2012-03-12 22:21:48
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Индивидуальная профилактика пенитенциарной преступности



Индивидуальная профилактика пенитенциарной преступности


Кроме того, в связи с изменением социально-экономических условий в стране и норм расходования денежных средств на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости согласно Закону от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ мы считаем, что целесообразно увеличить размер суммы до одного минимального размера оплаты труда (МРОТ) вместо 1/4 МРОТ на такой вид поощрения, как разрешение дополнительно расходовать деньги на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости.

Известно, что социально полезные связи с внешним миром положительно влияют на психологическое состояние осужденного, способствуют преодолению его отчуждения и дезадаптации, снижают уровень тревожности, делают более восприимчивым к воспитательным воздействиям. Одной из форм реализации социально полезных связей, предусмотренных уголовно-исполнительным законодательством, является предоставление осужденным краткосрочных и длительных свиданий. Следует отметить, что, по данным специальной переписи осужденных 1999 г., независимо от возраста более половины осужденных мужчин, содержащихся в исправительных колониях, не имеют денег на лицевых счетах, а основной размер денежных накоплений составляет у подавляющей массы осужденных около 100 рублей. В связи с этим для повышения стимулирования осужденных к позитивному изменению поведения предлагается использовать такие формы поощрения, как: предоставление один раз в год бесплатного длительного свидания с близкими родственниками в части совместного проживания в гостинице исправительного учреждения или бесплатного краткосрочного свидания; предоставление материальных льгот осужденным, успешно обучающимся в учебных заведениях. Таким образом, с данными мерами материального стимулирования появляется возможность, во-первых, способствовать восстановлению утраченных или ослабленных в результате отбывания уголовного наказания социальных функций, во- вторых, повысить заинтересованность в получении образования, что в итоге окажет содействие в ресоциализации осужденных.

В отношении порядка применения меры поощрения в виде досрочного снятия ранее наложенного взыскания следует сказать, что в ч. 3 ст. 114 УИК РФ речь идет о сроках, прошедших со дня отбытия ранее наложенных взысканий. Термин «со дня отбытия взысканий» вполне применим к таким взысканиям, как водворение в штрафной изолятор, перевод в помещение камерного типа. В то же время этот термин вряд ли применим к таким взысканиям, как выговор, дисциплинарный штраф в размере 200 рублей. В таком случае, возможно, правильнее говорить о дне наложения или применения взыскания, а не о дне его отбытия. Таким образом, часть третью статьи 114 УИК РФ желательно сформулировать таким образом: «Досрочное снятие ранее наложенного взыскания допускается не ранее трех месяцев со дня применения взысканий, указанных в п. «а» и «б» ч. 1 ст. 115 настоящего Кодекса...».

Что касается мер взыскания, применяемых к осужденным, следует заметить, что здесь также не выстроена последовательность применения данных мер. Необходимо обратить внимание на то, что уголовно-исполнительное законодательство предусматривает взыскания, применяемые в исправительных учреждениях, но не определяет конкретно, какие взыскания, за какие проступки и к каким правонарушителям применяются. Следовательно, предоставляется широкая возможность индивидуализации дисциплинарной ответственности осужденных. В то же время отсутствие конкретности, каких-либо ограничений в практике применения взысканий дает широкий простор субъективизму и, следовательно, приводит к значительным искажениям правоприменительной деятельности сотрудников исправительных учреждений.

В настоящее время согласно ч. 3 ст. 119 УИК РФ начальники отрядов имеют право применять взыскание-выговор в устной форме. Мы считаем, что целесообразно предоставить право применять такой вид взыскания, как выговор (письменно), начальнику отряда, так как данное взыскание носит предупредительный характер и применяется в письменном виде в воспитательных колониях. Начальники отрядов исправительных колоний более ограничены в применении мер поощрения и взыскания, чем начальники отрядов воспитательных колоний. Поэтому ч. 3 ст. 119 УИК РФ предлагается в следующей редакции: «Начальники отрядов имеют право объявлять выговор».

Представляется довольно интересной дисциплинарная практика 1960-х гг. в исправительно-трудовых учреждениях на Украине, где широкое применение нашло условное наложение взысканий, т.е. заключенному за совершенный проступок накладывалось определенное взыскание, но в исполнение оно фактически не приводилось, если он в течение определенного периода не допустил нового нарушения. При известных обстоятельствах условное применение взыскания давало даже больший воспитательный эффект, чем приведение взыскания в исполнение. По примеру применения условного наложения взысканий предлагается дополнить ч. 1 ст. 11 5 УИК РФ и включить меру взыскания - «водворение в ШИЗО условно с испытательным сроком не менее трех и не более шести месяцев». Как нам кажется, эта мера близка к отсрочке исполнения взыскания. Представляется правильным мнение B.C. Епанешникова, что введение условного наложения дисциплинарного взыскания и разумное его использование с учетом индивидуальных особенностей личности осужденного, несомненно, будет способствовать повышению эффективности дисциплинарной практики, снижению объема строгих видов взысканий в общей системе мер воздействия, поскольку осужденному будет предоставлена возможность серьезно задуматься над своим поведением и попытаться изменить его в лучшую сторону. Данный вид взыскания может применяться только к осужденным, не признанным администрацией исправительных учреждений злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания.

Необходимо проанализировать еще один аспект рассматриваемой проблемы. Согласно ч. 1 ст. 96 УИК РФ положительно характеризующимся осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в исправительных колониях, может быть разрешено передвижение без конвоя или сопровождения за пределами исправительного учреждения, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы. Осужденные данной категории имеют значительную льготу по сравнению с другими осужденными, и поэтому, допустив нарушение правил внутреннего распорядка внутри колонии или дисциплинарный проступок за пределами учреждения, они могут быть лишены права передвижения без конвоя или сопровождения, что также является существенным наказанием. На практике же, если осужденный этой категории совершает нарушение установленного порядка отбывания наказания, то к нему применяется взыскание, например, в виде водворения в штрафной изолятор, и он одновременно теряет право передвижения без конвоя. Значит, к осужденному за одно нарушение применяются два взыскания, что является нарушением принципа рационального применения мер принуждения и отрицательно влияет на процесс воспитательного воздействия на осужденных. Мы считаем, что целесообразно дополнить перечень мер взыскания, применяемых к осужденным к лишению свободы, таким видом взыскания, как отмена права передвижения без конвоя или сопровождения, для осужденных, пользующихся данным правом. Таким образом, введение данной меры даст возможность использовать огромный и эффективный рычаг в системе воспитательного воздействия.

Применение взыскания в виде водворения в штрафной изолятор - одна из наиболее жестких мер взыскания, однако в отдельных случаях увлечение такими мерами не способствует изменению поведения. Если рассматривать сумму указанных в отчетности по форме 15-ИУ взысканий за 100%, то, по данным Научно-исследовательского института информационных и производственных технологий ГУИН Минюста России, в целом по стране доля взыскания в виде водворения в ШИЗО в 2003 г. увеличилась по сравнению с 2002 г. с 89,3% до 89,8%. Возможно, это объясняется несовершенством законодательной регламентации порядка применения взысканий и недостаточной педагогической культурой сотрудников исправительных колоний. Таким образом, нарушается такой принцип уголовно-исполнительного законодательства, как рациональное применение мер принуждения, согласно статье 8 УИК РФ.

Данный вид взыскания применяется и за незначительные по характеру и тяжести проступки. Нередко они назначаются без учета характера совершенного нарушения, используются, скорее, как средство предупреждения нежелательных эксцессов, разряжения взрывоопасной обстановки и т.п.

По нашему мнению, с целью более точного определения степени тяжести нарушения можно произвольно разделить их на:

1) злостные (тяжкие) нарушения установленного порядка отбывания наказания, согласно ч. 1 ст. 116 УИК РФ;

2) менее тяжкие нарушения осужденными к лишению свободы установленного порядка отбывания наказания, к которым относятся: самовольный выход за пределы изолированного участка колонии; умышленное уклонение от обучения в общеобразовательной школе и профессиональном училище; передача или попытка передачи осужденным, содержащимся в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа (ПКТ), а также в одиночных камерах, продуктов питания, вещей и иных предметов; недобросовестное отношение к труду; несоблюдение распорядка дня;

3) незначительные нарушения, к которым относятся все иные нарушения.

Соответственно к незначительным можно применять такой вид взыскания, как выговор, к менее тяжким - водворение в штрафной изолятор, а к злостным - перевод в ПКТ (ЕПКТ) или в строгие условия отбывания наказания. Данный вариант установления степени тяжести носит рекомендательный характер, и его можно использовать при применении меры взыскания к осужденным. По нашему мнению, целесообразно провести экспериментальную проверку результатов научных исследований в этой области.

По поводу принятия определенного закона о дисциплинарных мерах, или Дисциплинарного устава, высказывались многие ученые. Так, по мнению B.C. Епанешникова, актуальной представляется разработка Дисциплинарного устава, в котором нашли бы закрепление виды (составы) дисциплинарных проступков осужденных и меры взыскания за совершение каждого из них.

В ходе нашего исследования было выяснено, что 59,2% сотрудников администрации исправительных колоний общего, строгого и особого режимов согласны с тем, что каждому нарушению должно соответствовать конкретное взыскание. Также данные нашего исследования показывают, что принятие Дисциплинарного устава осужденных облегчило бы работу по применению конкретных взысканий. С этим согласны более 65,9% сотрудников учреждений. Таким образом, в целях наиболее полной правовой регламентации дисциплинарной ответственности осужденных целесообразно принять Дисциплинарный устав осужденных к лишению свободы, в котором должны быть отражены правовое регулирование системы мер поощрения и взыскания, а также порядок их применения.

Исполнение наказания, связанного с лишением свободы, и применение регулятора кары в виде взыскания со стороны представителей администрации в определенном смысле ограничивает и подавляет человека. Но строгие правовые рамки необходимы для выработки уважения к законам, а также как ориентиры для формирования правопослушного образа жизни. Меры взыскания осуществляют функцию принуждения к выполнению правовой нормы. А.В. Шамис отмечает, что право-обеспечивающая функция в воспитательной сфере призвана увязывать применение комплекса исправительных средств с карательными мерами. Этот сложный социально-правовой механизм создает условия для реализации правовых отношений между администрацией и осужденными. Эти отношения придают исправительному процессу исключительный, свойственный только исправительным учреждениям характер: властность полномочий администрации, принудительное выполнение осужденными своих обязанностей. Лишение свободы влечет определенную степень духовной изоляции, ограничения, а иной раз и утрату социально полезных связей. Положительное общение лиц, лишенных свободы, ограничивается в основном воспитателями, которым нередко противостоит сильная по степени зараженности преступной идеологией микросреда с неблагоприятной с точки зрения педагогики атмосферой. В связи с этим процесс психолого-педагогического воздействия на осужденных при исполнении уголовного наказания в виде лишения свободы имеет очень важное значение. Концепцией реформирования УИС предусматривается педагогизация и психологизация процесса исполнения наказания, решение задач исправления осужденных и подготовки их к жизни на свободе.

В настоящее время утверждается положение о том, что чем меньше кара и слабее изоляция, тем больше шансов уберечь личность от разрушения и укрепить в ней позитивное начало, необходимое для законопослушной жизни.

Следует сказать, что меры поощрения, изменяющие условия отбывания наказания в лучшую сторону, предусмотренные ч. 3 ст. 113 УИК РФ, и меры поощрения в виде замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания согласно ч. 4 ст. 113 УИК РФ являются определенным регулятором, содержащим в себе стереотипы социально одобряемого поведения. И наоборот, меры взыскания, изменяющие условия отбывания наказания в худшую сторону, предусмотренные пунктами «в», «г», «д» части первой и частью третьей статьи 115 УИК РФ, являются регулятором, содержащим в себе карательно-силовую функцию, принуждающим осужденного находиться в правовых рамках. Максимально жесткий режим, частота применения взысканий, с одной стороны, и неиспользование администрацией разнообразных видов и оснований поощрений - с другой, закрепляют асоциальное поведение осужденных в связи с отсутствием позитивных стимулов.

Равновесие данных регуляторов в исправительном воздействии немаловажно потому, что одной из основных задач исправления является возвращение в общество законопослушного гражданина. В то же время доминирование силового рычага воздействия приводит к серьезным социальным последствиям, которые нередко сопровождаются новым ростом преступности. Правомерное и целесообразное в педагогическом аспекте применение мер поощрений и взысканий является одним из регуляторов успешной социальной адаптации осужденных после отбывания наказания и профилактики постпенитенциарного рецидива.

Следует отметить, что согласно ч. 3 ст. 121 УИК РФ предусмотрена еще одна льгота для социальной адаптации - проживание и работа осужденных вне места лишения свободы без охраны, но под надзором. Данное положение призвано способствовать адаптации осужденных к жизни на свободе и реализует принцип гуманизма уголовно-исполнительного законодательства. Оно также предполагает изменение условий содержания и служит стимулом правопослушного поведения, в связи с чем данную льготу также можно отнести к мерам поощрения в широком смысле слова. Применяется данный вид стимулирования только к осужденным, отбывающим наказание в колониях общего режима и состоящих в облегченных условиях отбывания наказания. Вышеуказанные осужденные имеют право проживать совместно с лицами, которым предоставлено право передвижения без конвоя или без сопровождения.

В заключение следует сказать, что уровень правового регулирования и результативность применения мер поощрения и взыскания к осужденным, лишенным свободы, находятся в зависимости от степени разработанности рассматриваемого правового института в общетеоретическом и отраслевом плане и обусловлены значительным рядом факторов исторического, социального, экономического и иного характера. Учет этих факторов предполагает возможность дальнейшего законодательного совершенствования и повышения эффективности данного института в деятельности исправительных учреждений.

Материалы, полученные в результате анализа и обобщения 1250 анонимных анкет осужденных и 520 опросных листов представителей администрации в исправительных учреждениях общего и строгого режимов Московской, Тверской и Рязанской областей России.

При выработке теоретических положений и практических рекомендаций автор опирался на труды ведущих ученых в области общей теории права, административного, уголовного, уголовно-исполнительного (исправительно-трудового) права, пенитенциарной педагогики и психологии, криминологии, а также на общественно-публицистические материалы в средствах массовой информации, практический опыт деятельности органов, исполняющих наказания, существующую практику применения мер поощрения и взыскания в исправительных учреждениях Московской, Тверской и Рязанской областей России.

Среди ученых нет единого мнения по вопросу принадлежности института изменения условий отбывания наказания к содержанию мер поощрения и взыскания, применяемых к осужденным к лишению свободы.

Так, Н.А. Стручков полагал, что изменение условий отбывания наказания является способом дифференцированного индивидуализированного применения комплекса основных средств исправления осужденных, а не только мер поощрения и взыскания. И далее, называя в качестве примера перевод из одного исправительного учреждения в другое, он писал: «...Изменение условий содержания осужденного путем перевода из одного исправительного учреждения в другое поощрением или взысканием в собственном значении этих понятий не является, поскольку составляет содержание одного из способов реализации самостоятельного института исправительно-трудового права, не входящего в институт применения поощрений и взысканий к осужденным».

Ю.М. Ткачевский и Г.А. Аванесов полагали, что отличительным свойством института мер поощрения и взыскания является применение этих мер за единичные проступки и что эти меры являются рядовым актом, не влекущим длительного изменения правового положения осужденных.

По другой точке зрения, институт изменения условий отбывания наказания относится к мерам поощрения и взыскания. Так, А.Ф. Сизый полагает, что изменение условий отбывания наказания в сторону смягчения относится к характеру поощрений.

Аналогичную позицию занимает и А.И. Васильев. Он подчеркивает, что «изменение условий содержания классифицируется по такому признаку, как изменение условий содержания в одном и том же исправительном учреждении и перевод в исправительное учреждение иного вида режима. В большинстве своем изменение условий содержания осужденных рассматривается именно как применение мер поощрения и взыскания».

По мнению П.Г. Пономарева, реализация института изменения вида исправительного учреждения осуществляется в рамках применения к осужденным мер поощрения и взыскания.

Мы придерживаемся второй точки зрения и считаем, что изменение условий содержания осужденных следует рассматривать как меры поощрения и взыскания в широком смысле слова, которые интенсифицируют воспитательный процесс, способствуют психологической, этической и нравственной подготовке осужденных к условиям жизни на свободе. Представляется, что роль и значение изменения условий содержания состоят в том, что они дают возможность индивидуализировать исполнение наказания в зависимости от поведения осужденного; изменяют правовое положение, способствуют более быстрому закреплению положительных результатов исправления, помогают осужденному осознать вину в совершении преступления и быстрее встать на путь исправления.

С точки зрения индивидуальной профилактики лица, склонные к половым эксцессам, выявляются из осужденных по ст. 121, 102 п. «г», 108 ч. 2, 117, 118, 120 УК РСФСР, а также -по ст. 132,131,133, 134, 135,105 ч. 2 п. «д», «к» УК РФ. Кроме того, их выявление может происходить из лиц молодежного возраста, особенно от 18-24 лет, впервые поступивших в СИЗО, колонию, а также - из рабочих, большей частью неквалифицированных, или не имевших постоянного занятия и места жительства («бомжей», «бичей» и т.п.), помимо этого, холостых, имеющих психические аномалии (особенно олигофрению, хронический алкоголизм, реже - органические заболевания ЦНС, реактивное состояние, эпилепсию в стадии ремиссии, а иные - еще реже), нарушающих правила личной гигиены, не умеренных в употреблении пищи, не соблюдающих некоторые правила преступного мира (ворующие у своих, в частности, продукты питания, хронические должники и т.п.), работавших ранее в органах уголовной юстиции или имеющих там родственников, отличающихся женственными чертами лица или конституцией тела, характеризующихся по психическим свойствам: интровертированных, замкнутых, озлобленных, тревожных, а активные гомосексуалисты - из самоуверенных и аутичных (ограниченная способность к интуитивному пониманию, восприятию окружающих) (Антонян Ю.М., Канунник А.И., Кулинич В.В., 1987), гиперкомпенсаторных.

После выявления эти лица должны подвергаться тщательному изучению. Вначале должно осуществляться соматическое (телесное), сомато-скопическое (лабораторное, рентгенологическое и т.д.), а также антропометрическое (измерение объема грудной клетки, размеров и формы таза и т.п.), эндокринологическое, психиатрическое, неврологическое, генетическое, сексологическое обследование. При этом должна быть определена половая аутоидентификация лица, направленность влечения (при гомосексуализме - активная, пассивная, смешанная), клиническая форма гомосексуализма или иной перверсии (конституциональная, функциональная, бисексуальность или полисексуальность). После этого при необходимости эта категория осужденных должна быть поставлена на учет как лица, склонные к сексуальным перверсиям, за ними должен осуществляться контроль, определяться методы воздействия. Необходимо прогнозирование динамики извращения, назначаться патогенетическая терапия, определяться методы и приемы психотерапии, аутогенной тренировки, социальной и юридической реабилитации.

Таким образом, воспитательные аппараты исправительных учреждений, совместно с другими службами, играют, по нашему мнению ключевую роль в индивидуальной профилактике пенитенциарной преступности. Однако на сегодняшний момент приходится констатировать, что данные службы в исправительных учреждениях недоукомплектованы квалифицированными кадрами. В уголовно-исполнительной системе наблюдается недостаток именно квалифицированных психологов и воспитателей. Это обусловлено рядом причин, среди которых нехватка специализированных учебных заведений в системе министерства юстиции, плохое материальное обеспечение, наряду со сложностью выполняемых задачи пр.


Заборовский Валерий Александрович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Индивидуальная профилактика пенитенциарной преступности
Криминалистическая характеристика расследования преступлений как результат разрешения следственных ситуаций
Детерминанты пенитенциарной преступности
О проблемах профилактики насильственных преступлений в исправительных учреждениях
Криминалистическая подготовка юридических кадров
Вернуться к списку публикаций