2015-04-30 19:46:33
ГлавнаяТеория государства и права — Проблемы правовой конфликтологии



Проблемы правовой конфликтологии


Содержание

  1. Сущность правового конфликта.
    1. Диалектические противоречия в праве и юридический конфликт.
    2. Юридический спор и правовой конфликт.
    3. Законодательная коллизия и правовой конфликт.
    4. Правонарушения и юридический конфликт.
  2. Структура правового конфликта.
    1. Контрсубъекты правового конфликта.
    2. Объекты правового конфликта.
    3. Предмет правового конфликта.
    4. Идейно-правовая компонента юридического конфликта.
  3. Динамика правового конфликта.
    1. Конфликтная ситуация и ее особенности.
    2. Возникновение правового конфликта.
    3. Развитие правового конфликта.
    4. Завершение правового конфликта.
  4. Детерминация правовых конфликтов.
    1. Специфика детерминации правовых конфликтов.
    2. Системность причинной детерминации юридических конфликтов.
    3. Источники правовых конфликтов.
  5. Классификация юридических конфликтов.
    1. Плюрализм типологий конфликтов и их видообразующие признаки.
    2. Типология юридических конфликтов.
    3. Виды юридических конфликтов.
  6. Функции и роли правовых конфликтов.
    1. Общие функции правовых конфликтов.
    2. Ролевое назначение юридических конфликтов.
  7. Механизм снятия юридических конфликтов.
    1. Сущность снятия правовых конфликтов.
    2. Макросоциальный механизм преодоления правовых конфликтов.
    3. Микросоциальный механизм преодоления юридических конфликтов.
  8. Формы снятия юридических конфликтов.
    1. Многовариантность форм снятия юридических конфликтов.
    2. Предупреждение юридических конфликтов.
    3. Урегулирование юридических конфликтов.
    4. Консенсуализация юридических конфликтов.
    5. Разрешение юридических конфликтов.
    6. Устранение юридических конфликтов.
    7. Ликвидация юридических конфликтов.
  9. Заключение.
  10. Примечания.
  11. Библиография.

Заключение.

Исследование проблем правовой конфликтологии составляющих предмет данной новой нарождающейся научной дисциплины позволяет диссертанту сформулировать следующие обобщающие выводы.

1. Правовой конфликт относительно самостоятельный феномен общественной жизни, требующий специального изучения в системе образовательных учреждений решающих задачу подготовки высококвалифицированных кадров по специальности «юриспруденция». Настало время внести необходимые изменения в действующий Государственный образовательный стандарт, включив в него изучение проблем правовой конфликтологии в качестве обязательного элемента профессиональной программы подготовки юристов (ПрОП).

2. Считать целесообразным и необходимым проведение Республиканской научно-методической конференции по актуальным вопросам правовой конфликтологии под патронажем Министерства образования Российской Федерации в ее организации и приглашения в качестве ее участников специалистов-практиков системы юрисдикционных органов, ученых-исследователей правовой науки, преподавателей и других заинтересованных лиц.

3. В качестве основополагающей цели названной конференции должна стать выработка научно-практических рекомендаций по формированию федерального компонента (ПрОП) правовой конфликтологии как новой научной дисциплины, призванной заложить теоретические и методологические установки в преподавании в названной новой научной дисциплины в высших образовательных учреждениях, осуществляющих подготовку кадров по специальности юриспруденции. В решении поставленной задачи могут быть использованы положения и выводы диссертанта, полученные в результате исследования.

4. Юридический конфликт есть предметное противоборство потребностей и интересов его контрсубъектов, возникающее в результате противостояния их правомерного и неправомерного поведения. Он всегда выражает социально-правовое противоречие, однако последнее в своем движении и развитии становится юридическим конфликтом только при определенных условиях, при которых наблюдается предельная форма обострения взаимодействия правомерного и неправомерного поведения его контрсубъектов.

5. Не следует отождествлять юридическое противоречие и правовой конфликт, поскольку смешение их не безобидно как с теоретической, так и с практической точек зрения, ибо приводит в двум крайностям не соответствующих реалиям общественной жизни. Если юридическое противоречие и правовой конфликт - одно и тоже, то в этом случае последний теряет свое, специфическое содержание и возникает ситуация, при которой вольно или невольно происходит реанимация бесконфликтной модели в важнейшей сфере общественной жизни, что сейчас отвергнуто современной гуманитарной мыслью. Если же всякое юридическое противоречие считать правовым конфликтом, то последний становится субстанциональной основой жизнедеятельности каждого человека, что ведет к сползанию на позиции «конфликтомании». Такое состояние представляется противоестественным, ибо его неизбежным следствием станет небывалая интенсивность социальной напряженности, господство стрессовых отношений между людьми, которые человек навряд ли способен выдержать.

6. Правовой конфликт предполагает наличие юридического спора между контрсубъектами, что, однако, не дает основания для их полного отождествления. Юридический спор есть особая форма идейно-психологического, словесного состязания его противоборствующих сторон относительно созидания права, его толкования, применения, выраженного в категориях правосознания. Единство правового конфликта и юридического спора выражается в том, что первый выражает собой противостояние конкретных действий, поступком контрсубъектов, в то время как второй характеризует собой необходимую идейно-психологическую предпосылку юридического противоборства между людьми, способную перерасти в соответствующие действия. Правовой конфликт не является самодостаточным для исключения спора из своего содержания, ибо в таком случае он перестает быть социальным явлением, носителем которого является человек, обладающий волей и сознанием.

7. Правовая коллизия есть относительно самостоятельная категория юридической конфликтологии и представляет собой противоречивое единство юридического спора и противостояния законодательно-нормативных актов. Вместе взятые они характеризуют интенсификацию обострения юридического противоречия, не достигая в тоже время предельного состояния, в качестве которого выступает правовой конфликт. Различия между юридическим спором и законодательной коллизией выражается в том, что словесное состязание может быть проявлением обострения юридического противоречия в рамках ненормативного правового сознания. В отличие от этого законодательная коллизия является показателем обострения юридического противоречия на уровне государственно-правового нормосознания. Взаимодействуя с юридическим спором, законодательные коллизии выступают своеобразными детерминантами юридических конфликтов, важнейшей стороной которой являются правонарушения.

8. Правонарушение есть виновное противоправное поведение человека, совершившего противозаконное деяние. В юридическом конфликте вина как психическое отношение лица к собственному поведению и его результатам, как своеобразное выражение отрицательного или легкомысленного отношения к интересам общества и государства относится к обоим контрсубъектам возникшего противостояния, так что их неспособность с помощью индивидуального сознания контролировать свои поступки делает их результаты ничтожными в правовом отношении.

9. Участники юридического конфликта по своему ролевому назначению неодинаковы в ходе его возникновения, развертывания и завершения. Контрсубъекты - это своеобразные «творцы» конфликтных отношений, основные их участники. Чаще всего они выступают в качестве организаторов и исполнителей, которые своими действиями осуществляют и реализуют противоположные правовые потребности и интересы людей. К специфическим признакам относится: а) способность носителя правомерного поведения совершить противозаконное деяние; б) способность правонарушителя осуществлять законопослушные поступки. Отрицать названные свойства человека - значит ошибочно считать, что правомерное и неправомерное поведение являются уделом особых групп людей, одни из которых навечно обречены совершать благие дела, а другие - творить зло.

10. Правовой конфликт и его различные состояния (сущностное, структурное, динамическое, детерминационное, морфологическое, функциональное, субординационно-координационное, прерывно-непрерывное) раскрывается с помощью определенных рядов соответствующих понятий, многие из которых характеризуются категориальным значением, придающих правовой конфликтологии гносеологический и методологический статус как относительно самостоятельного научного направления.

Специфика понятий правовой конфликтологии состоит в том, что они занимают промежуточное положение между общефилософскими и общенаучными категориями. Последние непосредственно воздействуют на содержательную сторону понятий правовой категории. Общенаучные категории, к которым относятся понятия системы, элемента, структуры, функции, вероятности, определенности, неопределенности, и т.п., вторгаются в познавательный процесс юридических конфликтов и их различных состояний. Однако в сочетании с соответствующими понятиями правовой конфликтологии они приобретают уже иной гносеологический и методологический статус. Если понятия системы, элемента, функции, структура и другие общенаучные категории используются не только в правовой конфликтологии и юриспруденции в целом, но и в химии, биологии, математике, в целом ряде технических наук то станет ошибочным умозаключение, если сказать, что «система элементов юридического конфликта», «функции правового конфликта» и т. п. характеризуются такой же общезначимостью в процессе решения познавательных задач.

Однако это не означает, что категории правовой конфликтологии относятся к частно-научному знанию. Современная гуманитарно-философская мысль, как правило, отвергает дихотомическое деление научных категорий только на философские и частно-гносеологические господствовавшее в течение длительного времени. Теперь в ходе развертывания научно-технической революции классификация категориального аппарата познавательного процесса существенно усложнилась. При решении целого ряда соответствующих познавательных задач все в большей степени стали пользоваться особым понятием «региональные научные категории».

11. Понятия правовой конфликтологии как нового научного направления характеризуются в своей значительной части региональным общенаучным статусом, что выражает сбой особую меру их инвариантного знания, познавательное значение которого имеет особое значение прежде всего для отраслевых юридических наук. Инвариантное знание правовой конфликтологии по отношению к отраслевым юридическим наукам состоит в том, что она включает в свое собственное содержание такие общие, существенные, необходимые сведения, использование которых повышает эффективность функционирования частных юридических наук конституционного, уголовного, административного гражданского, трудового, семейного и других отраслей права. В свою очередь, правовая конфликтология может эффективно решать свои общетеоретические и методологические функции лишь в том случае, если она обогащает свой понятийный аппарат на основе обобщения данных отмеченных юридических наук.

12. Знания, заключенные в категориях юридического противоречия, диалектического юридического противоречия, формально-логического противоречия правового конфликта, правовой коллизии, законодательной коллизии, детерминант правового конфликта, его функциях, субординационно-координационных зависимостях его составных элементов и других понятиях правовой конфликтологии существенно обогащает содержание отраслевых юридических наук. Юрисдикционные дела, рассматриваемые различными правоприменительными органами - это прежде всего конфликтные дела между физическими и юридическими лицами, выступающие по отношению друг к другу в качестве контрсубъектов. Такая познавательная установка сама по себе ориентирует правоприменителя на необходимость глубокого уяснения не только возникшего противоречия между требованиями юридических норм и индивидуальным сознанием носителя совершенного антиобщественного деяния, но и на состояние наличных, реальных противодействий соответствующих юрисдикционных структур.

13. Инвариантность категорий правовой конфликтологии нельзя понимать как полную неизменность их содержания, поскольку именно такой смысл придается соответствующему слову, имеющего французское происхождение. В действительности инвариантность понятий правовой конфликтологии представляет собой диалектическое единство абсолютного и относительного.

Абсолютное выражает собой неисчезающее знание в содержании понятий правовой конфликтологии, которое всегда присутствует и должно функционировать, если ставится задача проникновения в глубокую сущность любых конкретных форм юридического противоборства между людьми. Такими свойствами характеризуется прежде всего идея противостояния правомерного (противозаконного) и неправомерного (законопослушного) поведения физических и юридических лиц. Конкретный, единичный юридический конфликт исчезает, прекращает свое существование, если правомерное или неправомерное переходят из состояния бытия в положения небытия, отсутствия во взаимоотношениях между индивидами.

Относительное представляет собой исчезающее знание в содержании и понятий правовой конфликтологии, ибо оно свойственно специфическим формам юридических конфликтов. Если понятие «контрсубъекты юридического конфликта» абсолютно, ибо вне их существования не может быть и соответствующего противоборства, то категории «истец» и «ответчик», «подсудимый» и «потерпевший», «чиновник» и «подчиненный», «работодатель» и «наемный работник» и т. д. выражают собой выражают собой условное знание. Оно имеет познавательное значение при решении задачи выявления специфики соответствующих видов юридических конфликтов и применимо только к ним. Здесь относительный момент нельзя игнорировать, поскольку это ведет к грубым ошибкам в юридическом познании. Достаточно сказать, что с помощью понятий истца и ответчика как контрсубъектов гражданско-правового конфликта нельзя правильно осмыслить сущность криминального противоборства между людьми и реальные пути его преодоления.

14. Инвариантность категорий правовой конфликтологии, неисчезаемость заключенного в них знания отражает собой реальный факт непрерывного существования юридических конфликтов в обществе как массового социального явления. Прекращение его конструктивной, познавательной функции в связи с разрешением конкретного юридического конфликта не означает угасание общетеоретической и методологической роли категории правовой конфликтологии, ибо такой процесс ведет только к минимизации конфликтогенных общественных отношений. Динамика юридической конфликтности как массового социального явления все же не характеризуется прямой нисходящей, при которой минимизация правового противоборства между людьми ведет к его полному прекращению.

15. Инвариантность категорий юридической конфликтологии должна быть воспринята законодательством и получить соответствующее отражение в различных отраслях права, что, к сожалению, еще не осуществлено в современном российском обществе. Пока наш законодатель не использует в должной мере систему понятий - «правовые диалектические противоречия», «правовые формально-логические противоречия», «законодательная коллизия», «правовая коллизия», «структура юридического конфликта», «юридический конфликт», «юридический спор», «контрсубъект юридического конфликта», «устранение юридического конфликта», «ликвидация юридического конфликта», «снятие (преодоление) юридического конфликта» и т.п., провоцируя тем самым реанимацию идеи бесконфликтного развития российского права. Даже в случаях, когда отдельные из перечисленных категорий употребляются в нормативно-правовом материале, то действительный смысл их не проясняется, хотя общепризнано, что определение терминов целесообразно давать в самом тексте закона.


Жеребин, Владимир Сергеевич. Проблемы правовой конфликтологии [Электронный ресурс]: Дис. ... д-ра юридических наук. 12.00.01. - Нижний Новгород, 2001. - 398 с.




← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314151617




Интересное:


Конфликтология универсальных прав
Причины многообразия форм государства
Некоторые вопросы юридической ответственности
Деятельность органов внутренних дел, направленная на реабилитацию жертв политических репрессий
Эффективность доктринального толкования норм права
Вернуться к списку публикаций