2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Определение ритуального (культового) характера телесных повреждений на трупе



Определение ритуального (культового) характера телесных повреждений на трупе


В последние годы церковь стала играть более заметную роль в жизни нашего общества, причем священнослужители нередко оказываются вовлеченными в сферу уголовного судопроизводства (7). Отмечены широкое распространение суеверий и появление различных сект и организаций, ритуалы которых носят криминальный характер. Отсутствие достоверных сведений о деятельности религиозных групп, тайно отправляющих свои культовые обряды, порождает многочисленные слухи, дезориентирует правоохранительные органы. Так, в Алма-Атинской области в конце 70-х годов были обнаружены 2 женских трупа с отрезанными икроножными мышцами и молочными железами. Обе потерпевшие входили в секту баптистов, считавшуюся идеологически вредной, поэтому следствие отрабатывало версию о существовании обряда человеческих жертвоприношений в этой секте. Только спустя длительное время установили преступника - каннибала Н. Джумагалиева, на счету которого уже имелось 7 жертв, включая и этих 2 женщин |5].

История культовых человеческих жертвоприношений исчисляется тысячелетиями (2). Этнографические источники свидетельствуют о том, что. например, в XIX веке в Архангельской, Ярославской и Минской губерниях при эпидемиях холеры людей приносили в жертву водяному. В ряде российских регионов суеверные крестьяне убивали первого встречного человека, который попадался им при обряде "опахивания", проводимом для прекращения массового падежа скота[8].

Религиозная нетерпимость и невежество привели к появлению измышлений о том, что евреям для богослужения иногда требуется кровь христиан, и чтобы получить ее, евреи похищают и убивают детей |3). Важнейшую роль в установлении истины по такого рода делам играли судебные медики. Так, в 1883 г. в Австро-Венгрии состоялся судебный процесс, на котором членов еврейской общины венгерской деревни Тисаэслар обвиняли в ритуальном умерщвлении христианской девушки. В качестве эксперта выступал директор Института судебной медицины в Вене Эдуард фон Гофман. Его доказательное заключение развенчало версию о ритуальном убийстве, и все подсудимые были оправданы [11].

В России наиболее известен "процесс Бейлиса", завершившийся в 1913 г. Киевского еврея Бейлиса обвиняли в совершении ритуального убийства подростка А. Ющинского, труп которого обнаружили в марте 1911 г. Повторную судебно-медицинскую экспертизу проводили сотрудники Киевского университета проф. Н.А. Оболонский и прозектор Н.Н. Труфанов. Поддавшись влиянию следствия, они отметили в экспертном заключении ряд повреждений на теле потерпевшего, указав, что "именно из этих ранений можно было удобнее всего собирать кровь, если из тела Ющинского кровь действительно была собираема" [1].Однако следствие не располагало никакими доказательствами, что кровь из ран потерпевшего кто-то собирал. После смерти проф. Н.А. Оболонского в суд для подачи заключения пригласили петербургского профессора Д.П. Косоротова. Он категорично заявил, что все повреждения на теле Юшинского носят прижизненный характер, а места ран располагаются вблизи магистральных кровеносных сосудов. С критикой версии "ритуальных повреждений" выступили на процессе видные судебные медики и психиатры Е.В. Павлов, А.А. Кадьян, А.И. Карпинский, В.М. Бехтерев. Их экспертным заключениям принадлежит определяющая роль, обусловившая вынесение присяжными заседателями оправдательного вердикта Бейлису [10]. Этот процесс наглядно показал, что далеко не каждый авторитет судебной медицины может сохранять объективность и беспристрастность.

В настоящее время в России усилилось увлечение определенной части населения оккультными науками, паранормальными явлениями. Этот интерес нередко объясняется наличием патологических отклонений в психике людей. Возрождающиеся ритуалы магии, издание обширной оккультной литературы, возникновение групп, культивирующих тайные обряды, - все это вновь увеличивает объем работы судебных медиков и криминалистов. Широкую известность, например, получило убийство на празднике Пасхи в 1993 г. трех священнослужителей в монастыре Оптиной Пустыни Калужской области. Все потерпевшие были убиты ударами колющих предметов в спину. На месте происшествия были оставлены кинжал и финский нож, на клинке которого было выгравировано число "666" - мистический знак сатаны. Вскоре был задержан Н. Аверин, заявивший, что совершил преступление под влиянием сатаны. Выяснилось, что Аверин давно страдает психическим заболеванием, увлекается магическими ритуалами и соответствующей литературой [6, 9].

"Московская церковь Сатаны" сейчас насчитывает сотни последователей, имеет свой храм в столице и свою газету. И хотя культ сатаны, дошедший до наших дней из средневековья, непременно требует человеческих жертвоприношений, правоохранительные органы оставляют без должного внимания наличие таких религиозных организаций. Мы вполне допускаем, что характерные телесные повреждения в ряде случаев, обнаруживаемые на трупах людей, - результат отправления тайных культовых обрядов сатанистов и им подобных. Во всяком случае в зарубежной печати (США, Израиль, Франция, Румыния) есть публикации о судебных процессах над сатанистами, приносившими человеческие жертвы.

Ни в одном из многочисленных проанализированных нам литературных источников по судебной медицине, судебной психиатрии и криминалистике нет рекомендаций по экспертному определению ритуального (культового) характера нанесения телесных повреждений при экспертизе трупа. Это объясняется отсутствием эмпирической базы данных, необычностью исследуемой ситуации, деликатностью затронутого вопроса. Полагаем, что подобные убийства, совершенные одиночками, страдающими психическими заболеваниями, не могут рассматриваться как культовые, так как каждый из таких людей действует, руководствуясь своими индивидуальными бредовыми представлениями. Если же убийства совершаются членами секты (например, сатанистами), то имеются все основания относить такие деяния к ритуальным убийствам. Однако и в этом случае судебно-медицинский эксперт, исследующий труп, не имеет права категорически утверждать, что телесные повреждения нанесены по ритуальным мотивам. Только совокупная оценка всех материалов уголовного дела может дать основание для вывода о том, что телесные повреждения носят ритуальный характер.


А.В. Путинцев, Н.Н. Китаев


Литература

1. Винберг Л.Н. Черное досье экспертов-фальсификаторов. М., 1990. - С 114.

2. Геккертон Ч.У. Тайные общества всех и всех стран. М., 1995.

3. Даль В.И. Записи о ритуальных убийствах. - СПб., 1914

4. Долгополова С. Малаш Л. // Мегаполис-Экспресс. - 1996 - №46. С. 12-13.

5. Дубягин Ю.П. Как не пропасть без вести. - СПб., 1996 С. 230-235.

6. Клименко Т. // Записки криминалистов. - М., 1994. Bыn. 3. – С 165-169.

7. Королев Г.// Рос. юстиция. - 1995. - № 2. - С. 29-30.

8. Левенстрим А.А. // Журн. министерства юстиции. - 1897. - № I. С. 161-170.

9. Лукьянченко П. // Аргументы и факты. - 1995. - № 16. - С. 6.

10.Тагер А.С. Царская Россия и дело Бейлиса. Исследование по неопубликованным данным, архивным документам - М., 1933. - С. 109.

11.Торвальд Ю. Сто лет криминалистики. - М., 1974. С. 138-137.







Интересное:


Определение ритуального (культового) характера телесных повреждений на трупе
Криминалистическая подготовка юридических кадров
Криминалистическая ситуалогия в практике борьбы с организованной преступностью
Криминалистическая характеристика расследования преступлений как результат разрешения следственных ситуаций
Методика построения «психологического портрета» преступника в зарубежной криминалистической науке
Вернуться к списку публикаций