2014-05-28 11:33:51
ГлавнаяТеория государства и права — Виды функций юридических фактов



Виды функций юридических фактов


Специальные функции юридических фактов

Специальные функции юридических фактов связаны с включением их в качестве элементов в фактические составы. Последние, как известно, представляют собой систему юридических фактов. Поэтому «юридические факты выполняют определенные функции не только по отношению к «большой» системе - правоотношению, но и по отношению к «малой» - фактическому составу» [1].

В фактическом составе юридический факт в.состоянии выполнять правопорождающую функцию, которая заключается в том, что юридический факт влечет за собой наступление правовых последствий фактического состава в целом или же промежуточных правовых последствий.

Однако юридический факт может выполнять и совершенно противоположную функцию - правопрепятствующую, когда его наличие играет тормозящую роль в развитии фактического состава и наступления правовых последствий [2].

К другим функциям, которые могут выполнять юридические факты в составе, относятся правоуничтожающая и правовосстанавливающая. Правоуничтожающая функция состоит в том, что юридический факт может аннулировать юридическое значение других фактических обстоятельств. Правовосстанавливающая функция является прямо противоположной правовоуничтожающей [3].

Е.М. Ворожейкин в своей работе подчеркивал, что правовосстанавливающее действие юридических фактов нередко сочетается с прекращением правовых отношений [4].

В.Б. Исаков все элементы фактического состава подразделяет на виды по следующим двум основаниям: «по способу связи факта с явлением материального мира (форме факта) - на позитивные и негативные; по функции факта в фактическом составе - на правопорождающие и правопрепятствующие» [5].

Позитивный юридический факт наблюдается тогда, когда правовые последствия связаны с наличием некоторого явления. В тех же случаях, когда правовое последствие связано с отсутствием явления, такой юридический факт играет негативную роль.

В основе деления юридических фактов на правопорождающие и правопрепятствующие лежит иной критерий - функция факта в составе. Правопорождающими фактами являются такие обстоятельства, которые необходимы для наступления правовых последствий. Правопрепятствующие факты, наоборот, всячески тормозят развитие фактического состава, препятствуют наступлению правовых последствий [6]. В.А. Рясенцев в своей работе отмечает: «Некоторым обстоятельствам закон придал правопрепятствующее значение. При их наличии правоотношение вообще не может возникнуть, а если и возникает, то на ограниченный срок, либо до известного момента нельзя осуществить имеющееся право» [7]. Как видим, элементы фактического состава могут как порождать, так и препятствовать наступлению правовых последствий.

В.Б. Исаков, в отличие от некоторых других исследователей, справедливо утверждает, что следует различать классификацию фактов на позитивные и негативные и их деление на правопорождающие и правопрепятствующие [8], в то время как Ю.А. Вольдман считает, что «правопрепятствующие факты и отрицательные юридические факты - это одно и то же...» [9].

В научной литературе также имеет место мнение, что правопрепятствующие элементы состава не являются юридическими фактами. Некоторые исследователи в своих трудах открыто задавали вопрос можно ли отнести к числу юридических фактов обстоятельства, которые не влекут правовых последствий [10]. Безусловно, обстоятельства, которые не влекут правовых последствий нельзя считать юридическими фактами. «Однако, - как подчеркивает В.Б. Исаков, - препятствовать наступлению правовых последствий и не влечь их - это не совсем одно и то же. С наличием (или отсутствием) правопрепятствующего обстоятельства связаны определенные правовые последствия; никаких последствий не влечет существование постороннего факта» [11].

Заметим, что грань между правопорождающими и правопрепятствующими фактами обозначена не совсем четко, то есть не является абсолютной. Если правопрепятствующий факт отсутствует, то он играет правопорождающую роль; если же нет правопорождающего факта, то это наоборот, препятствует реализации правовых последствий [12]. На это важнейшее свойство юридических фактов обратил свое внимание и О.А. Красавчиков. В своем заключительном выводе он отмечал, что «в каждом отдельном случае правопрепятствующий факт является либо правообразующим, либо правоизменяющим, либо правопрекращающим, что позволяет сделать вывод об отсутствии у так называемых правопрепятствующих фактов «црава на самостоятельное существование» в материальном праве» [13]. Однако, его с этим выводом многие исследователи не согласились.

Так, В.Б. Исаков считает, что рассматривать правопорождающие и правопрепятствующие факты в одной плоскости с фактами (и составами) правообразующими, правоизменяющими, правопрекращающими не следует. Это объясняется прежде всего тем, что в основе данных классификаций лежат совсем разные критерии. Деление фактов на правопорождающие и правопрепятствующие осуществляется на основании их функции внутри фактического состава. Деление фактов и составов на правообразующие, правоизменяющие, правопрекращающие находится в зависимости от правовых последствий, которые они порождают как целое. Таким образом, ни одна из классификаций не в состоянии не заменить и не подменить другую. Как видим, правопрепятствующие элементы состава, как и правопорождающие, являются юридическими фактами [14].

Заметим, что функция и форма факта изменчивы и не поддаются однозначной характеристике. Так, ученые-правоведы указывают, что разграничение негативных и позитивных фактов не является абсолютным, а «негативный признак в принципе всегда может быть заменен позитивным дополнением к нему» [15]. Вместе с тем функции юридического факта в составе также непостоянны: если наличие юридического факта является правопорождающим обстоятельством, то его отсутствие - правопрепятствующим. Отсюда исходит вывод о том, что функция и форма факта изменчивы и не поддаются однозначной характеристике [16].

Вышеуказанный взаимопереход негативных фактов в позитивные, правопорождающих в правопрепятствующие не означает, что форму и функцию факта можно произвольно изменить. Всякому юридическому факту в составе присуща одна основная форма и одна основная функция, которые обусловлены объективными причинами: материальной природой самого факта и структурой правового регулирования общественных отношений. Исключительные обстоятельства (например, психическая болезнь) обычно излагаются в негативной форме и имеют в своем составе правопрепятствующее значение. Другая же форма и функция такого факта не соответствовала бы его месту в правовом регулировании. Следовательно, «всякий юридический факт имеет основную форму и основную функцию, находящуюся как бы на «переднем плане» [17].

Вместе с тем у всякого юридического факта есть вторичная, дополнительная форма и функция. Так, позитивному правопрепятствующему факту соответствуют дополнительная негативная форма и дополнительная правопорождающая функция. Дополнительные форма и функция расположены как бы на «втором плане». Они четко обозначаются в тех случаях, когда не реализуются основные форма и функция факта [18].

Связь формы факта с функцией в его составе хорошо прослеживается. Она состоит в том, что при изменении формы на дополнительную, как правило, изменяется и функция факта. В тех случаях, когда по технико-юридическим причинам приходится изменять основную форму факта (негативный факт излагать как позитивный, или наоборот), следует корректировать и функцию этого факта [19].

Рассматривая функции юридических фактов, по мнению автора данного исследования, нельзя обойти вниманием научные взгляды В.В. Яркова, которые он отразил в своей докторской диссертации, посвященной изучению юридических фактов в механизме реализации норм гражданского процессуального права [20]. Так, с его точки зрения, классификация функций юридических фактов, предложенная В.Б. Исаковым, обладает определенным смыслом, но «вряд ли есть необходимость в подобном их подразделении. Значение каждой группы юридических фактов равнозначно и имеет своим основанием характеристику их назначения в правоприменении...» [21].

В.В. Ярков указывает на отсутствие полной ясности критерия выделения специальных функций юридических фактов, который связан, по рассуждениям В.Б. Исакова, с включением юридических фактов в качестве элементов в фактические составы [22]. По мнению В.В. Яркова, «основные и специальные функции юридических фактов в ряде случаев равнозначны. Большинство процессуальных юридических фактов выполняют свои функции как сами по себе, так и в фактическом составе. Поэтому разграничение функций юридических фактов на основные и специальные достаточно условно» [23].

В.В. Ярков не согласен с традиционным подходом, при котором наступление процессуальных юридических фактов связывается только с тремя формами правовых последствий: возникновение, изменение и прекращение правоотношений [24]. Он отмечает, что при данном подходе остается неясным юридическое значение таких процессуальных действий, как приостановление производства по делу, отложение разбирательства дела и т.п. Обязательно нужно учитывать все многообразие последствий, которые обусловлены наступлением юридических фактов [25].

В.В. Ярков по правовым последствиям делит функции процессуальных юридических фактов на правопрепятственную, правообразующую, правоизменяющую, приостанавливающую, правообеспечительную, функцию прекращения и правовосстанавливающую [26].

Так, правопрепятственную функцию он характеризует как целую группу процессуальных юридических фактов, которые либо не дают возникнуть процессуальному отношению, либо тормозят его развитие [27].

Правообразующая - это функция, вызывающая возникновение субъективных процессуальных прав и процессуальных отношений. Например, подача искового заявления возбуждает исковое производство, обращение с кассационной жалобой - кассационное производство и соответствующие процессуальные отношения. С помощью правообразующих юридических фактов обеспечивается реализация права на обращение в суд за судебной защитой, права на кассационное обжалование судебного решения и др. «Возникновение процессуального отношения, - отмечает В.В. Ярков, - обеспечивается юридическими фактами - действиями, носящими, как правило, характер правомочия на одностороннее волеизъявление» [28].

По мнению В.В. Яркова, в качестве правоизменяющих юридических фактов выступают разного рода обстоятельства. Во-первых, изменения в субъектном составе (например, в деле появляется третье лицо, которое выдвигает самостоятельные требования на предмет спора, или же происходит замена ненадлежащей стороны на надлежащую). В.В. Ярков не считает совершенно точным утверждение В.Б. Исакова о том, что замена субъектов приводит всегда к изменению правоотношения [29]. По этому поводу он пишет, что «замена субъекта в порядке правопреемства не изменяет правоотношения. Здесь продолжается развитие и функционирование прежнего процессуального отношения, которое на период вступления правопреемника приостанавливается» [30].

Во-вторых, в роли правоизменяющих юридических фактов выступают такие обстоятельства, как изменения в содержании процессуальных прав и обязанностей сторон при осуществлении ими некоторых распорядительных действий (например, изменение основания или предмета иска) [31].

В отношении влияния изменения объекта процессуального отношения на его динамику В.В. Ярков справедливо указывает, что решение данного вопроса зависит прежде всего от понятия объекта, которое относится к числу дискуссионных. Он разделяет точку зрения ряда ученых, считающих, что в качестве объекта отдельного процессуального отношения выступает поведение как суда, так и любого иного участника процесса [32].

По мнению В.В. Яркова, изменение объекта само по себе не в состоянии оказывать влияние на динамику единого процессуального отношения, возникшего по делу. Это связано со значением процессуальных действий суда и участников судопроизводства. Через них происходит в конечном счете воздействие на динамику процессуального отношения. В.В. Ярков утверждает: «Как бы не изменялся объект процессуального отношения, до тех пор, пока его изменение не будет опосредовано совершением процессуального действия, непосредственный правопорождающий эффект не наступит. Поэтому изменение объекта влечет за собой изменение другого элемента единого процессуального отношения - его содержания, которое и оказывает в конечном счете влияние на динамику гражданского процесса. Возможно и обратное влияние изменения содержания правоотношения на изменение его объекта вследствие распорядительных действий сторон» [33].

В.В. Ярков пришел к заключению о том, что изменение объекта, которое бы не затрагивало изменения содержания правоотношения и оказывало самостоятельное влияние на динамику правовой связи, невозможно. Исключение составляют те случаи, когда в результате судебной деятельности будет установлено, что сам объект судебной защиты отсутствует, вследствие чего заинтересованное лицо получит отказ в удовлетворении заявленного требования [34].

На основании вышеизложенного становится очевидным, что «предложенный В.Б. Исаковым критерий изменения правоотношения, связанный в том числе и с изменением его объекта, не является универсальным» [35].

Функцию приостановления процессуального отношения В.В. Ярков характеризует как прерывание юридическими фактами хода судопроизводства на определенный период [36].

Выполняя правообеспечительную функцию, юридические факты обеспечивают нормальный ход судопроизводства, потому что «гражданский процесс представляет собой непрерывное чередование процессуальных действий - юридических фактов» [37]. Так, правообеспечительные функции совершаются юридическими фактами в стадии судебного разбирательства.

Функцию прекращения процессуального отношения выполняет немало процессуальных юридических фактов: судебное решение как акт применения норм материального и процессуального права, пресекательные определения судов, акты судов кассационной и надзорной инстанции. «Прекращает по сути дела процессуальное отношение определение суда о замене ненадлежащей стороны надлежащей» [38].

Выражение правовосстанавливающей функции заключается в том, что юридические факты восстанавливают значение других фактических обстоятельств (например, судебное определение о восстановлении пропущенного процессуального срока) [39].

Все вышеуказанные функции процессуальных юридических фактов находятся в тесной связи.

Итак к специальным функциям юридических фактов относятся: правопорождающая (факты могут вызывать наступление правовых последствий), правопрепятствующая, когда наличие некоторых юридических фактов тормозит наступление последствий, правоуничтожающая (то есть аннулирование юридического значения обстоятельств) и правовосстанавливающая, например возможность восстановления родительских прав при изменении поведения, образа жизни и (или) отношения к воспитанию ребенка.

Необходимо различать классификацию фактов на позитивные и негативные и деление их на правопорождающие и правопрепятствующие. Первое деление основано на способе связи факта с явлением действительности. Если правовые последствия связаны с наличием некоторого явления, то юридический факт будет положительным, позитивным. В случае же отсутствия такового - отрицательным, негативным.

Второе деление юридических фактов раскрывает их функции в фактическом составе. Так, правопорождающие факты представляют собой обстоятельства, необходимые для наступления правовых последствий. Правопрепятствующие факты приводят к противоположному результату - тормозят развитие фактического состава, препятствуют наступлению правовых последствий.

Между правопорождающими й правопрепятствущими фактами не наблюдается абсолютно четкой границы. Отсутствие правопорождающего факта играет правопрепятствующую роль, отсутствие же правопрепятствующего факта - необходимое условие для наступления правовых последствий.

Классификацию фактов на правопорождающие и правопрепятствующие никак нельзя смешивать и с их делением на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие. Это объясняется тем, что данные классификации производятся по совершенно разным критериям. Деление юридических фактов на правопорождающие и правопрепятствующие осуществляется по их функции внутри фактического состава. Факты и составы могут быть правообразующими, правоизменяющими, правопрекращающими в зависимости от порождающих ими правовых последствий.

Для любого юридического факта характерна одна основная форма и одна основная функция в фактическом составе. Последние, как правило, обусловлены: во-первых, материальной природой самого факта и, во-вторых, структурой правового регулирования общественных отношений.

В то лее время всякий юридический факт имеет вторичную, дополнительную форму и функцию, которые заявляют о себе тогда, когда не реализуются основные его форма и функции.

Связь формы факта и функции в его составе налицо - при изменении формы на дополнительную изменятся и, функция факта.

Таким образом, юридические факты выполняют важные функции в механизме правового регулирования. В зависимости от связи с элементами правовой системы четко выделяются три вида функций юридических фактов: основная, дополнительные и специальные.

Автор данного исследования считает, что функции юридических фактов никак нельзя абсолютизировать и изолировать от функций других элементов механизма правового регулирования. В правовом механизме одно и то же действие в состоянии выполнять одновременно совершенно различные функции (например, юридического факта и акта индивидуального регулирования, юридического факта и акта реализации прав или обязанностей).

Практика показывает, что совмещение, даже на первый взгляд, несовместимых функций оказывается вполне возможным. Так, в международном праве юридические факты (договоры) являются одновременно источниками права.

Подробное и всестороннее рассмотрение функций юридических фактов наглядно показывает их активную роль. Безусловно, «широта и разветвленность функциональных связей юридических фактов свидетельствует о том, что они - самостоятельный элемент механизма правового регулирования» [40].

Основная функция юридических фактов заключается в обеспечении возникновения, изменения, прекращения правовых отношений. Значение данной функции определяется только при ее рассмотрении в широком контексте, то есть в связи с функциями других элементов механизма правового регулирования. Юридические нормы являются ведущим элементом правового механизма. Они содержат властную программу или общую модель поведения субъектов. Правоотношение выступает в роли другого элемента механизма правового регулирования, который содержит конкретную модель поведения, программу действий в определенной социально-юридической ситуации. Именно с помощью юридических фактов осуществляется переход от общей модели прав и обязанностей к конкретной. Юридические факты, обеспечивая законность возникновения, изменения, прекращения правоотношений, способствуют стабильному функционированию всей правовой системы Российского государства.

Дополнительные функции юридических фактов состоят: в выполнении гарантий законности; стимулировании воздействия норм права на общественные отношения; ограничении пределов свободного усмотрения; предотвращении и преодолении нарушений норм права. Наличие у юридических фактов «дополнительных обязанностей» явно подчеркивает их самостоятельность в механизме правового регулирования.

Специальные функции юридических фактов связаны с их включением в качестве элементов в фактические составы, поэтому они выполняют определенные функции, направленные как на правоотношение, так и на отношение к фактическому составу. В фактическом составе юридические факты могут осуществлять правопорождающую, правопрепятствующую, правоуничтожающую и правовосстановительную функции.

В отраслевых науках юридические факты имеют и свои специфические функции, вытекающие, главным образом, из роли юридических фактов в правовом воздействии.


Мирошникова Жанна Юрьевна



[1] Исаков В.Б. Проблемы теории юридических фактов. С. 170; Он же. Юридические факты в советском праве. С. 61.

[2] См.: Там же.

[3] См.: Исаков В.Б. Проблемы теории юридических фактов. С. 171; Он же. Юридические факты в советском праве. С. 62.

[4] См.: Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 7274.

[5] Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 68.

[6] См.: Исаков В.Б. Проблемы теории юридических фактов. С. 119.

[7] Рясенцев В.А. Юридические факты в семейном праве СССР // Ленинские идеи и новое законодательство о браке и семье: Тезисы докладов научной конференции, посвященной столетию со дня рождения В.И. Ленина. Саратов, 1969. С. 49.

[8] См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 68-69.

[9] Вольдман Ю.А. Преступление как юридический факт в советском трудовом праве. Омск, 1980. С. 13.

[10] См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 172.

[11] Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 69.

[12] См.: Там же; Исаков В.Б. Проблемы теории юридических фактов. С. 120.

[13] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 90.

[14] См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 69-70.

[15] Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 124.

[16] См.: Исаков В.Б. Указ. соч. С. 70.

[17] Там же.

[18] См.: Там же. С. 70-71.

[19] См.: Там же. С. 71.

[20] См.: Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Екатеринбург, 1992.

[21] Там же. С. 69.

[22] См.: Там же; Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. С. 61.

[23] Ярков В.В. Указ. соч. С. 69.

[24] См.: Там же. С. 70; Ковин В.Ф. Функции советского гражданского процессуального права // Практика применения гражданского процессуального права. С. 25; Щеглов В.Н. Гражданское процессуальное правоотношение: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. С. 19-22.

[25] См.: Ярков В.В. Указ. соч. С. 70.

[26] См.: Там же. С. 70-76.

[27] См.: Там же. С. 70.

[28] Там же. С. 71.

[29] См.: Ярков В.В. Указ. соч. С. 72; Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. С. 66.

[30] Ярков В.В. Указ. соч. С. 72-73.

[31] См.: Там же. С. 73.

[32] См.: Там же; Елисейкин П.Ф. Предмет судебной деятельности в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Л., 1974. С. 8.

[33] Ярков В.В. Указ. соч. С. 74.

[34] См.: Там же.

[35] Там же.

[36] См.: Там же. С. 74-75.

[37] Там же. С. 75.

[38] Ярков В.В. Указ. соч. С. 75.

[39] См.: Там же.

[40] Исаков В.Б. Проблемы теории юридических фактов. С. 172.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Виды теократий
Проблемы реализации института давности в РФ
Разделение властей: конституционное закрепление в Российской Федерации
Дееспособность как стадия (ступень) развития правосубъектной связи
Функции государственного механизма
Вернуться к списку публикаций