2012-03-13 14:32:09
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы



Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы


Снижение отдельных видов преступлений в структуре преступности наблюдалось с 1970-1979 г., в 1987 г. и в период 1987-1990 г. по СССР и с 1983-1993 г. - в России:

а) хулиганство уменьшилось в 1,5 раза (1970-1979); в 1987 г. по сравнению с 1986 г. - на 4,2%, в 1990 г. по сравнению с 1987 г. сократилось в 1,7 раза (по СССР), а в России с 1983 г. по 1995 г. (0,15) его уровень уменьшился в 6,5 раз, в 1996 г. (0,12) - в 7,9 раз, в 1997 г. (0,09) - в 10 раз;

б) зарегистрированное число актов мужеложства уменьшилось в 1,4 раза (1970-1979 г. по СССР), а в период 1983-1991 г., а по России - в 3 раза и в последующем в статистике не отражалось;

в) количество краж уменьшилось в 2,4 раза (1970-1979 г.); в 1990 г. по сравнению с 1987 г. - сокращение на 18,3% (по СССР), а в России за период 1989-1991 г. их уровень сократился на 20%, в последующем в статистической отчетности не отражались, а с 1995 г. фиксировались вместо хищений государственного и общественного имущества и все равно их уровень в 1995 г. по сравнению с 1987 г. снизился в 1,5 раза, в 1996 г. - на 10%, в 1997 г. их уровень составил 0,065;

г) преступления против государственной власти не совершаются с 1976 года.

Массовые беспорядки и иные массовые эксцессы совершаются несколько раз в год (например, в 1985 г. был один случай массовых беспорядков; в 1987 г. - 2, в 1988 г. - 1; в 1986, 1989-1991 г. не было совсем, зато в 1992 г. - сразу 3, в 1993 - 1, в 1994 - 1, в 1995 и в 1996 г. не было совсем, а групповые преступления составили в 1985 г. 14%; 1992 г. 34,7%, в 1993 г.- 11,37%, в 1994 г. - 8,5%, в 1995 г. - 9,1%, в 1996 г. - 13,2%, в 1997 г. - 10,7%).

В женских ИУ ежегодно совершается 30-80 преступлений, например, в 1989 г. - 29, в 1990 - 83, в 1991 - 34, в 1992 - 36, в 1993 - 64, в 1995 г. - 52, в 1996 г. - 43, в 1997 г. - 24.

В последнее время увеличилось количество предотвращенных насильственных действий сексуального характера в 2,1 раза, краж - в 1,5 раза, грабежей и разбоев - в 7 раз. Например, в 1995 г. было предотвращено 21604 преступления, в 1996 г. 22269, что, между прочим, на 25,4% больше, чем в 1983 г., по чему, кстати, очень высоко можно оценить работу оперативных аппаратов, прежде всего в местах лишения свободы по сравнению с работой уголовного розыска на свободе.

Для структуры преступности во всех видах ИУ по СССР в период 1975-1989 г. характерно, что первое место практически всегда занимали побеги, составляя от 15,8% в 1987 г. до 37,0% в 1990 г. Значительные перепады специфичны для хулиганства, которое в отдельные периоды то вырывалось на первое место, опережая даже побеги, например, в конце 70-х годов, то спускалось до второго - в первой половине 80-х годов, то с 1987 г. вплоть до 1989 г. занимало третье место после причинения тяжкого вреда здоровью, а с 1990 г. оно переместилось аж на пятое. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, начиная с 1987 г. по 1990 г. устойчиво занимало второе место, хотя его удельный вес постоянно снижался с 16,2% в 1987 г. до 9,0% в 1990 г. И если, как отмечалось, хулиганство с 1987 г. по 1989 г. занимало третье место, то сопротивление представителям администрации, угрозы или насилие в отношении должностного лица с 1987 - 1989 г. было на четвертом месте, а затем в 1990 г. - переместилось на третье, вытеснив хулиганство. Убийства, начиная с 1975 г. (7,7%), по 1990 г. (5,0%) устойчиво занимают пятое место. А обращение с наркотическими и иными запрещенными веществами, начиная с 1975 г. (5,5%) по 1989 г. (3,2%) постоянно занимали шестое место. Хищения государственного и общественного имущества обычно занимали то седьмое, то шестое места. Дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ), устойчиво с 1975-1990 г. занимала восьмое место (от 1,4% в 1988 г. до 2,9% в 1989 г.), а - мужеложство - девятое в 1975 г., а затем - десятое, а на девятое с 1988 г. по 1990 г. переместились кражи личного имущества. Таким образом, мы рассмотрели первые 10 мест и преступления, которые их занимали в ИУ СССР с 1975-1990 г. На их динамику и перемещения в структуре оказало влияние начало перестройки (1986-1987 г.), которое вызвало стабилизацию и уменьшение всей преступности и, естественно, преступности в местах лишения свободы, ибо свобода и се лишение соотносятся между собой как сообщающиеся сосуды. Кроме того, специфические для ИУ преступления - побеги, преступное поведение против уголовноисполнительных учреждений и их сотрудников (дезорганизация нормальной деятельности учреждений, сопротивление, угрозы, насилие и т.п.), а также обращение с запрещенными веществами постоянно занимают одни и те же места (первое, третье, шестое). Тяжкое насилие - тоже специфика ИУ (всегда второе место).

Приступим к анализу динамики структуры преступности в ИУ России на основе самых многочисленных преступлений. Следует иметь в виду, что, если определенные изменения характерны для динамики состояния, уровня преступности в ИУ, некоторых видов преступлений, то в динамике структуры преступности - изменения весьма кардинальны. Если в 1983 г. первое место занимало хулиганство (25,5%), то в 1995 г. (3,66%), в 1996 г. (3,4%) оно переместилось на шестое место, а первое место заняло уклонение в 1995 г. - 39,6%, в 1996 г. - 51,0%, как уже указывалось, в связи с тем, что побеги из колоний- поселений были криминализированы как уклонение, а они всегда составляли примерно пятую часть из всех побегов. Кроме того, также как и раньше, квалифицируется невозвращение осужденных из кратковременного отпуска, а это право на отпуск в настоящее время реализуется осужденными в десятки раз чаще, чем 12 лет назад и невозвращенцев сейчас, естественно, стало также значительно больше. Побеги же, как и в 1983 г. (15,5%) - в 1995 (14,85%) и в 1996 г. (15,2%) занимали второе место. Причинение тяжкого вреда здоровью, бывшее в 1983 г. на третьем месте (15,3%), переместилось в 1995 г. (5,04%) и 1996 г. (4,95%) на четвертое, а третье в 1995 г. (14,86%) и также в 1996 г. (7,45%) - заняли незаконные операции с наркотическими веществами, бывшие в 1983 г. всего лишь на пятом (7,1%), что в принципе отражает актуализацию в стране наркотической проблемы с 1985 г. Кроме того, наркотики и другие сильнодействующие вещества всегда занимали в жизни осужденных значительное место, ибо они в условиях изоляции остаются, чуть ли не единственным средством, используемым для снятия стрессов, смягчения тревожности, характерных для осужденных. Другие же способы - менее доступны, как, например, нормальный секс, спорт и т.п. С другой же стороны, наркотический «подогрев» поощряется преступной субкультурой, а потому увеличение обращения с наркотиками в структуре преступности в ИУ может служить показателем усиления влияния криминальных обычаев и традиций.

Убийства, занимавшие в 1983 г. четвертое место и составлявшие 7,2%, переместились в 1995 г. (2,4%) на седьмое место, а в 1996 г. (2,8%), несмотря на незначительное увеличение, на восьмое, в связи с тем, что седьмое заняли незаконные изготовление, приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, комплектующих деталей к нему и т.п. (3,1%) в связи с их актуализацией в ИУ и выделением впервые с 1996 г. в статистической отчетности и, как уже отмечалось, уровень убийств, как и - причинения тяжкого вреда здоровью уменьшился в 1996 г. в 2,7 раза, что, кстати, тоже может служить показателем усиления в ИУ преступной субкультуры, так как тяжкое насилие в криминальных разборках среди «старых» воров в законе признается крайним, исключительным средством, среди «новых» же воров - наоборот. Поэтому данное обстоятельство может быть расценено также и как свидетельство усиления позиций «старых» воров в законе в условиях изоляции, на свободе же - происходят совсем обратные процессы. Сопротивление представителям власти (декриминализировано с 1997 г.), угрозы или насилие в отношении должностного лица с шестого места в структуре преступности в 1983 г. (4,2%) переместились на пятое в 1995 г. (3,8%), а также в 1996 г. (4,05%), что еще ни о чем не говорит, ибо уровень их даже незначительно уменьшился с 0,16 до 0,15 на каждую тысячу осужденных. Кражи с седьмого места сместились на восьмое в 1995 г. и на девятое в 1996 г., мужеложство, бывшее на восьмом месте, вообще затем пропало в статотчетности, а дезорганизация нормальной деятельности учреждений с девятого места перешла на десятое, на девятом же в 1995 г. оказалось злостное неповиновение, криминализированное в 1984 г. (декриминализированное в 1997 г.)т где оно сразу же заняло второе место после хулиганства, вытеснив даже побеги, которые вместе с причинением тяжкого вреда здоровью разделили тогда 3-е место.

В 1997 г. в связи с вводом в действие нового УК и другими вышеуказанными факторами произошли довольно серьезные изменения в структуре преступности в территориальных да и во всех ИУ. 1-е место занял побег (44,7%), 2-е - незаконные операции с наркотиками (22,7%), 3-е - уклонение от наказания (7,9%), 4-е - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (5,9%), 5-е - хулиганство (4,1%), 6-е - дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (3,5%), 7-е - кражи (2,5%), 8-е - незаконные операции с оружием (ст. 222, 223 УК РФ - 1,7%), 9-е - умышленные убийства (1,4%), 10-е - захват заложников (0,06%).

В структуре преступности в учреждениях с особыми условиями хозяйствования (лесных) особых изменений до 1997 г. не происходило. Если по вышеуказанным основаниям сложить уклонения и побеги, то тогда и 1980 г. они составляли 51,9%, в 1995 г. - 83,9%, в 1996 г. - 83%, занимая первое место. Второе место занимало причинение тяжкого вреда здоровью, составляя в 1980 г. 8,5%, в 1995 г. - 2,5%, снизившись в 1995 г. но сравнению с 1980 г. по уровню в 2,8 раза как и в территориальных ИУ, зато составив в 1996 г. - 3,7%, увеличившись по уровню по сравнению с 1995 г. на 42,9%. Третье место занимали убийства, которые в 1980 г. были зарегистрированы в 7,6% случаев, в 1995 г. - в 2,4%, уменьшившись по уровню в 2,6 раза почти также как и в территориальных ИУ и как и причинение тяжкого вреда здоровью, а в 1996 г. - 1,9%, уменьшившись по уровню по сравнению с 1995 г. на 23,1%, т.е. в 1,3 раза. По иным же преступлениям наблюдаются изменения в динамике структуры, как правило, потому, что они составляют незначительный удельный вес. Так, четвертое место в 1980 г. занимало хулиганство (7%), затем же оно переместилось на шестое место, составив всего 0,8% в 1995 г. и 0,9% - в 1996 г., что, кстати, характерно для всех ИУ. Четвертое место в 1995 г. заняли кражи (1,5%), а пятое - сопротивление (1,1% в 1995 и 1,2% в 1996 г.), заменив злостное неповиновение, которое в 1980 г., занимая пятое место, составляло вместе с тем 3,9%. Эти изменения обусловлены, прежде всего, переменами в уголовном законодательстве.

В 1997 г. и в колониях с особыми условиями хозяйственной деятельности произошли некоторые изменения в структуре преступности впервые за последние 17 лет. 1-е место сохранили побеги и уклонение (81,3%), 2-е - убийства (3,7%), 3-е - кража (2,3%), 4—е - причинение тяжкого вреда здоровью (1,7%), 5-е - незаконные операции с оружием (1,1%). Иначе говоря, вероятно, актуализация проблем с оружием в ИУ, как и во всей стране, привела к тому, что убийств стали совершать значительно больше, чем причинение тяжкого вреда здоровью. Кражи еще в 1995 г. переместились на 4-е место, а в 1997 г. - уже заняли 3-е, и это вполне объяснимо, так как наряду с ухудшением экономической ситуации в стране в 1995 г. в 1997 г. произошло очередное обострение, особенно отразившееся в «лесных» ИУ.

Во всех ИУ России в среднем совершается от 2 до 5 тысяч преступлений в год, уровень преступности на тысячу осужденных составляет в среднем от 3 до 20 преступлений в зависимости от вида исправительного учреждения, в структуре преступности по всем ИУ в последние годы на первом месте находятся побеги и уклонение от отбывания наказания, затем - различные виды обращения с наркотическими веществами, после них - причинение тяжкого вреда здоровью, на пятом с 1997 г. - хулиганство, на шестом - дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, причем, став на 3/4 насильственным, заменив сопротивление представителям администрации и злостное неповиновение, как уже отмечалось декриминализированные. Кстати, это доказывает, что эти составы выполняли функцию двойной превенции и, по мнению некоторых авторов, были декриминализированы необоснованно.

Анализ уровня преступности в местах лишения свободы свидетельствует о ее неравномерности и трудной предсказуемости. Проанализировав основные показатели пенитенциарной преступности в Российской Федерации, соискатель пришел к выводу о том, что она характеризуется устойчивостью, что свидетельствует о несовершенстве уголовно-исполнительной системы, неспособной эффективно воздействовать на лиц, совершивших преступления, о слабом воздействии наказания, не всегда достигающего цели исправления осужденных.

Большая часть пенитенциарных преступлений совершается в группе из них можно выделить:

1. Массовое преступное поведение, которое может совершаться только большой группой осужденных, во всяком случае более 50-100 человек - по действующему уголовному законодательству под это условие подпадают только массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ), по прежнему сюда относились еще организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок (ст. 190 3 УК РСФСР). В принципе, условно к этому типу поведения можно отнести также организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ), организацию преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ) и геноцид (ст. 357 УК РФ), но обычно эти массовые преступления имеют или политический характер, или отличаются высоким уровнем организованности, или также предположить возможность их совершения в условиях изоляции чрезвычайно сложно, хотя осужденные к иным наказаниям вполне могут быть их организаторами или активными участниками.

2. Преступления, которые могут исполняться и в одиночку, но в ИУ в большинстве случаев совершаются:

А) значительными группами осужденных (по 100-200 и более человек):

а) хулиганство (ст. 213 УК РФ),

б) дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ);

Б) чаще всего совершаются незначительной группой лиц (от 2 до 5 и более человек):

а) побег,

б) убийство,

в) причинение тяжкого вреда здоровью,

г) различные виды обращения с наркотическими, психотропными, ядовитыми, сильнодействующими и т.п. запрещёнными веществами.

Вместе с тем, если они случаются, то практически выводят из строя или существенно дезорганизуют деятельность колонии, управления, а то и всего ГУИН (ФСИН) Минюста России. Показателей, внутренних и внешних, по которым можно судить об угрозе, потенциальной возможности массовых эксцессов довольно много, ибо они имеют корни в глубинных процессах, происходящих в среде осужденных и администрации ИУ, прежде всего в их противостоянии, причём, в колеблющемся и возрастающем. Проявления массовых эксцессов осужденных не столь разнообразны, сколь опасны - это, прежде всего неодиночные убийства и причинения вреда здоровью, погромы и поджоги. Вот почему исследование и изучение этих процессов имеет столь значительное научное и практическое значение.

О криминальной агрессивности среды осужденных также свидетельствует тот факт, что в исправительных учреждениях в 1997 - 2001 гг. совершено 1528 нападений на сотрудников в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, 1433 сотрудникам нанесен вред здоровью различной степени тяжести, из них 96 со смертельным исходом. Для пресечения противоправных действий осужденных сотрудниками службы безопасности исправительных колоний применялись специальные средства более чем в 72 тыс. случаев. В рассматриваемый период имели место неоднократные случаи захвата осужденными заложников.

Сложившаяся ситуация обусловливает необходимость повышения эффективности деятельности персонала исправительных колоний по исправлению осужденных, обеспечению безопасных условий исполнения и отбывания наказания. Поэтому разработка и реализация уголовно-правовых, криминологических и организационных мер предупреждения насильственных преступлений в отношении персонала являются важным средством обеспечения их безопасности при исполнении служебного долга.

Таким образом, исходя их судебно-следственной практики и существующего состояния пенитенциарной преступности все преступления, совершаемые в исправительных учреждения можно условно разделить на пять основных групп:

1.1. Преступления против жизни и здоровья

ст. 105. Убийство

ст. 107. Убийство, совершённое в состоянии аффекта

ст. 110. Доведение до самоубийства

ст. 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

ст. 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

ст. 113.. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

ст. 115. Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью

ст. 116. Побои

ст. 117. Истязание

ст. 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

ст. 121. Заражение венерической болезнью

ст. 122. Заражение ВИЧ-инфекцией

1.2. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

ст. 132. Насильственные действия сексуального характера

ст. 133. Понуждение к действиям сексуального характера

ст. 134. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста

ст. 135. Развратные действия

1.3. Преступления против собственности

ст. 158. Кража

ст. 161. Грабеж

ст. 163. Вымогательство

ст. 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества

1.4. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

ст. 206. Захват заложника

ст. 212. Массовые беспорядки

ст. 213. Хулиганство

ст. 222. Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

ст. 223. Незаконное изготовление оружия

ст. 228. Незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов

1.5. Преступления против правосудия и порядка управления

ст. 313. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи

ст. 314. Уклонение от отбывания лишения свободы

ст. 318. Применение насилия в отношении представителя власти

ст. 321. Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Далее, в данной работе, мы постараемся сделать акцент на предупреждении трёх основных видов преступлений: преступлениях против жизни и здоровья, преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности, преступлениях против правосудия и порядка управления. Выбор первых двух групп обусловлен большой распространённостью и повышенной общественной опасностью. Третья группа преступлений по своей природе специфична для мест лишения свободы. Общие аспекты предупреждения преступлений против собственности в исправительных учреждениях и против общественной безопасности и общественного порядка, также будет представлена в работе.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Детерминанты пенитенциарной преступности
Контроль за преступностью и криминологическое законодательство
Криминалистика для криминалистики или для практики?
Общесоциальные меры предупреждения пенитенциарной преступности
О проблемах профилактики насильственных преступлений в исправительных учреждениях
Вернуться к списку публикаций