2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес



Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес


Взаимосвязь наркобизнеса с другими глобальными проблемами человечества.

Проблема незаконного производства наркотиков очень тесно переплетается с другими глобальными проблемами человечества. Это распространение СПИДа, финансирование деятельности террористов, развитие организованной преступности в целом.

Еще одна проблема, тесно связанная с незаконным оборотом наркотиков и имеющая глобальный характер – поляризация государств, все большее углубление промышленного неравенства. Именно в контексте проблемы стан «третьего мира» сделана попытка рассмотреть незаконный наркооборот в Докладе ООН о положении с наркотиками в мире за 2000 год. По мнению экспертов ООН, то, что географически производство наркотиков все более и более сосредотачивается на территории таких государств – не просто совпадение. Подходить к этому нужно не с той позиции, что государства «третьего мира» намеренно занимаются наркопроизводством – нет, незаконное производство наркотиков – лишь симптом глубоких проблем этих стран, и наркопроблема – одна из самых трудноразрешимых.

Это относится к тем государствам, чьи институты настолько слабы, что не могут организовать действенное внутреннее регулирование и внешнюю безопасность, к государствам, неспособным или не желающим обеспечить защиту всем слоям населения. Кроме того, в настоящее время земной шар сотрясают 250 политических конфликтов различной интенсивности, около 30 из них носят межгосударственный характер. Слабость государств предоставляет благоприятные возможности для организованных преступных групп. Растет преступность, коррумпированность государственных институтов, и, как следствие, законы перестают играть роль. После того, как только организованная преступность начинает чувствовать свою силу и убеждаться в ней, о законном и эффективно функционирующем государстве не может быть и речи. Подобные криминализированные государственные образования меньше всего заинтересованы в соблюдении прав человека. Если с государством произошло нечто подобное, восстановление нормальной обстановки – долгий, сложный и дорогостоящий процесс, направленный не только на построение государственных институтов, но и на устранение противоречий среди населения страны, искоренение взаимного недоверия.

Все вышесказанное обусловливает вовлечение населения государств «третьего мира» в процесс незаконного производства наркотиков. С этой точки зрения, культивирование опиумного мака для крестьянина в Афганистане – поиск путей выживания в жестоком окружающем мире в условиях длительного внутреннего государственного конфликта, нестабильной обстановки и ежедневной угрозы для жизни. В других случаях производители наркотиков платят своеобразный «налог» со своей прибыли, идущий на нужды повстанческих групп, таких как Революционные вооруженные силы Колумбии. В обоих случаях производство наркотиков является инструментом для достижения более широких целей. Кока или опийный мак играют здесь лишь роль товара, который можно хорошо продать.

Несомненно, решение проблемы незаконного производства наркотиков должно сопровождаться рядом иных мер, направленных на помощь государствам «третьего мира» в преодолении сложной внутренней обстановки. Международным сообществом должны быть приняты меры к предотвращению бедности, к обеспечению безопасности населения, и, если обстоятельства будут складываться благоприятно, к построению в этих странах нормально функционирующих государственных институтов.

И именно в контексте проблемы государств «третьего мира» следует рассмотреть угрозу, которая в последнее время особенно остро стоит перед человечеством – взаимодействие между наркодельцами и террористами. И терроризм и незаконный оборот наркотиков угрожают жизни миллионов людей, устойчивости государственных институтов, национальной безопасности.

Так, координатор Государственного департамента США по борьбе с терроризмом Майкл Шихан заявил на заседании подкомитета по преступности Юридического комитета Палаты представителей: «Наркоторговцы и производители наркотиков, как и международные преступники... ищут такие уголки на земном шаре, где они могли бы безнаказанно действовать без контроля со стороны властей. Неудивительно, что часто имеет место смычка между теми, кто занимается терроризмом, и теми, кто участвует в других международно запрещенных видах деятельности» [1].

В связи с тенденцией неуклонного сокращения финансовых "вливаний" со стороны традиционных государств-спонсоров терроризма террористы все чаще прибегают к другим источникам финансирования, таким как производство и продажа наркотиков. И последнее десятилетие ознаменовалось дальнейшей консолидацией и развитием взаимовыгодного сотрудничества между террористическими группами и поставщиками наркотиков, а также все более широким участием террористических групп в перевозках наркотиков в целях финансирования своих операций.

И террористы, и наркодельцы вносят свою «лепту» в эти взаимоотношения. Террористы, обладающие опытом полувоенных операций, снабжают наркодельцов оружием; поставщики наркотиков используются в качестве «дойных коров», обеспечивающих террористам доступ к финансовым источникам, существенно превосходящим их обычные каналы получения денег. Наркодельцы также обладают опытом незаконной отправки и отмывания денег. Таким образом, наркобизнес и терроризм во все возрастающей степени действуют совместно.

Практически все наиболее крупные группы повстанцев-террористов полагаются на осуществляемую в той или иной форме поставку наркотиков как на метод получения необходимых средств. В дополнение к этому, торговля наркотиками связана с нелегальной поставкой оружия и другими формами контрабанды. Список организаций такого рода, несомненно, возглавляют Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) и Национальная освободительная армия (НОА), ставшие, по-видимому, образцом для подражания, и другие террористические группы, в том числе и имеющие религиозную мотивацию группы исламистов, сегодня следуют их примеру. Так, талибский режим в Афганистане позволял действовать на своей территории Бен Ладену и другим террористам, поощрял торговлю наркотиками и получал от нее прибыль. Некоторые исламские экстремисты рассматривают наркобизнес как оружие против Запада и один из источников доходов для финансирования своей деятельности [2].

Другими группами, желающими использовать «наркодоллары», являются «Сендеро Луминосо» («Светлый путь») в Перу, Курдская рабочая партия (РКК) в Турции, «Хезболлах» в Ливане, «Тигры освобождения Тамила» в республике Шри-Ланка, Ирландская республиканская армия (ИРА) в Великобритании, Объединенная армия государства Ва в Бирме, различные экстремистские и террористические группы и террористы-одиночки в США.

Торговля наркотиками обеспечивает поступление из США и Европы огромных богатств в некоторые регионы Латинской Америки, Азии и Среднего Востока. В сущности, наркотики дают возможность субсидировать деятельность террористических групп по всему миру.

Колумбия.

Эта страна, как уже было сказано, является мировым лидером по производству и распространению кокаина и одним из основных источников героина и марихуаны.

Несмотря на 50%-ное увеличение площадей, на которых, в соответствии со специальной правительственной программой были уничтожены посадки коки, а также на 66%-е и 55%-е уменьшение посевных площадей коки в Перу и Боливии соответственно, наркоторговцы соседних государств нашли благоприятные условия для перевода плантаций коки в Колумбию, в частности, в районы, где доминируют повстанческие или полувоенные группы [3]. По мере увеличения размеров опыляемых дефолиантами полей, выращивающие коку крестьяне перемещают посевные площади в районы, контролируемые отрядами РВСК и НОА, и, что не менее важно, находящиеся вне пределов досягаемости самолетов специальной авиации, способных разбрызгивать дефолианты для уничтожения плантаций коки. Поскольку в настоящее время РВСК и НОА контролируют примерно половину территории Колумбии, владельцы плантаций коки имеют достаточно альтернативных вариантов для выбора посадочных площадей.

Более того, они стали использовать более урожайные сорта коки, а также новый его вид – «цветной» кокаин с целью снижения возможности его обнаружения. Этот вид кокаина был, предположительно, получен в рамках финансируемых наркодельцами сельскохозяйственных исследовательских программ.

Торговля наркотиками чрезвычайно соблазнительна, поскольку приносит колумбийским наркобаронам прибыль в около 3-5 млрд. долл. в год. Есть основания полагать, что РВСК и НОА получают также ежегодно около 900 млн. долл. в виде «налога», накладываемого на наркопроизводителей за защиту обрабатываемых площадей. По другим оценкам, РВСК получают ежегодно за обеспечение безопасности наркобизнесменов до 600 млн. долларов. Во всех случаях эти показатели наверняка достигают нескольких сотен миллионов долларов. Многие повстанческие группы подключаются к наркобизнесу исключительно из-за денег. По оценкам колумбийской национальной полиции, в 1997 г. 3155 боевиков были непосредственно вовлечены в операции по охране урожая, лабораторий и взлетных площадок, а также в процесс сбора «налогов» со всех лиц, так или иначе участвующих в наркобизнесе. РВСК также специализируются на похищениях заложников, кражах скота и вымогательствах. Тем не менее, очевидно, что львиную долю доходов террористических групп обеспечивают именно наркотики.

Сотрудничество террористов и наркодельцов не всегда протекает гладко. Некоторые наркокартели даже вступили во взаимодействие с колумбийскими вооруженными силами для совместной борьбы с террористическими группировками, поскольку малочисленные организации торговцев наркотиками, по-видимому, не способны оказывать сопротивление требованиям террористов. С другой стороны, террористы вынуждены использовать экспортные каналы наркодельцов и их маршруты доставки наркотиков в США и Западную Европу. В целом же интересы крупных наркокартелей, безусловно, направлены на взаимодействие с террористическими организациями. В свою очередь, и полувоенные организации правого толка также стремятся принять участие в перевозках наркотиков.

Стремясь обезопасить свои капиталы, боевики РВСК и НАО без колебаний открывают огонь по колумбийским и американским самолетам, участвующим в операциях по уничтожению посадок коки. В одном из документов правительства США прямо подчеркивается, что проводимые с малых высот операции по борьбе с посадками коки продолжают оставаться крайне опасными из-за возможности попасть под обстрел с земли. В 1998 году в ходе таких операций самолеты 48 раз подвергались обстрелу, и при этом риск постоянно возрастал. По имеющимся сведениям, руководство РВСК использовало доходы от торговли наркотиками на приобретение переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК). В мае 1998 года оно закупило у бывших сальвадорских партизан 16 ПЗРК SA-16, SA-14, SA-7. Помимо приобретения ПЗРК, «наркодоллары» использовались террористами для обеспечения постоянного притока оружия из России и других стран Восточной Европы, японской и западноевропейской электронной аппаратуры, связи и шифровальной техники, а также небольшого парка летательных аппаратов. Наконец, «наркодоллары» сделали РВСК и НОА крупнее, богаче и оснащеннее в техническом отношении, чем когда-либо прежде. Все это содержит явную угрозу дестабилизации обстановки во всем регионе. По мнению представителей американского и колумбийского правительства, наиболее существенным является то, что руководство РВСК имеет возможность выплачивать каждому боевику своей «армии», в рядах которой насчитывается 15 000 человек, в три раза большее денежное содержание, чем выплачивается военнослужащему правительственных войск [4].

Перу

В результате проведения специальной правительственной программы производство коки в Перу в 1995 – 1998 году уменьшилось примерно вдвое. Эта программа в сочетании с некоторыми мерами по разрушению инфраструктуры поставок наркотиков вызвала коллапс в ценах на коку, в результате чего многие фермеры перешли на выращивание других сельскохозяйственных культур. Между тем цены на коку вновь повысились в конце 1998 г., что, возможно, явилось результатом отработки новых методов транспортировки и появления новых рынков. Несмотря на эти колебания рыночной структуры кокаиновая основа продолжала оставаться главным наркотиком перуанского экспорта, причем большая часть его поступала в Колумбию для дальнейшей обработки.

Торговцы наркотиками в Перу не имели иного выбора, как установить отношения с крупнейшей террористической организацией «Сендеро Луминосо» («Сияющий путь»). Дело в том, что члены этой организации обеспечивали защиту тех, кто выращивает коку, и торговцев наркотиками в обмен на часть доходов, получаемых с торговли. Террористам «наркодоллары» позволили финансировать кампанию по свержению правительства. Фактически, эта связь представляет собой «деловые взаимоотношения, в которых каждая сторона использует другую для достижения своих целей» [5].

Руководство группировки «Сендеро Луминосо» получает значительные средства за счет эксплуатации маршрутов транспортировки наркотиков из долины Хуаллага, в частности, в результате взимания «военных налогов» с колумбийских и перуанских организаций, участвующих в транспортировке наркотиков. Подобно РВСК, группировка «Сендеро Луминосо» также проникла в систему обеспечения безопасности наркобизнеса и получения денег засчет различных форм вымогательства и похищения людей с целью получения выкупа.

Правительству Перу удалось существенно снизить ее влияние, ограничив операции террористов благодаря аресту в 1992 году основателя этой организации А. Гузмана. Позднее были схвачены и другие наиболее крупные лидеры указанной группировки. Хотя организация пока еще не оправилась после арестов, ее члены вновь перешли в наступление. Отколовшаяся от «Сендеро Луминосо» группа «Красный путь» в 1999 году проявляла особенную активность в центральном регионе перуанских джунглей. По имеющимся сведениям, эта группа использовала в своих интересах крестьянские волнения и отмечавшееся в последнее время повышение цен на коку для наращивания совей активности и расширения операций. Между тем лидер «Красного пути» О. Р. Дуранд был арестован в июле 1999 года. В результате этого новый руководитель, Ф. С. Кардозо, по всей видимости, захватил власть над всеми остатками «Сендеро Луминосо»

Еще одна крупная перуанская террористическая группа – «Революционное движение Тупак Амару» (MRTA) – также получает доходы от транспортировки наркотиков. В последние годы численность MRTA уменьшилась почти в 10 раз в связи с дезертирством и успешными контртеррористическими операциями правительства. С момента захвата японского посольства в Лиме в декабре 1996 года руководству MRTA не удавалось провести ни одной крупной операции. Результатом этой акции стала длившаяся почти четыре месяца контртеррористическая операция, которая закончилась лишь в апреле 1997 года, когда правительственные войска штурмом взяли японское посольство, освободили заложников и уничтожили всех террористов MRTA.

Хотя перуанскому правительству удалось в последние годы достичь серьезных успехов в борьбе против «Сендеро Луминосо» и MRTA, а также арестовать всех наиболее известных лидеров этих групп, доступ к «наркодолларам» позволяет сохраниться на плаву их остаткам и, по-видимому, даст возможность финансировать их операции в течение последующих лет [6].

Турция

Курдская рабочая партия (РКК), много лет действующая в Турции, финансируется за счет «революционного налога», взимаемого с курдского населения, и участия в мировой торговле героином. С 1984 года более 300 членов РКК было арестовано по обвинениям, так или иначе связанным с распространением наркотиков; более половины из этих дел были возбуждены в Германии. РКК имеет длительную историю участия в нелегальной торговле наркотиками, что в большинстве случаев обусловлено положением Турции как важнейшего транзитного элемента на маршрутах переброски опиатов из районов Юго-Западной Азии в Европу. РКК, в рядах которой насчитывается 10000 – 15000 членов и тысячи сторонников в Турции и в Европе, непосредственно занимается перевозкой наркотиков и получает «налог» от контрабандистов и предприятий по очистке наркотиков за так называемую «защиту».



[1] Представители США утверждают, что в Колумбии и Афганистане существуют тесные связи между террористами и наркодельцами// http://usinfo.state.gov

[2] См. например Директор ЦРУ о наркоторговле и глобальной безопасности / http://usinfo.state.gov

[3] Директор ЦРУ о наркоторговле и глобальной безопасности // http://usinfo.state.gov

[4] См. «Наркодоллары»: горючее для глобального терроризма. Борьба с преступностью за рубежом, 2001, №1, С. 10 – 11.

[5] Основы борьбы с организованной преступностью, М., 1996, С. 24

[6] См. Наркодоллары – «горючее» для глобального терроризма// Уголовное право, 2002, №1, С. 109.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Судебно-психологическая экспертиза при разоблачении инсценировок несчастных случаев и самоубийств
Методика построения «психологического портрета» преступника в зарубежной криминалистической науке
Криминалистическая характеристика расследования преступлений как результат разрешения следственных ситуаций
Криминалистическая модель преступной деятельности по уклонению от налогов как источник тактических решений
Нетрадиционные источники информации о взрыве и их использование при расследовании
Вернуться к списку публикаций