2012-03-13 16:06:20
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Историко-юридические предпосылки возникновения методики расследования преступлений, основанной на информации о личности преступника, в российской криминалистической науке



Историко-юридические предпосылки возникновения методики расследования преступлений, основанной на информации о личности преступника, в российской криминалистической науке


Основные направления изучения личности преступника в отечественной криминалистике современного периода.

По истечении вышеописанного периода нашей истории взгляды на исследование личности преступника в криминалистике резко изменились. Несмотря на то, что идеологическое давление на науку сохранилось, из высказываний подобно такому как: «в СССР имеются все объективные возможности для искоренения преступности», теперь уже не вытекало то, что в силу объективных предпосылок преступность является временным явлением, а соответственно нет смысла в поисках новых методов борьбы с ней. Из анализа криминалистической литературы видно, что пересмотр взглядов на необходимость изучения личности преступника в криминалистическом аспекте произошел в начале 60-х годов.

Видится, что основанием этому послужило постановление ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и повышению их роли в коммунистическом строительстве», вышедшее в 1961 году. В данном постановлении особо обращается внимание на необходимость более глубокой теоретической разработки проблем личности во всех социальных науках. После выхода в свет этого постановления, в начале 60-х годов появились первые статьи, посвященные научным основам правовой психологии (Ю.А. Идашкин), а также учебные пособия для студентов юридических вузов и факультетов (А.Р. Ратинов, А.В. Дулов) и монографии, посвященные личности преступника.

В 1967 году выходит первая монография А.Р. Ратинова «Судебная психология для следователей», ставшая на какое-то время основным источником криминалистически значимой психологической информации.

Следует отметить факт, который в значительной степени повлиял на развитие учения о личности преступника именно в криминалистическом аспекте. Дело в том, что, критикуя работу А.В. Петровского «История советской психологии», известный советский криминалист А.В. Дулов высказал мысль о необоснованности выделения из юридической психологии науки криминалистической психологии в силу тождественности содержания предмета обоих наук. И хотя впоследствии Н.Т. Ведерников высказал ряд мыслей о влиянии изучения личности обвиняемого на развитие криминалистики в целом, и в частности, на развитие таких ее разделов, как следственная тактика и методика расследования отдельных преступлений, прежде всего, указывая на то, что «криминалистический аспект проблемы изучения личности обвиняемого заслуживает право на самостоятельность в курсе криминалистики», это мнение не было принято во внимание.

Представляется, что невыделение криминалистической психологии в самостоятельный предмет исследования явилось одной из причин, которая тормозила развитие учения о личности преступника, взятое именно в криминалистическом аспекте, со всеми присущими ему специфическими целями и задачами.

Отличие этого этапа от уже рассмотренных выше заключается в том, что всеми криминалистами признается необходимость изучения личности преступника. Однако первоначально основные дискуссии, особенно в 60-х - 70-х годах, в криминалистике сводятся к необходимому объему изучения личности преступника. «Суть мнений, которые высказывались в криминалистической литературе об объеме исследования личности обвиняемого, сводятся или к попытке дать общую формулу данных об обвиняемом или к конструированию перечней и классификаций сведений о личности обвиняемого, подлежащих исследованию».

Не имея возможности остановиться на анализе этих взглядов более подробно в силу ограниченного объема работы, заметим лишь, что первые, на наш взгляд, не имеют под собой достаточного обоснования (с точки зрения современной психологии), а вторые, в большинстве своем состоящие из сконструированных перечней и классификаций, исходят в большей степени из уголовного и уголовно-процессуального аспектов изучения личности обвиняемого. Представляется необходимым заметить, что целесообразность изучения личности преступника постулируется у всех авторов-криминалистов. По нашему мнению эти взгляды возможно дифференцировать на четыре группы.

К первой группе мы относим тех ученых, которые изучали личность преступника в комплексе характеристик, не свойственных криминалистике. Представителями этой группы авторов являлись М.Г. Коршик и С.С. Степичев Они утверждали, что «изучение личности проводится для надлежащего расследования преступлений, выявления способствовавших его совершению обстоятельств, решения вопроса о назначении наказания и, наконец, для перевоспитания осужденного, также изучение проводится для выявления причин преступности и разработки на этой основе мероприятий, направленных на ее предупреждение».

Следует отметить, что подобная позиция характерна лишь для немногих советских криминалистов 60-х годов, в настоящее же время эта позиция представляется устаревшей (в рамках криминалистического изучения личности) и в юридической литературе современного периода, в столь узком понимании не встречается.

Ко второй группе относятся криминалисты, считавшие, что изучение личности преступника необходимо только для решения задач, стоящих перед криминалистической тактикой и игнорировавшие потребности подобных исследований в области методики расследования преступлений. К этой группе авторов принадлежат: Л.B. Васильев, А.В. Дулов, А.С. Кривошеев, Г.К. Курашвили. Так, А.С. Кривошеев прямо утверждал, что «тактический аспект ... определяет криминалистический аспект изучения личности обвиняемого». С ним соглашается А.В. Дулов, утверждающий, что «изучение личности обвиняемого имеет целью выработку практических рекомендаций для изменения его психики в процессе расследования». Хотя Л.В. Васильев и входит в эту группу, но мнение его не столь категорично - «криминалистическое изучение личности обвиняемого осуществляется, главным образом, в целях выбора тех или иных тактических приемов и способов при производстве следственных действий».

Игнорирование со стороны этих авторов потребностей криминалистической методики в изучении личности обвиняемого представляется нам следствием обладания незначительными познаниями в области дифференциальной психологии, одновременно с переоценкой данных психологии социальной.

В третью группу авторов мы включаем криминалистов, полагающих, что существует объективная необходимость использовать сведения о личности преступника не только применительно к криминалистической тактике, но и в какой-либо степени применительно к методике расследования преступлений. К этой группе авторов относятся А.Р. Ратинов, Н.Т. Ведерников, П.П. Цветков, И.А. Матусевич. Мнения этих авторов сводятся к тому, что «разделы криминалистики зависят от привлечения данных психологии», а «изучение личности обвиняемого имеет «выход» не только в следственную тактику, но и в другой раздел криминалистики, в методику расследования отельных видов преступлений». Следует оговориться, что фактически все авторы этой группы говорят об использовании информации о личности преступника в криминалистической методике вскользь, не раскрывая подробно своих взглядов.

Наиболее полное теоретическое обоснование использования учения о личности преступника в криминалистике дал Н.Т. Ведерников. Анализируя задачи, которые решаются в криминалистике с использованием сведений о личности преступника, он выделил два основных направления этого изучения. «Первое направление решает задачу раскрытия преступления и включает в себя совокупность действий следователя и органов дознания по собиранию и исследованию всевозможных данных, указывающих на того, кто совершил преступление. Задача этого направления первого этапа расследования будет выполнена тогда, когда будет получен ответ на вопрос - кто он, совершивший преступление? Второе направление криминалистического аспекта изучения личности преступника включает в себя изучение личности уже известного, установленного обвиняемого. Говоря образно, оно должно отвечать на вопрос, - каков он, субъект, которому предъявлено обвинение в совершении преступления»? Указывая на существование этих направлений, Н.Т. Ведерников отдает предпочтение второму, мотивируя это тем, что, во-первых, первое «направление является традиционным, а значит в достаточной степени развитым», во-вторых, тем, что «первое направление использует сравнительно небольшой круг сведений, главным образом о биологических и отчасти о психологических признаках личности».

Анализируя работы авторов этой группы, следует обратить внимание на алгоритм установления психологических сведений о личности будущего обвиняемого, который выдвинул П.П. Цветков. По сути дела это механизм создания психологического портрета лица, совершившего преступление. Разделяя мнение о том, что «психологическая характеристика личности является вместе с тем и предсказанием, как может вести себя человек при данных определенных обстоятельствах» и рассматривая это утверждение в обратной связи между действием и психологическими процессами, П.П. Цветков делает вывод о том, что расследование преступлений может происходить по следующей схеме:

1. Выявление факта.

2. На основании фактов - суждения о действиях того или иного лица.

3. На основании особенностей действий - суждение о психологических состояниях субъекта во время их осуществления.

4. На базе установления особенностей проявления психических состояний производится анализ причин возникновения этих особых психических состояний».

Следует, однако, оговориться, что дальше выдвижения этого алгоритма исследования в этой области не велись. Что касается остальных авторов этой группы, то кроме констатации необходимости изучения личности в методике расследования преступлений, исследования ими также фактически не проводились.

Прежде чем перейти к характеристике научных исследований в области использования психологических знаний в криминалистической методике авторов четвертой группы, хотелось бы сделать попытку раскрыть причины, которые помешали вышеуказанным авторам вести плодотворные научные изыскания в исследуемой нами области. Данные причины видятся нам, прежде всего в том, что во взглядах авторов-криминалистов, занимавшихся этой проблемой, нет единого, устоявшегося мнения о содержании предмета научных исследований, касающихся личности лица, совершившего преступление.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Определение ритуального (культового) характера телесных повреждений на трупе
Состав, строение и структура системно-деятельностной модели преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов
Противодействие коррупции криминологическими методами
Нетрадиционные источники информации о взрыве и их использование при расследовании
Использование криминалистической модели преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов для выдвижения версий и планирования раскрытия преступлений этого вида
Вернуться к списку публикаций