2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Криминологическое исследование организованной преступности - теория, методология, результаты



Криминологическое исследование организованной преступности - теория, методология, результаты


Организованная преступность в современной России


Преступные организации известны в России с ХV-XV1 вв., воровские традиции и слэнг («блатная феня»); с ХVIII в.

После 1917 г. преступные организации в России действовали в виде банд, совершавших вооруженные нападения на граждан учреждения (например, известные в свое время банды Леньки Пантелеева, «черная кошка» в Петрограде). С 30-х гг. формируется криминальное сообщество «воров в законе», которое со значительными изменениями (менее строгий «воровской закон», утрата былых позиций вне пенитенциарных учреждений, «зоны» и др.) существует до сих пор. «Воры в законе» имели общую кассу; «общак», в которую отчислялся определенный процент от награбленного. Об этой уникальной форме преступной организации известно сегодня, пожалуй, не менее, чем о сицилийской мафии (Гуров, 1990; Гуров, 1995; Гуров, Рябинин, 1995; Подлесских, Терешенок, 1994; Разинкин, 1995; Чалидзе, 1990; и др.).

После смерти Сталина, на волне хрущевской «оттепели» появляются первые подпольные дельцы; «цеховики» (в цехах, прежде всего системы промкооперации, нелегально изготовлялась продукция для населения; одежда, обувь и др., постоянный дефицит которой был присущ государственной экономике; позднее такие цеха или целые предприятия государственного сектора экономики все в больших масштабах производили «левую» продукцию из «сэкономленного», а точнее; похищенного сырья). Цеховики, как и представители других сфер нелегального в условиях «социализма» бизнеса, представляли теневую экономику, были «теневиками». Особенность советской теневой экономики состояла в том, что она удовлетворяла вполне естественный спрос населения на вполне легальные товары и легальные; для нормального общества с нормальной экономикой; услуги (например, обмен валюты).

В 70-е ;80-е гг. идет активный процесс сращивания «цеховиков», теневой экономики и сообщества «воров в законе», а также коррумпированных властных структур (вплоть до первых секретарей ЦК коммпартий союзных республик, ОК и ГК КПСС) и правоохранительных органов; «зонтика». Горбачевская «перестройка» с ее легализацией частной собственности, частной предпринимательской деятельности позволила владельцам подпольных капиталов, а также партийно-государственной номенклатуре первыми захватить новое экономическое поле. Сплав старых «воров в законе», «теневиков», коррумпированных чиновников и новой генерации криминального мира; «бандитов» или «спортсменов» раздвоился: большая часть ушла со своими капиталами, криминальными и полукриминальными связями и нравами в легальный бизнес, меньшая часть образовала преступные организации с традиционными видами деятельности: продажа наркотиков и оружия, рэкет, контроль над игорным бизнесом и проституцией и т.п.

В настоящее время частный сектор экономики, а нередко и государственные предприятия в значительной степени находятся под контролем криминальных структур. Наши респонденты, представители российского бизнеса, еще в середине 90-х годов рассказывали: «100% коммерческих структур подвергаются рэкету… Рэкетиры контролируют все предприятия, кроме оборонного комплекса и некоторых иностранных фирм». Но и сегодня (интервью начала 2000 г.) руководитель одного из подразделений УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (назовем его И.И., поскольку и в дальнейшем будем ссылаться на него) считает, что не менее 90% предпринимателей вынуждены платить «дань» криминальным структурам «за охрану». Если в конце 80-х; начале 90-х гг. преобладал «черный рэкет» («наезды» на мелкие магазины, ларьки, киоски, кафе), то в настоящее время, за исключением сохранившихся мелких рэкетиров, обирающих небольшие торговые точки, господствует хорошо отлаженная и почти «легальная» система «патронажа» с заключением юридически оформленных договоров на «обеспечение безопасности», «маркетинговые услуги» и т.п.

Представители криминальных структур нередко входят в состав совета директоров предприятия, правления банка (кстати говоря, наши конфиденты считают, что в банковской сфере контроль криминалитета достигает 90-100%, тогда как в сфере предпринимательства «ограничивается» 60-80%).

Вообще легальный и нелегальный бизнес в стране взаимосвязаны. Наши респонденты из числа бизнесменов признаются: «Невозможно работать без нелегальной деятельности… Легальные и нелегальные методы взаимосвязаны». Руководители подразделений по борьбе с экономической и организованной преступностью подтверждают: «Средний бизнесмен чрезвычайно вовлечен в криминал… Взятки дают за все… Долги выбивают силой… С налоговой инспекцией нельзя иметь дело без взяток… Взятка неизбежна в бизнес… Налоговая инспекция крайне коррумпирована».

Многочисленные наши интервью с предпринимателями, офицерами милиции и действующими представителями петербургских криминальных структур (интервьюирование последних проводит в течение ряда лет научный сотрудник нашего Центра девиантологии Я.Костюковский) позволили установить типичные ситуации вынужденного вовлечения предпринимателей в криминальную деятельность:

- дача взяток; при регистрации (получении лицензии) своего бизнеса; при аренде помещения; при получении разрешения на предпринимательскую деятельность от санитарно-эпидемиологической службы, от пожарной инспекции и др.: для получения банковского кредита; при отчете налоговой инспекции; при взаимоотношениях с таможенными органами и т.п.;

- сокрытие доходов от налогообложения, ибо при существующем налоговом прессе (до 80-85% дохода) невозможно выжить в условиях конкуренции при добросовестном выполнении налоговых требований (как говорит писатель, автор известных телевизионных «Кукол» В.Шендерович, «всех недобросовестных предпринимателей следует отправить в тюрьму, а добросовестных; в сумасшедший дом»);

- зависимость от «крыши» и необходимость сотрудничать с криминальными структурами (преступными сообществами) в целях собственной безопасности и безопасности предпринимательства, для «разрешения» конфликтов;

- недостатки законодательной базы, сложившихся практик рыночной экономики, бюрократизация и коррумпированность милиции и юстиции заставляют «восполнять» государственную и судебную защиту (точнее, ее отсутствие) неправовыми методами (в том числе, прибегая к «помощи» криминалитета). Так, развиваются криминальный «арбитраж», «службы безопасности», «исполнительное производство».


Обратимся к некоторым характеристикам деятельности преступных сообществ на примере Санкт-Петербурга. В городе действует несколько преступных сообществ (Тамбовское, Казанское, Азербайджанское и др.), десятки преступных ассоциаций или объединений (например, Комаровское, контролирующее Курортный район Петербурга и трассу Петербург - Выборг), а также сотни преступных групп. Мнения специалистов о количестве преступных группировок в городе разнятся от полутора десятков до сотен. И это не удивительно: все зависит от того, что считать «организованной преступной группировкой» (ОПГ) в криминологическом понимании (ст.35 УК РФ здесь мало помогает, как уже отмечалось). Соответственно различны и представления о численном составе группировок: от десятков человек до 300-800 человек (мнение уже упоминавшегося И.И.).

Основные виды деятельности российской организованной преступности в целом традиционны:

- Рэкет (вымогательство), основные особенности которого отмечались выше.

- Нелегальный экспорт цветных металлов. Эта деятельность была особенно распространена в середине 90-х годов, но продолжается, может быть в меньших масштабах, и поныне.

Здесь и далее в качестве иллюстрации используются фрагменты из интервью с представителями криминалитета.

«И. (интервьюер, Я.Костюковский): Какие виды криминального бизнеса наиболее популярны?

Р. (респондент): В течение 1994 г. половина всего металла из России экспортировалось нелегально. Это был хороший бизнес! Люди за два; три месяца зарабатывали так, что до сих пор хватает. Правда, это была работа по 25 часов в сутки… Но игра стоила свеч. Разница в цене здесь и в Эстонии была безумная».

- Торговля оружием. Это; очень высокодоходный нелегальный бизнес. Сведения о нем скупы, поскольку связаны с деятельностью высокопоставленных представителей военного ведомства (федерального и региональных). Купить можно все. Вопрос только; по какой цене (см. также: /Гуров, 2000: 34-36; Долгова, 1999: 86-91/).

«Р.: Мы занимаемся мелочью по сравнению с тем, что сейчас делается в армии, в оборонке; вот там да, там целая экономика. Сейчас говорят, вот, в армии все воруют. А, по-моему, там все намного сложнее. Просто выгоднее прикинуться простыми воришками, а на самом деле там же миллионы баксов (долларов США; Я.Г.) крутятся. Вот там; экономика…».

- Финансовые, банковские махинации. Наиболее известные ранние операции; фальшивые авизо. Сейчас практикуются более «технологичные», связанные с кредитными картами и деятельностью хакеров.

- Кража и перепродажа автомобилей.

«И.: А ты с иностранцами контактируешь?

Р.: Да, конечно. У нас есть бизнес по машинам. Обмен.

И.: То есть?

Р.: Натурально. Здесь в Питере угоняется машина и идет в Голландию, а из Голландии так же сюда… Вообще это целая система в Германии, Польше, Франции, Венгрии, Голландии и России. Так что в этом смысле с организованной преступностью все хорошо; международный контакт есть».

- Изготовление и продажа фальсифицированных товаров, прежде всего; алкогольных изделий. Хорошо известны (и систематически публикуются в прессе) результаты проверок качества продуктов. Примерно до 50% алкогольных изделий, реализуемых в ларьках, киосках, а то и в магазинах; фальсифицированы. Вот некоторые последствия этого: уровень смертности (на 1000 жителей) от алкогольного отравления вырос в Петербурге с 6,2 в 1987 г. до 49,1 в 1993 г., в России за тот же период с 8,0 до 30,9 (Основные показатели демографических процессов…,1997: 32; Немцов, 1995: 60).

- Фальшивомонетничество. Зарегистрировано милицией в 1993 г.; 7.075 случаев, в 1994 г., всего год спустя - 14.980 таких преступлений (Долгова, 1997: 195).

- Контроль над игорным бизнесом.

«И.: Как в отношении азартных игр?

Р.: Если ты спрашиваешь о казино… Это дело подходящее. Я могу пригласить в казино интересного для меня человека и он будет выигрывать. Он сможет выиграть столько, сколько я захочу. Это ситуация простая и прекрасная: нет взятки, нет коррупции. Человек доволен, нет проблем…. Через казино можно реализовать огромные деньги без контроля. Иногда бывают полицейские налеты. Обнаружить нарушения в казино всегда можно. Но кто будет проверять, когда вице-губернатор сидит? В общем, белые начинают и выигрывают…».

- Контроль за проституцией.

«И.: А как дела c проституцией?

Р.: Проституция в Санкт-Петербурге обычная индустрия. Существует не со вчерашнего дня. Имеются сотни «контор» (агентства по предоставлению сексуальных услуг; Я.Г.). Их еще больше в Москве. В нашем городе самые дорогие женщины в барах, гостиницах, казино. Есть «call girls», девочки в саунах, в «центрах досуга». Так, в массажных салонах… Уличные намного дешевле…

И.: А как с детской проституцией?

Р.: Конечно. Есть очень много любителей. Есть также много алкоголиков, которые продают своих детей. Можно даже за бутылку водки. Если говорить о проституции в целом, есть мужская проституция и гомосексуальная проституция тоже. Мужчины более дорого стоят.

И.: Что ты можешь сказать о «бизнес-поездках»?

Р.: Да, существуют. Более того, девочки не всегда проститутки. Это могут быть приглашения для работы в стриптизе или вообще в сфере услуг. Но они экспортируются, например, в Турцию и их насильно заставляют заниматься проституцией. Это их счастье, если им удается бежать. Но обычно конец очень плохой…».

- Контрабанда. В частности, количество предметов старины и искусства, изъятых при попытке вывоза, выросло с 3500 предметов в 1992 г. до 10000 предметов в 1999 г. При этом задерживается не более 5-10% реально вывозимых ценностей (Гуров, 2000: 41).

- Наркобизнес. Этот криминальный вид предпринимательства дает самую высокую прибыль и, очевидно, наиболее интернационализирован. Обобщенные официальные данные о развитии наркотизма в России представлены в табл. 1-3 и не требуют особых комментариев. Отметим только, что латентность и наркомании (как заболевания), и потребления наркотиков, и преступлений, связанных с ними, - чрезвычайно высока.

В настоящее время наркотики поступают в Россию преимущественно из Афганистана, Азербайджана, Чечни, среднеазиатских республик, а кокаин; из латиноамериканских государств. В свою очередь, из России часть наркотиков идет в страны Балтии и Западной Европы. По некоторым данным, из Казахстана и Средней Азии поступают в Россию до 54% импортируемых наркотиков, 25% - из Беларуси, Украины, Молдовы, 15,5% - из республик Закавказья (Гуров, 2000: 33). Подробнее см. также (Долгова, 1999: 79-85).


Преступные организации весьма заинтересованы в процессе приватизации. Как утверждают наши респонденты: «их цель; завладеть собственностью». Для этого, в частности, они получают своевременно информацию об аукционах, направляют на них своих представителей, которые нередко диктуют; под угрозой расправы; кто, что и за какую цену купит.

Некоторые обобщенные официальные данные о показателях, косвенно характеризующих деятельность преступных организаций, представлены в табл. 4. Однако и в этом случае следует помнить об очень высокой ее латентности, а также о различиях в уголовно-правовом (ст.35 УК РФ) и криминологическом понимании «преступных организаций».

Наконец, о международном аспекте российской организованной преступности.

Думается, что существует как недооценка, так и переоценка феномена российской организованной преступности. Сегодня «Русская мафия» нередко выступает «пугалом» для западного налогоплательщика. Мифы о российской мафии затмили мифы об итальянской или же японской «мафии». Между тем, с одной стороны, российская организованная преступность «всего лишь» этап, элемент глобального процесса повышения уровня организованности преступности и ее интернационализации. С другой стороны, нельзя недооценивать реальную активность российских организованных преступных группировок на международной арене.

Во всяком случае известно:

- российские цветные (и редкоземельные) металлы нелегально уходят на Запад;

- наркотики циркулируют «туда и обратно» (из Азии в Россию и транзитом на Запад, из стран Латинской Америки в Россию, из Западной Европы в Россию и т.д.);

- российское оружие нелегально идет на Запад и на Восток, а в Россию оружие поступает из Польши, Китая, Германии, Чехии, Австрии, Израиля и других стран (Гуров, 2000: 35);

- российские проститутки экспортируются как на Запад, так и на Восток;

- создана международная сеть криминального «автобизнеса» при активном участии российских ОПГ (так, по данным российского бюро Интерпола, поставлено на учет свыше 350 тыс. единиц автотранспортных средств, похищенных в странах Западной Европы и свыше 31 тыс. единиц; похищенных в России /Гуров, 2000: 42/);

- фальсифицированный алкоголь гуляет туда и обратно (в частности, мы получаем его из Польши и Голландии);

- до 95% фальшивой иностранной валюты поступает в Россию из зарубежных государств (Гуров, 2000: 28).

- российские «легальные» и нелегальные структуры активно вовлечены в международный процесс «отмывания денег», в частности, через офшорные зоны, игровой бизнес и т.п.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


К вопросу о понятии и содержании криминалистической характеристики расследования преступлений
Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений
Система следов преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и их информатика
Коррупция - криминологический и правовой аспекты
Нужна ли криминалистике хрестоматия
Вернуться к списку публикаций