2012-03-13 15:54:14
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника



Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника


Из рассматриваемой группы исключены лица, хотя и утратившие место жительства, но имеющие четко сформированную установку на возврат последнего. В данной работе мы ориентированы на группу социально-дезадаптированных лиц, не имеющих постоянного местожительства, что явилось причиной специфического психологического статуса. Под психологическим статусом понимается не только совокупность психологических свойств, но и специфика их выражения в реальной действительности.

Следует отметить проблему использования достаточно надежных методов исследования в процессе изучения социально-дезадаптированных личностей.

Исходя из этого, базовым средством психодиагностики в нашем исследовании, уже использованным Д. Дугласом в аналогичной ситуации (в ситуации необходимости исследования специфического криминального контингента), явился метод интервью. Критерием отбора для интервьюирования являлась фиксация у лица без определенного места жительства с помощью опросника MMPI-4.7, теста социометрии Д. Морено, опросника 16PF Р. Кэттела наличия социальной дезадаптации. Так при опросе 166 респондентов социальная дезадаптация была однозначно зафиксирована в 134 случаях (80,7% от общего числа опрошенных).

Однако основным методом исследования социально-дезадаптированных лиц в нашем исследовании явился метод наблюдения. Хотя метод наблюдения в целом и считается недостаточно надежным ввиду существования элемента личностной оценки анализируемого материала со стороны исследователя, но в ситуации, когда использование большинства психодиагностических методик ненадежно или малоэффективно, а интервьюирование в отношении криминального опыта затруднительно, метод наблюдения наиболее оптимален в плане соотношения надежность - практичность - объективность.

В целях раскрытия содержания психолого-криминалистической характеристики личности социально-дезадаптированного преступника без определенного места жительства нам необходимо было проследить, как социальная дезадаптация (генерализированное свойство) выражается в акцентуированных уровнях ценностей, отношений, притязаний (структурных элементах криминалистической модели личности).

Уже названные нами ранее свойства социально-дезадаптированных лиц, алкоголизация рассматриваемой среды, а также «сознание собственной бесполезности для реального мира, собственной некомпетентности, неспособности к действию и принятию решений... - все это отягощает многие аномальные состояния», формируя специфический тип сознания, который «имеет зримое основание в объективно данном поведении.

Представляется необходимым заметить, что в отечественной криминалистической науке существует мнение о том, что «преступление может актуализировать те формы поведения, которые в иных сферах жизни не проявляются». Другими словами, допускается возможность существования в человеческой психике нескольких автономных уровней, степень инициализации которых имеет конкретно-ситуативную природу, что противоречит принципу целостности личности.

Современная психологическая наука полагает, что психическое свойство, характерное для конкретной личности, всегда проявляется во всех сферах человеческого поведения. Данная точка зрения распространена также среди криминалистов. Это проявление может быть как полярным по своей направленности, так и иметь различную степень интенсивности. Даже если это свойство не проявляется напрямую, его отображение находит себя в процессе сублимации либо проекции на схожую деятельность, в любом случае данное свойство имеет высокую степень вероятности отображения в следах преступления. Это касается, прежде всего, случаев, когда при ситуативном варьировании свойство проявляется крайне различно по величине и интенсивности проявления вовне.

Действительно, составление «психологического портрета» лица, совершившего преступление, оказалось высокоэффективным при раскрытии преступлений, связанных с полным или значительным самовыражением преступника. Это происходит из-за того, что в силу отсутствия глубинных потребностей по отношению к объекту посягательства преступник не испытывает (в подавляющем большинстве случаев неосознанно) потребности в выражении своей самости при совершении преступления.

В рассматриваемом нами случае лица без определенного места жительства гармонично сочетают преступную деятельность с существованием в социуме, т.к. подобная деятельность составляет для них нормальный, а в принципе единственно адекватный сегодняшней обстановке, режим психофизиологического функционирования. Нормальность последнего объясняется тем, что при совершении на протяжении достаточно значительного времени серии одинаковых преступлений, человек начинает не просто оправдывать подобное существование, а реально относится к нему как к обыденному стилю жизни.

На основании вышеизложенного можно констатировать, что в преступлениях, совершаемых социально-дезадаптированными лицами, наиболее ярко проявляются все акцентуированные уровни психики в силу обыденности производимых действий по подготовке и совершению преступления, сокрытию следов преступления, а также постпреступного поведения.

С помощью психогеометрического теста выявлено три типа мышления, которые наиболее свойственны социально-дезадаптированным лицам (примерно 93,4% опрошенных). Они находят выражение в выбранном ряде геометрических фигур, где два последних места занимают «творческие» фигуры, а первые два наиболее примитивные.

Выбор на первом месте квадрата, на втором круга характерен для 66% опрошенных респондентов. Выбор на первом месте круга и на втором квадрата встречается в 26% случаев, в остальные вариации на одно из двух первых мест была включена фигура прямоугольника, но подобный выбор типичным не является. При толковании рядов в процессе анализа результатов тестирования выявлена следующая тенденция: прямолинейность мышления, отсутствие творческого подхода к решаемым задачам (66% тестируемых), аморфность мышления, отсутствие четких логических переходов в решении проблем (26% тестируемых), промежуточные и нетипичные состояния (8% тестируемых).

Использование тестов интеллекта Г. Айзенка не дало никаких результатов в 86,4% случаев, т.к. примерно на 6-8-ом задании у тестируемых наблюдается резкое падение внимательности, а через короткое время - и интереса в тестировании; стимулировать же внимание и интерес не удалось никаким способом. Лица, прошедшие тест, показали результаты, не отличающиеся от среднего разброса в рамках всей популяции (коэффициент находился в пределах 92-104). Это свидетельствует не о пониженном уровне интеллекта в исследуемой группе, а о низкой степени внимательности и о повышенном пороге утомляемости.

Подобные параметры (нетворческое мышление, высокая утомляемость, низкая степень внимания, вызванные социальной дезадаптацией) обусловили наличие у данного контингента явно выраженной экстравертированной установки на восприятие объекта (выражающейся в восприятии преимущественно самости объекта и свойств объекта, имеющих высокую степень выражения). Так, например, нами замечено, что, имея определенную значимую сумму денег и располагая возможностью потратить ее на себя, лицо без определенного места жительства скорее всего купит одежду яркого цвета, который не принадлежит к основной гамме цветов (это диктуется, прежде всего, имеющейся установкой на незаметность) - коричневый или рыжий. Опыт наблюдения похищений полиграфической продукции из книжных магазинов в целях последующей перепродажи показывает, что основным объектом внимания для них являются книги с обложками ярких цветов, преимущественно имеющие названия из позолоченных, реже посеребренных букв. Мы остановимся на утверждении, что для социально-дезадаптированных лиц наиболее значимый интерес (акцентуированный уровень ценностей) представляют, прежде всего, внешнепривлекательные объекты.

Применительно к акцентуированному уровню отношений мы считаем, что эти уровни составляют потребности низшего порядка, позволяющие обеспечить физическое существование. Этот факт подтверждается содержанием интервью, проводимых с некоторыми категориями социально-дезадаптированных лиц, у которых была выявлена патологическая апатия ко всему, что выходит за рамки добывания средств на пропитание (алкоголь) и обустройство временного ночлега, за исключением обсуждения явно негативных сторон характера знакомых интервьюированного. Так как потребности в значительной степени обусловлены многими обстоятельствами реальной жизни, в акцентуированный уровень потребностей мы включаем как социальные, так и психофизиологические характеристики лица, совершившего преступление.

Результаты сводного анализа опроса следователей и интервью социально-дезадаптированных личностей без определенного места жительства выявили следующие характеризующие их личность элементы, имеющие значение для цели установления и розыска преступника. Вот типовой пример рассматриваемой нами личности: лицо мужского пола (89,6%), в возрасте 25-40 лет (68,3%), имеет среднее образование (85,2%), выходец из среднеобеспеченной семьи (72,5%), выходец из околокриминальной среды (результаты интервью - 26,4%, результаты анкетирования - 54%), постоянно проживающий в данном городе (73%), крайне небрежно относящийся к своим потребностям, уровень интеллекта которого находится в пределах нормы, для которого характерна высокий порог утомляемости, низкий порог эмоционального возбуждения, высокая степень конформности, трудности в межкоммуникативной сфере, комплекс специфических заболеваний

Что же касается акцентуированного уровня притязаний, то мы хотим отметить основную тенденцию, заключающуюся в том, что низкая оценка объекта потребности (имущества, события, иного лица), напрямую не затрагивающего проблему физиологической жизнедеятельности, обусловливает факт незначительной подготовки к совершению преступления (так называемый внезапно возникший умысел, согласно терминологии уголовно-правовых канонов), некоторую апатию, неторопливость во время совершения преступления, а также крайне неосмотрительное постпреступное поведение.

Однако вышеперечисленные положения касаются общетеоретических вопросов психолого-криминалистической характеристики личности социально-дезадаптированного преступника без определенного места жительства. Практико-прикладные рекомендации, опирающиеся на положения, изложенные в данной работе, необходимо рассматривать применительно к каждой криминалистически значимой стадии преступления, что позволит эффективно использовать их в практике раскрытия преступлений.


Ахмедшин Рамиль Линарович



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Историко-юридические предпосылки возникновения методики расследования преступлений, основанной на информации о личности преступника, в российской криминалистической науке
Криминалистическая модель преступной деятельности по уклонению от налогов как источник тактических решений
Индивидуальная профилактика пенитенциарной преступности
Неформальная силовая структура
Криминалистическая ситуалогия в практике борьбы с организованной преступностью
Вернуться к списку публикаций