2012-03-13 14:49:56
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений



Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений


Отражение психолого-криминалистической характеристики личности социально-дезадаптированного преступника в стадии сокрытия преступления.

Обоснование необходимости выделения в криминалистической теории методики расследования преступлений понятия способа сокрытия преступления было проведено многими криминалистами, и, несмотря на то, что у этого подхода имеются также и противники мы согласны, что существует объективная необходимость в его самостоятельном выделении.

Добавим также, что у нас дополнительным аргументом самостоятельного выделения способа сокрытия преступления будет служить то обстоятельство, что после стадии совершения преступления неосознанно понижается волевой контроль над своими действиями (вследствие осознания того, что преступный замысел уже реализован и это влечет изменение эмоционального фона), что обеспечивает высокую степень проявления личностных свойств в следах преступления, а значит возникает потребность самостоятельного, детального исследования этих закономерностей.

Ориентируясь на понятие «способ действий преступника относительно события преступления», под способом сокрытия преступления далее будет пониматься индивидуализирующая личность преступника совокупность определенных действий по противодействию расследованию преступления соответствующих общему преступному замыслу и достижению преступной цели, обусловивших наличие следов преступной деятельности.

В российской криминалистической науке существует достаточно детально разработанная концепция содержания способа сокрытия преступления. Однако часть этих содержательных элементов (уклонение от явки в орган расследования, отказ от дачи показаний, недонесение) в крайне незначительной степени способствует воссозданию «психологического портрета» неизвестного преступника по его личностным характеристикам, отраженным в следах преступления, а другая часть (способ создания ложного алиби, основанный на обмане виновным свидетелей относительно даты, времени и т.д., инсценирование обстановки места преступления и прочие сложные способы сокрытия преступления), в целом не характерна для рассматриваемой в нашей работе группы преступников.

Исходя из вышесказанного, мы разделяем криминалистически значимые компоненты способа сокрытия преступления, совершенного социально-дезадаптированным преступником без определенного места жительства, по уже существующей в отечественной криминалистике схеме на:

• моменты деятельности по противодействию следствию, обусловившая сокрытие орудий преступления;

• моменты деятельности по противодействию следствию, обусловившая избавление от части похищенного (по делам о корыстных и насильственно-корыстных преступлениях);

• моменты деятельности по противодействию следствию, обусловившая реализацию имущества, добытого преступным путем;

• моменты деятельности по противодействию следствию, обусловившая изменение территории пребывания непосредственно после преступления.

Так, нами замечено, что в отношении моментов выбора противодействия следствию, обусловивших сокрытие орудий преступления для социально-дезадаптированного преступника без определенного места жительства не характерно утаивание орудия преступления. Содержанием данной группы действий будет являться преимущественно сокрытие орудий преступления.

Доминанта приоритета сокрытия, а не утаивания обусловлена тем фактом, что у представителей указанной категории, ввиду постоянных проверок, создается настолько значительная установка на безличностное отношение к имуществу, что проявляется даже в экстренных ситуациях. Сокрытие орудий преступления происходит в форме избавления от обладания ими. Так, интервьюирование следователей показало, что у рассматриваемых лиц существует тенденция на быстрое избавление от орудий преступления, что обусловлено, как уже говорилось, безличностным отношением к имуществу. Избавление от орудий преступления преступниками рассматриваемой категории происходит либо на месте преступления, либо в непосредственной близости от него, в случайно избранном месте. Так, если орудие преступления найдено на мусорной свалке, неподалеку от места преступления (вдали от дороги), то мы можем исключить версию об участии лица без определенного места жительства в этом преступлении, т.к. подобная система действий для них не характерна.

Ранее нами уже подчеркивалось, что социально - дезадаптированные лица плохо ориентируются в комнатах прямоцелевого назначения (спальня, кабинет), поэтому сокрытие орудий преступления крайне редко происходит в указанных помещениях.

Перейдем к характерным для социально-дезадаптированных лиц без определенного места жительства моментам выбора противодействия следствию, обусловивших избавление от части похищенного (по делам о корыстных и насильственно-корыстных преступлениях). По корыстным и корыстно-насильственным преступлениям по ряду уголовных дел выявлена определенная закономерность избавления от части похищенного имущества рассматриваемыми преступниками. Так «изъяв» имущество у жертвы, социально-дезадаптированный преступник без определенного места жительства направляется либо к представителю своей «общины» (который в подавляющем большинстве случаев имеет криминальный опыт) и передает ему на реализацию похищенное, либо, уединившись в районе свалки или мусорки, осматривает похищенное, делая вид, что копается в отбросах. Отсюда возникает необходимость у следователя, расследующего преступление по «горячим» следам обратить внимание на объекты подобного рода, находящиеся недалеко от места преступления, где, как правило, находится часть похищенного, не интересующая преступника.

Соответственно мы можем сделать вывод, что если в указанных местах находится часть похищенного то: либо социально-дезадаптированное лицо не «обитает» постоянно в районе места преступления, либо на данный момент у него плохие отношения с представителем «общины», специализирующимся на сбыте похищенного. Заметим также, что нахождение на мусорках и свалках выброшенных похищенных объектов, представляющих интерес для социально-дезадаптированного преступника без определенного места жительства (среднего размера, яркого цвета, легкая теплая одежда и т.д.), является достаточным основанием для выдвижения версии о непричастности к совершению преступления лица рассматриваемой социальной группы.

Особенности моментов выбора противодействия следствию, обусловившие реализацию имущества, добытого преступным путем, у социально-дезадаптированных преступников без определенного места жительства, имеют свою специфику. Так, похищенные предметы незначительной стоимости в 10% случаев (результаты анкетирования, интервьюирования, наблюдения) реализуются недалеко от места преступления случайным лицам. Это в большей степени относится к незначительным кражам в магазинах и общественном транспорте. Результаты анкетирования следователей также показали, что основными местами реализации похищенного социально-дезадаптированными лицами без определенного места жительства являются:

• вокзалы - 8%;

• рынки - 42%;

• коммерческие киоски - 40%.

Здесь случаи реализации похищенного на вокзале имеют ту же природу, что и случаи незначительных краж из магазинов - разница в ареале временного обитания преступника без определенного места жительства. При анализе результатов интервью нам удалось выяснить, что реализация похищенного на рынках происходит не непосредственно преступником, а представителем социально-дезадаптированного контингента, специализирующемся на продаже похищенного имущества.

Отдельно отметим реализацию в коммерческих киосках похищенного имущества. Как видно из приведенных данных анкетирования следователей, на долю киосков выпадает 40% случаев такой реализации. Данная цифра с точностью до одного процента совпадает с указанной А.А. Беляковым частотой реализации похищенного имущества в течение суток с момента совершения преступления. В данном случае это не просто совпадение. Дело в том, что обусловленная социальной дезадаптацией установка на безличностное отношение к имуществу приводит к потребности быстрого избавления от него, т.к. сам факт обладания предметами не первой необходимости является психотравмирующим обстоятельством, ввиду неосознаваемой реальной оценки своего статуса представителем рассматриваемой группы.

При анализе территориального выбора реализации похищенного имущества социально-дезадаптированным лицом без определенного места жительства нами выявлена одна закономерность. Так, для органов следствия и дознания будет иметь значение тот факт, что коммерческий киоск, в котором произошла реализация имущества, добытого преступным путем, находится в подавляющем большинстве случаев на линии место преступления - место реализации - место временного проживания. Добавим, что возможные вариации указанного маршрута могут быть обусловлены только планировкой населенного пункта, в котором происходит реализация похищенного имущества.

Рассмотрим особенности моментов выбора противодействия следствию, обусловивших изменение территории пребывания непосредственно после преступления, свойственные социально-дезадаптированным лицам без определенного места жительства. Так, мнение о том, что одной из распространенных форм противодействия следствию является отъезд лица без определенного места жительства из населенного пункта, в котором оно совершило преступление, является не вполне соответствующим реальному положению дел, так как оно встречалось лишь в следующих случаях:

• если лицо без определенного места жительства постоянно занимается переездами из одного населенного пункта в другой;

• если после совершения насильственного преступления лицо без определенного места жительства подвергается (или может подвергнуться) преследованию со стороны однородной социальной группы.

Криминалистически значимо то, что, как правило, в первом случае лицо отбывает из пункта, где совершенно преступление, воспользовавшись железнодорожным транспортом (чаще всего грузовыми составами), а в случае преследованию преступника со стороны однородной социальной группы жертва, как правило, это лицо, которое обычно обеспечивает нелегальный сбыт похищенного имущества, используются попутный транспорт или «автостоп».

И наконец, отметим еще один момент выбора противодействия следствию, обусловливающий изменение территории пребывания непосредственно после преступления, характерный для Томской области (гипотетически для всех регионов со сходным климатом). Так, после совершения большей части насильственных преступлений (убийство, тяжкие телесные повреждения) социально-дезадаптированный преступник часто скрывается на пустующих загородных участках, пользуясь отсутствием хозяев. Наиболее это характерно для зимнего периода.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Историко-юридические предпосылки возникновения методики расследования преступлений, основанной на информации о личности преступника, в российской криминалистической науке
Нетрадиционные источники информации о взрыве и их использование при расследовании
Понятие и структура психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника
Противодействие коррупции криминологическими методами
Методическое и тактическое значение психолого-криминалистической характеристики социально-дезадаптированной личности преступника при расследовании корыстно-насильственных преступлений
Вернуться к списку публикаций