2015-04-08 18:15:03
ГлавнаяТеория государства и права — Структура и место института диспозитивности в системе права



Структура и место института диспозитивности в системе права


В правовой науке институт диспозитивности не исследовался на общетеоретическом уровне и, таким образом, не подвергался изучению с точки зрения системной методологии. В связи с этим особую актуальность приобретает рассмотрение структуры института диспозитивности.

Для того чтобы дать определение понятия «структура института диспозитивности», необходимо разобраться в содержании самого понятия «структура». Данный вопрос представляется весьма сложным, так как в философской литературе существует множество определений данного термина.

Структура (от лат. «structura») – это строение, расположение, порядок, связь. Под структурой понимают «систему связей, обеспечивающую упорядоченность, элементов, их относительную устойчивость» [1], «внутреннюю организацию» и упорядоченность объекта» [2], «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность» [3], «расположение основных элементов и связей, обеспечивающих его (явления) основных свойств, при различных внешних и внутренних изменениях» [4] и т.п.

При анализе структуры объекта исходным элементом могут выступать различные понятия. Первоначально в истории философии им являлось понятие «форма», рассматриваемая как структура содержания. Кроме того, предлагается начать анализ понятия «структура» с понятия «система». «Если известна система, то структура предстает как некоторый аспект системы, а именно как единство ее инвариантных свойств» [5].

Система (от греч. systema – целое, состоящее из частей, соединение) – это объединение некоторого разнообразия в единое и четко расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям занимают соответствующие им места [6]. Любой объект в процессе познания первоначально всегда может быть представлен в качестве системы [7]. На первом этапе для этого «необходимо, так или иначе, расчленить объект, выявить, например, его пространственно ограниченные части или найти другие формы расчленения объекта, а затем констатировать существование отношений этих частей в целостной картине объекта» [8].

Таким образом, на первом этапе исследования уже имеет место системное рассмотрение объекта, хотя его структура, то есть внутренние отношения элементов еще не известны. Под элементом же «понимается такой минимальный компонент системы, совокупность которых складывается прямо или опосредовано в систему» [9]. Первостепенное значение в данном случае приобретают также его функциональные характеристики, то есть чему служит элемент в рамках целого. При этом структурные отношения важны в той связи, в какой они характеризуют устойчивость системы, выявляя тем самым еще один ее структурный вариант. Установление целостных свойств объекта, представленного в качестве системы, приводит к определенному итогу исследования, то есть структура – это устойчивое единство элементов, их отношений и целостности системы. Если под структурой следует понимать сеть взаимосвязанных элементов, качественная природа которых не учитывается, и главное внимание направлено на их связи, то под системой понимается объект в целом со всеми присущими ему внутренними и внешними связями и свойствами.

Таким образом, под структурой института диспозитивности следует понимать такое его строение, расположение основных элементов состава, способов соединения и связей, которое обеспечивает ему целостность, сохранение основных свойств и функций при воздействии на него разнообразных факторов реальной действительности.

Традиционно институт права трактуется как объективно обособившаяся внутри одной отрасли или нескольких отраслей права совокупность взаимосвязанных юридических норм, регулирующих небольшую группу видовых родственных отношений [10]. Правовые институты призваны регламентировать отдельные участки, фрагменты, стороны общественной жизни. Исходным элементом правового института является юридическая норма.

Институт диспозитивности представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения в сфере свободы выбора волеизъявления. Данный институт является межотраслевым, т.к. состоит из норм и материального и процессуального права. До настоящего времени вопрос о структуре данного института просто не ставился.

Для наиболее полной характеристики данного института следует проанализировать особенности структуры и виды составляющих его диспозитивных норм.

Особенности, содержание и назначение норм института диспозитивности тесно связаны с их структурой. Любая такая норма устанавливает для участников регулируемых отношений варианты поведения; предусматривает фактические обстоятельства, при наличии которых носителями этих прав и обязанностей» становятся определенные, конкретные лица – субъекты правоотношений; предупреждаются последствия нарушения данной нормы.

Все нормы права призваны регулировать общественные отношения или устанавливать порядок, которому должны следовать органы государства, граждане и организации. B наиболее общей форме действие права состоит в том, чтобы «повелевать (обязывать), запрещать, разрешать, наказывать (карать)» [11].

Поэтому нормы всегда что-либо предписывают как обязанности, должное поведение; что-либо разрешают как права и дозволения; что-либо запрещают как недозволенное или за что-либо карают как за вредное и опасное для людей.

Для достижения этих целей правового регулирования в норме права должно быть прямо или косвенно, полностью или частично, детально либо обобщенно (кратко): во-первых, выражено само ее содержание; во-вторых, определены условия, при которых содержание данной нормы может и (или) должно осуществляться; в-третьих, установлены правовые последствия нарушения правовой нормы.

Этому содержанию диспозитивной нормы права соответствует свойственная только ей структура, т.е. внутреннее строение, характеризуемое единством и взаимосвязью составляющих ее трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции. .

Главным элементом, сердцевиной нормы института диспозитивности, заключенного в ней правила поведения является диспозиция. Исходя из этой посылки, некоторые авторы трактуют диспозицию как само правило поведения, т.е. отождествляют диспозицию с диспозитивной нормой. Такое суждение, однако, трудно признать правильным [12]. Диспозицию нельзя ни противопоставлять другим составным элементам правовой нормы, ни отрывать от них. Несмотря на свою приоритетность в структуре диспозитивной нормы, диспозиция сама по себе еще не есть норма права. Только в результате системного объединения целостного единства трех частей – диспозиции, гипотезы и санкции, обладающих относительной самостоятельностью и своими особенностями, образуется, целостное, качественное диспозитивное правило поведения.

Каждый из названных элементов имеет в структуре диспозитивной нормы свое особое место и назначение, вследствие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бессмысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна.

Гипотеза - это структурный элемент нормы, указывающий на жизненные условия, фактические обстоятельства вступления нормы в действие, реализация ее диспозиции, предпосылка практического функционирования диспозитивной нормы права, ее претворения в жизнь в форме правоотношения. В ней указываются юридические факты, наличие которых служит основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений с элементами диспозитивности.

В зависимости от строения гипотезы диспозитивных норм подразделяются на простые и сложные. Простая гипотеза предполагает какое-то одно условие, через которое реализуется норма института диспозитивности. Если же гипотеза связывает действие нормы с наличием двух или более условий, то она называется сложной. Разновидностью сложной гипотезы является альтернативная гипотеза – для вступления диспозитивной нормы в действие достаточно одного из перечисленных в ней фактических обстоятельств.

Другим основанием для классификации гипотез служит форма их выражения. По этому критерию они подразделяются на абстрактные и казустические. Абстрактная гипотеза, указывая на условия действия диспозитивной нормы, акцентирует внимание на их общих, родовых признаках и является тем же конкретным, но взятым в его типичных чертах и проявлениях. Преобладание в правовой системе диспозитивных норм с абстрактными гипотезами объясняется тем, что это способствует разумным пределам объема и стабильности нормативного материала. Казустическая гипотеза связывает реализацию нормы института диспозитивности, возникновение, изменение или прекращение основанных на ней правоотношений с отдельными, строго определенными частными случаями.

В зависимости от того, насколько точно указаны условия реализации, диспозитивных норм, гипотезы делятся на определенные, относительно определенные и неопределенные гипотезы. Определенная гипотеза у данных норм права может быть лишь при условии неопределенности или относительной определенности диспозиции. В противном случае норма относится к категории императивных. Неопределенная гипотеза не указывает прямо на те или иные условия реализации диспозиции, а ограничивается формулировками «в случае необходимости», «по усмотрению» и т.д. [13]. Относительно-определенная гипотеза диспозитивной нормы подобно неопределенной предоставляет определение фактического состава гипотезы дискреционной власти государственного органа, но при этом ограничивает это усмотрение каким-либо предварительным условием [14]. Нормы института диспозитивности с относительно-определенной гипотезой чаще всего встречаются в административном праве, а также и в праве процессуальном, представляющее суду изрядную долю дискреционной власти.

Безотносительно к той или иной разновидности гипотеза всегда предполагает условия наступления действия диспозитивной нормы, приведения в движение ее диспозиции.

Диспозиция диспозитивной нормы – это ее стержень, квинтэссенция содержания правила поведения, структурный элемент, в котором определяются права и обязанности субъектов права, устанавливаются возможные и должные варианты их поведения.

Так же как и гипотезы, диспозиции данных норм можно дифференцировать в зависимости от степени определенности зафиксированного в них правила поведения на определенные, относительно-определенные и неопределенные.

Определенность диспозиции не зависит от формы гипотезы и имеет место в том случае, если гипотеза или, в некоторых случаях, санкция этой нормы являются неопределенными или относительно-определенными. Неопределенная же диспозиция «ограничивается только ссылкой на усмотрение заинтересованных лиц или органа власти, все предоставляя ему и отказываясь самостоятельно определить подлежащее применению правило поведения» [15]. Относительно-определенная диспозиция предоставляет субъектам правоотношений возможность варьировать свое поведение в пределах, установленных нормой.

В зависимости от формы выражения диспозиции норм института диспозитивности подразделяются на управомочивающие и обязывающие. Управомочивающие диспозиции предоставляют субъектам право на совершение предусмотренных в них положительных действий, определяют тот или иной вариант возможного, дозволенного поведения. Обязывающие же диспозиции возлагают на субъектов обязанность совершения определенных положительных действий на выбор.

В случае нарушения диспозиции нормы института диспозитивности вступает в действие предусмотренная данной нормой санкция.

Санкция диспозитивной нормы – это ее третий, заключительный структурный элемент, предусматривающий последствия нарушения правовой нормы, определяющий вид и меру юридической ответственности для нарушителя предписаний.

Подкрепляя диспозицию, санкция вносит дополнительные существенные штрихи в характеристику диспозитивной нормы и института диспозитивности в целом как государственного регулятора социальных отношений.

«Профилактическое влияние санкции на субъектов регулируемого отношения в целях обеспечения их правомерного поведения, – пишет М.И. Байтин, – начинается с момента издания правовой нормы. В действие же механизма правового регулирования она вступает в случае совершения правонарушения в целях пресечения противоправных действий (или бездействия) и восстановления нарушенного права» [16].

Санкции диспозитивных норм, прежде всего, различают по их отраслевой принадлежности: уголовно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые и т.д.

По характеру неблагоприятных для нарушителя последствий санкции подразделяют на правовосстановительные (возместительные) и штрафные (карательные). К первым относятся санкции гражданского, финансового, трудового, процессуального права, ко вторым – уголовного и административного.

В зависимости от степени определенности санкции диспозитивных норм делятся на абсолютно-определенные, относительно-определенные и альтернативные.

Абсолютно-определенные санкции содержат строго фиксированную меру воздействия и являются наименее распространенными в праве, поскольку ограничивают инициативу правоохранительных органов в деле целесообразного применения санкций. Такого рода санкции встречаются преимущественно там, где необходимо восстановить нарушенное право в том же самом объеме [17].

Гораздо чаще встречаются относительно-определенные санкции, в которых установлен высший и низший или только высший пределы меры государственного воздействия [18].

Серьезным является вопрос о том, можно ли по относительной определенности или неопределенности санкции судить о диспозитивности нормы? Л.C. Галесник пишет: «Даже в статьях уголовных законов, то есть в нормах, которые отличаются особой категоричностью предписаний, большинство санкций является относительно определенными. Что же касается норм других отраслей права, то в них диспозитивность выражена еще шире» [19].

Альтернативные санкции диспозитивных норм содержат несколько возможных вариантов меры государственного воздействия и позволяют выбрать какой-либо один из них.

Сказанное позволяет сделать вывод об особенной структуре диспозитивных норм. Нормами института диспозитивности являются только те нормы права, которые имеют в своем составе неопределенную либо относительно определенную гипотезу или диспозицию. Если и гипотеза и диспозиция являются абсолютно определенными, а неопределенной или относительно определенной является только санкция, норму в целом следует отнести к разряду императивных. По существу, характер санкции нормы совершенно не влияет на определение данной нормы как императивной, так и диспозитивной. Подобное определение возможно произвести только на основе анализа гипотезы или диспозиции нормы.

Важное место в структуре института диспозитивности принадлежит классификации составляющих его диспозитивных норм.

По предмету правового регулирования диспозитивные нормы подразделяют на нормы частного и нормы публичного права, между которыми имеются существенные различия. Диспозитивные нормы в публично-правовой сфере отличаются более узкими пределами для осуществления правопритязаний управомоченного лица. Если в частном праве юридико-конструктивные действия субъектов определяются, через принцип дозволено все, что не запрещено законом, то в публично-правовой сфере таковые определяются как дозволено то, что разрешено законом. Так или иначе, но всемерное развитие в системе российского права отраслей частного права означает возрастание значения диспозитивного метода правового регулирования [20].

Далее диспозитивные нормы делятся в зависимости от отраслей права (конституционного, уголовного, административного, гражданского и т.д.). Отраслевые нормы подразделяются на материальные и процессуальные. Различия между ними в том, что первые отвечают на вопрос «что регулируют нормы права?», а вторые – «как?».

Учитывая положение ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, следует отдельно отметить роль диспозитивных норм международного права, т.к. огромное количество международных норм являются диспозитивными и составляют международный институт диспозитивных норм [21].

В соответствии с этим диспозитивные нормы можно классифицировать на нормы международного и нормы внутригосударственного права [22].

В зависимости от меры диспозитивности, закрепленной в нормах, последние могут быть подразделены на две группы:

1) абсолютно-диспозитивные нормы;

2) относительно-диспозитивные нормы [23].

На абсолютно-диспозитивных характер нормы указывает наличие в ее составе абсолютно-неопределенных гипотезы либо диспозиции либо (в некоторых случаях) санкции. К абсолютно-диспозитивным следует отнести нормы, которые дают субъектам возможность путем одностороннего волеизъявления самостоятельно, по своему усмотрению решать конкретный вопрос [24].

Относительно-диспозитивные нормы, предоставляя правовую свободу, ограничивают ее путем:

- указания нескольких вариантов решения определенного вопроса и предоставления права выбора одного из них;

- указания пределов возможного решения по определенному вопросу (низшего и высшего или только высшего) [25].

В относительно-диспозитивных нормах можно выделить вариантные, ситуационные, содержащие оценочные понятия и нормы, допускающие исключения.

Вариантные нормы, содержат несколько точно обозначенных правил возможного поведения и в свою очередь делятся, на альтернативные и факультативные. Альтернативные нормы содержат равнозначные варианты поведения и дают большой простор для усмотрения, поскольку не обременяют правоприменителя обязанностью непременно обосновывать, почему он воспользовался тем или иным вариантом. Факультативные нормы, также как и альтернативные, содержат несколько правил возможного поведения, но они не равнозначны. Здесь наряду с главным может применяться и другое правило, но только в порядке исключения [26].

Правовое регулирование общественных отношений, связанное с применением ситуационных норм, представляется более свободным, т.к. законодатель не связывает усмотрение субъекта права с выбором одного из вариантов поведения [27]. Данные нормы дают значительно больший простор свободному усмотрению, нежели рассмотренные ранее разновидности диспозитивных норм права [28]. Ситуационные нормы иногда обозначаются двойным термином: «дискреционные (ситуационные)» нормы [29]. Данные нормы представляют собой разновидность компетенционных норм, специфика которых проявляется в том, что они, как правило, не содержат подробной регламентации условий и порядка своей реализации, или же такая регламентация вообще отсутствует. Устанавливая рамки для инициативы управомоченного субъекта, они не содержат даже примерного перечня когда и каким образом он может действовать.

К числу диспозитивных норм можно отнести и такие нормы права, которые содержат оценочные понятия, дающие с одной стороны, простор для усмотрения, подразумевая определенную оценочно-познавательную деятельность субъектов права, а с другой стороны, устанавливающие пределы такой усмотренческой деятельности [30]. Под оценочными понятиями Т.А. Соловьева понимает относительно-определенные понятия, содержание которых выявляется только с учетом конкретных ситуаций, обстоятельств рассматриваемого дела [31]. В данных нормах содержится возможность принятия свободного решения правоприменяющим субъектом посредством общих формулировок, за ними не следует указание вариантов поведения [32].

Также, институт диспозитивности относятся нормы, допускающие исключения. В таких нормах содержится, наряду с общим правилом, возможность для правоприменителя отступить от него и решить дело иначе. В одних случаях законодатель оговаривает условия исключения, в других же полностью полагается на волю правоприменителя [33].

По субъектному составу диспозитивные нормы подразделяются на: 1) диспозитивные нормы, субъектами реализации которых являются государство либо государственные органы; 2) диспозитивные нормы, субъектами реализации которых являются юридические лица; 3) диспозитивные нормы, субъектом реализации которых выступают физические лица.

По признаку объемного распределения диспозитивности между участниками правоотношений следует различать односторонние двусторонние диспозитивные нормы. В данном случае закон может наделять равной по объему диспозитивностью обе стороны правоотношения либо может предоставить ее только одной стороне. Односторонние нормы связаны с осуществлением прав, двусторонние – отражают процесс формирования правовых связей, их модификацию путем согласованного волеизъявления.

В зависимости от функции диспозитивных норм в механизме правового регулирования общественных отношений выделяют правонаделительные, восполнительные и коллизионные нормы.

Диспозитивные нормы, выполняющие правонаделительную функцию, в юридической литературе называются управомочивающие [34]. Управомочивающая диспозитивная норма «... разрешает гражданам, организациям и учреждениям производить те или иные действия, предоставляя им свободы распоряжаться своими правами, использовать или не использовать таковые» [35].

Диспозитивные нормы, выполняющие восполнительную функцию предоставляют субъектам права возможность самим договориться о взаимных правах и обязанностях, и, лишь на случай, если они этого не сделают, предписывают определенный обязательный вариант поведения, устраняющий возникший пробел [36].

Диспозитивные нормы, выполняющие коллизионную функцию в основном нормы, содержащиеся в обязательствах. В настоящий период времени данные нормы содержатся в законодательстве в небольшом количестве. В основ коллизионные нормы преимущественно являются императивными.

Рассмотрение структуры и классификации диспозитивных норм права позволяет сделать вывод о структуре института диспозитивности в целом. Структуру института диспозитивности составляют нормы с определенной структурой, закрепляющие правовую свободу при помощи разнообразных правовых средств.

Кроме того, для всестороннего изучения роли института диспозитивности в праве необходимо изучить разнообразные его структуры и сформулировать положение о его полиструктурности.

До настоящего времени структурные связи института диспозитивности не подвергались специальному исследованию. В юридической науке так или иначе рассматривались лишь отдельные элементы его логической структуры. По нашему мнению, институт диспозитивности – явление полиструктурное, требующее анализа генетической, функциональной, логической, пространственной, временной, стохастической и иных его структур.

Генетическая структура позволяет раскрыть связи института диспозитивности в целом с экономическими и политическими, социальными и духовными, организационными и нравственными, юридическими и иными предпосылками жизнедеятельности общества. Именно она позволяет как на уровне отдельных элементов, так и применительно к институту диспозитивности в публичном или частном праве на глубоко научной основе раскрыть причины и условия их возникновения и развития, механизм детерминации данного института в конкретной социально-правовой ситуации.

В дореволюционный период развития диспозитивности на доктринальном уровне произошло отделение идеи состязательности от начала диспозитивности, которому до этого отказывались придавать самостоятельное значение, рассматривая основные проявления института диспозитивности исключительно в гражданском праве. В результате критического анализа значения и истоков диспозитивности в юридической науке утвердился взгляд, согласно которому большинство исследователей пришли к выводу о частноправовой природе института диспозитивности. На основе данного вывода в науке возникло направление, которое объясняет происхождение и сферу действия диспозитивного начала с позиции автономии личности в сфере гражданских прав.

Диспозитивность стали рассматривать как необходимое следствие присущего субъективным гражданским правам свойства свободной распоряжаемости, в силу которого такие права могут быть свободно приобретаемы, подлежат полному распоряжению владельца и, в частности, могут быть отчуждаемы безвозмездно или за вознаграждение. Отдельными учеными были заложены основы для возникновения концепции межотраслевого характера института диспозитивности. Говоря более конкретно, была высказана мысль, что отдельные элементы данного правового института применимы к публичному праву. В советский период также не сформировалось единого мнения по вопросу об истоках института диспозитивности.

Таким образом, институт диспозитивности развивался и в настоящее время развивается своеобразно, что обусловлено многообразными объективными и субъективными факторами – особенностью развития экономики и российского права. v

Функциональная структура, во-первых, показывает насколько эффективно функционирует институт диспозитивности в праве; во-вторых, раскрывает способы их взаимодействия; в-третьих, указывает на функции, которые выполняет данный институт.

В данном случае диспозитивность выступает в качестве определенной детерминанты по отношению к экономическим, политическим, социальным и другим потребностям и интересам участников правоотношений. Институт диспозитивности выполняет регулятивную, правоохранительную, оценочную, превентивную, информационную, коммуникативную, мировоззренческую (идеологическую, воспитательную и т.п.) и другие функции.

Вопрос о функциональной роли института диспозитивности пока не нашел достаточного отражения в литературе. Однако необходимость автономного рассмотрения данного вопроса логически вытекает из той нагрузки, которую несут на себе основополагающие начала функционирования всей правовой системы в механизме правового регулирования.

Принцип, отмечает К.И. Комиссаров, нормирует само право, обеспечивает надлежащий настрой правового механизма, выступая в качестве безусловно обязательного требования к содержанию и характеру одной или нескольких отраслей права [37]. В этой связи возникают два вопроса – о технологии и об основных направлениях воздействия принципов и правовых начал на содержание диспозитивных норм. Если ответ на первый вопрос очевиден, поскольку принцип права и правовое начало обладают свойством нормативности, то вопрос о том, по каким направлениям осуществляется воздействие на содержание правовых норм, регулирующих отношения в сфере реализации института диспозитивности.

Под функциональной ролью института диспозитивности следует понимать совокупность основных направлений правового воздействия данного института на общественные отношения. Кроме того, следует четко разграничивать вопросы функциональной роли диспозитивного института в праве и о его социальной ценности. Социальная ценность раскрывается в общественно значимых задачах, достижение которых становиться возможным в результате закрепления требований диспозитивности.

В рамках проводимого исследования представляется необходимым выделить следующие проявлений функциональной роли института диспозитивности:

- обеспечение динамики правоприменительной деятельности;

- обеспечение широких возможностей для осуществления актов саморегуляции поведения сторон в процессе осуществления правоприменительной деятельности;

- обеспечение многовариантности в осуществлении конкретных материально-диспозитивных и процессуально-диспозитивных норм;

- обеспечение разумного баланса, оптимального соотношения диспозитивных начал в сферах частного права и публичного права;

- стимулирование активности лично заинтересованных лиц в защите своих диспозитивных прав путем предоставления широкого спектра процессуальных возможностей;

- оптимизация юридической процессуальной формы.

Основные проявления социальной ценности института диспозитивности в праве сводятся к следующему:

- институт диспозитивности служит цели утверждения реальности, гибкости, полноты реализации диспозитивных прав и свобод;

- институт диспозитивности обеспечивает наиболее благоприятное, как с точки зрения государства, так и с позиции субъектов, естественно целесообразное развитие правоприменительной деятельности, создавая условия для упорядоченного практического осуществления правораспорядительной воли субъектов диспозитивных правоотношений;

- институт диспозитивности предполагает возможность выбора одного или нескольких вариантов поведения;

- институт диспозитивности позволяет достичь определенного уровня гармонизации интересов личности и общества в общественных правоотношениях;

- институт диспозитивности способствует установлению оптимального соотношения инициативы и активности лиц в реализации норм рассматриваемого института.

Обеспечение институтом диспозитивности динамики правоприменительной деятельности было всесторонне обосновано М.А. Гурвичем, который, раскрывая механизм действия движущего начало в гражданском процессе, выдвинул несколько тезисов, касающихся начал диспозитивности:

- двигательным началом в процессе именуется тот стимул, под воздействием которого процесс возникает и развивается, отражающий цели процесса, тот интерес, который в нем подлежит защите;

- предмет или объект двигательного начала составляет то спорное право, охраняемый законом интерес, а основным определяющим возникновение гражданского процесса интересов является интерес субъектов правоотношений;

- автономность субъективного гражданского права, его распорядительный характер находят свое выражение в принципе диспозитивности [38].

Кроме того, М.А. Гурвич выделял так называемые потестативные процессуальные полномочия лиц, участвующих в деле, представляющие собой права участников процесса на односторонние волеизъявления [39]. Разъясняя сущность такого рода правомочий, М.А. Гурвич указывал, что они раскрываются в совершаемых управомоченных действиях, юридически влияющих на права и обязанности других лиц, вызывая возникновение, прекращение или изменение этих прав и обязанностей [40]. На этой основе ученым был сделан вывод о том, что значение двигательного начала в гражданском процессе выражается в зависимости возникновения и развития процесса от диспозитивного начала. Другими словами, принцип диспозитивности выступает главным принципом механизма движения гражданского процесса. .

Обеспечение широких возможностей для осуществления актов саморегуляции поведения сторон в процессе осуществления правоприменительной деятельности заключается в большой роли указанных актов как в развитии судопроизводства, так и в динамики юрисдикционной деятельности в целом. В рамках юрисдикционной деятельности существует ряд вопросов, при решении которых лица, заинтересованные в получении защиты, должны иметь равные возможности добиваться желаемого результата и при этом нести одинаковую ответственность за правовые последствия принимаемых ими решений.

С теоретической точки зрения, по мнению А.Г. Плешанова, важно провести отграничение актов саморегуляции от других диспозитивных действий [41]. Если за основу разграничения брать лексическое значение слова «саморегуляция», то можно прийти к выводу о том, что отличительной чертой таких актов является их направленность на урегулирование спора самими сторонами путем проведения различных согласительных процедур (мировое соглашение). Однако столь узкое понимание сути рассматриваемого явления едва ли можно признать правильным.

Объектом саморегуляции является поведение сторон, которым оказывается влияние на разрешение вопрос материального и процессуального характера. Акты саморегуляции не должны иметь имманентого значения, когда влияние того или иного действия ограничено моментом волеизъявления, но никак не воздействует на судьбу нарушенного права.

Можно выделить следующие виды актов саморегуляции:

- соглашение об изменении подведомственности (ст. 27 ГПК РФ);

- соглашение об изменение подсудности (ст. 120 ГПК РФ);

- мировое соглашение (ч. 1. ст. 34 ГПК РФ);

- просьба сторон рассмотреть дело в их отсутствие (ч. 4 ст. 157 ГПК РФ);

- соглашение о распределении судебных расходов между сторонами (ст. 93 ГПК РФ) и т.п.

Обеспечение многовариантности в осуществлении конкретных материально-диспозитивных и процессуально-диспозитивных норм заключается в предоставлении широкого диапазона распоряжения указанными правами, обеспечивая тем самым разнообразные способы защиты своих интересов [42].



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Политическая динамика как элемент формы государства
Виды законодательных актов в Российской Федерации
Современная концепция правовой защиты достоинства и чести личности
Нормы международных договоров
Правовое воспитание в России и его значение в формировании правовой культуры
Вернуться к списку публикаций