2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяТеория государства и права — О понятии принципов права



О понятии принципов права


Понятие принципов права является одной из актуальных проблем современной юридической науки. И это не случайно, так как именно в принципах права наиболее ярко отражена его сущность во всем многообразии составляющих ее сторон и закономерностей. Кроме того, важность данной проблемы определяется тем, что сложившееся в отечественной науке представление о принципах сформировалось в основном на базе узконормативного правопонимания и имеет существенные недостатки. Во-первых, под принципами права обычно подразумевают лишь те основополагающие идеи, которые получили официальное закрепление в нормах законодательства. Логическим следствием стали утверждения, что принципы могут обнаруживаться только в содержании указанных норм и к их числу нельзя отнести руководящие идеи правосознания, получившие общественное признание и реализуемые в правоотношениях, но не зафиксированные в нормативно-правовых актах [8, c.15,25,33; 10, c.210-211]. Другим негативным моментом является сужение значимости принципов и ограничение сферы их действия рамками правотворчества и правоприменения, причем в правотворчестве им отводится роль теоретической базы, определяющей содержание конкретных норм, а в правоприменении их функция ограничивается лишь потребностью в толковании все тех же норм [9, c.205-213]. По существу, руководящие положения при таком подходе низводятся до вспомогательных элементов, предназначенных исключительно для обслуживания нужд, связанных с созданием и использованием нормативного массива и не приспособленных для непосредственного регулирования общественных отношений. Отсюда вытекает и их характеристика в качестве определенных требований к системе юридических норм, а не к реальному поведению субъектов правоотношений [6, c.44,45]. Но, как известно, требования можно адресовать только людям, а не абстрактным правилам поведения.

Исследование принципов не может ограничиваться формально-юридическими вопросами. Нормы права - это лишь одна из абстрактных форм его бытия, к которым принадлежит и правосознание [14, c.23]. Конкретным проявлением права, главным свидетельством его существования выступают не они, а правоотношения. Поэтому, не отрицая значимости воплощения принципов в содержании юридических норм и их законодательной фиксации, нельзя оставить без внимания их связей с правосознанием и правоотношениями.

Сложное многогранное содержание права, которое не может быть сведено к законодательству, требует комплексного подхода к его принципам. Такой подход предполагает их анализ в нескольких аспектах, условно обозначенных нами как генетический, гносеологический, онтологический и функциональный. При этом термины «принципы права», «юридические принципы», «основополагающие идеи», «отправные начала», «руководящие положения» используются как синонимы.

Генетическая характеристика принципов права заключается в рассмотрении детерминированности их содержания объективными социальными закономерностями. Согласно материалистическому пониманию отправных начал они являются отражением важнейших сторон практической деятельности субъектов общественных отношений. «Не природа и общество сообразуются с принципами, а наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории» [12, c.34]. Основополагающие идеи права выступают не произвольными конструкциями человеческого разума, а особой формой выражения объективных социальных закономерностей. Фиксируя в своем содержании необходимые и существенные связи, имеющиеся в обществе и в праве, они позволяют установить такой порядок общественных отношений, который в наибольшей степени способствует их упрочению и развитию.

В принципах права отображаются социальные закономерности двух видов: распространяющие свое действие на общество в целом и свойственные только праву как особому регулятору человеческого поведения. Первые отражаются в содержании руководящих положений, получивших название общесоциальных (социально-политических) принципов [13, c.37]. В них сконцентрированы существенные черты общественных отношений, являющихся предметом правового воздействия. Важнейшей особенностью этих отношений является то, что существовать и нормально развиваться они могут лишь в правовой форме (например, отношения собственности и политической власти). Общесоциальными началами современного права выступают принципы разделения властей, защиты собственности, демократизма, гуманизма и др. В них выражаются экономические, политические, нравственные устои существующего общественного строя.

Социальные закономерности, присущие только праву, преломляются в содержании другой группы принципов, именуемых специально-юридическими [13, c.37]. Они выражают особенности правового регулирования, показывают его отличие от иных социальных регуляторов, а потому могут быть определены как принципы правового регулирования. К ним относятся принципы свободы, справедливости, юридического равенства, ответственности за вину, единства юридических прав и обязанностей, законности, единства объективного и субъективного права, государственной гарантированности.

Общесоциальные и специально-юридические начала права могут действовать эффективно лишь во взаимодействии друг с другом, так как только в этом случае происходит надлежащее согласование существенных свойств объекта регулирования и его регулятора.

Гносеологический аспект исследования принципов обусловлен их идеологичностью, детерминированностью не только объективными социальными закономерностями, но и абстрагирующей деятельностью сознания человека, творческой активностью его разума. Содержание руководящих положений напрямую зависит от способности юридического мышления проникнуть в сущность общественных процессов, выявить здесь главное, необходимое, основное. Полученные результаты формулируются в виде фундаментальных правовых понятий, которыми и становятся в гносеологическом плане юридические принципы.

Безусловно, необходимые и существенные стороны и связи социальной действительности в определенной степени отражаются и конкретными нормами права. В противном случае последние утратили бы способность положительно воздействовать на общественные отношения. Однако в отличие от принципов существенное представлено в них в неразрывном единстве с несущественным, главное - с второстепенным, необходимое - со случайным [4,c.166]. К тому же конкретные юридические нормы по воле законодателя могут являться сознательным искажением объективных социальных закономерностей, как это произошло, например, со свободой труда в бывшем советском законодательстве, нивелированной установлением обязанности трудиться, обеспеченной мерами административного и уголовного принуждения. Специфика же основополагающих идей права как гносеологических феноменов проявляется именно в том, что они наиболее правильно, адекватно, без умышленных искажений выражают необходимое и существенное в социальной действительности в соответствии с достигнутым в обществе на данный момент уровнем ее познания.

Другой отличительной чертой руководящих положений в гносеологическом плане по сравнению с конкретными юридическими нормами выступает значительно большая их зависимость от состояния правовых знаний. Они возникают лишь на определенном этапе правогенеза, непосредственно связанном с появлением развитого юридического мышления, в то время как конкретные нормы права возникали и во многих случаях продолжают и сегодня зарождаться стихийно, в ходе повседневной практической деятельности людей [5, c.13]. Исторически принципы права появились значительно позже иных его норм, первоначально существовавших в виде юридических обычаев и не содержавших теоретических обобщений социальных процессов на уровне их сущности. «От фактического к нормативному - вот процесс, вот линия развития, в рамках которых формируется право и результатом которых являются нормы» [7, c.131-132]. Вследствие этого для обычая как для нормативности, формировавшейся стихийно, норма служит характеристикой фактического положения вещей, а не является абстрактным эталоном поведения. Типизацией и абстрагированием отличался позднейший период правогенеза , примером чего может служить уголовное право, где вначале сформировалась особенная часть и лишь после этого и много позднее общая часть, включавшая в себя его принципы.

Переход от казуальной к абстрактной форме правового регулирования вызывается не только развитием человеческого мышления, но и движением, изменением общественных отношений. Они достигают такой ступени прогресса, на которой возникает объективная потребность в их упорядочении на основе фундаментальных руководящих положений, поскольку стихийный процесс возникновения юридических норм уже не позволяет достичь необходимого правового воздействия - оно малоэффективно, связано с дополнительными, зачастую излишними затратами сил и средств. Принципы права позволяют придать правовому регулированию научность и значительно повысить его результативность. Обладая высшей степенью абстрактности по сравнению с конкретными юридическими нормами, они способствуют юридическому закреплению не только того, что уже сложилось в социальных отношениях, но и направляют правовое регулирование «вперед», дают государству возможность сознательно и планомерно воздействовать на деятельность людей. Поэтому отправные начала, являясь закономерным результатом социального прогресса, в силу их гносеологических особенностей становятся атрибутом лишь достаточно развитых правовых систем.

Гносеологический аспект руководящих положений нельзя абсолютизировать, отождествляя их с понятиями науки, элементами теории [11, c.59-60]. Познавательный момент подчинен в них главной функции - регулятивной, в связи с чем они обладают рядом внелогических особенностей, обусловленных общеобязательностью и иными свойствами права, фиксацией в юридических предписаниях и воплощением в правоотношениях. Рассмотрение данной стороны принципов позволяет дать их онтологическую характеристику, предусматривающую выявление основных форм их бытия.

Как отмечалось, общепринятой является точка зрения, согласно которой основополагающие идеи становятся принципами права с момента их закрепления в нормативно-правовом акте. С ней
нельзя полностью согласиться. Она не охватывает все способы официального юридического признания отправных начал (в правовых системах, входящих в англо-саксонскую правовую семью, первоначально принципы права были сформулированы и закреплены посредством судебных прецедентов [1, c.107], а в международном праве распространена их фиксация в международных договорах). Провозглашение нормативно-правового акта в качестве единственного источника принципов не согласуется и с реалиями российской правовой системы.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы международного права являются составной частью правовой системы России, принципами российского права. Общепризнанность же отправных начал международного права не означает их обязательного закрепления в международных договорах и иных формальных источниках юридических норм. Она проявляется не только в нормотворческой деятельности государств, но и во всеобщности и постоянстве их фактической практики [3, c.117], прежде всего в устойчивой практике судов и иных юрисдикционных органов. Кроме того, законодательная, в том числе и конституционная, фиксация руководящего положения еще не означает его окончательного перехода из сферы правосознания в практическую плоскость. Если оно масштабно игнорируется субъектами , к которым обращено, то принципом права в полной мере назвать его еще нельзя, поскольку отсутствует элемент его общего признания в качестве такового в правоотношениях. Достаточно вспомнить некоторые принципы Конституции СССР 1977 года (народовластие, юридическое равенство и т.п.), или зафиксированный ранее действовавшей Конституцией РСФСР принцип разделения властей, нереализованность которого на практике явилась одной из причин антиконституционного государственного переворота в октябре 1993 года.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, можно сделать вывод о том, что принципами права являются не только те, которые закреплены в законодательстве и иных источниках правовых норм, но и основополагающие идеи правосознания, получившие общее признание в деятельности органов правосудия, иных субъектов внутригосударственного и международного права несмотря на отсутствие их формальной фиксации в объективном праве. Показательным в этом плане является мнение Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.А.Туманова. Отметив явный пробел Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в части отсутствия в нем каких-либо принципов, исходя из которых Суд должен осуществлять прямое толкование Конституции, он приходит к выводу о том, что к числу указанных принципов следует отнести обеспечение прав и свобод человека и гражданина и приоритет основ конституционного строя по отношению к другим положениям Основного Закона. В данном случае перед нами один из примеров проявления законодательно не закрепленных, но получивших фактическое признание в деятельности Конституционного Суда принципов официального толкования Конституции [2, c.7].

Функциональный аспект характеристики отправных начал раскрывает их практическое предназначение. Можно констатировать наличие у них двух функций: внутренней и внешней. Внутренняя состоит в воздействии на систему юридических норм, обеспечивающем ее непротиворечивость и согласованность. Все нормативные предписания должны логически вытекать из содержания принципов и точно им соответствовать. Это позволяет осуществлять правовое регулирование на единых началах и обеспечить его максимальную эффективность. Реализуя внутреннюю функцию, руководящие положения обслуживают нормативный массив, и их воздействие на общественные отношения происходит опосредованно - через определяемые ими конкретные юридические нормы.

Внешняя функция принципов права заключается в непосредственном регулировании поведения субъектов общественных отношений. Причем она не ограничивается только рамками правоприменения при пробелах в законодательстве или при противоречии отправным началам его конкретных норм. Непосредственное регулятивное воздействие проявляется и тогда, когда у субъектов имеется возможность реализовать требования принципов, не прибегая к правоприменению (такая возможность, например, предусмотрена ч.1 ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Подводя итог, сформулируем основные выводы:

В генетическом аспекте принципы права характеризуются смешанной социально-юридической природой и являются результатом отражения как общесоциальных, так и специфических его закономерностей.

В гносеологическом плане они выступают особыми юридическими понятиями, адекватно выражающими сущность права в соответствии с достигнутым уровнем ее познания.

С онтологической позиции принципами права являются основополагающие идеи, закрепленные в различных формальных источниках его норм, а также хотя и не имеющие такого закрепления, но получившие общее признание в устойчивой юридической практике, в правоотношениях.

В функциональном аспекте принципы права выступают, с одной стороны, исходными началами правового регулирования, обеспечивающими согласованность и эффективность системы юридических норм, а с другой - непосредственными регуляторами поведения участников общественных отношений при ее пробельности и противоречивости. На основании изложенного можно предложить и следующее общее определение: принципы права - это закрепленные в различных его источниках или выраженные в устойчивой юридической практике общепризнанные основополагающие идеи, адекватно отражающие уровень познания общесоциальных и специфических закономерностей права и служащие для создания внутренне согласованной и эффективной системы юридических норм, а также для непосредственного регулирования общественных отношений при ее пробельности и противоречивости.


Р.Л. Иванов


[1] Богдановская И.Ю. Закон в английском праве. М.: Наука, 1987.

[2] Государство и право. 1995. N 9.

[3] Даниленко Г.М. Применение международного права во внутренней правовой системе России: практика Конституционного Суда // Государство и право. 1995. N 11.

[4] Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972.

[5] Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М.: Наука, 1986.

[6] Марксистско-ленинская общая теория государства и права: Социалистическое право. М.: Юрид. лит., 1973.

[7] Неновски Н. Право и ценности. М.: Прогресс, 1987.

[8] Смирнов О.В. Основные принципы советского трудового права. М.: Юрид. лит., 1977.

[9] Спасов Б. Закон и его толкование. М.: Наука, 1986.

[10] Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. Казань: Изд-во Казанского университета, 1987.Спасов Б. Закон и его толкование. М.: Наука, 1986.

[11] Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург: УИФ Наука, 1993. С. 59-60.

[12] Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20.

[13] Явич Л.С. Право развитого социалистического общества: сущность и принципы. М.: Юрид. лит., 1978.

[14] Явич Л.С. Социализм: право и общественный прогресс. М.: Юрид. лит., 1990.







Интересное:


Механизм разрешения юридических коллизий: проблемы оптимальности и эффективности способов и процедур
Признаки норм права
Понятие источника права в советской и постсоветской правовой науке: преемственность и новизна в научной теории
Основание юридической ответственности
Теократия как идеал
Вернуться к списку публикаций