2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Криминалистическая подготовка юридических кадров



Криминалистическая подготовка юридических кадров


Правильно отмечается, что любые самые надежные и современные средства борьбы с преступностью не принесут должного результата, если «окажутся в руках профессионально не подготовленного человека», поэтому сегодня на первое место в деле обеспечения эффективности работы правоохранительной системы выходит повышение профессионализма кадрового состава (1,36-37).

В связи с этим встает вопрос о том, кто и каким именно образом должен решать эту проблему. Высказываются соображения, что решением дидактических проблем обучения криминалистике должна заниматься педагогика, как наука о воспитании и обучении (2, 23). Это проявляется, в частности, в том, что при попытке исследований юристами вопросов криминалистической дидактики, заявляют, что это проблематика педагогической науки. Так было, например, при утверждении темы диссертационного исследования «Оптимизация криминалистической подготовки следователей».

В педагогике, кроме общих закономерностей формирования личности в процессе обучения и дидактики, отражающей закономерности усвоения знаний, формирования убеждений, включая методы и формы обучения, содержатся также частные или предметные методики, характеризующие особенности изучения конкретных учебных дисциплин (3, 24). Иными словами, в педагогике можно выделить как минимум три уровня – теорию воспитания, общую дидактику и прикладную или специальную дидактику. То, что первыми двумя составляющими должны заниматься специалисты в области педагогики, несомненно, ибо здесь речь идет об общих закономерностях и методах воспитания и обучения. А в отношении третьей составляющей ответ не может быть столь однозначным, ибо в ней речь идет о том, как на базе общей теории, общих средств и методов обучения учить исключительную специфичному, например, музыке, медицине, юриспруденции и т.д. Здесь уже недостаточно знания общих подходов к обучению, здесь особое значение и сложность приобретают нюансы содержательного характера, отражающие специфику преподаваемого, особенности соответствующей сферы практической деятельности. Тут недостаточно общего представления о предмете, его нужно «знать изнутри», «пропустить через себя». Например, у будущего cледователя необходимо не просто развивать наблюдательность, а избирательную - в рамках закономерностей следообразования, в частности, умение увидеть не просто беспорядок в квартире, где предполагается совершение кражи, а нарушение порядка только в тех местах, где реально находилось пропавшее, что послужит основой для версии об инсценировке кражи, осведомленности вора о местах хранения ценностей и т.д. Определить, как учить таким деталям, педагог не сможет, ибо он этого не знает. Обучать этому сможет только юрист, в частности криминалист с соответствующими знаниями и опытом.

По данным исследованиям Т.С. Волчецкой (как и у других авторов) констатируется наличие повторяющихся типичных следственных ошибок, не связанных с небрежностью, невнимательностью или профессиональной неграмотностью следователей, но обусловленных неумением молодых следователей применить свои знания на практике (2, 23-24). Как может педагог (не юрист) выявлять и учить устранению подобных ошибок из следственной деятельности, если он не знает существа и особенно специфики этой деятельности?!

Ф. Янушкевич подчеркивает, что «определение целей обучения (почему и для чего?) должно содействовать отбору и построению содержания (что?), организации учебного процесса (как?), методов и средств обучения (с помощью, чего?») (4, 27). Поэтому содержательная сторона (чему именно учить) и методические приемы (как именно учить) криминалистического обучения должны разрабатываться и реализовываться юристами на основе общих принципов и методов педагогики, так как «проблемы юридического образования ни коим образом не могут быть решены исключительно педагогикой, поскольку содержание обучения всегда существенно влияет на его процесс» (2, 23).

В данном случае можно провести аналогию с науковедением, методы которого позволяют путем «замера» различных количественных характеристик выявлять общую картину развития интересующей области знания и на базе этого определять тенденции и перспективы ее развития. Разумеется общие подходы, принципы и методы такого исследования должны разрабатываться в недрах науковедения, но их полноценное использование для выяснения состояния и уровня развития любой специфической отрасли знания может быть осуществлено только соответствующими специалистами, которые глубоко знают и понимают природу исследуемого объекта, его «болевые точки» и возможности получения требуемого результата. Поэтому, на наш взгляд, нужно различать собственно науковедение и его составную - прикладную часть. Это необходимо, прежде всего, для определения того, кто именно должен заниматься разработкой прикладной составляющей.

Точно также в области педагогики должны разграничиваться ее теоретическая (общая) и прикладная (специальная) части. В разработке специальной части должны принимать участие прежде всего специалисты соответствующей сферы знаний и практики, в ином случае требуемые особенности не найдут надлежащего отражения в организации и методике учебного процесса.

В области криминалистической дидактики уже есть положительные примеры. Это в первую очередь работы М.К. Каминского и В.П. Коломацкого. Развитие этого направления исследований криминалистов должно расшириться и занять свою надлежащую нишу в криминалистической науке. В.А. Образцов подчеркивает, что назрела необходимость по новому взглянуть на систему подготовки юридических кадров вообще и следователей в первую очередь: «Свое слово для ее решения должны сказать и криминалисты – те специалисты, которые прямо связаны (подч. нами) с процессом формирования у студентов криминалистических знаний и их использования в следственной практике» (5).

В настоящее время широко дискутируется вопрос о том, каким сегодня нужно готовить специалиста. Причем нередко весьма пафосно и в значительном отрыве от практических возможностей системы образования заявляют, что «на рубеже веков... проявились тенденции необходимости подготовки и формирования юриста нового типа – специалиста с глобальным (подч. нами) творческим мышлением в сфере различных отраслей права, с развитыми познавательными и творческими способностями» (2, 23; 6, 5). A.M. Ларин совершенно правильно, на наш взгляд, указывал, что в настоящее время быть энциклопедистом на уровне среднестатистического юриста не возможно: «Подобно медицине юриспруденция объединяет разные специальности, и если, к примеру, врач-онколог и врач-диетолог не могут заменить друг друга, то мне, специалисту по уголовному процессу и криминалистике (доктору юридических наук – подчеркивает автор – прим. наше), тоже позволительно не знать тонкости пенсионного, торгового, административного и многих других отраслей права» (7,8).



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Система следов преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и их информатика
Контроль за преступностью и криминологическое законодательство
Противодействие коррупции криминологическими методами
Об одном нетрадиционном тактическом приеме допроса
Нужна ли криминалистике хрестоматия
Вернуться к списку публикаций