2012-03-13 16:46:29
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Содержание «психологической» методики Ганса Гросса как одно из направлений развития методики расследования преступлений в криминалистической науке



Содержание «психологической» методики Ганса Гросса как одно из направлений развития методики расследования преступлений в криминалистической науке


В чем же заключался смысл методики Г. Гросса по расследованию преступлений, делающей акцент на взаимосвязи «следы преступления - личность преступника»? Главная идея этой методики заключается в том, что, опираясь на исторические, культурные, социальные и в меньшей степени иные аспекты жизнедеятельности цыган, Г. Гросс моделирует их «психологический портрет». Здесь цыганам постулируется набор специфических психологических свойств, таких как патологическая трусливость, гипертрофированная осторожность, неблагодарность, мстительность, жестокость, высокая степень коллективизма, лень и т. д. Истинность его выводов относительно психологии цыган и изучение приемов и способов, применяемых им при анализе жизнедеятельности цыган в вышеперечисленных аспектах, лежат за пределами этой работы. Нами используется идея подхода без какой-либо увязки ее с той или иной национальной принадлежностью преступника, хотя национальная принадлежность не может быть отброшена совершенно при раскрытии преступлений.

Однако следует заметить, что отмеченные детали не имеют решающего значения и главное заключается в моменте, который для многих исследователей остался незамеченным. Имеется в виду методологический аспект, сам факт вычленения особого комплекса психических свойств, включающего в себя психологические свойства личности преступника в значительной степени определяющих матрицу ее поведения. Подобное сочетание, назовем его генерализированным комплексом, и есть тот «психологический маркер», с помощью которого возможно идентифицировать лицо, совершившее преступление, так как в силу своей личностной значимости генерализированный комплекс всегда находит свое отображение вовне, в том числе и в процессе совершения преступлений.

Под генерализированным комплексом мы понимаем такую совокупность психологических свойств, которая возникает при существовании определенных психических предпосылок, но обладает качествами не только образовавших ее элементов, но также и такими характеристиками, которые данным элементам по отдельности не свойственны.

Следует отметить, что понятие генерализированного комплекса является новым только по определению, по фактическому же содержанию это понятие новаторством не является.

Принципиально важным является стремление Г. Гросса детализировать основание типологической классификации преступников и в процессе построения принципиально новой методики исходить из данных оснований.

Следующая, постулируемая Г. Гроссом идея, заключается в том, что между проявлениями свойств психики преступника и следами преступления (как материальными, так и идеальными), оставленными им при совершении криминального деяния на месте преступления, существует неразрывная связь. Г. Гросс, являвшийся криминалистом-практиком, не стал исследовать эту связь в теоретическом плане, но его основной труд «Руководство для судебных следователей...» изобилует практическими примерами, советами и рекомендациями в такой степени, что эта связь довольно подробно раскрывается и на основе эмпирического материала.

В целях демонстрации взаимосвязи генерализированного свойства и его отображений в следах преступной деятельности Г. Гросс рассматривает связь между проявлениями психических свойств преступника и отображениям их в следах, обнаруженных на месте совершенного ими преступления, при этом он опять- таки делает это на примере цыган. Представляется необходимым остановиться на указанной взаимосвязи не в силу объективной ценности указанных ниже моментов (хотя имеется и такой аспект), а в целях алгоритмизации данной взаимосвязи.

Г. Гросс берет для примера такую черту психологии цыган, как их патологическая трусость, которую он считал базовым психологическим свойством этой национальности и о которой писал «наши цыгане при всей своей чрезмерной наглости и в высшей степени развитой жестокости и мстительности, отличаются также и трусостью, доходящей до невероятности и прямо не имеющей границ. Эта основная черта в характере цыгана для криминалиста является самою важною, так как при суждении о преступлении, совершенного цыганом, его мотивов и вообще образа действия, а равно и тогда, когда возникает вопрос, цыганом ли совершено то или иное деяние, всегда нужно помнить, что цыгане и трусость суть понятия неразлучные».

Г. Гросс ставит положение о трусости цыган в основу идентификации преступника - цыгана. Естественно в различных видах преступлений отображение трусости в материальных и идеальных следах, обнаруженных на месте преступления, происходит в различных формах, но в любом случае отображение этого психологического свойства в силу своей специфичности позволяет идентифицировать преступника как лицо цыганской национальности.

Приводя примеры цыганской трусости из расследования преступлений об убийствах, Г. Гросс пишет, что «характерным является также то, что все убийства, совершенные цыганами, которые я знаю, были осуществлены или над спящим, или же посредством отравления. Убийство, раз оно представляло для злоумышленников известную опасность, наверное, не было совершено цыганом». Трусость цыган в делах об убийствах, совершенных путем отравления, также проявляется весьма специфическим образом. «С преступной же целью отравить кого-либо, цыгане никогда не пользуются фосфором, мышьяком и подобными средствами», легко подлежащими идентификации, а используют органические яды, разлагающиеся после оставления трупа (например, Dry).

Более подробно у Г. Гросса разработана методика расследования хищений. Рассмотрим некоторые моменты применения методики расследования краж, принимая во внимание вышеописанную и постулируемую Г. Гроссом трусость цыган. Г. Гросс пишет, что надежнейшее «средство узнать, цыганами ли совершена кража, заключается в том, что все качества цыган душевные, которые по обстановке событий были необходимы или которые выразились в тех или иных подробностях совершившегося, сопоставить с известными уже нам качествами цыган, и тогда взвесить, цыгане ли были на месте преступления или иные злоумышленники. Так, не может быть совершена кража цыганами из дома, в котором обитают несколько отважных мужчин». Г. Гросс расценивает как доказательство трусости цыган тщательную планировку преступления и подготовку к нему (в сфере расследования преступлений это может выражаться в наличии значительного по объему количества следов преступления в местах с хорошим обзором территории, на которой находится объект преступного посягательства), а также изыскание во время совершения преступления как можно большего количества путей отхода. Вот как Г. Гросс иллюстрирует это - «если цыгану представился выбор между несколькими помещениями, то он выберет по возможности угловую комнату нижнего этажа, имеющего окна в две разные стороны. Приступая же к действиям, он выставляет раму не только у одного окна, но и у другого, выходящего на другую сторону, и этим создает себе два выхода».

Одновременно с этим он создает нехитрый распор, препятствующий входу в комнату снаружи. «Нужно с уверенностью сказать, что там, где двери во время кражи оказались несвязанными, виновными не были цыгане». Из вышеназванного свойства цыган Г. Гросс, опираясь на свой практический опыт, подмечает очень важный в криминалистическом аспекте момент: «Так, только в чрезвычайно разных случаях можно найти у них орудие, специальное для взлома, хотя цыгане от природы обладают способностями хороших кузнецов и слесарей, тем не менее, он никогда не сделает себе каких-либо орудий для взлома, отмычки и т.п., потому что они трусливы для того, чтобы держать их при себе.».

Кроме того, «совсем не в натуре цыгана работа при помощи отмычек, так как в помещение он проникает через окна, а сундуки вскрывает примитивным, но надежным оружием».

Для криминалиста будет представлять интерес утверждение Г. Гросса о том, что для цыган «есть только одно препятствие - ветер (отражено в литературе того времени и является одной из нескольких специфических фобий этого племени). Таким образом, если кража была совершена в ненастную погоду и ветреную ночь, то цыгане в ней ни при чем». Вероятно, это первый случай анализа следа в «широком» смысле. Здесь след выступает не как материально-фиксированное отображение преступной деятельности, а как нефиксируемое в рамках традиционной криминалистики подтверждение или опровержение факта преступной деятельности.

В приведенных выше высказываниях Г. Гросса указаны примеры криминалистически значимых данных, входящих в криминалистическую характеристику преступлений, полученных на основе постулируемой Г. Гроссом связи между проявлениями психических свойств личности и совокупностью материальных и идеальных следов преступления, которые, по мнению Г. Гросса должны быть используемы в деятельности лица, ведущего расследование преступлений. Причем подчеркивается, что «важным условием «точной» деятельности судебного следователя является основательное знание человека, как главного материала предварительного следствия».

Естественно, мы не можем говорить о наличии у Г. Гросса в достаточной степени научно обоснованной методики расследования преступлений, которая была бы ориентирована преимущественно на личность преступника, потому что психология того времени находилась в таком состоянии, когда по характеристике У. Джемса «называя психологию естественной наукой, мы хотим сказать, что она в настоящее время представляет простую совокупность отрывочных эмпирических данных». Однако позитивные качества его методики, помимо уже указанных, заключаются также в следующем:

А. В отличие от исследований Кречмера, Ничефоро, Ломброзо, делавших акцент на криминологическое заимствование достижение наук психологического цикла, Г. Гросс использует данные знания в целях раскрытия преступлений. В изученной нами литературе он являлся первым, кто использовал достижения всего комплекса наук о человеке в криминалистических целях.

B. В основу методики расследования Г. Гроссом был положен не психиатрический параметр (как не свойственный большинству лиц, совершающих преступления), не конституциональный (как не имеющий, даже не сегодняшний день, достаточного научного обоснования), а чисто психологический параметр, элемент своеобразной «криминалистической акцентуации» - ярко выраженное психическое свойство, доминирующее в момент совершения преступления. Этот подход давал возможность научного поиска в других криминалистических группах преступников, имеющих достаточную характерологическую целостность.

C. Анализ данного психического свойства был прослежен по значительному количеству параметров: социальному, культурному, психологическому, религиозному, статистическому.

D. Учитывая уровень развития социальных наук того времени, Г. Гросс на интуитивном уровне вычислил ту социальную группу, которая, в силу социально-экономических причин, характеризовалась высокой степенью маргинализма, возведенным в стиль жизни. Именно это свойство, на наш взгляд, позволяло идентифицировать выходца из данной среды наиболее надежным образом. Этот подход тем более актуален для нашего времени, когда культурная унификация значительным образом нивелирует индивидуальность психического склада личности.

E. И, наконец, главная особенность «психологической» методики расследования преступлений Г. Гросса заключается в самой методологии исследования объекта научного поиска. Даже современные методики создания фотографического образа преступника, как и его «психологического портрета», построены по принципу предварительного сбора значительного статистического материала, с последующим анализом его и вычленением значимого фактора, который затем ложится в основу идентификации лица, совершившего преступление.

Основатель криминалистики Г. Гросс пошел по другому пути. Проанализировав природу исследуемой социальной группы, он перешел к поиску специфического свойства, позволяющего оптимально функционировать данной группе, и при расследовании преступления вести поиск конкретных следов преступления, исходя из установленного компонента. Представляется, что подобный подход является единственно верным при создании именно психологической методики расследования преступлений. Статистический анализ служит при этом не столько для поиска ответа, сколько для подтверждения последнего.

Следует затронуть еще один аспект деятельности известного немецкого криминалиста. Имеется в виду последующая идеологическая оценка его методики раскрытия преступлений. Так, Г. Гросса обвиняли в том, что он «в расистском духе утверждал, что источником преступности являются цыгане». Во-первых, это утверждение не соответствует действительности, а во-вторых, выбор объектом раскрытия преступлений лиц цыганской национальности, обусловлен не личными взглядами Г. Гросса, а объективной необходимостью, существовавшей в то время.

В целом следует отметить, что заслуга Г. Гросса заключается в том, что он первым выдвинул и обосновал эмпирическими данными возможность расследования криминального деяния путем создания «психологического портрета» личности преступника, наряду с существовавшими уже методиками расследования, ориентированными на объект и объективную сторону преступления. Этим и другими своими идеями Г. Гросс еще раз подтвердил, что он достоин «по вполне заслуженному им праву называться «отцом криминалистики».

Подводя, итог сказанному мы, можем констатировать, что в конце XIX века Г. Гросс выдвинул методику расследования преступлений, базирующуюся на неразрывной связи следов преступления и личности преступника. Исходя из логики научного развития, она должна была бы или подтвердиться, или опровергнуться, или находиться в стадии последующего исследования, в целях установления ее истинности.


Ахмедшин Рамиль Линарович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Состав, строение и структура системно-деятельностной модели преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов
Криминалистика для криминалистики или для практики?
Коррупция - криминологический и правовой аспекты
Криминалистическая ситуалогия в практике борьбы с организованной преступностью
К вопросу о понятии и содержании криминалистической характеристики расследования преступлений
Вернуться к списку публикаций