2012-01-29 13:46:20
ГлавнаяКриминология и криминалистика — Криминалистическая модель преступной деятельности по уклонению от налогов как источник тактических решений



Криминалистическая модель преступной деятельности по уклонению от налогов как источник тактических решений


Перед экспертом-экономистом могут быть поставлены следующие вопросы:

1. Какие результаты финансово-хозяйственной деятельности и прибыль получила организация в исследуемый период?

С целью определения фактических результатов финансово-хозяйственной деятельности и прибыли организации в судебно-экономической экспертизе производится сопоставление оплаты, поступившей от покупателей, с соответствующими оплате расходами и затратами из оборотных средств, прибыли организации, налога на добавленную стоимость и специального налога, уплаченных в бюджетную систему. Фактические результаты финансово-хозяйственной деятельности определяются в виде выручки от реализации продукции, товаров, работ и услуг, исчисленной по сумме соответствующих оплате покупателей расходов из оборотных средств, расходов и затрат из прибыли организации, а также налога на добавленную стоимость и специального налога, уплаченных в бюджетную систему.

2. Какое отражение фактические результаты финансово-хозяйственной. деятельности и прибыль организации, полученные в исследуемый период, нашли в бухгалтерской отчётности организации?

Соответствует ли эта отчётность реальным результатам и прибыли? Если нет, то в какой сумме не соответствует?

3. Имело ли место несоответствие первичных документов, бухгалтерского учёта и отчётности организации фактическому содержанию хозяйственных операций, в период, когда этой организацией руководило обвиняемое лицо? Если имело, то каких именно первичных документов, каким именно хозяйственным операциям и в какой сумме?

4. Имело ли место несоответствие отчётности организации, представленной в Государственную налоговую инспекцию, фактическим результатам финансово-хозяйственной деятельности этой организации в связи с несоответствием бухгалтерского учёта содержанию первичных документов?

5. Имело ли место несоответствие первичных распорядительных документов, подтверждающих операции с денежными средствами организации в исследуемый период, фактическому содержанию этих операций? Если имело, то по каким именно операциям и в какой сумме?

6. Имело ли место недокументирование фактов совершения операций и (или) непредъявление к учёту документов, подтверждающих фактическую реализацию продукции, товаров, работ, услуг? Если имело, то по каким именно операциям и в какой сумме реализации?

7. Полностью ли доходы, фактически полученные в результате финансово-хозяйственной деятельности организации, поступили в кассу и на счета этой организации в банках в проверяемый период? Если доходы поступили не полностью, то какая часть фактически полученных доходов не поступила в кассу этой организации, на её счета в банке?

8. Использованы ли непоступившие доходы на нужды, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью самой организации? Если нет, то в какой сумме непоступившие доходы не использованы на цели финансово-хозяйственной деятельности организации?

9. Полностью ли оплата за продукцию (товары, работы, услуги), уплаченная покупателями, поступила в кассу и на указанные счета организации в банке и использована на нужды финансово-хозяйственной деятельности этой организации? Если нет, то какая часть оплаты не поступила и не использована на нужды финансово-хозяйственной деятельности этой организации?

10. Какие налоги и в какой сумме были не начислены и не уплачены организацией в бюджетную систему за исследуемый период в связи с несоответствием отчётности, представленной в ГНИ, фактическим результатам финансово-хозяйственной деятельности и прибыли организации?

11. Какие налоги и в какой сумме не уплачены организацией в бюджетную систему за исследуемый период в связи с непредставлением отчётности, а также недостоверностью и (или) отсутствием документов, необходимых для её составления?

Так, например, при расследовании уголовного дела по обвинению директора ТОО «М» (г. Самара) У. в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 162-2 и ст. 162-3 УК РСФСР, была назначена судебно-экономическая экспертиза.

В 1992 году ТОО «М» закупило 200 тыс. тонн нефти, которую направило для переработки на Ново-Уфимский НПЗ в г. Уфу. В период 1993-1994 г. г. ТОО «М» занималось реализацией нефти и нефтепродуктов различным фирмам и предприятиям. Однако в отчетах, представленных в Государственную налоговую инспекцию, ТОО «М» не отражало полностью все сделки. По этой причине не были уплачены налоги в сумме 2 444 370 156 рублей.

Для производства экспертизы представлены с 1 по 11 тома уголовного дела и вещественные доказательства, приобщённые к материалам уголовного дела в томах с 12 по 38 том. В ходе судебно-экономической экспертизы было исследовано содержание следующих документов:

1) первичные распорядительные документы (платежные поручения, платежные требования), расходные кассовые ордера;

2) бухгалтерская отчетность (баланс, приложение к балансу по форме №2 «Отчёт о финансовых результатах и их использовании»), расчеты по налогам;

3) платежные документы (платежные поручения, мемориальные ордера и др.), подтверждающие поступление денежных средств на счета, приходные кассовые ордера;

4) регистры бухгалтерского учета: книга учета хозяйственных операций; ведомость учета расчетов с поставщиками; книга хозяйственных операций.; ведомость учета расчетов и прочих операций за.; главная книга.; журналы-ордера; мемориальные ордера по счетам бухгалтерского учета; акты сверок взаиморасчетов;

5) выписки из лицевых счетов банковского учета: расчетного счета, чекового счета, валютного счета;

6) договоры гражданско-правового характера и иные материалы уголовного дела.

На разрешение экспертизы поставлены следующие вопросы (формулировки вопросов и выводов приводятся в сокращении):

1. Какие результаты финансово-хозяйственной деятельности (доходы) получила фирма «М» за период с июля 1992 г. по декабрь 1994 г.?

2. Какое отражение нашли эти результаты (доходы) в бухгалтерском учете и отчётности ТОО «М» по состоянию на конец отчетного периода (исследуемого), представленной, в ГНИ?

3. В полном ли объеме фактически полученные доходы от деятельности фирмы «М», поступившие в кассу и на счета этой фирмы, а также на счета иных фирм по указанию ТОО «М», оплаты взаимозачетами, нашли свое отражение в бухгалтерском учете «М» и в отчетности, представленной в ГНИ?

4. Сколько фактически начислено и перечислено ТОО «М» государству за период с июля 1992 г. по декабрь 1994 г. налогов на прибыль, налога на добавленную стоимость, специального налога, налогов на реализацию горюче-смазочных материалов, налогов на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы?

5. В каком объеме подлежало ТОО «М» исчислить и перечислить за данный период времени налогов на прибыль, НДС, специального налога, налога на реализацию ГСМ и налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы?

В результате проведенной экспертизы получены следующие выводы:

1. Фирма (ТОО) «М» за период с июля 1992 года по декабрь 1994 года по имеющимся в материалах уголовного дела сведениям получила фактические результаты финансово-хозяйственной деятельности (доходы): выручка от реализации товаров и услуг - 6.732.505,1 тыс. руб., балансовая прибыль - 1.768.232,1 тыс. руб.

2. В бухгалтерской отчётности ТОО «М» результаты финансово-хозяйственной деятельности (доходы) отражены меньше, чем фактически получены. Несоответствие бухгалтерской отчётности ТОО «М» реальному содержанию хозяйственных операций и фактическим результатам финансово-хозяйственной деятельности имело место: в сумме 2.072.713,2 тыс. руб. - в связи с несоответствием первичных распорядительных документов фактическому содержанию хозяйственных операций по расходованию денежных средств; в сумме не менее чем 1.835.464,6 тыс. руб. - в связи с непредставлением к учёту реализации товаров и услуг ТОО «М» товаросопроводительных документов, подтверждающих движение (отгрузку) товаров и оказание услуг; в сумме не менее чем 1.150.438,4 тыс. руб. - в связи с несоответствием учёта и отчётности содержанию первичных документов.

3. Фактически полученные доходы от деятельности фирмы (ТОО) «М» в полном объёме поступили в кассу и на счета ТОО «М». На счета иных фирм доходы ТОО «М» не поступали. Оплата за нефтепродукты, выработанные из нефти, не оплаченной ТОО «М» Н-м нефтеперерабатывающим заводом и оплаченной ТОО «М» предприятием «Л», является доходом предприятия «Л». В отчётности, представленной в ГНИ, доходы от деятельности ТОО «М» отражены меньше, чем фактически получены, на 3.223.151,6 тыс. руб. Фактическая прибыль ТОО «М» отражена в отчётности меньше, чем получена, на 2.765.217,8 тыс. руб.

4. В связи с несоответствием отчётности ТОО «М», представленной в ГНИ, фактически полученным результатам финансово-хозяйственной деятельности и прибыли этой организации, не начислено и не уплачено: налога на прибыль в сумме 436.058,1 тыс. руб.; налога на реализацию ГСМ в сумме 543.068,8 тыс. руб.; налога на добавленную стоимость; и специального налога в сумме 177,442,4 тыс. руб. Всего не начислено и не уплачено налогов в сумме 1.156.569,3 тыс. руб.

Приведенный пример отражает возможности экономической экспертизы при определении суммы сокрытого (заниженного) дохода и размера неуплаченного налога.

Следует заметить, что в постановлении о назначении экспертизы был поставлен еще один вопрос: «В случае неправильного исчисления и уплаты налогов на прибыль, НДС, спецналога, налога на реализацию ГСМ, налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, со стороны ТОО «М», какие законы и другие нормативные акты, регулирующие вопросы налогообложения и бухгалтерского учета были нарушены?». Но, изучив постановление о назначении судебно-экономической экспертизы, эксперты отметили, что в нарушение ст. ст. 69, 78 УПК РСФСР шестой вопрос выходит за пределы специальных познаний экспертов-экономистов, т.к. судебно-экономическая экспертиза не может разрешать вопросы права.

3) Получение информации из личностных источников; установление психологического контакта с лицами, своими действиями участвовавшими в ПД, а также осведомленными о ПД.

Получение информации из личностных источников происходит путем опроса (до возбуждения уголовного дела) или допроса (после возбуждения уголовного дела). Тактика проведения допроса достаточно глубоко и полно разработана в криминалистической литературе, поэтому остановимся лишь на особенностях тактических решений при раскрытии уклонения от уплаты налогов.

Особенностью выявления и раскрытия уклонения от уплаты налогов является наличие у допрашиваемых специальных бухгалтерских познаний. Это обстоятельство предъявляет к процессу допроса целый ряд требований, неисполнение которых может не только отрицательно повлиять на эффективность данного следственного действия, но и усложнить ДВРП, повести ее по ложному пути. Основное из этих требований - наличие у самого следователя соответствующих познаний в объеме, достаточном как для понимания и оценки получаемых показаний, так и для повышения активности собственного участия в допросе.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Система следов преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и их информатика
Методика построения «психологического портрета» преступника в зарубежной криминалистической науке
Судебно-психологическая экспертиза при разоблачении инсценировок несчастных случаев и самоубийств
Индивидуальная профилактика пенитенциарной преступности
Основные понятия виктимологии
Вернуться к списку публикаций