2015-04-08 14:14:55
ГлавнаяТеория государства и права — Механизм разрешения юридических коллизий: проблемы оптимальности и эффективности способов и процедур



Механизм разрешения юридических коллизий: проблемы оптимальности и эффективности способов и процедур


Устранение юридических коллизий путем правотворчества

Правотворчество является одним из способов разрешения юридических коллизий. Как известно, в его понимании сегодня обозначились два аспекта: в узком смысле под правотворчеством подразумевается непосредственно сам процесс создания правовых норм компетентными органами, в широкой трактовке данный процесс «исчисляется» с момента правотворческого замысла и до практической реализации юридической нормы (подготовка, принятие, опубликование и т.д.) [1].

Правотворчество, являясь одним из элементов механизма правового регулирования общественных отношений, представляет собой сложный процесс, включающий в себя организационную деятельность по подготовке нормативно-правового акта, так и деятельность, направленную на непосредственное создание правовой нормы. Оба направления связаны между собой и представляют собой целостную процедуру по подготовке, официальному обсуждению, принятию и официальному опубликованию нормативного правового документа.

Процесс правотворчества не ограничивается исключительно организационными аспектами. В его содержание входит процедурно-процессуальные действия, анализ и обработка предшествующего опыта правового регулирования соответствующей области общественных отношений, что особенно важно в том контексте, в котором мы рассматриваем правотворчество в системе элементов механизма разрешения юридических коллизий.

В этом смысле следует согласиться с мнением В.Н. Карташова, согласно которому ограничение понимания правотворчества лишь правотворческой деятельностью исключает такой важный элемент содержания правотворческой практики как правотворческий опыт, недооценивается его место и роль в прошлой (ретроспективной), настоящей (актуальной) и будущей (перспективной) правотворческой практикой, игнорируется значение правотворческого опыта в правовом наследии и преемственности, в деле дальнейшего совершенствования законодательства [2].

Следует также отметить, что в теории права традиционно рассматривается соотношение следующих понятий: правообразование, правотворчество, законотворчество, законодательный процесс. Данные понятия различаются по объему и расположены в приведенном ряду по мере убывания.

Правообразование «начинается с анализа социальной ситуации, осознания необходимости ее правового урегулирования, общего представления о юридическом предписании, которое следует издать, а заканчивается разработкой и принятием юридической нормы» [3]. В этой связи хотелось бы отметить, что путем правообразования можно устранить правую коллизию, определение которой давалось нами раннее, которую мы рассматриваем более широко, чем юридическую коллизию.

Понятие правотворчества включает в себя обширный круг явлений, включает в себя все сложные процессы, предшествующие решению о подготовке проекта нормативного акта, выявить потребности в правовом регулировании тех или иных видов общественных отношений, направление и характер регулирования [4]. При этом правотворчество определяют как «деятельность государства по выявлению потребности в нормативном правовом регулировании общественных отношений и создании в соответствии с выявленными потребностями новых правовых норм, замене и отмене действующих» [5].

«Правотворчество есть возведение государственной воли в закон, ее конструирование в общеобязательные нормативные предписания», – отмечает А.С. Пиголкин. Особенность правотворчества как разновидности государственной деятельности, подчеркивает ученый, состоит в его направленности на создание права, его совершенствование и отмену [6]. В целом, правотворчество интерпретируется как деятельность компетентных органов и лиц по изданию, переработке и отмене нормативных правовых актов [7]. Вопросам правотворчества и законодательного процесса посвящены довольно значительное количество фундаментальных работ [8], статей [9] и учебной литературы [10].

Законотворчество выступает разновидностью правотворчества, выделяющейся по результату (закон) и источнику (законодательный орган) [11]. «Законодательный процесс – это установленная процедура оформления, воплощения в закон соответствующих социальных, политических, экономических и иных интересов» [12].

Субъектами правотворческой деятельности являются компетентные органы государственной власти, представляющие собой трехуровневую систему, включающую высшие представительные органы власти и управления Российской Федерации, представительные органы субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.

Применительно к рассматриваемой проблеме, правотворчество представляет собой законодательный способ устранения юридической коллизии. Данный путь разрешения юридических коллизий включает в себя следующие правовые средства (формы):

1. отмена одной (или нескольких) коллидирующих норм (нормативных актов);

2. создание новой нормы права (нормативного акта) и признание ко л лидирующих утратившими юридическую силу;

3. внесение изменение в действующую правовую норму (нормативный акт);

4. издание коллизионных норм.

Использование правовых средств устранения юридической коллизии в рамках механизма разрешения юридических коллизий посредством правотворчества, возможно только в отношении выявленной правовой коллизии.

Как и для любой юридической деятельности, разрешению юридической коллизии посредством правотворчества свойственен определенный порядок, являющийся наиболее универсальным и оптимальным. Этот порядок должен содержать программу юридической деятельности и иметь нормативно закрепленный процедурный характер, обеспечивающий эффективность, правомерность и результативность самой юридической деятельности, состоящий из определенных этапов.

Правотворческая деятельность как разновидность юридической деятельности основывается на определенных принципах, исходных началах, отражающих наиболее основные идеи правового регулирования отношений в связи с внесением, рассмотрением, принятием, подписанием и обнародованием законов и иных нормативно-правовых актов. На основе принципов выстраивается модель правового регулирования, определенные нормативные правила правотворческого процесса, которые закрепляются в конституциях, законах, специальных положениях, регламентах парламентских палат и делают названный процесс наиболее эффективным при разрешении юридических коллизий.

В отечественной литературе выделяются различные принципы правотворчества. Одни авторы рассматривают принципы народности, демократизма, научности, законности правотворчества [13]; другие – принципы демократизма и гласности, профессионализма, законности, научности и связи с правоприменительной практикой [14]; третьи – принципы демократизма, законности, гуманизма, научного характера, профессионализма, тщательности и скрупулезности подготовки проекта, технического совершенства принимаемых актов [15].

Анализ указанных и иных точек зрения показывает, что выделение некоторых принципов представляется достаточно спорным. Так, абсолютно оправдано применение требований высокого профессионализма к правотворчеству. Реализация данного принципа означает привлечение к правотворческому процессу только компетентных специалистов, которые обладают специальными профессиональными знаниями. На практике реализация данного принципа довольно затруднительна, так как в законодательстве отсутствуют специальные требования к парламентариям и иным лицам, участвующим в разработке проектов нормативно-правовых актов и реализация названной руководящей идеи в силу этого представляется затруднительной и во многом декларативной. Отсюда попытка компенсировать отсутствие специальных знаний посредством привлечения специалистов к разработке проекта нормативно-правового акта, то есть реализация принципа научности.

Весьма проблемной представляется, по нашему мнению, практическая реализация принципа тщательности и скрупулезности подготовки проекта, технического совершенства принимаемых актов. Во-первых, потому что категории «тщательность», «скрупулезность», «техническое совершенство» имеют весьма абстрактный характер, требуют дополнительного пояснения, уяснения сущности названных понятий, могут иметь различное содержание в зависимости от конкретной субъективной интерпретации. Применение их невозможно и по той причине, что абстрактный характер изложения нормативного материала, степень технического совершенства которого определяется субъективными воззрениями разработчика проекта нормативно-правового акта, далеко не в лучшую сторону влияет на понимание нормативно-правового акта и как следствие затрудняет либо делает невозможным его практическую реализацию.

Исходя из сказанного, к принципам правотворчества, на наш взгляд, следует отнести:

1) Законности и легитимности процедуры. Применительно к законодательному процессу выделяют принцип легализма или законности. В соответствии с ним признается законность только тех законодательных решений, что были приняты с соблюдением всех нормативно установленных процедур [16]. Принцип легитимности процедуры имеет более широкое содержание. Он применяется и к тем общественным отношениям, которые возникают в процессе всей правотворческой деятельности, создания не только законов, но и иных нормативно-правовых актов. Данный принцип требует строго соблюдения порядка подготовки (в том числе соблюдения правил юридической техники), обсуждения, принятия и опубликования нормативно-правовых актов.

Законность правотворчества означает строгое соблюдение, исполнение, использование и применение нормативно-правовых актов в правотворческой деятельности, учет действующей нормативно-правовой базы, осуществление правотворческой деятельности в рамках своей компетенции.

2) Демократизм правотворчества. «Если рассматривать их в самом широком смысле, то это демократизация и гласность всего нормотворческого процесса, – подчеркивает Е.М. Пеньков, – но для этого нужны и свои механизмы, один из них – это обязательные (в тех или иных масштабах) предварительные обсуждения нормативных установок и не только среди тех, кто эти нормы издает, но прежде всего среди тех, кому эти нормы использовать» [17]. Следует отметить, что в современных условиях данный принцип носит скорее декларативный характер, так как порядок его реализации закреплен фрагментарно, в системе правовых актов отсутствует единый нормативный акт, предусматривающий процедуры реализации принципа демократизма, гласности правотворчества. Законодательство не предлагает каких-либо механизмов участия граждан в правотворческом процессе, реализации возможности учета мнения граждан при рассмотрении компетентным органом проекта нормативно-правового акта.

На наш взгляд, восполнить пробел в законодательном регулировании правотворческого процесса мог бы закон, включающий главу о порядке общественного обсуждения проектов федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативно-правовых актов. Актуальность названного законодательного решения обусловлена и тем, что в процессе общественного обсуждения возможно оценить необходимость его принятия, найти консенсус мнения субъектов правотворческого процесса в целях преодоления возникших разногласий (социальных коллизий) и нахождения оптимального варианта правового урегулирования социально-значимых общественных отношений.

Нормативное закрепление процедурных вопросов учета общественного мнения по поводу проектов нормативно-правовых актов сыграет, на наш взгляд, положительную роль в совершенствовании законодательного регулирования правотворческого процесса и в том аспекте, что позволит выяснить необходимость его принятия, учесть специфические особенности субъектов Российской Федерации, в которых данный нормативно-правовой акт будет применяться, и тем самым предотвратить возможные юридические коллизии, вызванные местным, учитывающим региональные особенности, нормотворчеством.

3) Гуманизм. Гуманистическое начало должно пронизывать все стадии правотворчества. Принцип гуманизма является общеправовым принципом, но его особое выделение в качестве фундаментального принципа правотворчества обусловлено тем, что любая деятельность правотворческих органов по созданию правовых предписания какой бы сферы общественной жизни они не касались должно соответствовать основным идеям, признающим высшей ценностью человека, его жизнь, здоровье, свободу, его неотъемлемые права.

4) Научность. Принцип научности обязывает законодателя учитывать научные выводы, предложенные правоведами на основе глубокого изучения и анализа проблемы, требующей законодательного решения. Научная экспертиза включает в себя как анализ и оценку юридических качеств законопроекта (правовая экспертиза), так и профессионально-специализированную экспертизу по профилю законопроекта (экономическую, финансовую, техническую, экологическую, социальную и др.) [18]. Главной целью проведения предварительной научной экспертизы законопроекта (как и любого нормативно-правового акта – уточнение наше) является полнота исследования проблемы, предлагаемых вариантов ее разрешения и, как следствие, исключение возможности ошибки, связанной с недоучетом каких-либо особенностей существующей проблемной ситуации или последствия принятия предлагаемого законопроекта [19].

При проведении научной экспертизы законопроектов, подготовленных с учетом результатов их всенародного обсуждения, в обязанность эксперта входит дача заключения о том, насколько полно и правильно отражены в законопроекте общезначимые итоги его всенародного осуждения [20]. Как показывает практика законодательной деятельности, значительная часть подготовительных по каждому акту работ сопряжена с тем, чтобы законопроект вписался в правовую систему, был по всем пунктам согласован с ней не только внешне (по отсылкам, реквизитам, технико-юридическому оформлению и т.д.), но главным образом – по содержания, фактическому и правовому [21].

Кроме того, данный процесс имеет двуединый характер, взаимную обусловленность и зависимость научных разработок и правотворческого процесса. «Одна из задач научных исследований правоведов, – считают В.Н. Кудрявцев и О.А. Гаврилов, – состоит в раскрытии закономерностей законотворчества как сложного социального процесса, предполагающего адекватное отражение в правовых нормах актуальных и перспективных потребностей общества» [22].

Процесс правотворчества в условиях выявленной коллизионности – сложная трудоемкая работа, требующая тщательной предварительной научной экспертизы проекта нормативно-правового акта и предварительного анализа коллидирующих нормативных положений. В этой связи отсутствие нормативно закрепленного правила об обязательной научной экспертизе представляется существенным пробелом действующего законодательства.

На наш взгляд, несоблюдение принципа научной обоснованности, является наиболее существенной причиной появления коллизий между нормативно-правовыми актами. В целях предотвращения коллизий необходимо, в первую очередь, законодательно закрепить необходимость обязательной предварительной научной экспертизы и процедуру ее проведения. Следует также согласиться с мнением О.И. Красновой, предлагающей при проведении научной экспертизы законопроектов руководствоваться типовой структурой экспертного заключения и типовыми (общими) экспертными вопросами [23] с одним уточнением. Этот перечень вопросов должен состоять из двух частей: обязательной и свободной. Обязательная часть должна включать утвержденный перечень вопросов, свободная – дополнительные вопросы, возникшие у разработчиков проекта нормативно-правового акта. Только в случае реализации указанных мероприятий возможно, на наш взгляд, существенное уменьшение числа коллизий между нормативно-правовыми актами, повышение качества нормативно-правовых актов, направленных на регулирования сходных общественных отношений, их согласованности.

5) Связь с правоприменительной практикой. Главные требования этого принципа сводятся к тому, что законопроект готовится не просто сам по себе, произвольно, а при тщательном анализе социально-экономической ситуации в стране, политической обстановки, потребностей правового регулирования тех или иных сторон общественной жизни, целесообразности подобного регламентирования и т.д. [24]. Правотворческая практика является наиболее эффективной в процессе выявления пробелов и несовершенств законодательства, коллизий между нормативно-правовыми актами. Правотворческая деятельность должна учитывать выводы, полученные в процессе правоприменения, анализировать судебную практику на предмет выявленных юридических коллизий.

6) Следует согласиться с мнением тех ученых, которые выделяют принцип планирования [25]. Сущность данного принципа заключается в том, что планирование правотворческой деятельности правотворческими органами должно соответствовать планам социального и экономического развития страны. Только привязка к государственному планированию, государственной политики в различных сферах общественной жизни позволит нормативную базу создавать своевременно, в соответствии с социально-экономическими потребностями развития общества, в связи с этим позволит повысить эффективность правового регулирования.

7) Оперативности. Объективные потребности общественного развития требуют оперативного обеспечения общественных отношений соответствующей нормативно-правовой базой, что в свою очередь обеспечивает стабильность и последовательность в их развитии.

В содержании правотворчества существенную роль играет правотворческая (юридическая) техника. Под правотворческой техникой обычно понимают совокупность (систему) средств, приемов, правил и методик, используемых при подготовке, издании и опубликовании нормативных актов [26]. Эти средства могут быть разделены на общесоциальные, специально-юридические и технические. К общесоциальным относят язык (отечественный и иностранный), выражающие его знаки и языковые единицы (слова, словосочетания, предложения, графические конструкции и т.п.), общеупотребительные термины, а также понятия, научные категории законы, социальные нормы и т.д. [27].

Специально-юридические средства – это юридические понятия, термины, конструкции, нормативно-правовые предписания, категории и научные законы, выработанные в процессе развития правотворческой практики и юриспруденции [28]. Технические средства правотворческой деятельности представляют собой собственно технические устройства, позволяющие накапливать и хранить правовую информацию, обнародовать и т.д. Использование данных средств направлено на достижение конкретного результата – устранение юридической коллизии.

Систематизация и анализ нормативного материала, формулировка проблемы, подготовка текста проекта нормативно-правового акта должно осуществляться в строгом соответствии с правилами юридической техники. При этом одни и те же средства могут быть использованы по-разному, различными способами, которые и представляют собой «конкретные пути достижения наличных целей и результатов с помощью конкретных средств и при наличии соответствующих условий и предпосылок правотворческой практики» [29]. Совокупность родственных способов, научно разработанные основы организации и планирования правотворческой деятельности, развития и совершенствования законодательства представляют собой правотворческую тактику – искусство правильно и грамотно управлять участниками правотворческой деятельности, оптимально организовывать их действия, наиболее целесообразно использовать имеющиеся средства для вынесения эффективного правотворческого решения и достижения поставленных целей. Когда же речь идет о достижении главных, наиболее существенных, окончательных задач и целей правотворчества, то в данном случае имеется ввиду правотворческая стратегия [30].

Правотворческая техника, тактика и стратегия составляют важную часть правотворческой технологии, исследование и применение которой в настоящее время имеет важное теоретическое и практическое значение [31]. «Научно обоснованный и правильно организованный правотворческий процесс, – отмечает А.С. Пиголкин, создает предпосылки для выработки наиболее совершенных по содержанию и форме правовых предписаний, соответствующих назревшим потребностям развития общества» [32].

Исходя из сказанного, представляется принципиальным выделение в качестве руководящего принципа правотворчества принцип использования юридической технологии. Результатом грамотного, последовательного использования средств и методов правотворческой технологии является принятие нормативно-правового акта, изменение либо отмена действующего нормативно-правового акта, принятие коллизионных норм и закрепление решения в соответствующем нормативно-правовом акте.

Приведенная нами классификация принципов правотворчества не претендует на всеобъемлющую полноту, однако отражает, на наш взгляд, наиболее основные, фундаментальные начала правотворческого процесса, неукоснительное соблюдение которых позволит если не избежать, то существенно уменьшить возможность возникновения коллизий нормативно-правовых актов либо устранить ранее выявленные. Вместе с тем, мы согласны с мнением В.Н. Карташова, согласно которому существуют и другие основополагающие начала (свойственные любым видам юридической практики – уточнение наше) (общепризнанные, общеотраслевые, отраслевые, межотраслевые и т.п.), которым должен соответствовать любой тип, вид и подвид правотворчества [33].

Как и любой юридической деятельности, правотворческому процессу присущи определенные стадии. В отечественной науке выделяют разнообразные стадии правотворчества [34]. Основанием использования такого способа разрешения юридической коллизии как правотворчество является выявление юридической коллизии, а именно совершение определенных значимых действий, направленных на установление наличия юридической коллизии:

- предварительная работа по изучению особенностей правового регулирования и действующего законодательства, регулирующего соответствующие общественные отношения;

- констатация наличия правовой коллизии между нормативно-правовыми актами либо внутри нормативно-правового акта;

- изучение оснований и причин возникновения юридической коллизии (низкий уровень юридической техники коллидирующих норм и нормативно-правовых актов в целом, коллизия вследствие особенностей регионального законодательства вследствие местной специфики и т.п.);

- изучение общественного мнения, особенностей функционирования тех или иных общественных отношений, методов, способов правового регулирования сходных общественных отношений в зарубежных странах и т.п.;

- рассмотрение возможности разрешения проблемной ситуации посредством использования коллизионных норм;

Мы считаем необходимым в рамках механизма разрешения юридических коллизий выделить следующие стадии правотворчества и их особенности:

1. Принятие решения компетентным органом о необходимости устранения юридической коллизии посредством подготовки нового нормативно-правового акта, изменения или отмены действующего нормативно-правового акта, издания коллизионных норм и закрепление решения в соответствующем нормативно-правовом акте. Содержание названной стадии, на наш взгляд, составляют следующая деятельность:

- вынесение решения о необходимости изменения или отмены действующего нормативно-правового акта, подготовки нового нормативно-правового акта;

- подготовка первоначального текста нормативно-правового акта в соответствии с требованиями юридической техники, изменений, дополнений действующего нормативно-правового акта, принятие решения о необходимости отмены действующего нормативно-правового акта;

- изучение и обсуждение проекта нормативно-правового акта, изменений и дополнений в действующий нормативно-правовой акт, научная экспертиза текста нормативно-правового акта.

2. Правотворческая инициатива. Содержание данной стадии состоит во внесении в правотворческий орган проекта нормативно-правового акта, проекта изменений и дополнений в нормативно-правовой акт.

3. Обсуждение нормативно-правового акта, в том числе с привлечением общественности, принятие решения по проекту.

4. Официальное обнародование текста нормативно-правового акта.

Неоднократно в отечественной правовой науке поднимался вопрос о создании «закона о законах» [35]. Ученые отмечают, что практика показывает, что доктринальные разработки, например, концепций развития российского законодательства явно недостаточно [36]. Это не снимает проблемы законодательного урегулирования вопросов, связанных с определением предметной направленности нормативно-правового акта, правилами подготовки и оформления проекта (в том числе обязательного закрепления правил юридической техники), видовой соотносимостью законов, подзаконных актов и их типологией, экспертной оценкой подготовленных проектов нормативно-правовых актов. Мы также считаем необходимым принятие названного закона, но и в целях предотвращения юридических коллизий. Издание качественных, выверенных на соответствие с действующим законодательством нормативно-правовых актов позволит существенно снизить возможность возникновения юридической коллизии и включения в действие механизма разрешения юридических коллизий.

В рамках рассмотренных способа и процедур механизма разрешения юридических коллизий, следует обозначить и еще одну проблему, решение которой самым непосредственным образом влияет на эффективность и результативность устранения юридических коллизий путем правотворчества. Суть данной проблемы состоит в особенностях развития российского законодательства в соответствии с целями и задачами современной государственной политики. Такая тенденция развития законодательства как его интенсификация, способствующая юридически правильному, всестороннему урегулированию общественных отношений, своевременное вовлечение в сферу правового регулирования новых объектов, значение которой состоит в своевременном создании нормативно-правового акта, его полновесное использование, зачастую приводит к возникновению противоречий различных актов. Если процедуры принятия законов подвержены правовому урегулированию, определенной проверке на стадии обсуждения законопроекта, то ведомственное нормотворчество в своем содержательном аспекте находится вне поля зрения законодателя, что и является, зачастую, причиной возникновения многочисленных юридических коллизий. В свете сказанного представляется целесообразным в рамках рассматриваемой проблемы исследовать вопросы специализации и унификации российского нормативно-правового материала.

Являясь парными категориями, специализация и унификация тесно взаимосвязаны. Данное обстоятельство в настоящее время мало учитывается государственной законотворческой политикой. Именно баланс данных явлений, обусловленный диалектическими противоречиями общественно-правовой жизни, определяет качественное состояние и эффективность механизма правового регулирования в целом и механизма разрешения юридических коллизий в частности. Смещение приоритетов в отношении процессов специализации и унификации нарушает последовательное и направленное развитие правовой системы России.

Предметная специализация, учитывая социально-экономические изменения, позволяет концентрировать, генерировать нормативный материал в зависимости от конкретной области регулируемых общественных отношений и регулятивной направленности. Так в системе российского законодательства, наряду с устоявшимися отраслями, развивается ряд достаточно новых отраслей: налоговое законодательство, информационное, законодательство об исполнительном производстве и другие. Стадия становления новых отраслей характеризуется противоречивыми процессами выработки нормативного материала, вследствие этого пробельностью правовой базы, детерминированной интенсивным развитием социально-экономических отношений и процессами интенсификации законодательства.

Данное состояние на определенном этапе развития с учетом субъективных факторов, активного ведомственного нормотворчества, разрозненности норм отраслевого и функционального характера, регулярно пополняющихся новым Содержанием, сопровождается смещением акцентов в правотворческом процессе, созданием дисбаланса между целесообразностью правового регулирования и общими правовыми началами регулирования конкретной области общественных отношений, единой направленностью, целостностью законодательства. В связи с эти проявляется несоответствие правового предписания и единых норм-дефиниций, норм-деклараций, норм-принципов, общих дозволений и запретов и т.п. Не удивительно, что без учета общих тенденций развития отраслевого законодательства, в правоприменительной практике начинает проявляться наличие юридических коллизий, обусловленных как недостаточной четкостью нормативных формулировок, так и прямыми противоречиями между законами, законами и ведомственными актами нормативного характера. Сказанное подтверждается материалами судебной практики, выраженными в «обобщениях», «информационных письмах» и т.п.

При всей положительной результативности специализации законодательства, отражающей динамизм правового регулирования общественных отношений, учитывающей их разнообразие и специфичность, реальность наглядно говорит о смещении акцентов в равновесии специализации и унификации, что имеет большое значение в процессах укрепления системности нормативно-правовых актов в масштабе Российской Федерации.

Нарушение гармонического единства противоположностей специализации и унификации приводит к формированию настолько специфического характера законодательного упорядочения определенных групп общественных отношений (путем дифференциации, конкретизации и детализации процесса специализации), что в ряде случаев нарушается единый унифицированный подход к общим целям и задачам правового регулирования общественных отношений, разнообразию нормативного материала различных отраслей законодательства, не учитывающего межотраслевую и межинституциональную связь законодательного упорядочения, что грозит согласованности и гармоничности всей правовой системы по основным вопросам социального, экономического, политического и правового развития, в конечном счете нарушению принципа единства правового пространства на всей территории Российской Федерации, единых правовых основ функционирования всего государственного механизма.

Сложный процесс унификации законодательства основывается на механизме правового регулирования и механизме разрешения юридических коллизий как его составном элементе. Преодоление и устранение юридических коллизий основано на грамотной, последовательной технико-юридической обработке существующих нормативных предписаний, выработке оптимальных путей типового урегулирования, моделей правовой регламентации. Следует согласиться с мнением О.Н. Садикова, согласно которому эффективность указанного подхода усматривается в том, что унификация: во-первых, создает ряд выгод законодательного характера, например, уменьшает объем нормативного материала, а во-вторых, облегчает применение правовых предписаний на практике и устраняет неоправданные случаи специализации [37]. К сказанному добавим, что унификация существенно уменьшает возможность появления юридических коллизий и устраняет существующие, так как «неупорядочение правотворчества, – справедливо отмечает И.Н. Сенякин, – создает благоприятные условия для появления разрозненных, малоэффективных, зачастую противоречащих друг другу предписаний, усложняющих процесс правоприменения» [38].

Одной из самых трудноразрешимых задач остается унификация нормативного материала министерств и ведомств как «одной из самых много численных и наименее организованных частей иерархической структуры законодательства» [39]. Сложность состоит не столько в их технико-юридической обработке, сколько в переработке по существу, выработке универсальных правоположений.

Таким образом, исследование правотворчества в качестве одного из способов разрешения юридических коллизий позволяет сделать нам следующие выводы:

1) Применительно к рассматриваемой проблеме, правотворчество представляет собой законодательный способ устранения юридической коллизии посредством отмены одной (или нескольких) коллидирующих норм (нормативных актов); создания новой нормы права (нормативного акта) и признание коллидирующих утратившими юридическую силу; внесения изменений в действующую правовую норму (нормативный акт); издания коллизионных норм.

2) Использование правовых средств устранения юридической коллизии в рамках механизма разрешения юридических коллизий посредством правотворчества, возможно только в отношении выявленной юридической коллизии.

3) Эффективность механизма разрешения юридической коллизии посредством правотворчества находится в прямой зависимости от соблюдения принципов правотворческой деятельности, к которым следует отнести законность и легитимность процедуры, демократизм, гуманизм, научность, использование юридической технологии, связь с правоприменительной практикой, планирования, оперативности.

4) Разрешению юридической коллизии посредством правотворчества свойственен определенный порядок, являющийся наиболее универсальным и оптимальным, содержащим программу юридической деятельности и имеющим стадийный характер. Этот порядок должен иметь нормативно закрепленное процедурное содержание, обеспечивающее эффективность, правомерность и результативность правотворчества в механизме разрешения юридических коллизий.

5) В системе нормативно-правовых актов РФ отсутствует нормативно-правовой акт, предусматривающий процедуры реализации принципа демократизма правотворчества, научности и использования юридической технологии, в связи с чем необходимо принятие федерального закона «О порядке принятия нормативно-правовых актов в Российской Федерации», закрепляющего обязательную научную экспертизу законопроектов и правила юридической технологии, а также включающий главу о порядке общественного обсуждения проектов федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативно-правовых актов.

6) Особенности развития российского законодательства в соответствии с целями и задачами современной государственной политики, проявляющейся в интенсификации законодательства, вовлечении в сферу правового регулирования новых объектов, характеризуется смещением приоритетов в отношении процессов специализации и унификации. Стадия становления новых отраслей права характеризуется противоречивыми процессами выработки нормативного материала, вследствие этого пробельностью правовой базы, культивированием юридических коллизий, в связи с чем, в настоящий период, представляется необходимым активизировать процессы унификации нормативно-правовых предписаний посредствам их систематизации, основная направленность которой в рамках исследуемой проблемы определяется возможностью выявления, преодоления или устранения юридической коллизии, что в свою очередь, зависит от избранного более оптимального и эффективного способа систематизационной деятельности.



[1] Сенякин И.Н. Правотворчество и законодательство / Теория государства и права: Курс лекций. М.: Юристъ, 2001. С. 412.

[2] Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т.1. Ярославль, 2005. С. 242.

[3] Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2001. С. 320.

[4] Научные основы советского правотворчества. М., 1981. С. 7.

[5] Там же. С. 17.

[6] Теория государства и права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 2003. С. 276-277.

[7] Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2001. С. 320; Васильев А.В. Теория права и государства. М., 2003. С. 157.

[8] См.: Правотворчество в СССР / Под ред. А.В. Мицкевича. М., 1978; Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. М., 1996; Законодательный процесс / Под ред. Р.Ф. Васильева. М., 2000.

[9] См.: Законотворчество - больше порядка и согласованности // Российская юстиция. 1996. № 8; Казьмин И.Ф., Поленина С.В. Закон о законах: проблемы издания и содержания //Советское государство и право. 1989. №12.

[10] См.: Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. С. 320-351.

[11] См.: Венгеров А.Б. теория государства и права. М., 2000. С. 415.

[12] Там же. С. 416.

[13] См.: теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 1999. С. 321-323; Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 122.

[14] См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под. ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2001. С. 413-414.

[15] См.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 215-216.

[16] См.: Краснова О.И. К вопросу о некоторых принципах федерального законодательного процесса России / Государство и право. 2005. №12. С. 97-100.

[17] Пеньков Е.М. Социальные нормы: управление, воспитание, поведение. М., 1990. С. 123.

[18] Краснова О.И. К вопросу о некоторых принципах федерального законодательного процесса России //Государство и право. 2005. № 12. С. 99.

[19] См.: Акофф Р. Искусство принятия решений. М., 1982; Планкет Л., Хейл Г. Выработка и принятие управленческих решений: опережающее управление. М., 1984; Питерс В.Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления / Под ред. С.Б. Крымского, Киев, 1990.

[20] См.: Бошно С.В. Правотворчество: путь от источника к форме права. Лекции. М., 2002. С. 51.

[21] См.: Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. С. 123.

[22] Кудрявцев В.Н., Гаврилов О.А. Социальные деформации. М., 1992. С. 13.

[23] Краснова О.И. К вопросу о некоторых принципах федерального законодательного процесса России //Государство и право. 2005. № 12. С. 100.

[24] Сенякин И.Н. Правотворчество и законодательство / Теория государства и права: курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2001. С. 414.

[25] Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Ярославль, 2005. С. 265; Погодина И.В. Проблемы планирования в российской юридической практике: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004 и др.

[26] Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 123; Нашиц А.А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974; Власенко Н.А. Основы законодательной техники. Практическое руководство. Иркутск, 1995. С. 5.

[27] Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 1. Ярославль, 2005. С. 251.

[28] Там же. С. 251.

[29] Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т.1. Ярославль, 2005. С. 251.

[30] Там же.

[31] См.: Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сборник статей: В 2-х т. / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2001. Т. 1. С. 2431; Власенко Н.А. Законодательная технология (Теория. Опыт. Правила): Уч. пособие. – Иркутск, 2001.

[32] Юридическая процессуальная форма: теория и практика / Под ред. П.Е. Недбайло, В.М. Горшенева. М., 1976. С. 84-85.

[33] Караташов В.Н. Теория правовой системы общества. Т. 1. Ярославль, 2005. С. 267.

[34] См.: Общая теория права / Под ред А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 223-231; Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 123; Правотворчество в СССР / Под ред. А.В. Мицкевича. М, 1974. С. 149-228 и др.

[35] См.: Казьмин И.Ф., Поленина С.В. «Закон о законах»: проблемы издания и содержания // Советское государство и прав. 1989. № 12. С. 309; Пиголкин А.С., Казьмин И.Ф., Рахма- нина Т.Н. Инициативный проект закона «О нормативно-правовых актах Российской Федерации» //Государство и право. 1992. № 7. С. 76-86; Поленина С.В., Лазарев Б.М., Лившиц Р.З., Козлов А.Е., Глушко Е.К. Инициативный проект закона о законах и иных нормативно-правовых актов РФ // Государство и право. 1995. № 3. С. 57-68; Юртаева А.Е. Закон о нормативных правовых актах и практика российского правотворчества // Журнал Российского права. 2006. № 3. С. 12-22 и др.

[36] См.: Концепция развития российского законодательства / Под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Тихомирова, Ю.П. Орловского. М., 2004.

[37] Садиков О.Н. Дифференциация и унификация гражданского законодательства // Советское государство и право. 1969. № 12. С. 38.

[38] Сенякин И.Н. Правотворчество и законодательство / Теория государства и права: Курс лекция / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М.: Юристь, 2001. С. 436.

[39] Поленина С.В., Сильченко Н.В. Научные основы типологии нормативно-правовых актов в СССР. М., 1987. С. 32.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Состав и структура нормативно-правовой базы законодательного процесса
Государственно-правовая характеристика теократии
Основные формы, методы и пути реализации правовосстановительной функции органами внутренних дел
Конфликтология универсальных прав
Развитие принципа состязательности, формы его закрепления и проблемы реализации в юридической практике
Вернуться к списку публикаций