2012-01-06 22:32:03
ГлавнаяКонституционное право — Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения



Федеральное законодательство США периода гражданской войны: конституционные изменения


Начиная Гражданскую войну, южане-рабовладельцы вынашивали планы реорганизации Союза на рабовладельческой основе и захвата обширных пространств на северо-западе страны. Их не остановило то, что по экономическому потенциалу и людским ресурсам Юг значительно уступал Северу - они рассчитывали на свое военное превосходство и очевидную неподготовленность противника.

Реакция федеральных властей на бомбардировку 12 апреля 1861 г. форта Самтер была весьма замедленной, что продемонстрировало их нерешительность. Только спустя три дня последовали официальные шаги со стороны легитимных органов США. 15 апреля 1861 г. Президент А. Линкольн издал Прокламацию, которая констатировала нарушение законов США в провозгласивших о сецессии (отделении от Союза) Штатах Южная Каролина, Джорджия, Алабама, Флорида, Миссисипи, Луизиана и Техас. Особый акцент был сделан на то, что в этих Штатах оказывалось сопротивление выполнению федеральных законов. Сецессия, образование Конфедеративных Штатов Америки (КША), юридически квалифицировались как «заговор». Ссылаясь на «слишком опасный» характер «заговора», А. Линкольн сделал вывод о невозможности подавить его «в обычном порядке посредством юридических процедур». Президент США объявил о призыве в милицию 75 тыс. человек. Этот акт по сути дела был равносилен признанию состояния войны.

Здесь, безусловно, необходимо отметить следующее. Конституция США (ст. 1, разд. 8) предоставила право объявлять войну, а также право созывать милицию для обеспечения исполнения законов Союза, подавления восстаний исключительно Конгрессу, но не Президенту; Президент (ст. II, разд. 2) являлся главнокомандующим уже призванной на действительную службу Соединенных Штатов милиции отдельных штатов. Таким образом, с первых же дней войны Президент Линкольн расширил предоставленный ему Конституцией объем правомочий за счет компетенции Конгресса. Сколь очевидным было нарушение «заговорщиками» конституции (ст. I, разд. 10), согласно которой ни один из штатов не вправе «вступать в союзы или конфедерации», столь же очевидным было и нарушение конституции А. Линкольном. Целью издания Прокламации от 15 апреля 1861 г. он назвал «подавление... заговора и обеспечение должного исполнения законов» с тем, чтобы «поддержать честь, целостность и существование нашего Национального Союза». На 4 июля А. Линкольн назначил созыв чрезвычайной сессии Конгресса.

А. Линкольн предписал в 20-ти дневный срок «лицам, составившим... заговор, рассеяться и мирно вернуться к их обычным занятиям». Об уверенности Линкольна свидетельствовало то, что он потребовал набора 75 тыс. милиционеров сроком всего на 90 дней.

На Прокламацию Линкольна от 15 апреля Президент южной Конфедерации Дж. Дэвис 17 апреля ответил изданием своей Прокламации. Дж. Дэвис предложил всем желающим получать свидетельства на каперство и разрешения на репрессалии, выдавать которые Штатам категорически запрещалось Конституцией США (ст. I, разд. 10). Выдача этих документов способствовала нанесению ущерба торговле США и вела к угрозе уничтожения их торгового флота. 19 апреля последовал ответ А. Линкольна, издавшего очередную Прокламацию.

Прокламация Президента США от 19 апреля 1861 г. вновь констатировала невозможность применения законов Соединенных Штатов, в частности, законов о сборе налогов, в Штатах Южная Каролина, Джорджия, Алабама. Флорида, Миссисипи, Луизиана и Техас. Действия жителей названных штатов определялись как «мятеж против... Соединенных Штатов». «До тех пор, пока Конгресс не соберется и не обсудит вопроса об этих противозаконных действиях или пока эти последние не будут прекращены», вводилась морская блокада портов, расположенных в названных Штатах. Линкольн сформулировал в качестве целей пресечение «заговорщических» и «мятежных» действий южан и «защиту общественного мира, жизни и собственности спокойных и добропорядочных граждан, занимающихся своими законными делами».

Анализ обеих Прокламаций Президента США в начальный период Гражданской войны позволяет сделать вывод о том, что официальной - и единственной - целью войны буржуазия Севера провозгласила восстановление Союза на основе Конституции. Восстановление Союза «в рамках Конституции», признававшей законным рабство, означало восстановление Союза «таким, каким он был», то есть с узаконенным рабовладением. Освобождение рабов в программу северян не включалось. Буржуазия не решалась нарушить право собственности рабовладельцев на их рабов. А. Линкольн заявлял: «Моя высшая цель в этой борьбе - спасение Союза, а не спасение или уничтожение рабовладения». Линкольн подчеркивал, что он за сохранение единства Союза и именно поэтому не будет требовать уничтожения рабства. Его позиция объяснялась необходимостью не допустить выхода из Союза пограничных Штатов Делавэр, Мэриленд, Кентукки, Миссури. Уничтожение рабства могло подтолкнуть их к переходу на сторону Конфедерации. В итоге мятежникам не удалось убедить эти Штаты пойти на отделение от Союза. В то же время благодаря решительным действиям А. Линкольна для Союза был сохранен Штат Мэриленд: Линкольн 13 мая ввел в этом Штате «военное право», занял войсками стратегические пункты Штата и произвел аресты множества лиц, обвиненных в пособничестве Конфедерации.

Тем не менее, после обнародования Президентом Линкольном прокламаций о «заговоре», «мятеже», призыве 75 тыс. милиционеров четыре Штата - Виргиния, Арканзас, Теннесси и Северная Каролина - присоединились к Конфедерации. А. Линкольн Прокламацией от 27 апреля распространил морскую блокаду на порты Виргинии и Северной Каролины. 29 апреля Дж. Дэвис созвал специальную сессию Конгресса Конфедерации и попросил наделить его полномочиями по ведению войны с Соединенными Штатами. 3 мая новой прокламацией А. Линкольн призвал 83 тыс. волонтеров.

Федеральный Конгресс, собравшийся на сессию 4 июля 1861 г. одобрил созыв милиции и призыв добровольцев и уполномочил Линкольна рекрутировать 500 тыс. человек. Также были одобрены финансовые проекты о налогах и займах, и вскоре были установлены новые налоги с продаж и на производимые товары.

В августе 1861 г. был - впервые в истории Федерации - введен подоходный налог. Представляется, что введение федерального подоходного налога являлось серьезным свидетельством продвижения США к устойчивой федерации в сфере налоговой политики и кардинального, радикального усиления компетенции федеральных властей.

Безусловно, необходимо отметить особую значимость принятых на экстренной сессии Конгресса решений о поддержке Президента во всех осуществленных им ранее акциях.

Президент Линкольн, учтя опыт «конструктивного» сотрудничества с законодателями своего предшественника, не созывал Конгресс в течение почти трех месяцев после начала вооруженного противостояния, справедливо опасаясь обструкции: фактически с молчаливого согласия Конгресса Линкольн расширил предоставленный ему как Конституцией как Президенту объем правомочий. Американский исследователь Л. Коуниг отмечал: «Главнокомандующий армии и флота Соединенных Штатов и милиции отдельных штатов стал на двенадцать решающих критических недель законодателем нации. Нормальные совместные законодательно-­исполнительные процедуры были приостановлены, и Америка получила свой первый опыт диктатуры...».

В отличие от Бьюкенена, который, исключая использование силы, не воспользовался всей властью Президента, чтобы пресечь сепаратистские действия южан по выходу из Союза, А. Линкольн обратился к военной мощи как окончательному ответу на сецессию. В борьбе за сохранение целостности Федерации Линкольн своими действиями расширил полномочия Президента, реализовав по существу новую концепцию исполнительной власти в условиях чрезвычайного положения; он фактически создал при поддержке Конгресса своеобразную форму конституционной диктатуры. Во время знаменитой двенадцатинедельной «диктатуры» Линкольн осуществил созыв милиции, увеличил численность регулярной армии и военно-морского флота, единолично распоряжался государственными средствами, предоставлял, в частности, гарантии от имени Соединенных Штатов в обеспечение крупных займов, блокировал южные порты, вводил своеобразное «военное право», усилил репрессии, санкционировал аресты потенциальных предателей, обнародовал несколько приказов и прокламаций, ограничивающих права человека, и, вопреки ранее предшествовавшему опыту, временно приостановил действие конституционной привилегии судебного приказа Habeas Corpus.

Первая прокламация Линкольна о приостановлении действия конституционной привилегии судебного приказа Habeas Corpus, выпущенная уже в самом начале войны, 27 апреля 1861 г. распространялась на территорию штата Мэриленд, где были атакованы федеральные войска и было созвано законодательное собрание с целью «отколоть» штат от Союза. Линкольн арестовал проконфедеративно настроенных мэра Балтимора, начальника полиции и нескольких полицейских комиссаров. Но более сенсационным стал беспрецедентный арест членов легислатуры Мэриленда: чтобы предотвратить утверждение акта сецессии, Линкольн не допустил заседания законодательного органа и «изолировал» наиболее активных оппозиционно настроенных его членов.

В этой напряженной ситуации политику Президента не поддержал Главный Судья США Р. Тэйни. Рассматривая в мае-июне 1861 г. дело «Ех Parie Merryman» (1861), Р. Тэйни заявил, что полномочия приостанавливать, временно прекращать действие процедуры Habeas Corpus, прибегать к которым следовало в случае крайней необходимости, принадлежали Конгрессу, но не Президенту. Мнение Тэйни поставило Линкольна под угрозу неблагоприятного для него судебного решения: разгорался конфликт между Президентом и Верховным Судом; его исход, по словам Генерального Атторнея США Э. Бэйтса, мог бы парализовать исполнительную власть сильнее, чем самое сокрушительное поражение армии.

Подводя итоги первых месяцев Гражданской войны. Президент Линкольн в Послании Конгрессу 4 июля 1861 г. сформулировал несколько проблем, которые, несомненно, относились к разряду фундаментальных. А. Линкольн поставил перед законодателями вопрос об определении баланса между свободой отдельного человека поступать, как он хочет, и долгом государства защищать и повышать благосостояние всего народа. Линкольн отметил, что война «ставит перед всей семьей народов проблему, может ли конституционная республика... отстаивать свою территориальную целостность в борьбе с внутренним врагом». Сам Линкольн не сомневался в законности созыва милиции и введения блокады, отсылая оппонентов к «военным полномочиям правительства», - он руководствовался, главным образом, двумя положениями статьи II Конституции США: «Президент является главнокомандующим армии и флота Соединенных Штатов...» (разд. 2) и «Президент... заботится о том, чтобы законы добросовестно исполнялись» (разд. 3). А. Линкольн полагал, что не предпринял никаких действий, выходящих за конституционные рамки, что Конгресс должен одобрить их как обусловленные общественной необходимостью.

Сам Линкольн утверждал, что право временно отменять действие привилегии Habeas Corpus принадлежало ему в такой же мере, как и Конгрессу. Весь дух Послания от 4 июля 1861 г. подразумевал, что власти Соединенных Штатов должны обладать решающими полномочиями для обеспечения самосохранения, обеспечения целостности страны - полномочиями, которые априорно делегировались Президенту. Подобные полномочия в особых ситуациях могли даже вести к отступлению от основных законов страны, если это вызывалось крайней необходимостью.

Другими словами, Президент поступает честно по отношению к данной им присяге, если нарушает один закон, чтобы остальные законы продолжали действовать надлежащим образом. Это положение в условиях войны стало доводом для обоснования доктрины высшей необходимости. Доктрина не вводила определенного правила для применения чрезвычайных полномочий, но она устанавливала важный прецедент того, какие меры Президент, облеченный высшей исполнительной властью, вправе предпринимать, если не существует другого способа оберегать государственный строй, конституционную систему, которые он поклялся защищать. Иначе говоря, в конкретной ситуации «президент может - и должен - выйти за установленные Конституцией и законами границы, чтобы сохранить Союз».

Акт Конгресса от 13 июля 1861 г. (так называемый «non-intercourse Act») налагал на власти штатов обязанность поддерживать законы Соединенных Штатов; отказ исполнять данную обязанность служил достаточным основанием для объявления всех жителей штата врагами общества, лицами вне закона. Раздел 5 Акта уполномочил Президента США «объявлять, что жители Штата или любой... части Штата, где... мятеж существует, находятся в состоянии мятежа против Соединенных Штатов». Во исполнение предоставленных таким образом полномочий? президентом Линкольном 16 августа 1861 г. была выпущена Прокламация (так называемая «non-intercourse proclamation), объявившая, что не штаты, а граждане штатов находятся в состоянии мятежа против Соединенных Штатов. С этого времени состояние Гражданской войны юридически существовало в Соединенных Штатах. Акт Конгресса от 13 июля 1861 г. также уполномочивал Президента объявлять приостановленными, временно прекращенными отношения с жителями штатов, в которых существует мятеж, что и было сделано Линкольном.

А. Линкольн, получив основополагающую поддержку Конгресса, и в дальнейшем «приостанавливал... habeas corpus, получал кредиты, расходовал финансовые средства без одобрения Конгресса, увеличивает армию, вводил цензуру почтовых отправлений, закрывал диссидентские газеты...». В 1861-1862 гг. Линкольн неоднократно издавал приказы о производстве - без судебных санкций - арестов лиц, помогавших Югу; по его распоряжениям газеты, редакции которых были гнездами подрывной деятельности агентов конфедерации на Севере и вели агитацию в пользу южан, закрывались.

Несмотря на многочисленные факты отхода Президента Линкольна от Конституции, первые полтора года Гражданской войны традиционно называют ее «конституционным» этапом, когда война велась как бы «по-конституционному». Объяснить это можно, представляется, исключительно одним: Конгресс, признав как существующее de facto состояние войны, предоставил Президенту особые права с учетом официально заявленной правительством целью войны - спасение Союза и сохранение Союза в его прежнем конституционном виде, то есть с сохранением рабства негров.

Следует отметить, что А. Линкольн, не отказываясь признать колоссальную важность негритянского вопроса, последовательно отвергал вначале любые попытки его решения. Он не отошел от генеральной линии своей политики даже после того, как массовое появление беглых рабов в армейских лагерях северян и военная оккупация части территории южан придали вопросу освобождения негров острейшее практическое значение. Определенные шаги в этом направлении были вынуждены предпринимать военачальники. В июле 1861 г. генерал Батлер объявил беглых рабов в Виргинии «военной контрабандой» - это означало, что они свободны и не подлежат выдаче своим прежним хозяевам. 30 августа командующий Западным фронтом генерал Фримон ввел в действие «военное право» в Миссури, конфисковал собственность мятежных рабовладельцев и объявил свободными их рабов. Не принимая во внимание серьезные протесты, А. Линкольн отменил антирабовладельческие приказы генералов, а Фримона и вовсе сместил с поста командующего. Политика Линкольна объясняется его убежденностью в том, что действия, направленные против существования института рабовладения, могли привести к отходу от Союза пограничных штатов.

Тем временем Конгресс 6 августа 1861 г. принял первый Акт о конфискации. Конгресс санкционировал конфискацию собственности (включая рабов), использовавшейся мятежниками для ведения войны. Президент Линкольн, весьма неохотно подписавший закон, опасаясь, что даже такое частичное посягательство на «священное право частной собственности» - «право частной собственности рабовладельцев на рабов» (но не на сам институт рабства) - могло нарушить статус-кво в отношениях с «лояльными» пограничными штатами и подтолкнуть их к союзу с Конфедерацией, предупредил, что будет применять закон по своему усмотрению. По существу, Линкольн игнорировал закон, спрятав его «под сукно».

С самого начала Гражданской войны шла борьба радикалов и аболиционистов с Линкольном за более решительную антирабовладельческую политику. В ноябре 1861 г. они учредили Лигу эмансипации. Политическим выразителем их интересов в Конгрессе являлась группа, возглавляемая Ч. Самнером в Сенате и Т. Стивенсом в Палате Представителей, которые сознавали недостаточность политической линии Линкольна для обеспечения перелома в крайне неудачно складывавшейся для северян войне. 20 декабря 1861 г. Конгресс назначил Объединенный Комитет по ведению войны, ставший штабом радикальных республиканцев. Этот Комитет обеих палат Конгресса постоянно оказывал давление на Линкольна своими законодательными мероприятиями. Комитет серьезно влиял на военно-политические шаги администрации Линкольна, расследовал причины поражений и неудач, способствовал очищению армии от врагов, выдвинул программу конкретных действий по разгрому конфедератов и восстановлению государственного единства. И, самое главное, Объединенный Комитет превратился в реально действующий и работоспособный «центр законодательных инициатив».

Сецессия поставила вопрос о рабстве в центр политики. Неблагоприятная ситуация на театре военных действий и усиливавшиеся требования - в том числе и со стороны Объединенного Комитета Конгресса по ведению войны - об освобождении рабов вынудили Президента Линкольна заняться-таки негритянской проблемой. План ее решения, разработанный А. Линкольном, включал три основных пункта. Во-первых, освобождение всех негров-рабов должно было произойти не сразу, а постепенно. Во-вторых, следовало компенсировать рабовладельцам потерю ценной собственности. И, наконец, негров предлагалось переселить в Африку, Вест-Индию или Южную Америку. 3 декабря 1861 г. А. Линкольн в ежегодном Послании Конгрессу рекомендовал данный план пограничным штатам, но безрезультатно. В течение первой половины 1862 г. Линкольн пытался реализовать эту программу урегулирования проблемы рабовладения.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Форма правления. Высшие органы законодательной и исполнительной власти в странах бывшего СССР
Общая характеристика новых основных законов стран СНГ и Балтии
Конституционное право человека на благоприятную окружающую среду в зарубежных странах
Защита права собственности Конституционным Судом Российской Федерации и другими судами
Новые региональные законы о выборах - проблемы введения смешанной избирательной системы
Вернуться к списку публикаций