2012-03-13 15:54:14
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника



Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника


Понятие и сущность психолого-криминалистической характеристики личности преступника.

Процесс разработки методики расследования преступлений, ориентированной на формулу «следы преступления - личность преступника», в законченном виде представляется нам достаточно долгим и трудоемким. На разработку теоретических положений, составляющих содержание данной методики, могут потребоваться усилия ряда ученых-криминалистов. Поэтому целью данной работы является разработка лишь общей теоретической конфигурации указанной методики с использованием достижений современной криминалистической и психологической науки. Ставится задача наметить общие направления дальнейших исследований данной проблемы, а также показать возможности ее практического использования на основе изученных материалов уголовных дел.

При этом необходимо учитывать, что разработка методики расследования преступлений имеет познавательно-теоретическую направленность, основу которой должна составить формула «следы преступления - личность преступника», и которая будет сопровождаться объективной, критической оценкой положений и подходов, существующих в современной методике расследования преступлений. Конечной же целью будет являться разработка рекомендаций, которые могут быть использованы в процессе расследования тех или иных видов преступления.

Выдвижение всякой качественно иной концепции является предпосылкой разработки и введения в научный оборот новых понятий. В этом плане не является исключением и конструирование методики раскрытия преступлений, ориентированной на формулу «следы преступления - личность преступника». Процесс введения новых понятий всегда обусловлен невозможностью либо ограниченностью уже существующей системы понятий адекватно отражать содержание познаваемого явления. Поэтому объективно возникает необходимость анализа основного понятия методики расследования преступлений - криминалистической характеристики преступления, которое, на наш взгляд, в его современном понимании, имеет ряд методологических недостатков. Представление о том, что криминалистическая характеристика преступления является основным элементом методики расследования преступлений, сейчас фактически бесспорно. Кроме того, криминалистическая характеристика преступлений является самостоятельной категорией, поскольку, как считают А.Н. Васильев и Н.П. Яблоков «в криминалистическом аспекте не всегда уголовно-процессуальная характеристика определяет методику расследования. Последняя зависит, прежде всего, от криминалистической характеристики преступлений».

В криминалистической науке в отношении понятия криминалистической характеристики преступления сложилось значительное количество точек зрения, которые можно разделить на два подхода.

Первый подход характеризуется перечислением определенной совокупности криминалистически значимых компонентов, входящих в содержание криминалистической характеристики преступления. Основное правило, которым руководствуются авторы данного подхода, заключается в том, что в содержание криминалистической характеристики преступления включается то или иное число составляющих ее элементов. Как следствие это ведет к тому, что из поля зрения исследователя выпадают отдельные криминалистически значимые признаки преступления. Следует отметить, что на первом этапе появления данного понятия такой точки зрения придерживалось подавляющее большинство криминалистов. Вследствие перечисления при конструировании криминалистической характеристики преступления, отдельных криминалистически значимых признаков данный подход в нашей криминалистической литературе получил название описательного. Основной недостаток названного подхода заключается в том, что любое перечисление компонентов сложного явления никогда не будет иметь всеобъемлющего характера. К тому же замечено, что «описательный подход, как познавательный принцип освоения действительности, вступает в прямое противоречие с утверждением о системном характере криминалистической характеристики преступления».

Описательный подход является обычно первоначальным этапом развития научного знания. Применительно к криминалистике в целом это было характерным для времени ее становления как науки, когда практико-прикладному значению криминалистической теории отводилась решающая роль. Отсутствие определения при разработке понятия криминалистической характеристики преступления системообразующего фактора привело к тому, что в содержание криминалистической характеристики включают такие разнородные понятия, как личность преступника и последствия преступления, обстановка преступления и нанесенный ущерб, личность потерпевшего и способы сокрытия следов преступления преступником. Без сомнения, все указанные элементы важны с точки зрения раскрытия преступлений, и их прикладная роль, как элементов раскрытия преступления, никем не оспаривалась. Одновременно с этим нужно заметить, что криминалистическая наука сегодняшнего дня должна отказаться от описательного подхода как устаревшего. Представляется, что альтернативой исследования должен являться подход системный, как того требует уровень современной криминалистической науки.

Второй подход характеризуется некоторой общностью формулировок, в содержание которых включаются абстрактные понятия. Сущность данного подхода выражается в постановке акцента на функцию объяснения, что достигается крайне общим формулированием понятия криминалистической характеристики преступления. Так, например, В.Г. Власенко считает, что «сущность криминалистической характеристики - совокупность объективных данных о преступных действиях, обусловленных подготовкой, совершением и сокрытием преступлений». Не оспаривая достаточно распространенное мнение, о том, что криминалистическая характеристика преступления должна быть конструктивно не сложной и компактной, заметим, что вышеуказанные требования не должны реализовываться за счет ее объективности и широты охвата отдельных элементов.

Наконец, наименее распространенным мнением является необходимость сведения содержания криминалистической характеристики к способу совершения преступления. И хотя природа способа совершения преступления в криминалистике является до сих пор темой для споров, решение этой проблемы находится крайне просто. Ориентиром здесь является мнение В.Н. Кудрявцева о том, что способ совершения преступления есть «определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых лицом для совершения преступления».

Вполне возможно, что такое определение соответствует уголовно-правовым целям, однако, даже при поверхностном анализе видно, что оно никак не выводит на какие-либо поисковые признаки, а значит, криминалистическим целям совершенно не соответствует. Да и сам подход, заключающийся в вычленении одного признака, пусть даже такого значимого, как способ совершения преступления, без соответствующего личностно-ситуативного анализа, в полной мере не соответствует требованию объективности и полноты исследований.

Обобщая вышесказанное, мы можем констатировать, что проблема познания природы криминалистической характеристики преступления на сегодняшний день остается актуальной. С одной стороны, мы имеем фактически неограниченный перечень криминалистически значимых составляющих преступления, что не удовлетворяет требованиям теоретико-методологического подхода, так как не обеспечивает функцию объяснения. С другой стороны, мы имеем в значительной степени абстрактное мнение, что не удовлетворяет требованиям практико-прикладного подхода, так как не определяет функцию применения. Что же касается попыток одним понятием охватить содержание криминалистической характеристики, то они, на наш взгляд, несмотря на значительную экономичность подхода, не способны раскрыть в полном объеме содержание разнородных образований, входящих в криминалистическую характеристику преступления.

Назрела необходимость не в корректировке конкретных определений, а в изменении самого подхода к проблеме. Представляются мало результативными предложения как всестороннего перечисления криминалистически значимых признаков, так и желания избежать какого-то ни было перечисления. Направление исследования природы криминалистической характеристики преступления сводится, по нашему мнению, к следующим моментам:

• Необходимо введение системообразующего признака;

• Необходимо вычленение определенного количества факторов, полностью охватывающих криминалистически значимые элементы данного понятия.

Отвечая на вопрос, реализованы ли эти требования в полной мере при разработке существующего в отечественной криминалистической науке понятия «криминалистическая характеристика преступления», следует дать скорее отрицательный ответ. Одновременно с этим в криминалистической литературе существует сомнение в практической значимости криминалистической характеристики преступлений как теоретического понятия вообще. В частности, указывается, что «сама по себе эта характеристика на поисковые признаки не выводит, и вывести не может. Это обусловлено различной природой, механизмами образования и проявления с одной стороны - признаков события, с другой - поисковых признаков лица». В силу этого лицу, расследующему преступление, приходится действовать скорее по интуиции, чем на основе разработанных криминалистической наукой методов. В то же время на необходимость установления личности преступника, как решения криминалистически значимой задачи, указывалось рядом отечественных криминалистов на разных этапах развития данной науки.

Указанное обстоятельство (невозможность найти прямую параллель между механизмами образования и проявления признаков события преступления и поисковыми признаками лица его совершившего) обусловило перенос акцента с события преступления на личность преступника, с позиций решения криминалистически значимых задач по установлению личности преступника. Так, на приоритет исследования личности преступника в рамках криминалистической характеристики преступления указывалось многими отечественными криминалистами, и, пожалуй следует признать, что на данный момент это мнение является в принципе доминирующим.

Следующим подтверждением фактического переноса акцента с преступления на личность преступника служит тот факт, что в современной криминалистике получила распространение идея о целесообразности криминалистической классификации преступлений, основанием которой выступает личность преступника, несмотря на существующую в криминалистической литературе противоположную точку зрения.

Наконец, тот факт, что некоторые исследователи активно ведут исследование по поиску взаимосвязи личностных свойств, отображенных в следах преступления, также свидетельствует о вышеупомянутом переносе акцента исследования.

Таким образом, представляется, что современная криминалистическая наука объективно подошла к потребности разработки и введения в научный оборот понятия, отвечающего как методологическим, так и практическим требованиям раскрытия и расследования преступлений.

На наш взгляд, таковым является понятие психолого-криминалистической характеристики личности преступника.

Проблема переноса в рамках криминалистической характеристики преступлений исследовательского акцента на элементы психики, отобразившиеся в материальных следах преступления, как нами отмечалось, ранее уже ставилась. Предпринимались и другие попытки дать определение психолого-криминалистической характеристики преступления, в частности, применительно к целям допроса. Вместе с тем, нам не известны попытки постановки данного вопроса в концептуальном плане, когда бы на теоретическом и методологическом уровнях раскрывалось содержание взаимосвязи между следами преступления и личностью преступника, на необходимость чего указывали еще пионеры российской криминалистики.

Ориентация на личностные свойства, отображающиеся в следах преступления, должна, на наш взгляд, являться обязательным условием разработки эффективной методики расследования. Данное положение позволит решить одну из главных задач предварительного расследования по уголовному делу, заключающуюся в установлении личности преступника, в рамках решения основной задачи криминалистики по «разработке общекриминалистических методов, научно-технических средств, тактических приемов и рекомендаций, предназначенных для применения при расследовании преступлений». Именно поэтому представляется, что термин «психолого-криминалистическая характеристика личности преступника» со временем вытеснит существующий в отечественной криминалистической науке термин «криминалистическая характеристика преступления». Добавим также, что понятие «психолого-криминалистической характеристики личности преступника», в силу постановки акцента на личность преступника, является гораздо более информативной в плане возможности собирания и использования знаний о личности преступника, чем понятие криминалистической характеристики преступления, а, следовательно, способно более полно реализовывать криминалистически значимую задачу оптимизации проведения следственных действий.

В отношении понятия «психолого-криминалистическая характеристика личности преступника» может возникнуть сразу несколько вопросов, касающихся, в том числе, самого термина.

1. Почему именно психолого-криминалистическая характеристика, а не криминалистическая характеристика, не является ли подобная замена термина «психологизацией» криминалистической теории? Представляется необходимым отметить, что такого рода опасения излишни, так как осуществляется ориентация лишь на более детальное, конструктивное познание личности преступника с привлечением психологических средств и методов, при этом не в виде их прямого заимствования, а приспосабливая необходимые знания для более оптимального решения криминалистически значимых задач, в частности, такой значимой задачи, как установление, лица совершившего преступление. Следует добавить, что обвинение в попытках «психологизации» методики расследования преступлений явилось бы таким же нонсенсом, как попытка обвинить в «натурализации» современную криминалистическую технику в виду широкого использования ею достижений химии, физики, биологии и т.д. В отношении проблемы выбора методов исследования представляется наиболее рациональной точка зрения, высказанная еще И.Н. Якимовым о том, что «в настоящее время уже не ставится вопрос о том, какие методы наиболее научны и плодотворны, чисто ли криминалистические или психологические. Все это способствовало развитию криминалистики, углублению, усовершенствованию ее научных методов». Скажем больше, исходя из интегрирующей природы криминалистики, мы согласны с тем, что интеграция знаний иных наук есть одна из основных задач криминалистики.

2. Почему именно психолого-криминалистическая характеристика, а не социолого-криминалистическая или культуролого-криминалистическая и т.п.? Рассматривая личность, мы подвергаем анализу ее психику, которая в полном объеме является предметом психологической науки. Можно утверждать, что психология изучает личность в целом, остальные же науки о человеке изучают не личность, как таковую, а определенные сферы реализации ее личностных качеств. Другими словами, термин «психолого» ориентируется на те достижения психологической науки, которые сделали ее базовой в познании природы человека, такие, как «универсальность, всеобъемлимость, эмпирическая состоятельность». Представляется, что нет смысла выделять отдельно психологический и криминалистический аспекты, так как подобный подход ограничил бы возможность целостного восприятия изучаемого феномена.

Предложения о содержании психолого-криминалистической характеристики преступления, существующие в отечественной криминалистике, сводятся к тому, что «психолого-криминалистическая характеристика ... может рассматриваться как динамическая система относительно устойчивых количественных и качественных признаков деятельности субъектов преступления, отражающая его психические свойства, состояния и процессы по подготовке, совершению, сокрытию и противодействию в ходе расследования преступления».

Представляется, что системообразующим фактором психолого-криминалистической характеристики личности преступника должен выступать комплекс психических свойств личности преступника, с высокой степенью вероятности отображающийся в следах преступления. Данное понятие соответствует основной формуле расследования, выдвинутой еще Г. Гроссом - «следы преступления - личность преступника» и требованию необходимой степени абстрактности системообразующего фактора, одновременно конкретно указывая на его природу и сущность.

Далее, под психолого-криминалистической характеристикой личности преступника мы будем понимать комплекс психических свойств, характеризующих личность преступника, и отразившихся в следах преступления в процессе подготовки и совершения преступления, сокрытия следов преступления и постпреступного поведения данного субъекта.

Крайне важно с гносеологической точки зрения четко обозначить границы понятия «психолого-криминалистическая характеристика личности преступника». Из самого термина возникает необходимость рассматривать только взаимосвязь между следами преступления и личностью преступника, оставляя за пределами данного понятия «основные направления в расследовании».

Логически вытекает необходимость исключить из содержания психолого-криминалистической характеристики личности преступника также маскировку, направленную на сокрытие преступного деяния, т.к. процесс сокрытия следов преступления непосредственно не входит в содержание психолого-криминалистической характеристики личности преступника. Тем не менее, в содержание психолого-криминалистической характеристики личности преступника мы включаем те личностные свойства, которые отобразились в следах преступления в стадии его сокрытия.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Система следов преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и их информатика
Историко-юридические предпосылки возникновения методики расследования преступлений, основанной на информации о личности преступника, в российской криминалистической науке
Криминалистическая подготовка юридических кадров
Криминалистическая характеристика расследования преступлений как результат разрешения следственных ситуаций
Противодействие коррупции криминологическими методами
Вернуться к списку публикаций