2012-03-13 15:54:14
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника



Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника


Принципиальное отличие этих терминов подлежит разъяснению в силу того, что вследствие более широкого подхода к проблеме акцентуированного уровня в криминалистической науке, может создаться впечатление, что широта подхода здесь наблюдается в ущерб конкретности, столь необходимой для установления «психологического портрета» неизвестного преступника.

Следует дополнительно отметить еще одно принципиальное отличие, которое нам видится в сравнении психологического понятия «акцентуация» и криминалистического понятия «акцентуированный уровень». Если, как уже указывалось, понятие акцентуации в психологии соотносится с некоей предпатологией, что объективно определено самим объектом исследования - психопатиями и сходными с ними состояниями лиц, то понятие акцентуированного уровня раскрывается степенью явной выраженности какого-либо психического компонента. Для криминалистов в целом не важен факт нормальности либо близости состояния человека к психопатическому, так как конечной целью его анализа выступает индивидуализация личности неизвестного преступника. Говоря иными словами, когда криминалист расследует конкретное преступное событие, он еще не знает, кто именно его совершил. Установление личности преступника - одна из задач расследования.

Подводя итог вышесказанному, определимся, что структурообразующим фактором криминалистической модели личности преступника выступают акцентуированные уровни, под которыми понимаются ярко индивидуализирующие личность блоки психических свойств, имеющие прямую взаимосвязь со следами преступления (что будет показано в дальнейшем), в которых они отображаются в процессе совершения преступления.

Уяснив, что структурообразующим фактором психолого-криминалистической характеристики личности преступника является акцентуированный уровень, необходимо далее определиться с различного рода вариациями указанного понятия. В этом вопросе мы более склонны ориентироваться на идею о том, что системное понимание поведения личности преступника может быть достигнуто исключительно посредством детального анализа его составляющих частей. Практика психологических исследований показала, что большинство предположений, выглядевшие в целом неопределенно и неподдающиеся анализу на уровне общего поведения, оказались доступны для познания на уровне анализа составляющих их компонентов.

Для достижения указанной цели необходимо, прежде всего, определиться с основаниями составляющих компонентов классификации. Природа структурных элементов криминалистической модели личности преступника в современной криминалистике недостаточно разработана, поэтому рациональным здесь видится использование базовых (наиболее абстрактных) психологических понятий. Оптимальным было бы выделение основного личностного свойства, однако современная психологическая наука пока не выработала единого, подтвержденного эмпирическими исследованиями системообразующего личностного фактора.

Ввиду высокой степени сложности данного вопроса сегодня объективно не представляется возможным его полноценное теоретическое обоснование, поэтому психологическое познание обычно ограничено перечислением основных психических блоков. Необходимо заметить, что ничто пока не указывает на гипотетическую невозможность существования в психике человека неизвестных еще блоков. Однако если обратиться к одному из наиболее признанных мнений по данному вопросу, то можно констатировать, что данная позиция сводится к тому, что «ядерную триаду категорий психологии составляют образ, действие и мотив». Представляется необходимым отражение этих категорий в различных видах акцентуированных уровней, соотносимых с достижением криминалистически значимых целей.

Следует отметить, что необходимость в выделении параметров подобного рода уже поднималась в отечественной криминалистике. Так, И.М. Лузгин прогнозировал, что «не за горами время, когда криминалистика вплотную подойдет к формализации признаков, образующих противоправное поведение человека и последствия этого поведения в окружающей среде».

Суммируя вышесказанное, в структуре психолого-криминалистической характеристики личности преступника мы выделяем следующие элементы: категории, соотносимые с образом; категории, соотносимые с мотивом и категории соотносимые с действием. О криминалистической значимости указанных структурных элементов в юридической литературе уже указывалось неоднократно.

Подобный подход позволяет рассматривать личность наиболее комплексным, полноценным образом. Это также дает возможность проанализировать на криминалистическом уровне все разработанные в современной психологии понятия.

Ввиду того, что криминалистическое понятие акцентуированного уровня должно исходить из взаимосвязи личностных параметров и отражения их вовне, разнообразные виды акцентуированного уровня должны содержать различные акценты на факторе личности и факторе ситуации. Доминанта внутреннего мира или доминанта среды есть постоянный спор, который в современной психологической науке пока еще не дал однозначных результатов. Именно поэтому, чтобы быть более объективным, в психолого-криминалистическую характеристику личности преступника необходимо включить как структурные составляющие, которые основаны, прежде всего, на внутреннем мире индивида, так и те, которые носят ситуативный характер.

Исходя из основания доминирующего акцента, мы выделяем структурные элементы с личностной доминантой и структурные элементы с ситуационной доминантой.

Наконец, ввиду того, что сознание человека детерминировано фактором осознанности, необходимо, чтобы различные виды акцентуированных уровней включали в себя либо доминанту осознанности, либо доминанту неосознанности. По фактору осознанности, как свойстве структурных элементов, мы выделяем осознаваемые психические категории и неосознаваемые психические категории.

Также можно включить, на наш взгляд, второстепенное основание классификации - природу личностного свойства. Здесь можно выделить личностные и ситуативно-личностные моменты, имеющие явно выраженную статическую и динамическую природу. Поэтому, принимая во внимание динамику существования психологических категорий, мы выделяем разновидности с доминированием либо статической, либо динамической природы.

Исходя из вышеперечисленного, мы произвели классификацию структурных составляющих криминалистической модели личности. Представляется, что криминалистическая модель личности включает следующие виды акцентуированных уровней:

• акцентуированный уровень ценностей;

• акцентуированный уровень отношений;

• акцентуированный уровень притязаний.

Первой разновидностью структурной составляющей криминалистической модели личности, на наш взгляд, является акцентуированный уровень ценностей. Если рассматривать ценность как категорию, то это понятие наиболее соотносимо с понятием образа. Образ - это воспроизведение внешнего объекта в сознании человека, при этом не имеет значение фактическая неадекватность самого объекта результату его воспроизведения. Здесь мы фактически полностью соотносим понятие «ценности» с понятием «образа».

Далее под ценностью мы будем понимать представление об объекте. Следует отметить, что сам факт расхождения реальной ценности объекта и ценности этого объекта в глазах конкретной личности, являющийся составной частью природы ценности, относит акцентуированный уровень ценностей к структурам с личностной доминантой. Акцентуированный уровень ценностей является иррациональной категорией, ввиду наличия механизмов неосознанного контроля, таких как рационализация (искажение реальности в целях защиты самооценки), отрицание (отказ от необходимости фиксации явно выраженного факта или свойства объекта, ассоциированного с каким - либо стрессором) и т.д.

Вопрос доминирования статической или динамической природы по отношению к акцентуированному уровню ценностей в принципе проблемным не является. Конечно, ценность, как и любой образ, подвержена изменениям, однако результатом данного изменения будет являться не видоизмененный старый, а совершенно иной образ. Это происходит потому, что, как мы уже сказали, изменяется не степень объективности восприятия, а причины, порождающие хоть в чем-либо и схожую, однако, имеющую под собой совершенно иной опытный базис ценность. Криминалистическая значимость акцентуированного уровня ценностей, есть таким образом отображение в следах преступления сущностных характеристик личности (тип мышления, личностная значимость разнообразных объектов и т.д.).

Вторым основным структурным элементом в криминалистической модели личности является акцентуированный уровень отношений. Если произвести анализ этого элемента по основаниям наиболее близких к нему основных категорий в психологической науке, то он в большей мере соотносится с понятием мотива. Однако понятие отношения не сводится к понятию мотива, оно включает также и состояния психики, в котором этот мотив формируется, существует и развивается, причины, детерминирующие его существование. Необходимо разъяснить кажущиеся несоответствия понятий.

В философии под отношением понимается взаимозависимость элементов определенной системы. В психологии доминирующей составляющей выступает потребность. Под потребностью в отечественной психологии понимается «состояние организма, выражающее ее объективную нужду в дополнении, которое лежит вне его». Мы склонны согласиться с данной формулировкой.

Исходя из основания доминирующего акцента, мы относим потребность к структурам с личностной доминантой в силу отражения в потребности необходимости некоего изменения условий существования личности.

В отношении фактора осознанности потребности мы согласны с мнением, что то, «что касается отношения, оно осознается, хотя мотивы или источники его могут не осознаваться». Другими словами, потребность - это рациональный структурный элемент личности. Криминалистическая значимость акцентуированного уровня отношений есть отображение в следах преступления определенных характеристик личности (здесь мы можем назвать опосредованную характеристику возраста, социальной группы, пола и т.д.).

Остается добавить, что природа потребности имеет динамический характер в силу того, что, не изменяя своего объекта потребности, она может варьироваться по фактору величины значимости.

Третий основной составляющий структурный элемент криминалистической модели личности характеризуется как акцентуированный уровень притязаний. Акцентуированный уровень притязаний в целом соотносится с такой основной психологической категорией, как действие, но, как и в случае с отношениями, полная тождественность понятий здесь отсутствует. Притязания, в отличие от отношения, понимаемого как некоего осознания значимости объекта, самоидентификации с ним, понимается как осознание методов реализации существующей потребности, специфическая самонаправленость на объект. В дополнение к сказанному мы можем аргументировать нетождественность понятий «притязания» и «действия» тем, что «в сфере внешних органов чувств сигналы очень часто остаются без всякого двигательного ответа, или, по крайней мере, без всякой целесообразной двигательной реакции».

На наш взгляд, понятие «притязание» принадлежит к структурам с ситуативной доминантой в силу того, что в данном случае фактору раздражения извне принадлежит первоочередное место. Из ситуативности рассматриваемого понятия вытекает ее принадлежность к категориям с динамической природой, потому что любая ситуация - это не механическое изменение каких-либо обстоятельств, взятых отдельно от индивида, а целостное воздействие обстановки.

Рассматривая выделение акцентуированного уровня притязаний на основании осознанности, мы склонны относить этот вид акцентуированного уровня к осознаваемым психическим категориям в силу наличия возможности сознательного волевого контроля над ним со стороны лица. Криминалистическая значимость акцентуированного уровня притязания есть отображение в следах преступления сущностных характеристик личности, реализуемых в процессе снятия психического напряжения в ходе деятельности преступника.

Выделение основных психических блоков как нам кажется, позволит избежать излишнего терминологического многообразия, характерного для психологической науки. Выделенные нами понятия (ценность, отношения, притязания) позволит комплексно подойти к проблеме изучения личности. Одновременно с этим, ввиду общей природы указанных понятий, мы избежим необходимости в их дальнейшей детализации, так как это не входит в предмет криминалистической науки.

Дополнительной ценностью этих понятий выступает возможность их использования в практике расследования преступлений, так как психологией разработано значительное количество психодиагностических методик, позволяющих оценить указанные понятия на практике.

Представляется, что для криминалистики возможность точной оценки психологических свойств личности преступника, как возможности смоделировать детальный «психологический портрет» лица совершившего преступление, представляет значимый интерес.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений
Криминалистика для криминалистики или для практики?
Криминологическое исследование организованной преступности - теория, методология, результаты
Нетрадиционные источники информации о взрыве и их использование при расследовании
Комплексный подход криминалистического установления личности-наркомана
Вернуться к списку публикаций