2015-04-08 18:17:59
ГлавнаяТеория государства и права — Основные направления развития института диспозитивности



Основные направления развития института диспозитивности


Характеризуя уровень теоретического осмысления диспозитивности, достигнутый отечественной правовой наукой в дореволюционный период ее развития, необходимо отметить следующее:

1. На доктринальном уровне произошло отделение идеи состязательности от начала диспозитивности, которому до этого отказывались придавать самостоятельное значение, рассматривая основные проявления института диспозитивности исключительно в гражданском праве.

2. В результате критического анализа значения и истоков диспозитивности в юридической науке утвердился взгляд, согласно которому большинство исследователей пришли к выводу о частноправовой природе института диспозитивности. На основе данного вывода в науке возникло направление, которое, объясняет происхождение и сферу действия диспозитивного начала с позиции автономии личности в сфере гражданских прав.

3. Диспозитивность стали рассматривать как необходимое следствие присущего субъективным гражданским правам свойства свободной распоряжаемости, в силу которого такие права могут быть свободно приобретаемы, подлежат полному распоряжению владельца и, в частности, могут быть отчуждаемы безвозмездно или за вознаграждение.

4. Отдельными учеными были заложены основы для возникновения концепции межотраслевого характера института диспозитивности. Говоря более конкретно, была высказана мысль, что отдельные элементы данного правового института применимы к публичному праву.

Сказанное позволяет сделать следующий вывод – правовая доктрина дореволюционного периода достигла довольно высокого уровня теоретического осмысления основных вопросов теории института диспозитивности, т.е. вопроса о сущности, юридической природе и значении в системе правовых институтов.

Многие из вышесказанных в науке дореволюционного периода положений, касающихся теории диспозитивности, получили свое развитие в трудах, относящихся к советскому периоду развития отечественной правовой науки.

В советский период также не сформировалось единого мнения по вопросу об истоках института диспозитивности.

Все приводимые в литературе взгляды по данному вопросу можно объединить в несколько групп. Сторонники первой точки зрения [42] просматривали сущность диспозитивности в возможности обладателей гражданских прав распоряжаться им.

Согласно второй точке зрения, высказанной М.А. Гуревичем, суть института диспозитивности состоит в том, что он находит свое выражение и в гражданских и в гражданско-процессуальных нормах [43].

В соответствии с третьей точкой зрения сущность диспозитивного начала заключается в том, что им определяется свобода воли и определяется» механизм гражданского процесса [44].

Четвертая точка зрения в общем сводится к тому, что наличие института диспозитивности означает зависимость движения гражданского процесса от воли материально (лично) заинтересованных лиц, то есть предполагаемых субъектов материального (гражданского) права [45].

Пятая точка зрения представлена позицией П.Ф. Елисейкина, согласно которой диспозитивность означает право заинтересованного лица в случае спора добиваться защиты или отказаться от нее, а также его право выбора формы защиты в предусмотренных законом пределах [46]. Итак, по мнению одних авторов, в основе диспозитивности лежит право личной собственности.

По мнению других ученых, диспозитивность должна быть выведена из всей совокупности особенностей и характерных черт советского общественного и политического строя, из советского социалистического демократизма [47].

Ряд ученых вставал на позиции классической доктрины происхождения диспозитивности, выводящий данный принцип из особенностей гражданских прав [48].

По-новому подошел к определению истоков института диспозитивности А.А. Шананин, который полагает, что диспозитивность своим истоком имеет общественные отношения, составляющие предмет гражданского, семейного трудового права, а так же метод их регулирования [49].

В юридической литературе есть мнения, что диспозитивность. должна быть выведена не из специфики гражданского права, а из всей совокупности особенностей и характерных черт советского общественного и политического строя [50].

Таким образом, в качестве основной предпосылки развития института диспозитивности указанные авторы называли необходимость гармонизации интересов личности и общества, а социальную ценность данного института видели в предоставлении гражданам свободы волеизъявления.

Несмотря на значительную политизированность трактовки вопроса об истоках института диспозитивности, предложенной А.Ф. Клейманом и Н.Б. Зейднером, представляется, что она имеет под собой определенные основания.

Если в качестве одного из элементов демократии рассматривать баланс общественных и личных интересов в государстве, то начало диспозитивности можно рассматривать средство достижения такого баланса. Задачей же законодателя является то, чтобы посредством отражения в.нормах закона содержания института диспозитивности предоставить гражданам широкие возможности распоряжения своими частными правами. Думается, что такая постановка вопроса в полной мере согласуется, с основными постулатами правового государства.

В научной литературе советского времени учеными-цивилистами выделялись диспозитивные нормы, присущие частному праву [51].

В ходе дальнейших поисков, истоков диспозитивности произошел возврат на новом витке развития науки к традиционному воззрению, объясняющему происхождение указанного института сквозь призму специфических особенностей гражданских прав [52].

Такого же взгляда придерживался И. Жеруолис, но он пошел еще дальше и связал диспозитивность не только со свободой распоряжения своими гражданскими правами, но и с активностью в процессе их возможной защиты. Ученый подчеркивал, что специфика гражданских субъективных прав заключается в определенной свободе распоряжения, ими, а если лицо располагает правом свободно в пределах закона распоряжаться гражданскими правами, то это лицо должно иметь свободу распоряжения субъективными материальными и процессуальными правами [53].

П.И. Гуреев писал: «Неотъемлемым свойством любого субъективного права является свобода распоряжения этим правом. Советские граждане свободно распоряжаются, принадлежащими им субъективными правами – гражданскими, трудовыми и т.п.» [54].

Р.Е. Гукасян также просматривает истоки института диспозитивности не в гражданских правоотношениях, а за их пределами – в автономии личности во всех сферах общественной жизни. Эта автономия определяет диспозитивность как в материальном, так и в процессуальном праве [55].

Л.B. Ванеева, проанализировав все основные точки зрения, по вопросу о происхождение диспозитивности, пришла к выводу, что диспозитивность, как основанная на законе свобода управомоченного лица осуществлять свои права, по-своему усмотрению, в каждой конкретной отрасли права имеет свое специфическое содержание в зависимости от предмета правового регулирования [56].

В развернутом виде традиционный взгляд на происхождение института диспозитивности просматривается в одной из работ А.А. Ференц-Сороцкого. Автора обосновывает выведение диспозитивности из характера субъективных гражданских прав следующим образом: «Отличительной особенностью гражданских прав, – пишет он, – является, то, что граждане распоряжаются ими свободно, т.е. пользуются автономией, которая только в исключительных случаях ограничивается законом. Каждый волен воспользоваться возможностью, представленной правом, или не воспользоваться ею, осуществлять свое право, сохранять это право за собой или отрекаться от него. От обладателя права зависит, будет ли он требовать признания своего права другими лицами или смириться с неисполнением соответствующей его праву обязанности» [57].

Р.Ф. Каллистратова также видит источник происхождения института диспозитивности в области гражданских правоотношений [58]. Такой же точки зрения придерживается B.C. Анохин, отмечая прямую связь между расширением экономической самостоятельности субъектов права и развитием института диспозитивности [59].

Достаточно отличную от остальных точку зрения по рассматриваемому вопросу высказал И.М. Зайцев. Возражая против традиционного взгляда, он, в частности, отмечал: «Любое субъективное право как мера возможного поведения предполагает возможность управомоченного лица свободно распоряжаться данным правом и защищать его. Без этих полномочий субъективное право невозможно» [60]. Следовательно, природа рассматриваемого института берет свое начало от субъективных гражданских прав.

В нашей стране употребление термина «диспозитивность» по отношению к публичному праву после 1917 года всегда носило негативный оттенок. Считалось, что введение диспозитивного начала в уголовный процесс противоречит принципу объективной истины, при этом последним обосновывалась известная теория формальных доказательств, автором которой считается А.Я. Вышинский [61]. «Применительно к уголовному судопроизводству категории «диспозитивности», «состязательности», «уголовного иска» неизбежно подвергались публичному остракизму, а любая попытка исследовать сущность признавалась бесплодной, научно несостоятельной и идеологически вредной».

Тот же В.А. Рязановский, который последовательно обосновывает единство исковой природы гражданского и уголовного процесса, отказывается от принципа диспозитивности в последнем, что противоречит другим его суждениям [62]. Но трудно его упрекнуть за это, ведь в 1920 году, в условиях тоталитарного политического режима, «красного террора», выступать за диспозитивность уголовного процесса было делом небезопасным. В тот период, признание того, что принцип публичности преобладает в уголовном процессе, стало почти аксиомой и не вызывало ни у кого сомнений.

Рассмотрев основные научные взгляды по проблеме происхождения института диспозитивности в советский период, необходимо подчеркнуть следующее.

Появление института диспозитивности связывают с особым свойством субъективного гражданского права – его распоряжаемостью, вытекающей из автономии личности в материальных правоотношениях, в настоящее время не может быть признан удовлетворяющим современному уровню науки и требует кардинального пересмотра с применением широкого спектра методов научного анализа.

За исходную предпосылку следует принять тезис о том, что диспозитивность как юридически обеспеченная возможность свободной реализации правообладателем принадлежащего ему субъективного права характерна не только для, субъективных прав, имеющих частноправовую природу, но также и для субъективных прав с публично-правовой и смешанной юридической природой.

В известной мере предлагаемый подход находит подтверждение в теории административного договора, выдвинутой в правовой науке в советский период [63]. Как отмечается в специальной литературе, посвященной проблеме административного договора, для такого рода договора характерны две основные черты. Во-первых, он возникает в сфере исполнительной деятельности, причем одним из субъектов всегда является орган государственного управления, а во-вторых, его суть состоит в том, что по своей юридической природе административный договор является актом применения норм права [64].

Следовательно, между властным положением одной стороны административного договора (компетентным органом) и хозяйственной самостоятельностью другой стороны этого договора (субъекта предпринимательской деятельности или иной экономической деятельности) нет непреодолимого барьера.

Таким образом, в описанной ситуации в одном акте-действии при определенных условиях могут быть выражены и согласование волеизъявления на заключение общественно значимого договора в той или иной сфере экономики, и акт применения права. Но этот акт не может быть связан с реализацией частных прав, напротив, в его основе лежит публичный интерес, подкрепленный властной компетенцией. И, тем не менее, без свободного волеизъявления указанный акт правоприменения невозможен, значит, в нем находит выражение диспозитивное начало.

Кроме того, в подтверждение правильности данного подхода можно отметить, что данный взгляд на происхождение института диспозитивности позволяет дать, научное объяснение тому факту, что данный институт не является категорией, присущей ни исключительно к сфере частного, ни исключительно к сфере публичного права, он скорее характеризуется» сочетанием элементов первого и второго.

Можно сделать вывод, что диспозитивность как правовое явление известна юридической науке давно, но главным образом в качестве: 1) основного признака одной из разновидностей юридических норм и 2) принципа гражданского процессуального права.

Пытаясь определить и обосновать материально-правовой аспект диспозитивности, цивилисты в начале 70-х годов XX века пришли к единодушному мнению о том, что диспозитивность – не принцип права, как это всегда считалось в области гражданского процесса, а черта метода правового регулирования общественных отношений [65].

При всестороннем рассмотрении данного тезиса с логической неизбежностью возникают пять возможных подходов к решению вопроса о характере явления, которое в правовой науке принято обозначать термином «диспозитивность»:

1) диспозитивность – термин, которым обозначаются два, хотя и взаимосвязанных, но все же относительно автономных правовых явления – принцип материального гражданского права и принцип гражданского процессуального права;

2) диспозитивность – только черта метода гражданско-правового регулирования, но сферой своего действия имеющая не только гражданское право, но и гражданско-процессуальное право;

3) диспозитивность – это и черта метода регулирования, и принцип права, причем не простая совокупность двух указанных аспектов, а явление, представляющее их диалектическое единство;

4) диспозитивность в области гражданского права – только черта метода, диспозитивность в области гражданского процесса – только правовой принцип;

5) диспозитивность в гражданском праве – только черта метода, диспозитивность в гражданском судопроизводстве – одновременно и черта метода отраслевого регулирования, и отраслевой принцип.

Противопоставление диспозитивности – черты метода гражданско-правового регулирования и диспозитивности принципа гражданского процессуального права с упором на правоотраслевые различия, на наш взгляд, бесперспективно. Полагаем, что в случае с диспозитивностью имеют место разносторонние проявления одного и того же правового начала, объединяющиеся в институт диспозитивности.

В этот период времени становится дискуссионным вопрос о степени целесообразности или о необходимости закрепления диспозитивности в основном законе государства – Конституции.

Среди взглядов отечественных цивилистов определенный интерес представляет позиция К.С. Юдельсона. В одной из своих работ автор выделил «принцип свободного обращения за судебной защитой нарушенных или оспариваемых права и охраняемых законом интересов», указав, что данный принцип закреплен в ч. 2 ст. 57, ч. 2 ст. 58 Конституции СССР 1977 года [66].

А.Т. Боннер отметил, что в ст. 37 Конституции СССР закреплено ни что иное, как важнейшее составное ядро диспозитивности – возможность свободного обращения заинтересованных лиц за судебной защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса, которая приобрела конституционную основу [67]. В.Ф. Тараненко, полемизируя с А.Т. Боннером по данному вопросу, выдвинул несколько возражений против рассмотрения принципа диспозитивности в качестве конституционного [68]. Так, ученый указал, что гражданское судопроизводство – это лишь одна из двух возможных процессуальных форм реализации закрепленного в Конституции права граждан на судебную защиту. Но в уголовном процессе роль движущего начала выполняет прямо противоположный диспозитивности принцип публичности и было бы нелогично из содержания одних и тех же норм выводить два взаимоисключающих процессуальных начала. Следовательно, диспозитивность получила всего лишь конституционную основу.

На доктринальном уровне обретение диспозитивностью конституционной основы приводит к выводу о возможности дифференцированного подхода к нормативному закреплению института диспозитивности, согласно которому существуют элементы рассматриваемого института, которые подлежат закреплению в Конституции и элементы, подлежащие закреплению в отраслевом законодательстве.

В период перестройки происходят радикальные социально-экономические преобразования. Общая задача, поставленная перед законодателем – обеспечить правовую базу рыночным отношениям. Следствием этого явилось значительное изменение нормативно-правовых актов прошлых лет, а также принятие новых, существенно расширивших возможности субъектов правоотношений в распоряжении своими правами и ослабивших контроль государства [69].

С принятием в 1993 году Конституции Российской Федерации существенно расширились права и свободы граждан и средства их защиты. На сегодняшний день необходимо вести речь уже о пяти формах реализации конституционного права на судебную защиту – конституционном процессе, гражданском процессе, арбитражном процессе, уголовном процессе и административном процессе, причем, в первых трех диспозитивность занимает достаточно весомое положение, а в остальных действуют отдельные элементы данного принципа.

В последние годы в законодательстве сделан существенный рывок в сторону расширения границ функционирования начала диспозитивности, произошли значительные изменения в праве частном и публичном, материальном и процессуальном. И, тем не менее, сохраняется еще целый ряд норм, требующих совершенствования.

В настоящий период времени институт диспозитивности не прекращает своего развития и продолжает быть объектом внимания и широкого обсуждения не только представителей общей теории права, но и субъектов правотворческой, правоприменительной и интерпретационной практики.


Глухова Оксана Юрьевна



[1] Микляшевский В. О средствах представления обвиняемого в суде и пресечения ему способов уклоняться от следствия. - Варшава: Тип. И. Котти, 1872. - С. 12.

[2] Квачевский А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 года: Теоретическое и практическое руководство. О дознании и розыске. Ч. 2. – СПб.: Тип. Ф.С. Сущинского, 1867. – С. 252-254.

[3] Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч. 2. / Послесловие и коммент. сост. В.А. Александров, В.Г. Зимина. - М.: Изд-во Мысль, 1987. - С. 335-338.

[4] Соборное уложение 1649 г.: текст, комментарии / Под рук-ом А.Г. Манькова. - Л.: Изд-во Наука, 1987. - С. 193-225.

[5] Сидорчук, М.В. Полное Собрание Законов Российской империи: история создания / М.В. Сидорчук // Правоведение. - № 4. - 1991. - С. 92-96.

[6] Вебер, Ф.Х. Записки о России / Ф.Х. Вебер // Русский архив. - СПб., 1872. - Т. 9. - С. 507-511.

[7] Wetzel. System des ordentlichen Civilprocesses. 3 Aufl. – Leipzig, 1878. – C. 396.

[8] Enderman. Das deutsche Civilpr. - Leipzig, 1882. - C. 411.

[9] Heinze. Dispositionsprinzip und Officialprinzip, Verhandlungsform und Untersuchungsform Archiv fur D. Und Pr. Stafrecht B. - Berlin., 1876. - C. 267.

[10] Canstein. Die rationellen Grundlagen des Civilprocesses. - Berlin, 1877. - C. 185-186.

[11] Canstein. Der Zweck des Civilprozesses. - Berlin, 1870. - C. 173.

[12] Gonner. Handbuch d. Deut. Gem/ Proc. B. - Berlin., 1882. - C. 192.

[13] Там же. - С. 192.

[14] Там же. - С. 197.

[15] Gonner. Handbuch d. Deut. Gem/ Proc. В. - C. 221.

[16] Wetzel. System des ordentlichen Civilprocesses. 3 Aufl. – C. 157.

[17] Schmid. Der bayriche Civilpr. - Berlin., 1879. - C. 472.

[18] Wetzel. System des ordentlichen Civilprocesses. 3 Aufl. – C. 97-98.

[19] Renaud. Lehrbuch des gemeinen dentsch. Civilproc. Leipzig, 1878. – С. 113-114.

[20] Bayer.Vortage uber den gem. ordentl. Civilprocess. – Berlin, 1871. – C. 33-34.

[21] Wetzel. System des ordentlichen Civilprocesses. 3 Aufl. – C. 516.

[22] Там же. С. 516.

[23] Heinze. Dispositionsprinzip und Officialprinzip, Verhandlungsform und Untersuchungsform Archiv fur D. Und Pr. Stafrecht В. - C. 197-198.

[24] Рязановский В.А. Единство процесса. - М. Юридическое бюро «Городец», 1996. - С. 48, 54-55.

[25] См.: Пахман С.В. Гражданское судопроизводство, литографированный курс лекций. - М.: Бр. Башмаковы, 1851. - С. 75-81; Гольмстен А.Х. Состязательное начало в русском законодательстве, преимущественно в новейшем / Юридические исследования и статьи: Общая теория права. Обычное право. Гражданское право. Торговое право. Гражданской процесс. Т 1. - СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1984. - С. 405-406; Тютрюмов. И. Рецензия на книгу А. Краевского «Практические заметки о свойствах состязательного начала в гражданском судопроизводстве» / И. Тютрюмов // Журнал Министерства Юстиции. - 1897. - Кн. 6 - С. 347; Энгельман И.Е. Учебник русского гражданского судопроизводства. - Юрьев: Тип. К. Маттисена, 1904. - С. 165; Нефедьев Е.А. Учебник гражданского судопроизводства. - М., 1909. - С. 159; Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. - М.: Бр. Башмаковы, 1914.-С. 144-145 и др.

[26] Пахман С.В. Курс гражданского судопроизводства. - С. 76.

[27] Исаченко В.Л. Основы гражданского судопроизводства. - Спб.: Тип. М. Меркушева, 1904. - С. 320.

[28] Курс гражданского судопроизводства. Т. 1 / Малышев К.. - 2-е изд., испр. и доп. - СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1876. - С. 118.

[29] Гольмстен А.Х. Состязательное начало гражданского процесса в теории и в русском законодательстве, преимущественно в новейшем. - СПб., 1894. - С. 405-406.

[30] Тютрюмов И. Рецензия на книгу А. Краевского «Практические заметки о свойствах состязательного начала в гражданском судопроизводстве». - С. 347.

[31] Тютрюмов И. Рецензия на книгу А. Краевского «Практические заметки о свойствах состязательного начала в гражданском судопроизводстве». - С. 348.

[32] Энгельман И.Е. Учебник русского гражданского судопроизводства. - С. 165.

[33] Нефедьев А.Е. Учебник гражданского судопроизводства. - М.: Типография Императорского Московского университета, 1909. - С. 159.

[34] Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. - С. 144-145.

[35] Там же. – С. 145.

[36] Яблочков, Т.М. К учению о принципе диспозитивности в гражданском процессе / Т.М. Яблочков // Памяти Александра Владимировича Завадского. Сборник статей по гражданскому и торговому праву и гражданскому процессу. - Казань: Лито-тип. т-во «Умид», 1917. - С. 41.

[37] Рязановский В.А. Единство процесса. - С. 55.

[38] Азаревич, Д.И. Правда в гражданском процессе / Д.И. Азаревич // Журнал гражданского и уголовного права. Издание С.-Петербургского Юридического Общества. Кн. 1. - СПБ.: Тип. Правительствующего Сената. - 1888. - Кн. 1. - С. 2.

[39] Там же. - С. 5.

[40] Там же. - С. 4.

[41] Азаревич Д.И. Правда в гражданском процессе. - С. 12.

[42] См.: Клейман, А.Ф. Сталинская конституция и принципы диспозитивности и состязательности в гражданском процессе / А.Ф. Клейман // Ученые записки МЮИ. Вып. 1. - М.: Изд-во НЮО СССР, 1939 - С. 99; Штуние, Я.Л. Материальная правда в советском гражданском процессе / Я.Л. Штуние // Ученые записки Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко. - 1948. - Т. VII. Серия юридическая. - Вып 2 - С. 164-165; Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. - М.: Госюриздат, 1956. - С. 39-40; Неваи, Л. Основные принципы социалистического венгерского гражданского процесса / Л. Неваи // Acta juridica. - Будапешт, - I960. - С. 270-271; Семенов В.М. Принципы советского гражданского процессуального права: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. — Свердловск, 1965. — С. 37; Авдеенко Н.И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданско-процессуального права. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1969. - С. 54.

[43] Советское гражданское процессуальное право / под ред. М.А. Гурвич. - М : Изд-во ВЮЗИ, 1957-С. 39.

[44] См.: Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. - С. 44; Ванеева Л.А. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. - С. 104-105; Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм процессуального права. - Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1992. - С. 17-18.

[45] Козлов А.Ф. Суд первой инстанции как субъект советского гражданского процессуального права: автореф. дис.... докт. юрид. наук. - Свердловск, 1970. - С. 33; Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. - С. 68.

[46] Елисейкин, П.Ф. Защита субъективных прав и интересов и компетенция суда в советском гражданском судопроизводстве / П.Ф. Елисейкин // Ученые записки ДВГУ «Вопросы государства и права». - Владивосток, 1972. - С 114-117.

[47] См.: Клейман А.Ф. Учебник гражданского процесса. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1954. - С. 66; Зейдер Н.Б. Рецензия на книгу В.К. Пучинского «Признание стороны в советском гражданском процессе» / Зейдер Н.Б. // Советское государство и право. - 1956. - № 5. - С. 141.

[48] Жеруолис И. Сущность советского гражданского процесса. – Вильнюс: Минтис, 1969. – С. 85.

[49] Шананин, А.А. Принцип диспозитивности гражданского процессуального права и его истоки / А А. Шананин // Вестник СГАП. - 1996. - № 1. - С. 8.

[50] Зейдер Н.Б. Рецензия на книгу В.К. Пучинского «Признание стороны в советском гражданском процессе». - С. 140-143.

[51] См.: Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. - М.: Госюриздат, 1970; Алексеев С.С. Общая теория права. В двух томах. Т. 2. - М.: Юридическая литература, 1981; Нормы советского права: проблемы общей теории / под ред М.И. Байтина и В.К. Бабаева. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1987.

[52] Советский гражданский процесс. Учебник / под ред. М.а. Гурвич. - М.: Высшая школа, 1967. - С. 35.

[53] Жеруолис И. Сущность советского гражданского процесса. - С. 87-88.

[54] Гуреев П.П. Защита личных и имущественных прав. - М.: Наука, 1964. - С. 10.

[55] Гукасян, Р.Е. Влияние материально-правовых отношений на форму процесса в исковом производстве / Р.Е. Гукасян // Вопросы теории и практики гражданского процесса. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1976. - С. 31.

[56] Ванеева Л.В. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. - С. 102.

[57] Ференц-Сороцкий А.А. Принципы гражданско-процессуального права. - СПб.: Норма, 1993. - С. 27.

[58] Каллистратова Р.Ф. Государственный арбитраж (проблемы совершенствования организации и деятельности). - М.: Юридическая литература, 1973. - С. 108.

[59] Анохин B.C. Арбитражное процессуальное право России. - М.: Владос, 1999. - С. 56.

[60] Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. – М.: Юристь, 2001. – С. 44.

[61] Вышинский, А.Я. Проблема оценки доказательств в советском уголовном процессе / А.Я. Вышинский // Советская юстиция. - М. - 1936. - № 23. - С. 5-10.

[62] Рязановский В.А. Единство процесса. - С. 44.

[63] См.: Елистратов А.И. Очерк административного права. - М.: Госиздат, 1922. - С. 95-101; Кобалевский B.JI. Очерки советского административного права. - Харьков: Госиздат УСР, 1924. - С. 136-137; Сперанская, К. Об административном договоре / К. Сперанская // Вестник Верховного Суда СССР. - 1928. - № 3. - С. 15-21; Старосьцяк Е. Правовые формы административной деятельности. Пер в польского. - М.: Госюриздат, - 1959. - С. 255-289; Новоселов, В.И. К вопросу об административных договорах / В.И. Новоселов // Правоведение. - 1969. -№ 3. - С. 40-45; Государственное управление социалистической общенародной собственностью (административно-правовой аспект проблемы) (административно-правовой аспект проблемы) / под ред. Ю.М. Козлова. - М., 1983.-С. 120-147.

[64] Юсубов, А.М. Элементы диспозитивности в советском уголовном процессе / A.M. Юсубов // Известия АН Аз. ССр. Серия истории, философии и права. - Баку, - 1979. - № 4. - С. 129-135.

[65] См.: Красавчиков О.Л. Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании. - С. 42-43; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. - Свердловск, 1972. - С. 11; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. - С. 85-91; Молчанова Т.Н. Диспозитивность в советском гражданском праве. - С. 8.

[66] Юдельсон К.С. Конституционные принципы советского гражданского процессуального права. - С. 11-12.

[67] Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. - С. 27-36.

[68] Тараненко В.Ф. Принципы диспозитивности и состязательности в советском гражданском процессе. - М.: ВЮЗИ, 1990. - С. 33.

[69] Жуйков, В. Принцип диспозитивности в гражданском судопроизводстве / В. Жуйков // Российская юстиция. - 2003. - №7. - С. 14.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Критерии классификации форм государства
Основные формы, методы и пути реализации правовосстановительной функции органами внутренних дел
Функции юридических фактов в муниципальном праве
Указы Президента Российской Федерации и иные правовые акты: системно-сравнительный анализ
Основные направления развития института диспозитивности
Вернуться к списку публикаций