земли» при условии, однако, что лишь по «истечении пяти лет со дня ввода во владение землей» или в любое время в течение двух последующих лет лицо, означенным способом введенное во владение, имело право получить «патент» - документ, удостоверявший переход гомстеда в частную собственность.

Правомочия по распоряжению землями, приобретенными согласно Гомстед-Акту, ограничивались: такие земли не могли (разд. 4) «ни в коем случае пойти на погашение... долгов, сделанных до выдачи патента на них», то есть до возникновения у того или иного лица права собственности.

Жесткий контроль за целевым использованием выделявшихся земель устанавливался (разд. 5 Акта) и на период пятилетнего «испытательного» срока. Лицо, принесшее присягу, но в действительности или переменившее место своего жительства, или бросившее участок, или отсутствовавшее более шести месяцев подряд в течение этих пяти лет, после соответствующего предупреждения лишалось полученного участка, если факт нарушения был доказан «в форме, удовлетворяющей регистратора земельной конторы»; закон предусматривал, что «в таком случае... земля переходит во владение правительства».

Последняя норма не действовала (разд. 6) в отношении «всех лиц, служивших или которые будут служить в армии или флоте Соединенных Штатов в течение 14 дней добровольно или по мобилизации во время международной или гражданской войны»; таковые лица также не могли быть лишены права пользования привилегиями Гомстед-Акта, даже если они не достигли 21-летнего возраста.

Всеми привилегиями Гомстед-Акта (разд. 6) пользовались и лица, еще до его принятия зарегистрировавшие свои заявки на право заимки. Ничто не должно было затрагивать или нарушать соответствующие права заимки.

Безусловно, следует обратить особое внимание на то важное место, которое институт «заимки» занял в Гомстед-Акте. Дело в том, что, согласно разделу 1 Акта, «всякое лицо», отвечавшее установленным условиям, могло, «не вступая в законное владение» землей, сразу «приобрести в порядке заимки участок, на который указанное лицо заполнило требование на покупку». Лицо, желавшее данным способом занять землю, могло купить ее с рассрочкой на шесть месяцев по пониженной цене не более 2 долларов 50 центов за акр; к продаже по пониженным расценкам, предлагались земли, выставлявшиеся, но не купленные на аукционе. За минимальную цену или градуированную (пониженную) цену могло до истечения первых пяти лет выкупить гомстед и получить от властей патент на него лицо, доказавшее, что «живет на означенной земле и обрабатывает ее, как это установлено законом о праве на льготную покупку земли заимщиком»; этому «ни в коей мере не должен препятствовать» (разд. 8) Гомстед-Акт.

В связи с применением Акта о гомстедах значительно ускорились освоение западных земель и индустриализация сельского хозяйства США: в течение неполных трех лет во время продолжавшейся Гражданской войны были выделены 15 тыс. гомстедов (2,5 млн. акров земли). Основным фоном протекания этих процессов явилось превращение крестьянина в буржуазного фермера: такой путь развития послужил базой для быстрого и устойчивого экономического роста.

За 30-летний период после 1860 г. в сельскохозяйственный оборот было вовлечено больше земельных угодий, чем за всю предшествующую историю Соединенных Штатов. До конца столетия по Гомстед-Акту среди 600 тыс. фермеров-переселенцев было распределено 80 млн. акров земли. Число ферм выросло с 2 млн. в 1860 до 5,7 млн. в 1900 г., а площадь обрабатываемой фермерами земли расширилась с 407 млн. до 839 млн. акров. Сбор хлопка дошел с 2 млн. кип в 1866 до 11 млн. кип в 1898 г.; производство пшеницы увеличилось более чем в 4 раза (США сделались самым крупным ее экспортером в мире).

Столь впечатляющим результатам способствовало «великое переселение» устремившихся на фактически бесплатно раздававшиеся неосвоенные земли Запада иммигрантов из Европы. Дело в том, что Гомстед-Акт (разд. 1) равным образом предоставлял соответствующие права как гражданам Соединенных Штатов, так и лицам, «подавшим декларацию-заявление о своем намерении стать таковыми согласно законам США о натурализации».

Фактически даровые отныне для переселенцев участки были тем привлекательнее для европейцев, что ранее они приобретали те же земли у спекулянтов по 3-4 доллара за акр. Федеральное правительство на государственном уровне всячески поощряло приток иностранцев, чтобы восполнить сокращение в связи с войной численности сельскохозяйственного населения. Осенью 1862 г. госсекретарь Сьюард в циркуляре, разосланном американским представителям в Европе, рекомендовал им вербовать эмигрантов. Консулы энергично пропагандировали эмиграцию, тем более что они были в этом материально заинтересованы, получая соответствующие комиссионные.

Гражданская война значительно уменьшила приток иммигрантов. Для поощрения иммиграции Конгресс США в 1864 г. под воздействием различных объединений предпринимателей в целях поощрения иммиграции принял Акт о трудовых контрактах. Акт учреждал соответствующие федеральные органы, вводилась должность комиссара по иммиграции, право назначать которого предоставлялось Президенту. Учреждавшимся согласно закону агентствам по вербовке разрешалось нанимать по контрактам рабочих в европейских странах; промышленникам давалась гарантия, что эти рабочие не будут мобилизованы в армию. Акт от 4 июля 1864 г. о контрактах на труд узаконил договоры, заключенные за границей, на ввоз в США иностранных рабочих. Закон позволял ввозить рабочих по договорам: иммигранты подписывали контракт, обязуясь проработать определенный срок на одном месте; иногда в договоры вводились завуалированные обязательства рабочих не вступать в профсоюзы. Проезд законтрактованных рабочих оплачивался, а плата вычиталась из заработка. Закон (ст. 2) предусматривал, что «все заключенные контракты.., по которым эмигранты должны получить аванс в размере зарплаты за свой труд за период времени, не превышающий двенадцати месяцев, в возмещение издержек за их переезд, имеют законную силу, и могут рассматриваться в судах Соединенных Штатов или отдельных Штатов и Территорий». Система принудительного труда дешевой рабочей силы из числа иммигрантов была тем ценнее для капиталистов, что закон о ввозе в США законтрактованных рабочих предназначался в основном для ввоза квалифицированных рабочих.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения
Виды органов конституционного контроля и надзора в субъектах Российской Федерации.
Упрочение федерации в Конституции США. Эволюция политического режима США
Законодательная инициатива органов конституционного контроля и надзора
Комментарий к федеральному закону о политических партиях
Вернуться к списку публикаций