2012-03-13 14:49:56
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений



Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений


Отражение психолого-криминалистической характеристики личности социально-дезадаптированного преступника в стадии постпреступного поведения.

Как уже подчеркивалось, в отечественной криминалистической науке считается общепризнанным, что криминалистическое понятие «способ совершения преступления» относится только к стадии совершения и сокрытия преступления. Однако существует точка зрения и противоположная общепринятой. Так, Н.П. Яблоков и В.Я. Колдин полагают, что криминалистическое понятие «способа» включает в себя также систему поведения субъекта после совершения преступления. Закономерен вопрос, логично ли исследовать явления, выходящие за понятие преступления? Если руководствоваться уголовным и уголовно-процессуальным пониманием природы преступления, то на данный вопрос необходимо ответить отрицательно. Однако в криминалистической теории давно поднимается вопрос о необходимости разработки собственно криминалистической теории преступления. В частности, отмечалась необходимость разработки криминалистического понятия «преступления», как целостной «совокупности реальных элементов противоправного деяния». Подобная целостность обеспечит выполнение такой криминалистически значимой задачи, как установление личности неизвестного преступника. Здесь маловажным представляется фактор противоправности всей совокупности «реальных элементов противоправного деяния», т.к. на первое место ставится возможность использования данного элемента в целях решения вышеуказанной криминалистически значимой задачи.

Теоретическим обоснованием состоятельности идеи отражения личностных характеристик лица, совершившего преступление, в постпреступном поведении можно считать мнение известного психолога В.Н. Мясищева о том, что «преступление представляет из себя внешний акт. Но этот акт является преступным потому, что он нарушает не только внешне форму поведения, но и те индивидуальные, внутренние данные человека, которые обеспечивают осуществление этих внешних форм». На основании изложенного применительно к стадии постпреступного поведения мы выделяем способ постпреступного поведения. Сообразуясь с определением «способа действий преступника относительно события преступления» под способом постпреступного поведения будет пониматься индивидуализирующая личность преступника совокупность моментов выбора определенных действий, детерминированных фактом ранее совершенных действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, соответствующих общему преступному замыслу и достижению преступной цели, обусловившую существование следов постпреступной деятельности.

Классифицируя моменты выбора действий в стадии постпреступного поведения по основанию криминалистически значимых объектов, мы выделяем:

• момент выбора стиля поведения;

• момент выбора круга общения;

• момент выбора территории пребывания.

Рассмотрим указанные группы моментов выбора, применительно к группе социально-дезадаптированных преступников без определенного места жительства.

Природа моментов выбора стиля поведения имеет доминантно неосознанный характер. Так, по делам о корыстных преступлениях нами выявлен факт, что после удачной кражи, обладая достаточно значимой суммой денег, социально-дезадаптированный преступник без определенного места жительства начинает активно тратить деньги в компании малознакомых лиц, преимущественно входящих в его родную социальную группу (как имеющих место жительства, так его и не имеющих). Здесь мы сталкиваемся с проявлением акцентуированного уровня потребностей лиц рассматриваемой категории, содержанием которого является желание, не принимая законов социума, войти в него и проявляющееся в создании себе нового имиджа (обеспеченного лица, социальная дезадаптация которого является экстравагантной манерой поведения, а факт отсутствия места жительства объясняется как уход от несправедливости большого мира). Для следователя, координирующего следственную и оперативно-розыскную деятельность, интерес представляет сопутствующие созданию нового имиджа разговоры о самодостаточной природе рассматриваемого контингента, которые, как правило, происходят в дешевых питейных заведениях (рюмочных или второсортных барах).

Описание форм проявления издевательств по отношению к обычным членам социума со стороны социально-дезадаптированных преступников без определенного места жительства, характерные в стадии постпреступного поведения, встречаются только в периодической литературе. Так, в частности, описывается характерный случай, в котором лицо, без определенного места жительства, ведя за собой дворнягу, просит мужчину (сильного, крепкого) дать деньги на пропитание собаки. Получив желаемое, он тут же на глазах мужчины отпускает собаку, а на удивленный вопрос подавшего милостыню заявляет, что это шутка. Те, кто знают особенности поведения социально-дезадаптированных лиц без определенного места жительства, согласятся, что подобное вызывающее поведение в повседневное время указанным лицам не свойственно.

Следует отметить еще один интересный факт, который может способствовать следователю в раскрытии преступления, совершенного социально-дезадаптированным преступником без определенного места жительства. Так, по мере убывания финансов указанная личность отходит от описанного ранее круга лиц, в среде которых происходило его самоутверждение, и переходит на более экономные способы данного самоутверждения. Например, для них (в рассматриваемый период) характерно частое появление в магазинах (не киосках!!!) и приобретение там дешевых алкогольных напитков, как правило, импортных сортов пива с истекшим сроком годности.

Специфика моментов выбора круга общения частично уже была раскрыта ранее, т.к. была непосредственно связана с вариациями стиля жизни. Представляется необходимым отметить причину изменения круга общения в стадии постпреступного поведения, характерную для социально-дезадаптированных преступников без определенного места жительства. Так, анкетирование, проведенное нами, показало, что в рассматриваемой нами среде существует тенденция раздела имущества, добытого преступным путем, причем 36% опрошенных следователей считают, что подобный раздел происходит всегда, 42% опрошенных полагают, что не всегда, но часто. От себя отметим, что подобный раздел всегда сопровождается ссорами и конфликтами делящихся. Нами ранее уже была показана тенденция «застревания» на обиде указанных лиц, поэтому временная смена круга лиц в данных условиях является закономерным процессом.

На основании изложенного «следователь может по совету участкового инспектора милиции (согласуясь с характеристиками момента оптимизации обстановки)» знающего контингент лиц без определенного места жительства на обслуживаемой им территории, значительно сузить круг подозреваемых на основании долгого отсутствия одного из членов «общины» социально-дезадаптированных лиц без определенного места жительства.

В преступлениях, совершенных социально - дезадаптированными преступниками без определенного места жительства, имеются также характерные черты и в моментах выбора территории проживания. Так, нами отмечено, что при существенных размерах имущества, добытого преступным путем, представители рассматриваемой категории лиц склонны не только к изменению группы обитания, но и к радикальным территориальным изменениям. В описанном случае социально-дезадаптированные преступники без определенного места жительства временно переселяются к лицам, ведущим асоциальный образ жизни и злоупотребляющих алкоголем, которые имеют постоянное место жительства.

Содержание наиболее характерных бесед в данном круге лиц меняется на жалобы о жестокости и несправедливости этого мира, который подавляет нестандартного человека, не признавая за ним достоинств, свойственных ему. Данные высказывания также являются акцентуированным уровнем притязаний социально-дезадаптированных лиц без определенного места жительства, целью которых является обоснование своей значимости и подавленных возможностей, что также является потребностью в поддержке своего нового имиджа. Подчеркнем еще раз, что потребность в данной поддержке свойственна социально-дезадаптированным преступниками без определенного места жительства в случае наличия у них достаточных финансов, т.к. это выделяет их из среды им подобных, возвышая их в своих глазах. Впоследствии показания третьих участников указанных бесед могут стать основанием для выдвижения версий об участии социально-дезадаптированного преступника без определенного места жительства в преступлении, зафиксированном в недалеком прошлом.

К сожалению, содержанием подобных разговоров крайне редко является информация об источнике получения денег, поэтому показания указанных третьих лиц (супруга, соседи и т.д.) чаще всего могут являться только предположениями о наличии причинной связи между преступником без определенного места жительства и совершенным преступлением.

В отношении насильственных преступлений, совершенных социально-дезадаптированным преступником без определенного места жительства, ситуация складывается прямо противоположно. Нами уже говорилось о простоте подготовки совершения и сокрытия насильственных преступлений, совершенных представителями рассматриваемой группы. Подобная простота является причиной высокой раскрываемости данной категории преступлений, применительно к рассматриваемой социальной группе. В тех же редких случаях (например, когда труп не удается обнаружить), когда этого не происходит, моменты выбора стиля поведения характеризуются ориентацией на неприметное бесконфликтное поведение. Момент выбора круга общения сводится к потребности определенное время побыть в одиночестве, не привлекая внимания.

Следует отметить, что со временем преступник даже рассказывает о произошедшем членам своей «общины», однако, выявленная информация подобного рода имеет незначительную для следователя ценность, ввиду постоянной бравады преступников рассматриваемой категории своими реальными и (как правило) воображаемыми подвигами, в которых часто фигурирует летальный исход у оппонента.

В завершение заметим, что эффективность усилий следователя, проводящего расследование преступления, совершенного социально-дезадаптированным преступником без определенного места жительства, без тесной координацией с работой участкового инспектора милиции в значительной степени обречена на неудачу. Особенно ярко это проявляется при попытках анализа в стадии постпреступного поведения социально-дезадаптированного преступника без определенного места жительства.


Ахмедшин Рамиль Линарович



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Об одном нетрадиционном тактическом приеме допроса
Детерминанты пенитенциарной преступности
Криминалистическая модель преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и ее использование в целях выявления и раскрытия преступлений этого вида
Историко-юридические предпосылки возникновения методики расследования преступлений, основанной на информации о личности преступника, в российской криминалистической науке
Нетрадиционные источники информации о взрыве и их использование при расследовании
Вернуться к списку публикаций