2012-03-13 14:32:09
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы



Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы


Абсолютное большинство преступлений - 88,9% - совершено в течение первых 3-х лет после отбывания наказания, заранее совершенные преступления, в том числе находились на свободе до 1 месяца - 7,2%, с 1 до 3 месяцев - 9%, с 3 до 6 месяцев - 8,9%, с 6 месяцев до 1 года - 17,6%, с 1 года до 2 лет - 14,3%, с 2-х до 3-х лет - 6,4%, свыше 3-х лет - 11,1 %.

Как свидетельствуют данные ГУИН Минюста России за 1999 год по-прежнему, остается высокой доля преступлений, совершенных осужденными, являющимися нарушителями режима (20,1% + 1,37%) и состоящими на профилактических учетах (10,5% - 14,7%). Доля групповых преступлений совершенных осужденными поселенцами, составила 48,3% (83 из 172).

За период с 1994 г. по настоящее время в исправительных учреждениях режим особых условий вводился 98 раз, причем в 93 случаях в связи с чрезвычайными обстоятельствами и в пяти случаях в связи с чрезвычайными ситуациями природного и техногенного характера.

На первом месте по опасности совершенных деяний в системе исправительных учреждений стоит убийство. В 2000 году количество убийств и покушений увеличилось на 25%. При этом рост данного преступления допущен на всех видах режима, что нехарактерно для пенитенциарной преступности 80-х годов, когда данный способ разрешения конфликтов или сведения счетов был крайним случаем (за исключением «лагерных войн» в 50-х годах).

Между различными группировками, организованными по различным признакам и отношениям - этнические, смешанные, придерживающихся старых традиций «преступного мира», не поддерживающих их, просто «бандиты» - постоянно происходит борьба за сферы влияния, а также освоение новых каналов легализации преступных доходов, с целью вытеснения друг друга с рынков сбыта и т.д. Поэтому в исправительных учреждениях рядовые члены группировок, входившие в состав различных преступных сообществ, а многие из них ранее не были судимы, содержатся в колониях общего режима и продолжают войну за контроль над поступлением в колонию продуктов питания, спиртного, наркотиков, а на более строгих режимах - происходят столкновения с осужденными, поддерживающими воров - «законников».

Другим опасным преступлением против личности являются причинение тяжкого вреда здоровью. Это наиболее опасное преступление. В целом преступления против личности можно разделить на две группы: преступления против личности и насильственные поступки, не фиксируемые в качестве преступных - это побои, причинение легкого вреда здоровью. Обычно оперативные части, по поручению начальника ИУ, проведя дознание, отказывают в возбуждении уголовного дела за примирением сторон или отсутствием жалобы потерпевшего, хотя подобное отношение приводит в последствии к совершению тяжкого преступления против личности. Поэтому при изучении преступности в местах лишения свободы необходимо учитывать, что часть общественно опасных деяний не фиксируется в качестве преступных, хотя на самом деле они таковыми являются. Таким образом, можно констатировать, что латентность правонарушений в исправительных колониях достаточна велика.

Специфическим тюремным преступлением против личности является насильственные действия сексуального характера, также отличающиеся высоким уровнем латентности, потому что лица, подвергшиеся данному виду насилия, как правило, не обращаются с заявлением в администрацию исправительного учреждения, пытаясь таким образом скрыть факт преступления. Данные лица автоматически переводятся в категорию «отверженных», занимающих самое низкое положение в тюремно-лагерной иерархии. Обычно акт насилия совершается с осужденными за сексуальные преступления, совершенные в отношении детей и подростков, за оказание содействия правоохранительным органам или имеющим родственников в этих органах, а также с лицами, уличенными в краже продуктов питания или предметов первой необходимости в колониях, имеющими женоподобные черты внешности, неряшливыми и умственно отсталыми осужденными. Отвержение, как правило, происходит в следственном изоляторе, а в колонию осужденный прибывает в соответствующей группе осужденных, занимая свое место в «табеле о рангах». При этом необходимо отметить, что если в колонии сильна власть «отрицательной группировки» то фактически жертвой произвола, объектом насилия может стать любой осужденный, в связи с чем, зачастую, в колониях происходят конфликты и стычки между различными группами осужденных перерастающих в дальнейшем в массовые беспорядки.

Специфическими пенитенциарными преступлениями является группа составов, совершение которых возможно только в условиях изоляции от общества. Это побеги, уклонение от отбывания лишения свободы и дезорганизация нормальной деятельности учреждений.

В этой группе составов в настоящее время самым распространенным является побег. Побеги осужденные их мест лишения свободы характерны в основном в весенне-летний период. Это объясняется климатическими условиями, так как в зимний период достаточно сложно выйти в промышленный центр к железнодорожным коммуникациям. Между тем, единичны случаи совершения побегов из лесных колоний, где в рабочее время осужденные самостоятельно выходят на лесосеку, а вечером возвращаются на территорию колонии. Это объяснимо тем, что осужденные, работающие на лесоповале, имеют возможность получать хорошую заработную плату.

Фактически с момента принятия нового Уголовного Кодекса зарегистрированы единичные случаи уклонения от отбывания лишения свободы, хотя данные факты и имеют место, но руководство колоний предпочитает не возбуждать уголовного дела, а решать вопрос о наказании виновного своими полномочиями.

В настоящее время в исправительных колониях сложилось хрупкое равновесие, «лидеры» преступных групп, используя свои возможности, используют производство в качестве легальной возможности получения денежных средств в «общую кассу», а при совершении преступлений, предусмотренных ст. 321 УК РФ могут последовать различные комплексные проверки, как из центра, так и прокуратур соответствующих регионов, которые им не нужны.

Кроме того, действия по дезорганизации нормальной деятельности учреждений, а также иные опасные преступления против общественной безопасности - в виде захвата заложников, массовых беспорядки в изоляторах и колониях обычно происходят в период кризисного состояния общества. Так, пик данных действий приходился в России дважды: в 50 годы, после смерти И.В. Сталина, когда общество узнало о нарушениях законности и в разгар «перестройки», в конце 80-х годов.

С учетом того, что в настоящее время уголовный мир имеет возможность консультаций с высококвалифицированными юристами, в том числе бывшими работниками МВД, Минюста, прокуратуры, в преступном мире произошла определенная подстройка ее лидеров к несовершенству уголовного законодательства, в частности, диспозиция ст. 321 УК не охватывает многие факты организованной преступной деятельности в условиях изоляции от общества. Так, например Ишегеев B.C., приводит пример из практики колоний строгого и особого режимов Восточно-Сибирского региона, где в последние годы представители «отрицательной части» осужденных начали сбор средств для содержащихся в помещениях камерного типа и штрафных изоляторах. Кроме этого, там запрещено «терроризировать» отверженных, прибывших из тюрьмы, а около 75% всех опрошенных осужденных заявили, что они чувствуют себя в безопасности, рассчитывают на справедливое рассмотрение конфликтов, если в колонии отбывает наказание представитель «воров-законников», 80,2% осужденных рассчитывают на помощь из общей кассы при неблагоприятных ситуациях, а также на «подъемные» при освобождении.

Среди преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, совершаемых в условиях исправительных колоний, следует выделить захват заложников, хулиганство, незаконное изготовление, ношение, приобретение и сбыт холодного оружия.

Захват заложников, как указывалось выше, был характерен в местах лишения свободы в 80-е годы в период критики времен «застоя». В настоящее время число захватов заложников в системе исправительных учреждений происходят в основном при неудавшемся побеге.

Также места лишения свободы, в частности производства, расположенные в промышленной зоне крупных городов являются основными поставщиками различных образцов холодного оружия, которое применяется как при внутрилагерных разборках, так и обменивается на продукты питания, чай, водку, наркотики у вольнонаемных или аттестованных сотрудников колоний.

Вместе с тем, преступления, предусмотренные ст. 222, 223 УК РФ обладают высокой латентностью. Это связано с тем, что при возбуждении уголовных дел, возникает ряд проблем с производством криминалистических экспертиз, а в некоторых случаях холодное оружие изготовляется по заказу вышестоящего руководства колонии.

Одним из немаловажных факторов, влияющих на совершение преступлений в исправительной системе, является алкоголизация населения. В связи с чем, каждый пятый осужденный находится на принудительном лечении от алкоголизма и наркомании. Поэтому, попав в условия изоляции, стремится не вылечиться от своих больных привычек, а любой ценой приобрести спиртное и наркотики. Водка, чай и наркотики являются своеобразным барометром, определяющим истинную власть в колонии. Так, по мнению B.C. Ишегеева, если цена на данные изделия близка к цене на воле, то колония управляется «отрицательной частью осужденных», придерживающихся воровских традиций, а если она выше в несколько раз, то в колонии режим соответствует требованиям закона и оперативная часть неподкупна.

Если нет возможности достать спиртное, то осужденные используют лакокрасочные вещества, получая из них спиртосодержащие жидкости. В состоянии опьянения обычно совершаются хулиганские действия. Традиционно в местах лишения свободы наркотики и иные сильнодействующие вещества используются спецконтингентом для снятия напряженности, стресса, угнетенного состояния. Также на незаконный оборот наркотических средств влияет и то, что с 1990 года в 11 раз увеличилось количество преступлений, связанных с их незаконным приобретением, сбытом, хранением, а количество наркоманов по самым скромным оценкам около 1,5 млн. человек. Таким образом, находясь в колонии, где каждый четвертый нуждается в принудительном лечении от наркомании, они всеми способами пытаются нелегально достать наркотики.

По мнению А.П. Стуканова, длительное время о преступности в местах лишения свободы по всему Советскому Союзу люди знали только понаслышке, так как статистика о количестве заключенных и число совершенных ими преступлений являлась секретной. О преступлениях же совершенных ими в самих местах лишения свободы, почти совсем ничего не известно. А такие преступления совершались и будут совершаться». В настоящее время данной проблемы не стоит.

Приведём некоторые статистические данные, характеризующие структуру и динамику пенитенциарной преступности. Пенитенциарная преступность составила в 1986 году - 8184, в 1987 г. - 6193, в 1988 г. - 3627, в 1989 г. - 3933, в 1990 г. - 5401, в 1991 г. - 5613, в 1992 г. - 5985, в 1993 г. - 7024, в 1994 г. - 7381, в 1995 - 7221, в 1996 г. - 7044, в 1997 г. - 7279, в 1998 г. - 7643, в 1999 г. - 7704, в 2000 г. - 7097, в 2001 г. - 7521 осужденный за преступления при исполнении наказания в виде лишения свободы. При этом, зарегистрированная преступность по осужденным с 1986 по 1989 год постоянно снижалась и лишь с 1990 года начала расти, не достигнув даже в 1994-2001 г. уровня 1986 года. Это можно объяснить прежде всего снижением количества лиц, осуждаемых к лишению свободы (с 38,4% в 1986 г., до 34,1% в 1987, 35,0% в 1988, 37,1% в 1989 г., 37,8% в 1990 г., 35,0% в 1991 г., 36,5% в 1992 г., 37,3% - в 1993 г., хотя 39,5% - в 1994 г., зато уже в 1995 г. - 36,4%, в 1996 г. - 33,9, в 1997 г. - 32,8, в 1998 г. - 34,3%, в 1999 г. - 32,9%, в 2000 г. - 35,0%, 2001 г. - 30,9%, т.е. на 7% меньше с 1986 г. по 2001 г. и лишь в 1994 г. удельный вес превысил данные 1986 г.

Наряду с общим ростом преступности в стране наблюдалось снижение общего количества лиц, осуждаемых к уголовным наказаниям, что связано с дезорганизационными процессами в целом в системе уголовной юстиции, чрезвычайно большой утечкой кадров, особенно из мест лишения свободы, связанной с передачей системы исправительных учреждений из МВД РФ в Минюст РФ и, как следствие, снижением эффективности деятельности администрации в новых перестроечных и постперестроечных условиях.

При этом надо иметь в виду, что, во-первых, осуждаются к лишению свободы как наиболее опасные преступники, от которых в большей степени можно ожидать совершения преступлений, но также и наиболее опытные, изощренные в своем преступном ремесле и, соответственно, привлечь их к уголовной ответственности значительно сложнее; во-вторых, в условиях осуществления постоянного надзора за осужденными в местах лишения свободы затруднено совершение преступлений. В то же время исполнение наказаний на свободе у осужденных вызывает чувство безнаказанности, ибо в общественном сознании населения сильно мнение о том, что единственным карательным уголовным наказанием, является только лишение свободы, а применение иных наказаний свидетельствует, прежде всего, о коррумпированности органов юстиции; в-третьих, кроме того, малочисленные уголовно-исполнительные инспекции не могут осуществлять постоянного надзора за всеми осужденными на свободе, проводить с ними индивидуальную воспитательную работу, оказывать помощь, поэтому эти осужденные оказываются в поле зрения, прежде всего служб ОВД - участковых уполномоченных милиции, сотрудников уголовного розыска и др., которые при поступлении сигнала о любом совершенном преступлении, прежде всего, начинают работу с ранее судимыми и, в- четвёртых, нет специализированных учебных заведений, готовящих сотрудников учреждений, исполняющих наказания (инспекторов уголовноисполнительных инспекций, исправительных центров, судебных приставов- исполнителей и других, кроме сотрудников администрации мест лишения свободы).

В России уровень преступности с 1989 г., составлявший 9,52 преступления, по сравнению с 1995 г. (5,23) снизился на 45,1%, с 1996 г. (3,9) - на 59,0%, т.е. в 2,4 раза; с 1997 г. (2,6) - в 3,7 раза, с 1998 г. (2,39) - в 3,98 раза, с 1998 г. (1,84) - в 5,2 раза.

При оценке этих показателей следует учесть, что латентность преступности в местах лишения свободы достаточно высока, это связано, прежде всего, с недостатками в системе оценки показателей работы ИУ (т.е. чем больше преступлений регистрируется, тем хуже оценивается работа).

Для изменений в структуре зарегистрированной преступности в местах лишения свободы характерны прямо противоположные тенденции. Одни преступления практически всегда растут (исключение - период начала перестройки с 1986 по 1987 г. и по некоторым преступления - 1993 - 1994 г., которые, необходимо отметить являются переломными для динамики всей преступности), а другие - наоборот снижаются, что тоже не всегда хорошо. Так, рост характерен для следующих преступлений:

- 1992 умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (в дальнейшем изложении ПТВЗ) в структуре преступности в 2,4 раза в период 1970 - 1979 г.; в 1986 г. по сравнению с 1986 г. ПТВЗ сократилось на 20,5%, а в 1990 г. по сравнению с 1987 г. выросло на 20,1% (по СССР), по России же в период 1983-1992 г. его уровень вырос на 3,4%, зато в 1995 г. (0,22) по сравнению с 1983 г. (0,59), по всем ИУ - снизился в 2,7 раза, в 1996 г. (0,17) - в 3,5 раза и в 1997 г. (0,14) - в 4,2 раза;

- побегов в 1,4 раза (1970-1979 г.); в 1987 г. по сравнению с 1986 г. на 12,4%, в 1990 г. по сравнению с 1987 г. наблюдается рост почти в 3 раза (по СССР), а с 1983 по 1993 г. по России - в 3,2 раза, зато в 1995 г. (0,61) по сравнению с 1983 г. (0,6), они увеличились всего на 1,7%, в 1996 г. (0,55) опять снизились на 8,3%, но при этом следует иметь в виду, что побеги из колоний- поселений с 1993 г. квалифицировались как уклонения и их уровень в 1995 г. составил 1,62 преступления на тысячу осужденных, а в 1996 г. - 1,84, а потому с учетом этого побеги фактически увеличились в 3,7 раза в 1995 г., а в 1996 г. - в 4 раза. С 1 января 1997 г. уклонения из колоний-поселений опять названы как побеги из мест лишения свободы (ст. 313 УК РФ), но в 1997 г. (1,1) по сравнению с 1983 г. они увеличились всего в 1,8 раза.

- дезорганизации нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ) - в 2 раза, в 1987 г. по сравнению с 1986 г. она снизилась на 66,6%, за 1989 и 1990 годы опять наблюдается ее резкий рост по сравнению с 1987 г. почти в 4 раза по СССР. С 1983 г. по 1993 г. (0,05) по России уровень также увеличился в 2,2 раза, зато в 1995 г. (0,01) уровень этого преступления упал в 2,3 раза, в 1996 г. - в 3,4 раза, в 1997 г. (0,08) по сравнению с 1989 г. (0,1) снизился на 20% или в 1,25 раза, т.е. темпы снижения этого преступления начали падать, по сравнению с 1996 г. его уровень увеличился в 8 раз;

- 1995 сопротивление представителям администрации, угрозы или насилие и отношении должностного лица увеличились на 9,4% (1970-1979 г.), в 1987 г. по сравнению с 1986 г. - сокращение на 11,2%, в 1990 г. по сравнению с 1987 г. наблюдался рост в 2 раза (по СССР), в России с 1983-1992 г. был рост уровня в 3,5 раза, в 1993 г. - всего на 25%, зато с 1994 г. их уровень стал снижаться и в 1995 г. он упал на 6,7% по сравнению с 1983 г., а в 1996 г. - уже на 9,6%, злостное же неповиновение в 1995 г. по сравнению с 1984 г. (0,87) резко снизилось в 12,4 раз, а в 1996 г. (0,05) - в 17,4 раз (с 1 января 1997 года сопротивление представителям власти, злостное неповиновение декриминализированы, что негативно сказывается на криминогенной обстановке в ИУ);

- убийств почти в 2 раза (1970-1979 г.); в 1987 г. по сравнению с 1986 г.

- сократились на 13,8%, в 1990 г. по сравнению с 1987 г. опять наблюдался рост на 8,3% (по СССР); в России с 1983-1992 г. - увеличение их уровня на 25%, а с 1994 г. началось их снижение и в 1995 (0,1), в 1996 г. (0,1) и в 1997 г. (0,05) их уровень резко снизился в сравнении с 1983 г. в 2,8 раз, кстати, ровно на столько же, на сколько - и причинение тяжкого вреда здоровью (в 1995 г.).



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Криминологическое исследование организованной преступности - теория, методология, результаты
Основные понятия виктимологии
Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых в местах лишения свободы
Система следов преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и их информатика
Специально-криминологические мероприятия по предупреждению преступности в местах лишения свободы
Вернуться к списку публикаций