2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Контроль за преступностью и криминологическое законодательство



Контроль за преступностью и криминологическое законодательство


Все встречающиеся в семейной практике пути реагирования на нарушающее ее стабильность поведение хотя заслуживают разную моральную оценку и обладают неодинаковой эффективностью, тем не менее теоретически могут быть употреблены для контроля преступности:

1) репрессия в отношении лиц, совершивших преступление;

2) последовательное разрешение противоречий в обществе, включающее в себя совершенствование социальной и экономической его систем, а также налаживание корректных взаимоотношений внутри него, причем, речь идет не только об отношениях между потенциальным преступником и объектом преступления, но не в меньшей мере также между обществом и лицом, уже нарушившим уголовно-правовой запрет;

3) воспитание системы ограничений.

К сожалению, в политике реагирования государства на преступность, несмотря на делающиеся время от времени прогрессивные декларации. используются из указанных средств главным образом худшие, которые сориентированы лишь на тактические, а не стратегические задачи. решающие, а, чаще, лишь создающие видимость решения сиюминутных вопросов, таких как изоляция человека, вызывающего негодование окружающих тем, что он совершил преступление, но не снимающие, а "загоняющие вглубь" решение подлинных проблем преступности.

Репрессия как путь реакции на преступность в большинстве случаев оказывается мало результативной и не решает проблемы полностью. Так, лишение человека, совершившего преступление предотвращает совершение им новых преступлений на срок изоляции его от окружающих, но не корректирует его поведение в дальнейшем. Лучшие умы человечества с брезгливостью относятся к наказанию, считая его не этичным. В эпоху просвещения Ш. Монтескье высказал знаменитые слова о том. что "хороший законодатель не столько заботится о наказаниях за преступления, сколько о предупреждении преступлений: он постарается не столько карать, сколько улучшать нравы" [1]. Ф. Ницше писал: "Странная вещь наше наказание - оно чернит человека еще больше, чем преступление". У Д.С. Мережковского читаем: "Внешняя кара снимает внутреннее добровольное искупление". России, в основе своей православной стране, как будто должно быть близко изречение И. Христа. "Не судите, да не судимы будете".

Тем не менее, для этой страны пристрастие к каре остается, увы, типичной чертой. В этом помимо глубоких исторических причин сказывается влияние жестокой репрессивной коммунистической политики ("красный террор" против миллионов ни в чем не виновных людей, лозунги В. И. Ульянова (Ленина) о "жесткой руке", "неотвратимости наказания" и т.д.), а также вынужденное участие России в Великой Отечественной войне, афганская война, чеченский инцидент и пр.

Здесь чрезвычайно велика доля населения (15 % от числа взрослых) [2], подвергшегося уголовному наказанию в виде лишения свободы. Россия по рассчитанному в 1996 г. на 100 тыс. населения коэффициенту лиц, находящихся в местах лишения свободы (558), заметно превосходит даже печально известные своей жесткостью Соединенные Штаты Америки (515), не говоря уже о странах Западной Европы (49 - 93) [3]. В Советском Союзе пристрастие к такому виду наказания как лишение свободы (которое чрезвычайно часто, особенно в ленинско-сталинские времена, применялось противоправно) было продиктовано не только большевистской политикой нагнетания страха, но также соображениями экономической целесообразности, поскольку заключенные служили той дешевой силой, которая позволяла успешно решать вопросы крупных "строек социализма". Трагическое прошлое, жесткая, а временами немыслимо жестокая политика не могли не сказаться на общественной психологии - судя по массовым опросам, складывается впечатление, будто большинство населения в России воспринимает информацию о наказании и страданиях наказанного человека с удовлетворением, если не с удовольствием.

Политика реагирования на преступность в России пока фактически не включает в себя заботу о потерпевшем (в плане возмещения ему ущерба, причиненного преступником, оказания психологической и иной помощи), очень слаба профилактическая поддержка государством лиц, освободившихся из мест лишения свободы, а также маргинальных слоев населения, находящихся в сложных жизненных ситуациях, законопослушный выход из которых без помощи со стороны общества весьма затруднителен.

Надо отметить, что новейшие научные исследования в области криминологической причинности направляются все чаще на механизм приверженности правилам, а не отклонения от них [4], то есть изучаются не столько причины правонарушений, сколько причины воздержания от их совершения. Согласно результатом эмпирических исследований Т. Хирши, чьи воззрения оказали заметное влияние на развитие научной мысли в 70-е - 90-е годы, подчинению социальным нормам содействуют четыре рода общественных связей: привязанность, обязательство, участие и вера [5]. Отношения привязанности и прежде всего любовь в семье являются главными факторами, удерживающими от уголовной деятельности [6]. Наряду с вытекающим из любви к близким нежеланием причинить им огорчение, стремление довести до конца принятые на себя обязательства, участие в какой-либо деятельности и представление о греховности того или иного поведения - составляют важнейшие элементы механизма удержания от соблазна нарушить закон, что находит подтверждение в результатах специальных исследований. Наиболее надежным путем контроля преступности поэтому оказывается укрепление таких общественных институтов как семья, школа, организация труда в условиях конкретного рабочего места [7].

Видный представитель немецкой криминальной социологии 90-х годов Ф. Фильзер обосновывает мысль о том, что социальная политика может выйти на путь реального уменьшения преступности при условии, если она будет ориентироваться на поддержание традиционных духовных и гуманистических ценностей, поддерживая их развитие у населения в противовес сомнительным ценностям, включающим в себя богатство и власть. Этот путь означает "этически связанное развитие личности и общества как процесс воздействия одно на другое" [8].

Под криминологическим законодательством мы подразумеваем те нормативные акты, которые в совокупности образуют юридическую базу для реагирования на преступность, в частности, для предупреждения преступлений [9]. Как замечает Г. И. Забрянский, в переходный период развития общества право занимает особое место в системе формального социального контроля, поскольку иные способы организации и регуляции человеческой жизнедеятельности ослаблены и медленно восстановимы [10]. Не преувеличивая роли законодательства в жизни общества, следует тем не менее отметить, что контроль общества за преступностью без надлежащей нормативной базы (основополагающего закона и систематизации прочих законов и подзаконных актов в данной области) в силу его хаотичности, необеспеченности государственной поддержкой оказывается предельно неэффективным, что и имеет место в современной России. Такой основополагающий законодательный акт, который, по-видимому, должен был бы иметь статус Основ Федерального законодательства Российской Федерации о социальном контроле преступности" [11], до сих пор не принят. Вместе с тем, несмотря на то, что общество это плохо осознает, криминологическое законодательство в России все же имеется. Оно опирается на пункт "б" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, относящий к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности. В литературе обращено внимание на то, что в Конституциях республик - субъектов Федерации и в подавляющем большинстве Уставов краев и областей (за исключением Московской и Кировской) не содержится норм, регулирующих или устанавливающих необходимость правового регулирования предупреждения преступлений. Имеется потребность в восполнении этого пробела [12].

Криминологическое законодательство можно подразделить на две основные группы. Первую группу составляет уголовное законодательство в широком его смысле, которое включает в себя наряду с нормами материального права также нормы уголовного процесса и уголовно-исполнительного права. Вторая группа - это криминологическое законодательство в узком смысле слова, которое регулирует не связанную с применением уголовной репрессии деятельность, предупреждающую совершение преступлений. Этот пласт законодательства складывается из следующих шести подгрупп, соответственно регламентирующих:

1) криминологическую политику;

2) ресоциализацию криминогенных контингентов населения;

3) профилактику преступлений несовершеннолетних и молодежи;

4) виктимологическую профилактику преступлений и социальную помощь потерпевшим от преступлений (виктимологическое законодательство);

5) деятельность самих субъектов социального контроля преступности;

6) контроль финансовой деятельности, а также оборота некоторых вещей: наркотиков, сильнодействующих веществ, оружия и боеприпасов, культурных и исторических ценностей, валюты и др., - которые особенно часто становятся предметами преступления.

Собственно криминологическое законодательство - структура и потребность систематизации

Юридическая основа криминологической политики включает в себя нормативные акты, определяющие стратегию противодействия преступности. Особое место среди таких стратегических актов государства занимают целевые комплексные программы, в частности, "Федеральная программа Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы" [13]. Федеральная целевая программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту" [14], Федеральная программа профилактики детской безнадзорности, предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних и молодежи [15].

К этому же разделу криминологического законодательства может быть, в частности, отнесен Указ Президента РСФСР от 09.11.1991 О неотложных организационных мерах по борьбе с преступностью в РСФСР" [16], которым предусмотрено формирование в городах милиции общественной безопасности, использование возможностей конверсии оборонных предприятий для ее технического оснащения: трудоустройство в милиции на контрактной основе увольняемых из Вооруженных сил и органов государственной безопасности.

В Постановлении Съезда народных депутатов РФ № 4082 - 1 от 14.12.1992 "О состоянии законности, борьбы с преступностью и коррупцией'' закреплено стратегическое положение о том, что борьба с преступностью является приоритетной государственной задачей. Там же предусматривается обязательная криминологическая экспертиза проектов законов и других решений высших органов власти и управления, имеющих важное социально-экономическое значение. В этом постановлении решен вопрос о создании фонда борьбы с преступностью (в том числе за счет 100 процентов имущества, конфискованного по приговору суда. 15 процентов штрафов, взысканных по приговору суда. 1 процента отчислений доходов от продажи спиртных напитков), а также рекомендовано субъектам федерации и органам местного самоуправления создать фонды социальной помощи лицам, освобожденным из мест лишения свободы, и разработать региональные программы борьбы с преступностью [17].



[1] Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. С. 201.

[2] Абрамкин В.Ф. Поиски выхода. Преступность, уголовная политика и места заключения в постсоветском пространстве. М.: Права человека, 1996. С. 54.

[3] Михлин А.С. Смертная казнь: “за” и “против” // Рос. газ. 1997. 1 апр.

[4] Adler F., Mueller G.O.W., Laufer W.S. P. 161.

[5] Hirschi T. Causes of Delinquency. Berkeley, University of California Press, 1969.

[6] Adler F., Mueller G.O.W., Laufer W.S. P. 162.

[7] Adler F., Mueller G.O.W., Laufer W.S. P. 171.

[8] Filser F. Die kriminalitätvermindernde Perspektive der Menschheitswerte: Progressive Kriminalsoziologie. Pfaffenweiler: Centaurus Verl. Ges., 1996. S. 170-171.

[9] См.: Бурлаков В.Н., Гилинский Я.И., Шестаков Д.А. Преподавание криминологии в современных условиях // Вестник Санкт-Петербургского университета. 1996. Серия 6. Вып. 3 С. 122.

[10] Забрянский Г.И. 1997. С. 91.

[11] Косоплечев Н.П., Измайлова Ф.Ш. Предупреждение преступлений в регионах: состояние, опыт. М., 1997. С. 7.

[12] Косоплечев Н.П., Измайлова Ф.Ш. С. 89.

[13] СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2966.

[14] Рос. газ. 1995. № 145. 15 июня.

[15] Рос. газ. 1996. № 182. 24 сент.

[16] Ведомости Съезда народных депутатов и ВС РСФСР. 1991. № 46. Ст. 1565.

[17] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 51. Ст. 3018.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Использование криминалистической модели преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов для выдвижения версий и планирования раскрытия преступлений этого вида
Криминалистическая характеристика расследования преступлений как результат разрешения следственных ситуаций
Криминологическое исследование организованной преступности - теория, методология, результаты
Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника
Определение характера смерти с помощью эффекта Кирлиана
Вернуться к списку публикаций