2015-05-01 22:18:12
ГлавнаяТеория государства и права — Развитие принципа состязательности, формы его закрепления и проблемы реализации в юридической практике



Развитие принципа состязательности, формы его закрепления и проблемы реализации в юридической практике


При подготовке к рассмотрению жалобы, судья и должностное лицо вправе истребовать дополнительные материалы, в которых могут содержаться сведения относительно предмета исследования: объяснения сторон и других лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, заключения экспертов, а также документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники, звукозаписи.

В свою очередь, жалоба рассматривается соответствующим судьей или должностным лицом единолично в десятидневный срок со дня ее поступления со всеми материалами дела. Законодатель предусматривает возможность рассмотрения дела в отсутствие надлежащим образом извещенных заявителя и должностного лица либо представителя органа, вынесшего постановление о наложении административного наказания.

В соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ при рассмотрении жалобы на постановление: объявляется лицо, правомочное ее рассматривать; оглашается ее содержание, основание, называется жалобщик; путем опроса устанавливается явка в суд участников процесса, а также определяется, надлежащим ли образом лица, в отношении которых вынесено постановление по делу, извещены о месте и времени рассмотрения жалобы; проверяется явка иных лиц, вызванных для участия в стадии обжалования (экспертов, переводчиков, специалистов и др.); проверяются полномочия законных представителей, защитника, представителя (ст. 25.3-25.5 КоАП РФ); судья или должностное лицо обязаны всем лицам, участвующим в рассмотрении жалобы, разъяснить их права и обязанности в соответствии со ст. 25.1-25.14 КоАП РФ; разрешаются заявленные отводы и ходатайства.

Затем оглашается содержание жалобы, заслушиваются объяснения лица, обратившегося с жалобой; показания других участников; пояснения специалиста, заключение эксперта, исследуются доказательства и материалы – как имеющиеся в деле, так и дополнительно представленные.

Участвующий в рассмотрении дела прокурор в своем заключении анализирует постановление с точки зрения законности и обоснованности.

Судья (должностное лицо) обязан проверить дело в полном объеме независимо от того, какие вопросы, относящиеся к предмету исследования по делу, поднимались, рассматривались, обжаловались и т.п. У лиц, рассматривающих жалобу, весьма обширные процессуальные полномочия, связанные с запросом необходимой информации, инициативой по сбору документов, вызову для участия по своей инициативе ряда субъектов и др.

Стадия обжалования завершается принятием одного из следующих решений: а) признав административный акт законным и обоснованным, оставить его без изменения, а жалобу без удовлетворения; б) признав административный акт незаконным, отменить его и направить дело на новое рассмотрение; в) отменить административный акт и прекратить дело об административном правонарушении; г) изменить меру наказания в пределах, предусмотренных нормативным актом об ответственности за административное правонарушение с тем, чтобы взыскание было усилено.

В случае установления того обстоятельства, что административный акт вынесен некомпетентным субъектом, такое постановление отменяется, а дело направляется по подведомственности.

Решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии со ст. 30.8 КоАП РФ, оглашается немедленно после вынесения.

В отношении решения по жалобе на постановление о назначении исключительного административного наказания – административного ареста – существуют особые сроки доведения до сведения административно-юрисдикционных органов, исполняющих постановление; делинквента и потерпевшего – в день вынесения решения. В соответствии со ст.ст. 3.9, 31.1 и 32.8 КоАП РФ наиболее суровое административное наказание, касающееся ограничения личных свобод граждан, имеет весьма динамичный характер исполнения.

Новеллой Кодекса (ст. 30.9) является возможность обжалования в суд по месту рассмотрения жалобы, а затем в вышестоящий суд постановления по делу, вынесенного должностным лицом, а также решение вышестоящего должностного лица по жалобе на данное постановление.

Таким образом, после обжалования в вертикальном (административном) порядке допускается судебное рассмотрение как самого постановления, так и решения, вынесенного относительно признания его законным и обоснованным.

Постановления по делу, вынесенное коллегиальным органом или органом, созданным в соответствии с законом субъекта РФ (к примеру, административные комиссии), а также решение судьи по жалобе на такое постановление обжалуется в вышестоящий суд.

Часть 8 ст. 30.9 КоАП РФ позволяет заключить, что подача последующих жалоб на постановление об административном деликте, решение по жалобе на такое постановление и вся процедура данной стадии в целом осуществляется в соответствии с административно-процессуальными гарантиями (ст. 30.2-30.8 КоАП РФ).

В отличие от гражданского судопроизводства арбитражные суды компетентны рассматривать споры, возникающие из административных правоотношений между коллективными субъектами и иными субъектами предпринимательства. В соответствии со ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Отказ от права на обращение в суд признается недействительным. С принятием искового заявления в арбитражном суде на действия органов исполнительной власти или, наоборот, государственных органов о взыскании штрафных санкций производство по делам об административных правонарушениях приостанавливается. В шестнадцати статьях КоАП РФ предусмотрено административное судопроизводство в арбитражных судах, а раздел III АПК РФ 2002 г. регламентирует производство в арбитражном суде первой инстанции по делам, возникающим из административно-правовых и иных публичных правоотношений, в которых нашли свое закрепление особенности административного судопроизводства.

В подведомственности арбитражных судов согласно ст. 22 АПК РФ находится обжалование постановления по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющим статус индивидуального предпринимателя. Следовательно, названный порядок рассмотрения жалобы осуществляется в соответствии с арбитражно-процессуальным законодательством и по своей процедуре весьма отличается от административно-процессуальной регламентации.

При этом к рассматриваемым в порядке административного судопроизводства отнесены следующие категории дел:

- об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда;

- об оспаривании ненормативных (индивидуальных) правовых актов органов государственной власти РФ или ее субъектов, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействий) указанных органов, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности;

- об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (о привлечении к административной ответственности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности);

- о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность, обязательных платежей (налоги, сборы, платежи в государственные внебюджетные фонды), санкций (как правило, пени), если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания;

- другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

При этом согласно ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ к подведомственности арбитражных судов отнесены следующие дела: «Производство либо оборот этилового спирта, алкогольной либо спиртосодержащей продукции, не соответствующих требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам» (ст. 6.14); «Нарушение порядка распоряжения объектом нежилого фонда, находящимся в федеральной собственности, и использования указанного объекта» (ст. 7.24); «Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии)» (ст. 14.1); «Незаконное использование товарного знака» (ст. 14.10); «Незаконное получение кредита» (ст. 14.11); «Фиктивное или преднамеренное банкротство» (ст. 14.12); «Неправомерные действия при банкротстве» (ст. 14.13); «Воспрепятствование должностными лицами кредитной организации осуществлению функций временной администрации» (ст. 14.14); «Нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (ч.ч. 1, 2 ст. 14.16); «Незаконное производство, поставка или закупка этилового спирта» (ч.ч. 1, 3, 4 ст. 14.17); «Использование этилового спирта, произведенного из непищевого сырья, и спиртосодержащей непищевой продукции для приготовления алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции» (ст. 14. 18); «Ненадлежащее управление юридическим лицом» (ст. 14.21); «Совершение сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий» (ст. 14.22); «Осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом» (ст. 14.23); «Неисполнение банком поручения государственного внебюджетного фонда» (ст. 15.10); «Нарушение обязательных требований государственных стандартов, правил обязательной сертификации» (ч.ч. 1, 2 ст. 19.19).

В 2004 г. арбитражными судами РФ всего было рассмотрено 1215590 дел, из них 823236 – возникающих из административных правоотношений, в том числе связанных с применением налогового законодательства – 350391; об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц (кроме налоговых споров) – 25989; об оспаривании нормативных правовых актов – 929; об административных правонарушениях – 35496 [42].

Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, арбитражными судами первой инстанции рассматриваются по общим правилам искового производства.

В ст. 40 АПК РФ определены лица, участвующие в деле. Таким образом, в исковом производстве – это истец и ответчик; по делам особого производства, а также несостоятельности и в иных случаях, предусмотренных АПК (в частности, заявители по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, по делам о пересмотре судебных актов в порядке надзора и в иных случаях, лица, привлекаемые к административной ответственности), – это заявители и заинтересованные лица.

Именно в процессе доказывания и проявляется принцип состязательности в полной мере. И в связи с этим существуют особенности производства в арбитражном суде по делам, возникающим из административных правоотношений. По общему правилу искового производства бремя доказывания обстоятельств возлагается на участника дела, который на него ссылается. Основания же для принятия оспариваемых правовых актов, решений, совершения действий (бездействия) доказывают соответствующие органы или должностные лица, которые их приняли.

По этой категории дел суд по своей инициативе истребует доказательства от соответствующих органов и должностных лиц. И они обязаны в пятидневный срок со дня получения соответствующего определения известить суд о невозможности представить их, с указанием причин. В противном случае могут последовать штрафные санкции (гл. 11 АПК РФ).

Глава 23 АПК РФ устанавливает порядок рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов в арбитражных судах по первой инстанции. Производство по делу возбуждается по заявлениям заинтересованных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются данным актом (заявитель просит признать акт недействующим). Причем с данным требованием в арбитражный суд, при определенных условиях, могут обратиться прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы (в защиту интересов неопределенного круга предпринимателей).

Данная категория дел рассматривается судом в составе трех судей (ст. 17 АПК РФ) в срок, не превышающий двух месяцев со дня поступления заявления в суд. Явка представителей органов и должностных лиц, принявших оспариваемый акт, судом может быть признана обязательной (в случае неявки суд правомочен подвергнуть их штрафу).

Суд при рассмотрении дела не связан доводами заявителя и проверяет оспариваемое положение в полном объеме. Обязанность доказывания возлагается на орган или должностное лицо, принявшее оспариваемый акт. При этом отказ от заявленного требования либо признание его соответствующим органом не препятствует рассмотрению дела по существу. После принятия решения судом оно вступает в законную силу немедленно. При этом, за исключением решения Высшего Арбитражного Суда РФ, оно может быть обжаловано в течение одного месяца в арбитражный суд кассационной инстанции.

Дела об оспаривании ненормативных правовых актов рассматриваются также по общим правилам искового производства, но с особенностями, установленными главой 24 АПК РФ. Они, в отличие от нормативных, касаются только конкретных лиц, то есть имеют индивидуальный характер. Основанием для обращения в суд является не только несоответствие ненормативного правового акта закону (иному нормативному акту), но и незаконное возложение на заявителя обязанностей или создание иных препятствий для его предпринимательской деятельности.

Если иное не установлено федеральным законом, то заявление подается в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда стало известно о нарушении прав и законных интересов. Дела рассматриваются судьей единолично в течение двух месяцев со дня поступления заявления. Решение суда подлежит немедленному исполнению.

Порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях установлен главой 25 АПК РФ. Как отмечалось выше, арбитражные суды рассматривают данную категорию дел по общим правилам искового производства с особенностями, установленными гл. 25 АПК РФ и КоАП РФ (ст. 189 АПК РФ). Однако КоАП РФ как раз устанавливает общеобязательные правила рассмотрения дел об административных правонарушениях. И более того, в соответствии со ст. 29 АПК РФ данные дела рассматриваются в порядке административного судопроизводства (то есть по правилам КоАП РФ). Это означает, что к данным делам в приоритетном порядке должны применяться нормы КоАП. Однако ст. 202 АПК РФ приоритет норм административного судопроизводства исключает. Таким образом, обнаруживается несоответствие положений ст.ст. 189 и 202 АПК РФ. По мнению автора, данное противоречие целесообразно устранить в пользу ст. 189.

Производство по делу об административном правонарушении возбуждается в арбитражном суде на основании заявлений административных органов с требованием о привлечении к административной ответственности соответствующих лиц (ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ). Протокол об административном правонарушении направляется судье в течение суток с момента составления. Дела рассматриваются в течение 15 дней с момента поступления заявления судьей единолично. Подготовка дела к рассмотрению проводится в соответствии с правилами, установленными КоАП РФ (ст.ст. 24.5, 29.1, 29.2, 29.4).

Существенное увеличение и разнообразие источников норм материального административного права, безусловно, порождает необходимость не только кодификации соответствующих процессуальных норм, но и упорядочения системы формирования административно-процессуального законодательства, которая является закономерной направленностью и отражением развития всей системы законодательства Российской Федерации.

АПК РФ разделяет два самостоятельных принципа права, которые действительно имеют самостоятельное значение и содержание – это принцип состязательности (ст. 9) и принцип процессуального равноправия сторон (ст. 8). При этом второй – необходимая предпосылка первого.

Принцип состязательности арбитражного судопроизводства характеризуют следующие императивы: а) лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства; б) каждой стороне, участвующей в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду; в) участвующим в деле лицам гарантируется право представлять доказательства другой стороне по делу; г) участникам арбитражного процесса обеспечивается право заявлять ходатайства; д) они имеют право высказывать свои доводы и соображения; е) им обеспечивается право давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств; ж) они несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Пределы активности суда определяются положениями п. 3 ст. 9, которые и служат процессуальными гарантиями соблюдения принципа состязательности в арбитражном процессе.

Согласно закону, арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность,

1) осуществляет руководство процессом;

2) разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности;

3) предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий;

4) оказывает содействие в реализации их прав;

5) создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

В рамках развития состязательности и доказывания следует отметить найденное в АПК РФ разумное соотношение состязательного начала, равенства сторон и активности суда с целью обеспечения равенства доказательственных полномочий сторон.

Таким образом, в исковом производстве арбитражного суда состязательное начало заключается в том, что действия суда зависят от требований истца и возражений ответчика, а суд разрешает дело в объеме заявленных сторонами требований. Каждая сторона самостоятельно доказывает факты, лежащие в обосновании ее требований и возражений. При этом стороны имеют широкую возможность свободного использования средств доказывания.

В настоящее время принято говорить, что действие принципа состязательности в уголовном процессе значительно расширено, однако, по нашему мнению, такие выводы преждевременны. Более того, думается, что данный принцип все же ослаблен, хотя и проведен более последовательно по сравнению с ранее действовавшим законодательством.

В частности, УПК РСФСР 1960 г. (ст. 20) устанавливал принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, которому не нашлось места в УПК РФ 2001 г. Некоторые авторы объясняют его исключение из УПК РФ тем, что данный принцип нельзя отнести к суду [43]; ответственность суда за всестороннее и полное исследование обстоятельств дела противоречит состязательным началам и является элементом розыска [44]. Итак, если суд своими действиями, по своей инициативе будет содействовать установлению обстоятельств дела в соответствии с действительностью, он неизбежно будет выполнять или функцию обвинения, или функцию защиты [45]. Отсюда следует, что суд уже не является безучастным арбитром спора двух сторон по поводу обвинения, он сам становится активным участником в процессе исследования доказательств, и, таким образом, нарушается один из элементов принципа состязательности – разделение процессуальных функций.

По крайней мере, принцип объективной истины не нашел формального закрепления в УПК РФ, хотя анализ ряда статей УПК позволяет констатировать, что он все же косвенно проводится законодателем. Так, например, статья 73 УПК нацеливает органы уголовного преследования и суд на полноту исследования обстоятельств дела; пункты 5-7 ст. 73 УПК дают установку на всесторонность их исследования; статьи 61-72 УПК требуют объективности, незаинтересованности и беспристрастности от суда и других участников при рассмотрении дела.

Целью принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела являлось установление истины по делу. При этом по ранее действовавшему законодательству цель принципа состязательности заключалась именно во всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Таким образом, принцип состязательности сторон служил средством и способом исследования доказательств, а также гарантией установления истины по уголовному делу, методом ее отыскания.

Теперь же, когда принцип всесторонности, полноты и объективности исключен из системы принципов уголовного процесса, состязательность сторон превратилась в некую самоцель. Поэтому принцип состязательности ставится выше цели достижения истины.

В связи с рассматриваемой проблемой целесообразно отметить, что многими учеными исследовались следующие вопросы: является ли достижение истины по делу целью уголовного процесса, что под ней понимать, каковы критерии ее установления [46]?

Большинство дореволюционных ученых в области уголовного процесса (И.Я. Фойницкий, В. Случевский, С.В. Позднышев и др.) придерживались той точки зрения, что установление истины является задачей процесса [47].

Советские авторы-процессуалисты (А.Я. Вышинский, С.А. Голунский, М.А. Чельцов и др.) считали, что для суда достаточна максимальная степень вероятности [48], хотя позже они и изменили свою позицию, признав, что в уголовном судопроизводстве требуется установление обстоятельств дела в их соответствии с действительностью [49].

Должен ли уголовный процесс обеспечивать установление истины по делу? Этот вопрос остался предметом дискуссии и на современном этапе развития науки – от полного отрицания истины до признания [50].

Мы согласны с утверждением В.И. Зажицкого: «Отрицать истину в уголовном судопроизводстве означает закрыть глаза на реальность, которая отражена в уголовно-процессуальном законе» [51]. Автор справедливо указывает на то, что при характеристике института доказывания в уголовном процессе «нельзя обойти вопрос о цели доказывания», а «в соответствии с научной теорией познания в уголовном судопроизводстве такой целью является достижение истины» [52]. При этом В.И. Зажицкий допускает, что истина может быть и не установлена по каждому уголовному делу в силу объективных причин. Также существует и ряд других препятствий к ее установлению, например заложенных в самих процессуальных правилах доказывания (право обвиняемого отказаться от дачи показаний по предъявленному обвинению – п. 3 ч. 4 ст. 47; право на свидетельский иммунитет – п. 1 ч. 4 ст. 56; право о недопустимых доказательствах – ч. 3 ст. 7, ст. 75. Или возможно осуществление правосудия без установления истины при особом порядке судебного разбирательства (ст.ст. 314-317). Однако при этом автор подчеркивает, что «ни эти правила, ни идеи состязательности не могут... заменить истину как важнейшую гносеологическую категорию, как цель доказывания по уголовным делам» [53].

Истина как цель доказывания или как цель уголовного судопроизводства нашла свое место в процессуальных законах других стран. Так, требование установить истину по уголовному делу содержится в УПК Франции применительно к деятельности и следственного судьи (ч. 1 ст. 81), и председателя суда (ч.ч. 1, 2 ст. 310). Требование установления истины как цели доказывания по уголовному делу присутствует и в УПК ФРГ (ч. 2 ст. 244). Более того, оно многократно упоминается и в законодательстве США [54].

Следует отметить, что УПК РФ содержит ряд требований, которые так или иначе служат установлению истины по уголовному делу. Так, например, наделение сторон равными правами в судебном разбирательстве (ст. 244); решение о допустимых видах источников доказательств (ч. 2 ст. 74); правила о недопустимости доказательств (ч. 1 ст. 75); требование проверки доказательств (ст. 87); принцип свободной оценки доказательств (ст. 17); требование мотивированности приговора (ст.ст. 305, 307); институт отводов (гл. 9 УПК) и др.

Однако не все страны на постсоветском пространстве отказались от регламентации принципа полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела. Так, в п. 3 ст. 86 Модельного УПК для государств-участников СНГ [55], ст. 20 УПК Республики Беларусь [56], ст. 14 УПК Республики Молдова [57], ст. 22 УПК Республики Узбекистан [58] предусматривается данный принцип. Практика Европейского суда по правам человека также указывает на необходимость установления судом истины по делу (см., например, решение по делу Артико (Artico) против Италии [59] или Саундрес против Соединенного Королевства [60]).

Принцип состязательности уголовного судопроизводства (ст. 15 УПК РФ) предполагает прежде всего разделение функций обвинения, защиты и разрешения дела. При этом статья 123 Конституции РФ распространила действие принципа состязательности, наравне со стадией судебного разбирательства, и на стадию предварительного расследования, природа (содержание) которой была соответственно существенно изменена уголовно-процессуальным законодательством. Стадия предварительного расследования и дознания теперь находится не только под прокурорским надзором, но и под судебным контролем, который имеет целью максимально обеспечить права человека при применении мер процессуального принуждения, а также ориентирован на усиление принципа состязательности при осуществлении уголовного преследования. При этом именно судебный контроль стал основой для обеспечения прав участников при применении мер процессуального принуждения на стадии досудебного производства. В отличие от ранее действовавшего законодательства, в котором предусматривался прокурорский надзор с последующим судебным контролем, эта модель являлась универсальным, двойным заслоном от ошибок и злоупотреблений [61].

Сейчас же суд как орган контроля за предварительным следствием и дознанием исполняет роль пассивного наблюдателя за действиями сторон, ограничиваясь общей оценкой законности или обоснованности обжалуемого решения. Контроль суда за предварительным расследованием осуществляется в двух направлениях. Во-первых, путем выдачи судебных решений на право проведения следственных действий, ограничивающих конституционные права граждан (ч. 2 ст. 29, ст. 165 УПК РФ). Во-вторых, путем рассмотрения и разрешения жалоб участников процесса на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, способные причинить ущерб их конституционным правам и свободам или затруднить доступ к правосудию (ст. 125 УПК РФ).

Конституционный Суд РФ своим постановлением от 14 февраля 2000 г. распространил данный принцип на все стадии уголовного судопроизводства, а далее УПК РФ в гл. 2 определил общие принципы уголовного судопроизводства, которое в соответствии с п. 56 ст. 5 включает в себя как судебное, так и досудебное производство по уголовному делу [62].

Таким образом, принцип состязательности должен действовать и в стадии досудебного производства.

Глава 6 УПК РФ обозначила участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения: прокурор (ст. 37), следователь (ст. 38), начальник следственного отдела (ст. 39), орган дознания (ст. 40), дознаватель (ст. 41), потерпевший (ст. 42), частный обвинитель (ст. 43), гражданский истец (ст. 44) и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя (ст. 45); а глава 7 – со стороны защиты: подозреваемый (ст. 46), обвиняемый (ст. 47), законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого (ст. 48), защитник (ст. 49), гражданский ответчик (ст. 54) и его представитель (ст. 55). Дознаватель, следователь и прокурор являются органами уголовного преследования, которым на предварительном следствии противостоит сторона защиты (подозреваемый, обвиняемый, защитник). При этом защитник обладает полномочиями, которые можно разделить условно на две группы [63]:

1. Полномочия по выявлению необходимой информации:

а) иметь с подозреваемым свидания с момента возбуждения уголовного дела (п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 2 ч. 3 ст. 49), с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 3 ч. 3 ст. 49); иметь свидания с обвиняемым наедине и конфиденциально, в том числе до его первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности (п. 9 ч. 4 ст. 47);

б) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания

юридической помощи;

в) присутствовать при производстве процессуальных действий;

г) знакомиться с протоколами задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, иными документами, предъявляемыми подзащитному, а также знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела;

д) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела.

2. Полномочия по внедрению полученных сведений с тем, чтобы они получили статус доказательств по уголовному делу:

а) представлять полученные сведения органам уголовного преследования;

б) заявлять ходатайства и отводы;

в) приносить замечания на протоколы.

Необходимо также выделить полномочия адвоката требовать от органов уголовного преследования и суда соблюдения принципов уголовного процесса [64].

Следует отметить, что уже в самом законе заложены противоречия между отдельными его положениями, нарушающие принципы уголовного процесса, и в частности основы состязательности. Так, часть 2 ст. 15 УПК РФ регламентирует разделение функций обвинения, защиты и разрешения дела. Они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. При этом, однако, статьи 6, 61-72, 73 УПК РФ обязывают органы уголовного преследования принимать меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявлять как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Таким образом, следователь (дознаватель) совмещает в одном лице функции обвинения и защиты, что противоречит принципу состязательности.

Вместе с тем, в содержание принципа состязательности законодатель включил такое императивное требование, как равенство сторон обвинения и защиты (ч. 4 ст. 15 УПК РФ), чего нет на стадии предварительного расследования в силу того, что сторона защиты не обладает властными полномочиями в отличие от органов государственного преследования (дознаватель, следователь и прокурор). Так, функция разрешения дела в этой стадии предполагает совершение действий властного характера, а именно: избрание меры пресечения, обеспечение гражданского иска, разрешение отводов, ходатайств и т.д. Таким образом, обвиняемый состязается со следователем, который принимает по делу основные решения, определяет общее направление расследования и обладает властными полномочиями в отношении самого обвиняемого.

Ликвидировать указанный «перекос» в УПК РФ можно, лишь наделив органы уголовного преследования только функцией обвинения, а параллельно необходимо ввести адвокатское расследование с обязательным приобщением к уголовному делу добытых доказательств, возможностью обжаловать в суд любые решения и действия (бездействие) следственных органов и установить правило о том, что ходатайства защиты о проведении тех или иных процессуальных действий подлежат обязательному удовлетворению, уравняв, таким образом, во всех процессуальных возможностях обвинение и защиту [65].

Устранить указанный выше недостаток в УПК РФ можно и иным образом: лишить сторону обвинения прав по собиранию доказательств и передать их права независимому от сторон органу – следственному судье, который и будет осуществлять предварительное расследование, а стороны при этом могут лишь ходатайствовать перед ним о проведении необходимых следственных действий, либо освободить органы расследования и прокурора от обязанностей собирать доказательства, оправдывающие или смягчающие вину лица, подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, предоставив такие полномочия защите.

В то же время процессуальное равенство гарантируется предоставлением обвиняемому (подозреваемому) права на защиту (ст.ст. 46, 47), сторонам – права ходатайствовать об исключении доказательств (ст. 235) и установлением судебного порядка обжалования любых действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование (ст. 125).

Если сопоставить, например, процессуальные права потерпевшего и обвиняемого на предварительном следствии, то получается, что последний вправе знать, в чем он обвиняется (ему обеспечивается получение копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47), а также копии обвинительного заключения и т.д. (п. 2 ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 222, ч. 3 ст. 226)). В отличие от обвиняемого потерпевший лишь вправе знать о предъявляемом обвиняемому обвинении (п. 1 ч. 2 ст. 42) и только по заявленному ходатайству может получить копию обвинительного заключения (ч. 2 ст. 222, ч. 3 ст. 226). При этом обвиняемый вправе защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК, что не предусмотрено для потерпевшего.

Таким образом, на стадии предварительного расследования между этими двумя участниками уголовного процесса в соответствии с УПК РФ нет процессуального равноправия [66]. Однако и целью предварительного следствия является не окончательное разрешение вопроса о совершении преступления и виновности лица его совершившего, но установление фактических обстоятельств деяния, их предварительная квалификация. Разрешение же вопроса о виновности либо невиновности – прерогатива суда. Это, на наш взгляд, верный подход.

Недостатком законодательного закрепления принципа состязательности (ст. 15 УПК) является включение в его содержание самостоятельного принципа равноправия сторон. Последний принцип – это самостоятельный принцип уголовного процесса, и он предполагает не совпадение и идентичность любых прав, а равенство средств, способов и возможностей отстаивания прав сторонами для обоснования своих требований.

Что же касается разделения процессуальных функций на стадии судебного разбирательства дела, то этот вопрос также решен неоднозначно. Суд не может выступать ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты. Он должен создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. На суд возложена исключительно функция правосудия (гл. 5), в связи с чем из полномочий суда исключено: 1) право возбуждать дело, в том числе и дело частного обвинения; 2) право продолжать судебное разбирательство при отказе прокурора от обвинения; 3) право возвращать дело прокурору для производства дополнительного или нового расследования.

Кроме функции разрешения дела в обязанности суда в соответствии со ст. 243 УПК РФ входит создание необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных прав и выполнения возложенных обязанностей на основе полного равенства. Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом меры по обеспечению состязательности и процессуального равенства сторон.

Равенство процессуальных прав и обязанностей сторон в судебном производстве гарантировано ст. 244 и др. УПК РФ. Так, стороны обвинения и защиты пользуются равными правами и обязанностями в процессе заявления отводов и ходатайств, представлении доказательств, участии в их исследовании, выступлениях в судебных прениях. Стороны также юридически равны при ознакомлении с протоколом судебного заседания и по принесении на него замечаний (ст.ст. 259, 260 УПК РФ).

Суд участвует в исследовании доказательств. В частности, устанавливается порядок его участия в допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, который соответствует принципу состязательности (ч. 3 ст. 275, ч. 3 ст. 278 УПК РФ). Суд может допросить их только после того, как это сделают стороны. Такая последовательность допроса освобождает суд от роли обвинителя в судебном разбирательстве. Однако предусмотрены и такие правила, которые ставят суд в зависимое от сторон положение. Например, судья удовлетворяет ходатайство сторон об исключении доказательства, если против него не возражает другая сторона, даже не вникая в то, есть ли к этому основания, предусмотренные законом (ч. 5 ст. 234); оглашение в судебном разбирательстве показаний подсудимого, которые были даны им при производстве расследования, допустимо лишь по ходатайству стороны (ст. 276), а показаний свидетеля, потерпевшего – с согласия сторон (ст. 281), за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК, в которых согласие сторон не требуется и суд может по своей инициативе принять такое решение. Не определен вопрос о том, вправе ли суд по своей инициативе произвести в судебном следствии осмотр местности, помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания, освидетельствование (ст.ст. 287-290) [67].

Наиболее полно принцип состязательности проявляется в одной из важных частей судебного разбирательства – в судебных прениях (гл. 38 УПК РФ). Именно в этой части стороны, участвующие в деле, подводят итог всего судебного следствия. Поэтому очень важно, чтобы речи обвиняемой и защищаемой сторон опирались на всю предыдущую работу по делу, на доказательства, тщательно исследованные в судебном следствии. Крайне необходима в этой связи квалифицированная работа адвоката, который в своем выступлении перед судом помимо использования Конституции РФ, нормативных актов, постановлений и определений Конституционного Суда РФ, руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и международных актов обязан охарактеризовать личность своего подзащитного. Сторона обвинения может осознанно либо неосознанно игнорировать положительную характеристику подсудимого, а также обстоятельства, смягчающие (исключающие и т.п.) его уголовную ответственность.

В заключение можно сделать следующий вывод: конкретным участникам конституционного, гражданского, арбитражного, уголовного судопроизводства нужно в совершенстве владеть технологией толкования соответствующего законодательства, чтобы четко определять в нем основные императивы принципа состязательности, формы их выражения и закрепления в конкретных статьях нормативных правовых актов.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Признаки норм права
Понятие правовой культуры
Формы закрепления института диспозитивности, проблемы его реализации и роль в защите прав и свобод граждан
Восстановление в должности и на службе в органах внутренних дел
Структура правовой культуры и ее функции
Вернуться к списку публикаций